ЭСБЕ/Вальтер фон-дер-Фогельвейде/ДО

Yat-round-icon1.jpg

[469]Вальтеръ фонъ-деръ-Фогельвейде (Walter von der Vogelweide) причисляется къ главнѣйшимъ нѣмецкимъ миннезингерамъ XII—XIII вѣка, и произведенія его считаются лучшимъ образцомъ средневѣковой рыцарской лирики въ Германіи. В. родился около 1170 г. въ Тиролѣ, близъ Клаузена, въ Эйзакской долинѣ, въ усадьбѣ Фогельвейде, отъ недостаточныхъ родителей, принадлежавшихъ къ нисшему, такъ называемому служилому дворянству. Оставивъ въ 1188—90 г. родительскій домъ, В. переселился въ Вѣну, гдѣ и обучался, при пышномъ дворѣ герцоговъ Бабенбергскихъ, стихотворному искусству, главнымъ образомъ подъ руководствомъ, или, по крайнѳй мѣрѣ, сильно подчиняясь вліянію знаменитаго миннезингера, также изъ рыцарскаго, но только болѣе знатнаго рода, Рейнмара фонъ-Гагенау, по прозванію Стараго (Reinmar der Alte). Неизвѣстно въ точности, принималъ ли В. участіе въ походѣ въ Палестину (1197—98 г.), вмѣстѣ со своимъ покровителемъ, герцогомъ Фридрихомъ I Католическимъ. Когда, по смерти императора Генриха VI (1197 г.), началось соперничество претендентовъ на императорскій престолъ — Филиппа Швабскаго и Оттона Брауншвейгскаго, то В. сталъ на сторону перваго изъ нихъ, призывая въ своихъ пѣсняхъ нѣмецкихъ государей положить признаніемъ Филиппа конецъ «междуцарствію» и вмѣстѣ съ тѣмъ пагубнымъ для отечества проискамъ духовенства, съ папою Иннокентіемъ III во главѣ. Съ коронованіемъ Филиппа въ Майнцѣ (1198 г.), В. остается при дворѣ новаго императора приблизительно до 1205 г. Послѣ того, какъ послѣдній погибъ, въ іюнѣ 1208 г., отъ руки Оттона Виттельсбахскаго, В. примкнулъ къ партіи императора Оттона. До 1210 г. замѣчается какъ бы перерывъ въ поэтическомъ творчествѣ В.; затѣмъ онъ вновь вооружается противъ посягательствъ папы на самостоятельность императорской власти. Съ переходомъ императорской короны отъ Оттона къ Фридриху II, В. становится приверженцемъ молодого императора, отъ котораго онъ и получилъ небольшое ленное владѣніе, неподалеку отъ Вюрцбурга, обезпечившее его, по крайней мѣрѣ, отъ нищеты. Зато императоръ почтилъ поэта своимъ особымъ довѣріемъ, поручивъ ему, весной 1220 года, дѣло воспитанія своего сына, будущаго императора. Обязанности воспитателя Вальтеръ исполнялъ до 1224 года, когда оставилъ придворную жизнь и поселился въ дарованномъ ему помѣстьѣ, гдѣ умеръ около 1230 г. и былъ похороненъ въ Вюрцбургѣ; здