ЭСБЕ/Персидско-греческие войны

Персидско-греческие войны
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Патенты на изобретения — Петропавловский. Источник: т. XXIII (1898): Патенты на изобретения — Петропавловский, с. 368—372 ( скан ) • Другие источники: ВЭ : РСКД


Персидско-греческие войны (Τά Μηδικά) — составляют самый блестящий период греческой истории. Персидская монархия (см. Персия) достигла к концу VI столетия высшего своего могущества, подчинив себе почти весь исторический Восток. Первое столкновение персов с греками состоялось еще при Кире, когда он победил Креза и покорил Лидийское царство (546), заключавшее в себе все греческие колонии, за исключением Милета. Падение Креза произвело сильное впечатление на малоазийских греков, к которым он всегда хорошо относился; Кир сразу возбудил их против себя, наложив на них тяжкую дань и принудив их принимать участие в персидских завоеваниях доставкой кораблей для персидского флота. После сильного сопротивления со стороны жителей часть малоазийских городов была разорена персами, часть вынуждена платить дань. Утвердившись в Малой Азии, персы передвинулись и в Европу, захватив Самос, Лемнос, Имброс, Фракийское побережье, наконец — Македонию. Столкновение с Элладой было неизбежно. Во время похода Дария против скифов Мильтиад предложил Гистиею, тирану Милетскому, разрушить мост на Дунае, чтобы отрезать Дарию путь к отступлению; но Гистией отказался, так как его планы совпадали с интересами царя. Дарий наградил Гистиея землей во Фракии, где он заложил новую колонию; но Дарию была указана опасность, которая могла грозить со стороны этой колонии, и Гистией был вызван в Сузу, где содержался в почетном плену. Тирания в Милете перешла к его зятю Аристогору. Потерпев неудачу в предпринятом походе против Наксоса (499) и опасаясь за свою власть, Аристогор с согласия Гистиея подготовил восстание, которое уже давно было задумано греками. Вовлечь в борьбу Спарту ему не удалось; афиняне дали ему 20 кораблей, Эретрия — 5. Союзные войска двинулись на Сарды, взяли город, сожгли его, но должны были вернуться в Ефес, так как приближались персидские подкрепления. Весть о сожжении Сард произвела громадное впечатление: восстали эолийцы, карийцы, киприоты. Персы двинулись на Кипр (497), разбили наголову греков при Саламине, покорили Кипр, Эолию, Клазомены и жестоко расправились с побежденными. Ионийцы собрали флот из 353 кораблей, чтобы защищать Милет. Произошло сражение (494) при острове Ладе; вследствие отсутствия дисциплины и измены самосцев ионийцы потерпели поражение. Милет был разрушен, Кария была подчинена, за ней и остальные острова и города до Фракийского Босфора. Персы и финикияне всюду варварски подавили восстание, снова водворили тиранов и отняли у городов право войны. Границы владений каждого города были размежеваны, земли измерены и налоги распределены по количеству земли. Новый сатрап Сард, Мардоний, изгнал ионийских тиранов и устроил республиканский образ правления. Участие Эретрии и Афин в восстании малоазийских городов послужило для Дария поводом открыть борьбу с европейскими греками. Начались греко-персидские войны. Персидская монархия располагала громаднейшими военными силами; в ее распоряжении был и превосходный флот. Доходы царя были огромные (при Дарии — до 7600 персидских серебряных талантов), финансы монархии находились в цветущем состоянии, торговля и промышленность процветали. На самом деле, однако, обширная монархия скрывала в себе зародыши внутреннего разложения, так как не была стройным целым: могущество ее в значительной степени обусловливалось личностью царя, перед которым все были рабами. Лишь грубая сила удерживала в повиновении многочисленные, ничем между собой не связанные покоренные народы. Войско ужасало лишь своим количеством: качество его было сомнительное, дисциплина слаба. Победа осталась за маленькой Грецией, потому что она стояла несравненно выше персов по нравственному и умственному развитию. Греческое военное искусство несомненно было выше персидского, греки были лучше вооружены, а главное — были воодушевлены патриотизмом. Неудача малоазийского восстания, вызванная отсутствием солидарности между греческими городами, сильно обнадеживала Дария. В 492 г. зять Дария Мардоний двинулся с огромным войском и сильным флотом на Грецию через Фракию и Македонию. Завоевав остров Фазос, его флот поплыл вдоль берега на запад, но был разбит ужасной бурей у мыса Афона: около 300 кораблей и 20000 человек погибло. Сухопутное войско Мардония подверглось нападению фракийского племени бригов и понесло громадные потери. Мардоний удовольствовался покорением Македонии; нападение на Элладу было отложено, но Дарий стал делать новые приготовления. В 491 г. в Элладу были отправлены послы персидского царя с требованием воды и земли в знак покорности. Эти символы подчинения были даны не только большей частью островов, в том числе Эгиной, но и многими городами, например Фивами. В Афинах и Спарте послы были убиты. Уступчивость островов и многих общин материка объясняется не только могуществом Персии, но и борьбой между аристократами и демократами: тираны и аристократы готовы были подчиниться персам, лишь бы только не дать перевеса партии демократической. Национальной независимости греков грозила великая опасность, которая могла быть устранена только образованием крупного союза. В греках пробудилось сознание национального единства. Афиняне обратились к Спарте с требованием наказать изменившие города, признавая этим самым ее главенство над Грецией. В 490 г. Датис и Артаферн, персидские полководцы, во главе сильного флота из 600 кораблей переправились через Эгейское море, опустошили Наксос, высадились в Евбее и стали осаждать Эретрию. В городе происходила партийная борьба; часть граждан была на стороне персов и требовала сдачи города. Несмотря на помощь Афин, Эретрия была взята штурмом и разорена. Под руководством Гиппия персы переправились через Еврипский пролив и высадились на восточном берегу Аттики у городка Марафона. Афиняне отправили послов в Спарту с просьбой о помощи, но спартанцы не явились вовремя, ссылаясь на религиозные соображения: у них происходили в то время религиозные празднества — карнейские игры, — и до полнолуния они не могли выступить в поход. Быть может, спартанцы не пришли из эгоистических соображений. Афины были предоставлены собственным силам, к ним примкнули только платейцы. Несмотря на неравенство сил, победа осталась на стороне афинян (см. Марафон). Персы поплыли вдоль мыса Суния, думая врасплох напасть на Афины, но Мильтиад встретил их близ Фалера с победоносным войском, и они вернулись в Азию. Марафонская битва впервые показала преимущества греческого военного строя перед многочисленной, но нестройной пехотой персов. В то время Афины переживали борьбу партий консервативной (аристократической) и прогрессивной. Первая, опираясь на землевладение, находила, что Афины должны быть государством земледельческим, и главную силу видела в сухопутном войске. Прогрессивная партия, стремившаяся к демократизации Афин и стоявшая за развитие промышленности и торговли, полагала все величие государства в усилении флота. Гениальным руководителем прогрессивной партии был Фемистокл. Он понял, что на суше грекам не справиться в открытом сражении с подавляющей массой персов и что для успеха борьбы необходим флот. Для создания флота требовались громадные средства; нужны были и матросы. Приходилось, следовательно, привлечь и граждан четвертого класса — фетов — к военной службе. Так как они не пользовались политическими правами, то реформа Фемистокла вела к политическому уравнению всех классов, т. е. демократическому устройству Афин. На постройку кораблей Фемистокл убедил граждан употребить доходы с лаврийских серебряных рудников. Благодаря поддержке ареопага Фемистоклу удалось провести закон о флоте, чему способствовало тягостное положение Афин в открывшейся войне с Эгиной, вызванное именно недостаточностью морских сил. Оппозиция в лице Аристида была устранена (482), и началась грандиозная постройка военных гаваней вместо неудобной Фалерской бухты. Через два года Афины сделались первоклассной морской державой. Между тем Дарий, делавший огромные приготовления к войне, умер, и Ксеркс, его сын и преемник, готовился к новому походу на греков с целью подчинить себе всю Элладу. Народное греческое предание в лице Геродота представляет размеры вооружений Ксеркса невероятными (5 млн. 300 тыс.; по Ктезию — 800 тыс.). На самом деле персидское ополчение, в котором участвовало более пятидесяти народов, насчитывало, вероятно, около 100 тысяч, флот состоял из 1207 кораблей. Получив известие о приготовлениях Ксеркса, греки созвали (481 г.) на Коринфском перешейке конгресс, на котором участвовали представители Пелопоннесского союза, Афин, Платеи, Теспии, Кеоса, некоторых евбейских городов. Провозглашен был всеобщий мир, чем закончена была борьба между Афинами и Эгиной. Союзный совет отправил всюду послов, приглашая всех к участию в войне и выставляя на вид ее национальный характер. Посольство имело мало успеха. Ахайя, Аргос, Фивы, Крит, Керкира, тираны Сиракуз и Акраганта уклонились от участия в общем предприятии. Дельфийский оракул давал неотрадные ответы, высказываясь против похода. Афиняне с Фемистоклом во главе явились истинными спасителями Греции в эти минуты; Фемистокл отговорил пелопоннесцев от их намерения ограничиться обороной полуострова