ЭСБЕ/Грузины

Грузины
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гравилат — Давенант. Источник: т. IXa (1893): Гравилат — Давенант, с. 791—795 ( скан · индекс ) • Другие источники: БЭЮ : ГСС : МЭСБЕ : НЭС
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Грузины  — народ средиземной (белой) расы, кавказского семейства, картвельской группы, живущий в центральной и западной части Закавказья и состоящий из: 1) собственно Г., 2) ингилойцев, 3) Г.-горцев, 4) имеретин, 5) гурийцев и 6) аджарцев. Собственно Г. в числе около 408 тыс. душ об. пола живут главным образом в Тифлисской губ. (менее всего — в Борчалинском и Ахалкалакском уу.), частью в Кутаисской губ. (около 13 т. в Шоропанском у.) и в Терской области (8 т.); в остальных местностях Закавказья Г. встречаются в ничтожном количестве. Ингилойцы (новокрещенные), те же Г., но исповедующие ислам, живут в числе 9 т. в Закатальском округе. Г.-горцы, состоящие из хевсуров (6½ т.), пшавов (9т.) и части тушин (4½ т.), занимают горные долины главного Кавказского хребта в Тифлисской губ. Имеретины в числе 421 т. населяют Кутаисский, Шорспанский, Рачинский, Лечхумский и часть Сенакского у. Кутаисской губ. и в небольшом количестве (около 6 т.) встречаются в Горийском и Душетском уу. Тифлисской губ. Гурийцы в числе 75 т. живут в Озургетском у. Кутаисской губ. Наконец, под именем аджарцев принято разуметь гурийцев-мусульман, составляющих, в числе 60 т., главную часть населения Батумского и Артвинского окр. Кутаисской губ. Таким образом, Г. в широком смысле насчитывается около 993 т. Все перечисленные подразделения Г. составляют, в сущности, один и тот же народ, говорящий на одном и том же грузинском языке, который в различных местностях его территории представляет лишь весьма незначительные различия. Есть основание полагать, что в прежние времена пределы распространения Г., а следовательно, и территория грузинского языка были более обширны. Не более 2 столетий тому назад грузинское население преобладало во всем бассейне р. Чороха и по верхнему течению р. Куры; после водворения турок и мусульманства в этом крае родной язык был забыт и мало-помалу заменен турецким. В настоящее время Г. язык сохранился здесь лишь в Батумском окр. (Аджария и т. п.) и в Ахалцихском у., несмотря на то, что большинство живущих в этой местности Г. исповедуют ислам и долгое время находились под владычеством турок. Ингилойцы, живущие в Закатальском округе, сохранили также остатки грузинской речи, хотя и в весьма искаженном виде. Значительное большинство Г. — православные христиане, небольшая часть — католики (Ахалцихский у.) и, наконец, часть исповедует ислам (аджарцы, часть ингилойцев, часть Г. Ахалцихского у.). Верования Г.-горцев представляют, в сущности, смесь христианства с язычеством и весьма часто приближаются более к последнему, чем к первому. Г. сами себя называют картвели (картули), а страну свою — Сакартвело (Картли); армяне называют их врацами, классические писатели — иберами или иверами, тюркские народы — гюрджи. В Зап. Европе Г. известны под именем Géorgiens, а Грузия — под названием Géorgie; происхождение этих названий неизвестно, хотя, быть может, они представляют искажение русских названий Грузия и Г., которые, в свою очередь, происходят, вероятно, от тюркского — гюрджи. Персидское название Грузии — Гурджистан — представляет смешение двух слов: гурджи, что значит сила, и стан — страна, земля.

По физическому типу Г. являются одним из красивейших народов на Кавказе, хотя в этом отношении уступают имеретинам, гурийцам и мингрельцам; они среднего роста (среднее из 236 измер., по Пантюхову, — 1649 милл.), сложены хорошо и довольно мускулисты. У большинства волосы темные или черные; нос довольно большой, часто с горбом и с несколько загнутым концом; глаза карие, голубые или зеленоватые; лицо смуглое, иногда с семитическим оттенком; женщины значительно белее мужчин. Интересно, что по некоторым исследованиям (Пантюхов) голубоглазые Г. ниже ростом, чем черноглазые. Большинство Г. суббрахицефалы или брахицефалы. Г. отличаются веселым, общительным и симпатичным характером; они привязаны к отечеству и привержены к старине, к древним преданиям и обычаям; доверчивы и откровенны; легковерны иногда до легкомыслия; добродушны, впечатлительны, гостеприимны; любят песни, пляску и зрелища (борьба) и с удовольствием веселятся в кругу знакомых. К отрицательным чертам характера Г. относятся недостаток энергии и предприимчивости, леность и отчасти косность, чем в значительной степени объясняется их экономическая зависимость от армян, более решительных и предприимчивых. Г. селятся средней величины селениями, раскинутыми по лощинам и скатам гор; в Кахетии, прилегающей к Дагестану и в прежнее время небезопасной от набегов лезгин, селения значительно многолюднее, чем в Карталинии; в них насчитывается иногда от 2 до 4½ тыс. жителей. Грузинские селения издали малозаметны и похожи на груду развалин; улиц нет; каждый строится как ему вздумается; проходы между домами узки, изрыты рытвинами, труднопроходимы и грязны. Сакли крестьян первобытной постройки; почти всегда это — землянки с плоской глинобитной крышей, прислоненные к горе и окруженные такими же, а иногда дощатыми или плетневыми хозяйствен. пристройками. В Карталинии (Тифлисский, Горийский и Душетский уу.) селения иногда совершенно лишены зелени; в Кахетии, наоборот, они большею частью окружены деревьями и виноградниками. Дома дворян и князей и вообще более зажиточных жителей часто бывают двухэтажные, а иногда и вполне европейской постройки. Единственный вход в жилище (сахли, откуда сакля) украшен навесом, поддерживаемым узорчатыми столбиками; дверь ведет в главную и самую большую комнату в доме, в которой проходит вся жизнь поселянина, служа ему гостиной, кухней, спальней и т. п. К потолку привешивается котел, под которым устроен очаг и в котором варится пища. Пол в сакле земляной. В противоположной входу стене имеется ниша, где хранится постель. Мебель состоит из широких, низких тахт, сколоченных из досок и покрытых коврами и мутаками (длинная, круглая подушка); тахты располагаются по стенам; тут же стоят сундуки и ящики для хранения припасов. Посуда почти исключительно деревянная и глиняная: в более зажиточных домах изредка встречаются медная и даже серебряная (азарпеши и турьи рога в серебре, из которых пьют вино). Дома горожан немногим отличаются от деревенских; почти каждый дом снабжен балконами с навесами: жилое помещение состоит из одной огромной комнаты, в которой устроен камин; под домом — погреб для хранения припасов, а в летнее время и воды; на плоских кровлях в летние вечера ужинают, пляшут лезгинку, предаются кейфу и спят. В зимнее время вся семья собирается подле мангала — жаровни с угольями, или камина, греться у которых представляет большое удовольствие для Г.

Одежда Г. состоит из бумажной, весьма часто цветной рубашки и ситцевого архалука, застегнутого на груди и руках мелкими пуговицами, сверх которого надевается чоха с длинными откидными рукавами; кожаного, а иногда и серебряного пояса, к которому привешен кинжал; широких суконных шаровар, стянутых шнурком с кисточками; кожаных ногавиц и лаптей или сапог из сырцовой кожи. В непогоду сверх костюма Г. надевает черную мохнатую бурку; головной убор обыкновенно составляет черная баранья папаха (шапка). Женщины носят бумажную или шелковую рубашку и такие же панталоны, стянутые шелковым поясом; сверх рубашки платье, подпоясанное цветной лентой, на которое иногда надевается верхняя одежда; характерной чертой одежды грузинки служит головной убор — низкая шапочка (большею частью бархатная) с вышитыми на ней узорами, у богатых украшенная драгоценными камнями, из-под которой на затылок спускается тюлевая косынка; лицо окаймляется черными подвязными локонами. Пожилые женщины сверх костюма на голову и плечи накидывают иногда покрывало (чадра). Г. вообще неопрятны; белье носят долго и надевают новое платье, только когда старое делается никуда не годным или в исключительных случаях (женитьба, праздник и т. п.). Женщины несколько опрятнее мужчин. Г., в общем, весьма воздержны в пище; простой народ часто довольствуется сухим хлебом, зеленью или фруктами и сыром; в обществе друзей и знакомых Г., наоборот, очень любят попировать, на что тратится иногда весьма значительная сумма: для дорогого гостя часто режут барана и начинают новый кувшин вина. На свадьбах и праздниках зажиточными Г. устраиваются настоящие пиры, на которых вино льется рекой. Для еды Г. после омовения рук располагаются с поджатыми ногами на тахтах вокруг очага, а в теплое время года в садах; приборов нет; едят пальцами, разрезывая пищу ножом, который имеется у каждого в кармане или в особых маленьких ножнах при кинжале. Тарелки заменяют виноградные листья или лаваши (тонкие пресные лепешки); последние употребляются также вместо салфеток и в достаточном количестве раскладываются на цветной скатерти. Обыкновенной приправой к кушаньям служат миндаль, изюм, шафран, мед, алыча (род сливы) и т. п. Кушанья запиваются вином; едва ли какой-либо другой народ в мире пьет столько вина, сколько его выпивают грузины, причем пьяны они бывают весьма редко. Во время пирушки один из присутствующих, опытный кутила, избирается толумбашем — распорядителем, который провозглашает тосты и многие лета присутствующим и пьет за упокой усопших, причем проливает несколько капель вина на пол. Толумбаш пользуется деспотической властью над пирующими; все его требования исполняются беспрекословно. Пирушка обыкновенно сопровождается музыкой (чонгури, созандра, зурна) и пляской (лезгинка); созандари (музыканты-певцы; играя, они поют песни и былины и часто импровизируют) представляют необходимую ее принадлежность. В пирушках женщины обыкновенно не принимают участия.

Семейный быт, общественное устройство и обычаи Г. со времени водворения владычества России в Грузии и связанной с ним перемены экономических и других условий страны потерпели значительные изменения; тем не менее бытовой строй Г. вдали от культурных центров, в простом народе, представляет много особенностей и отголосков старины, сохранившихся то почти в полной силе, то в виде переживания. В древнейшие времена семейная община в Грузии имела широкое распространение; и высшие, и низшие сословия жили большими семьями, в одном общем жилище. Число душ в такой семье прежде доходило до 100, теперь же достигает 30—50. Семья управляется старейшинами, выбираемыми как из мужской, так из женской половины ее; при выборе глав дома играют главную роль личные качества выбираемых лиц. В настоящее время этот патриархальный, родовой строй постепенно разрушается, заменяясь другим, в котором главное значение имеют экономические и трудовые условия: огромные семейные общины распадаются на несколько малых семей. До сих пор во многих местностях большие семьи пользуются большим благосостоянием, чем малые, которые в различных случаях не могут обойтись своими силами и должны прибегать к артельному началу (при составлении плужной запряжки, для которой требуется 8 пар буйволов и не менее 4 рабочих, и т. п.). Положение женщины у Г. было прежде незавидное; она не пользовалась почти никакими юридическими правами, почти никогда не бывала в обществе мужчин, ее советов не спрашивали; каждый мужчина, какого бы звания он ни был, имел преимущество перед женщиной. В церкви мужчины стояли всегда впереди женщин. По законам Вахтанга, споры и иски между женщинами не разбирались в судебных местах; ни одна грузинка не могла быть поручительницей, по жалобе ее нельзя было привлекать к присяге и т. п. Мать не имела права наказывать сына; после смерти жены муж носил траур в течение 6 месяцев, а женщина после утраты мужа — иногда до нового замужества, которое могло быть не ранее 10 месяцев (под страхом лишения наследства и даже доброго имени). Бесплодная женщина у Г. не пользуется уважением мужа и в простом народе подвергается многим стеснениям. По обычаю, вышедшая замуж грузинка не имеет права говорить с ближайшими родственниками мужа до тех пор, пока у нее не будет детей. Грузинки поэтому почти всегда сильно желают иметь детей; одним из самых действительных средств для этого считается молитва в монастыре св. Давида (в Тифлисе), где есть родник, исцеляющий, по преданию, бесплодие. Рождение сына приносит большую радость и торжественно празднуется; рождение дочери, а в особенности нескольких кряду, причиняет отцу огорчение. Переговоры о браке происходят между родителями; свадьба сопровождается рядом торжеств и старинных обычаев (жених носит название царя — мепе, а невеста — царицы, дедопали). Особый интерес представляет у Г. празднование нового года по остаткам старинных языческих обычаев и смешению их с христианскими, затем — масленицы, а в чистый понедельник — кееноба, в память побед Г. над персами. Ночь с Страстной среды на четверг Г. посвящают обряду, целью которого служит предохранение себя от нечистой силы, а на Пасху Г. играют в мяч; игра эта в особенности развита в Имеретии и отчасти в Гурии. Накануне 1 мая девушки собираются для гадания, которое производится опусканием различных предметов в воду, откуда они в день Вознесения при пении особых песен вынимаются маленькой девочкой — первенцем. После каждой строфы вынимается вещь, хозяйка которой судит по смыслу стихов о своей судьбе; первые четыре куплета сулят хорошее, остальные три — различные невзгоды. Простой народ преимущественно чтит Богоматерь; месяц август у Г. носит название месяца св. Марии. Особым почетом пользуется также у Г. св. Георгий. На многочисленные храмовые праздники стекается масса народа, который после службы и жертвоприношений (корова, баран, петух) предается пирушке и играм. Тут же в большом количестве присутствуют кадаги (кликуши), пророчествам коих свято верит народ. Г. очень суеверны; большим значением у них пользуются гадальщицы и знахарки, которые предсказывают будущее, лечат от различных болезней, от дурного глаза и т. п. Народ приписывает многие бедствия нечистой силе, а болезни — посещению духов, которых стараются задобрить музыкой, пением и угощением. Лихорадка, по мнению Г., — худое и бледное существо, состоящее из одного скелета, странствующее по белу свету и посещающее то того, то другого. Еще недавно существовал обычай пахать дождь или засуху: если стоит продолжительная дождливая погода, то 8 пар девушек пропахивают некоторое количество земли около церкви; если засуха, то они же, по пояс в воде, протаскивают плуг взад и вперед по реке. Огромное большинство Г. в настоящее время, как и прежде, земледельцы; производство хлебов, садоводство, а в частности виноградарство — главнейшие их занятия. Техника земледелия вполне первобытна: Г. пашут почву тяжелым плугом, в который впрягается несколько пар волов или буйволов, обмолачивают хлеб доской, в нижней поверхности которой понатыканы острые твердые камни, и хранят зерно в ямах, обмазанных глиной. Приготовление вина, по большей части выдавливаемого ногами и хранимого в огромных глиняных кувшинах, также весьма примитивно. Сбор винограда — самое веселое время для Г.; виноградники наполняются массой народа, повсюду слышны песни и ликование.

Торгового класса у Г. почти не существует; с незапамятных времен торговлей в Грузии занимались преимущественно армяне. Сословное деление Г., несколько расшатанное в настоящее время, было, в главных чертах, следующее. Высшее сословие, по всей вероятности, явилось у Г. тогда, когда еще не было царей и страна управлялась мамасахлисами (домоначальниками); роды младших братьев последних, получая удел, составили фамилии тавадов (тави — голова), или князей; из них-то вначале и развилось грузинское княжеское сословие, многие представители которого, пользуясь различными благоприятными условиями, правили своими уделами самовластно и мало повиновались царям. Князья грузинские (тавады) в позднейшее время происходили и от царей грузинских, от владельческих княжеских родов других стран (Армения) или возводились в это достоинство царями грузинскими и шахами персидскими из дворян и других сословий. Для получения княжеского достоинства считалось необходимым: 1) иметь 2—3 крепости, несколько деревень и вообще состояние, которое давало бы возможность князю содержать себя согласно достоинству; 2) иметь церковь или монастырь, для погребения членов семейства, и 3) иметь в зависимости нескольких дворян. Цари грузинские выдавали обыкновенно своих дочерей за самых богатых князей, а царицы были дочерьми князей. Первые чины военные и гражданские были наследственны в родах князей. Князья только в редких случах делили свои имения; обыкновенно вся фамилия жила вместе, под главенством и в зависимости от старшего в роде. Азнауры, или дворяне грузинские, разделялись на азнауров царских, княжеских и церковных, смотря по тому, от кого они находились в прямой зависимости. Царские азнауры считались выше других и были жалуемы землями и поместьями от царей. Князья, правя иногда почти самовластно в своих уделах, давали часто своим приближенным звание азнауров (Карталиния), которые, таким образом, становились дворянами княжескими. Наконец, в зависимости от главы церкви на землях церковных сидели азнауры церковные. Сословие азнауров (см.) пользовалось большим значением в Грузии и считалось образованнее других. В военное время азнауры шли на войну вместе со своими князьями, а в мирное сопровождали последних на охоте, в путешествиях и т. п. Купцов и мещан (мокалаки) у Г. вследствие нерасположения последних к торговым предприятиям почти не было, и в настоящее время большинство их — армяне. Ремесленники (амкары) делились и делятся в Г. на множество цехов, во главе которых стоят уста-баши, выбираемые по большинству голосов. Все купцы и горожане имели право покупать крестьян и земли. Наконец, крестьяне разделялись на массахури (служитель), маджалобе (дворовый) и глехи, или кма (крестьянин); находясь в зависимости от князей, азнауров и церкви, они именовались крестьянами тавадскими, азнаурскими и церковными. Власть тавадов и азнауров над крестьянами была неограничена; крестьянин, по законам Вахтанга, был вещью господина, но в большинстве случаев отношения помещиков к крестьянам имели патриархальный характер. Крестьяне имели право свободно распоряжаться своим движимым имуществом и покупать недвижимые имущества по актам, совершаемым в законном порядке. Кроме того, крестьяне в Грузии сохраняли право передвижения и, платя помещику установленные повинности, часто занимались ремеслами, жили в городах, покупали дома и т. п. Главными повинностями крестьян были: доставление прислуги, барщина (бегара), предоставление помещику части урожая за пользование землей, наконец денежные и различные случайные повинности. Последние иногда были весьма оригинальны; так некоторые крестьяне были обязаны бежать у стремени, ловить для угощения гостей тавада рыбу, хоронить на свой счет умерших господ и т. п. Всего хуже жилось крестьянам в имениях мелких помещиков (см. Крепостное право; там же об освобождении крестьян в Грузии). В имениях тавадов и азнауров, кроме принадлежавших им крестьян, жили еще и хизаны (см.) — свободные крестьяне на особом положении. Это были люди, почему-либо бросившие родину и искавшие убежища на землях помещиков. Хизаны селились на вечные времена и не могли быть удалены с занятой ими земли; помещики не имели права произвольно изменять повинностей, которые по раз установленному обычаю отбывались в их пользу хизанами. См. Грузия, Имеретия и Имеретины, Гурия и Гурийцы, Картвельские народы, Ингилойцы, Месхи, Пшавы, Тушины, Хевсуры, Кавказ, Кахетия, Карталиния, Тифлисская губ., Кутаисская губ. и т. п. О Г. законах см. Вахтангов сборник законов (V, 650).

Литература. Почти полное указание литературы предмета до 1875 г. включительно находится в «Bibliographia caucasica et transcaucasica» M. Миансарова. Кавказские календари за все время и в особенности за 1888 и 1890—93 г.; «Путеводитель по Кавказу» Е. Вейденбаума. Изд. Кавк. отд. имп. рус. геогр. общ. «Сборник материал. для описания местностей и племен Кавказа». (Вып. I—XIII); «Древнейшие пределы расселения грузин в Малой Азии» А. Хаханова; «О росте некоторых племен Закавказского края» И. И. Пантюхова; «Опыты географии Кавказского края» П. И. Надеждина; «Феодализм и закрепощение в Закавказье» M. H. Кучаева («Русск. в.» 1893 г., янв.); «Сборник сведений о Кавказе»; «Материалы для исследования экономического быта государственных крестьян Закавказского края»: «Библиография Азии», Межова; Erckert, «Der Kaukasus u. seine Völker»; A. Leist, «Georgien» (1885); H. Л. Абазадзе, «Семейная община у грузин»; ст. А. С. Хаханова в «Этнографическое обозрение» за 1889—92 гг.: «Празднование нового года у грузин», «Гадатели и чародеи по грузинским законам», «Месхи» и «Обычаи грузинских крестьян при пахании».