и укреплением перешейка. По просьбе фессалийцев было отправлено для защиты Темпейской долины войско, но оно вернулось назад; фессалийцы ввиду их подозрительного поведения были покинуты и покорились персам, предоставив им свою богатую область. Вторая оборонительная линия Эллады шла от Фермопил к Артемизию. К Фермопильскому ущелью было отправлено около 7000 спартанских гоплитов, к которым присоединились отряды беотийцев, локридцев и фокидев. Всем войском командовал спартанский царь Леонид. Греческий флот держался у северного берега Евбеи, у мыса Артемизия, подвигаясь постепенно на юг. Он состоял из 271 корабля (из них 127 афинских). Флотом номинально начальствовал спартанец Эврибиад, на самом деле — Фемистокл. В середине августа 480 г. персы подошли к Фермопилам. Греками овладел страх; пелопоннесцы хотели уйти, но Леонид решил отстаивать вверенный ему пост. Персы были отбиты с фронта, но послали отряд в тыл грекам по тропинке. Леонид и его воины геройски пали. Между тем персидский флот подвергся ужасной буре; погибло, по преданию, около 400 кораблей, но и оставшееся число было втрое больше греческого флота. В битвах при Артемизии греки мужественно сражались: буря снова помогла им, 200 кораблей, посланные персами в обход Евбеи, разбились о скалы. Получив известие о катастрофе при Фермопилах, греки покинули свою позицию и отступили к Сароническому заливу. Фемистокл прикрывал их тыл и во всех удобных местах Эвбейского берега приказал высечь на скалах воззвания к персидским грекам, приглашая их присоединиться к единоплеменникам. Прорвавшись через Фермопилы, персы наводнили весь восток Средней Греции. Беотия, Локриды и Фокида заключили мир с персами. Феспия и Платея были разрушены, жители Аттики бежали. По предложению Фемистокла все способное к оружию население Афин село на корабли; женщины, дети и имущество были вывезены на Пелопоннес, Саламин и Эгину. Пока спартанцы заняты были постройкой укреплений на перешейке, Ксеркс вступил в Афины, перебил гарнизон и сжег укрепления. Флот персов прибыл в Фалер. Дальнейший план Ксеркса — идти к перешейку — мог быть разрушен лишь удачей греков на море. Пелопоннесцы хотели отступить к перешейку; Фемистокл убеждал остаться при Саламине, чтобы сразиться с персами в проливе. Он прибег к хитрости, чтобы создать для греков безвыходное положение и вынудить их к битве: предупредив Ксеркса, будто бы греки хотят уйти, Фемистокл вызвал наступление персов. Произошла знаменитая битва при Саламине (см.), в конце сентября 480 г. Большая часть персидского флота была уничтожена. Мысль о нападении на перешеек была оставлена; флот ушел к Геллеспонту для охранения мостов, а сам Ксеркс отправился в Сарды, оставив в Фессалии Мардония с 300000 войска. Мардоний пытался разъединить союзников, отправлял послов в Афины с блестящими предложениями, но афиняне не слушали его и убеждали спартанцев собирать войска. Пока те медлили, Мардоний вступил в Беотию, оттуда — в Аттику. Афины вторично были взяты и разрушены (май или июнь 479 г.). Снова афиняне отправили послов в Спарту, грозя отпадением Афин, если Спарта не явится на помощь. Войско пелопоннесское начало собираться на перешейке; Мардоний отступил из опустошенной страны на беотийскую равнину и стал между Фивами и Платеей, на берегу Асопа. Греческая армия, числом около 100000 человек, под командой Павсания заняла позицию на предгорьях Киферона, против персов. Силы персов и греков были почти равны по количеству, но у персов была отличная конница; у греков не было конницы, но они представляли из себя непоколебимую стену воинов, готовых умереть за свободу родины. Нападение Мардония встретило отчаянное сопротивление; в битве при Платее (см.) греки одержали полную победу, атаковали персидский лагерь и взяли громадную добычу (479). Мардоний был убит. Греки двинулись к Фивам, чтобы наказать их за союз с персами. Предатели были выданы афинянам и казнены. В тот же день произошло сражение при мысе Микале в Ионии. У острова Самоса стоял персидский флот, у Делоса — греческий под начальством Леотихида, спартанского царя, который вместе с афинянином Ксантиппом поднимал против персов греческие колонии. Ионийцы перешли на сторону греков, и они вместе напали на персов, вытащивших свои корабли на берег, взяли приступом персидские укрепления, сожгли корабли персов и захватили богатую добычу. Самосцы, хиосцы, лесбосцы и другие были приняты в греческий союз. С этого времени могущество афинян быстро растет. Победа при Микале уже открывает собой новый фазис персидских войн — наступательное движение Афин против Персии. Афиняне решили освободить все греческие города на Геллеспонте. Леотихид с пелопоннесцами возвратился на родину; афиняне вместе с ионийцами овладели Херсонесом Фракийским. Родос и соседние острова были заняты греками. В 478 г. пелопоннесский флот под начальством Павсания отнял у персов часть Кипра и Византию. Афиняне сделались в глазах греков Востока спасителями от персов, а Спарта, отказавшаяся от распространения союза на прибрежные ионийские города, утратила популярность среди ионийцев. Кроме того, пелопоннесцы вообще вели уклончивую политику на море, да и нравы их были несимпатичны малоазийским грекам. Положение спартанского полководца Павсания среди недовольных ионийцев было тягостное, в особенности когда он стал вести двусмысленные переговоры с Персией и надменно обращаться с союзниками. Его распоряжениям отказались повиноваться; гегемония была предложена афинянам (477). Спартанцы отозвали Павсания и свои корабли. Аристид и Кимон, сын Мильтиада, заняли первые места в гегемонии. Не противясь установлению афинской гегемонии на море, спартанцы не могли допустить, чтобы Афины приобрели влияние на материке. Афиняне, чтобы оградить себя от нападений, решили по совету Фемистокла обнести город крепкой стеной. Спартанцы протестовали против постройки «длинных стен», но творческий гений Фемистокла и находчивость его довели дело до конца и превратили Афины в сильную крепость. Афинский союз, выделившийся из общего греческого союза для дальнейшей войны против персов, получил теперь определенную организацию; казна его помещалась на Делосе (см. Делосский союз). К союзу примкнули все города, освобожденные от персидского ига, и, кроме того, Евбея и западные Киклады. Началась энергичная очистка южного побережья Фракии от персов. Взятие Эйона Кимоном было началом длинного ряда завоеваний на фракийском берегу; покорены были также острова Скирос и Лемнос. Персидский царь собрал флот из 200 триер и отправился против Греции. Флот был уничтожен Кимоном при устье Эвримедонта, в Памфилии, и в тот же день наголову было разбито сухопутное войско персов (470). К Делосскому союзу присоединилась часть Кипра, Ликия, Фаселис (греческая колония). Он обнимал собой все острова Эгейского моря, все южное побережье Фракии и все побережье Азии от Босфора до Памфилии, считая в своей среде до 200 государств. Персы были вытеснены из всех их позиций в Европе. Афиняне поддержали восстание Инара против персидской власти, затем восстание Амиртея в Египте, но попытка их утвердиться на Кипре и в Египте окончилась неудачей. В 450—449 гг. Кимон снова выступил против персов, но в том же году он умер, оставив по себе память последнего великого вождя в персидско-греческой войне. Несмотря на двойную славную победу греков при Саламине, Афины должны были отказаться от наступательных действий против Персии, так как им предстояли трудные задачи внутри государства и уже началась роковая вражда Спарты. 449 г. считается заключительным моментом П.-греческих войн, так как и персы перешли к мирной политике. Едва ли был заключен формальный договор (Кимонов мир). Вероятнее всего, что война фактически прекратилась, хотя неприязненные столкновения с персами продолжались и после 449 г. Греко-персидские войны имели громаднейшее значение для Греции. Они ускорили развитие греческой культуры, внушив грекам национальное сознание своего величия. В своих успехах греки видели победу свободы над рабством. Народная независимость и общественная свобода, связанные с развивавшейся демократией, были спасены. Так как преимущество оказалось на стороне афинской демократии, то после греко-персидских войн почти все греческие государства были охвачены демократическим движением. Афины превратились в великую морскую державу и сделались центром Греции, культурным, политическим, умственным и экономическим.

Главный источник для греко-персидских войн — Геродот, в истории которого много баснословного (VI—IX кн.). См. Плутарх, «Жизнеописания» Фемистокла, Аристида и Кимона; Hans Delbrück, «Die Perserkriege und die Burgunderkriege»; Busolt, «Zur Chronologie und Gesch. d. Perserkrige» («Jahrb. f. Phil.», 1887); Weissenborn, «D. Aufstand d. Jonier»; Oncken, «Athen und Hellas»; Nitzsch, «Herodots Quellen für d. Gesch. d. Pers.-Kriege»; Ullrich, «D. bellen. Kriege»; Hanow, «Lacedämon und Athen in d. Pers.-Kriegen»; Busolt, «D. Ende d. Pers.-Kriege» («Hist. Zeitschrift», N. F., т. 12); Weissenborn, «Der Aufstand der Jonier in Hellas» (Йена, 1844); P. Devaux, «Mém. sur les guerres médiques»; Bauer, «Die Jonier in der Schlacht b. Salamis»; Wecklein, «Ueber Themistocles und die Seeschlacht bei Salamis»; M. Куторга, «Персидские войны» (СПб., 1858) и «Об истории афинской республики в эпоху персидских войн» (1861, актовая речь); Рославский-Петровский, «Греко-персидские войны» («Журн. Мин. нар. просвещ.», 1871, CLIV).

П. Конский.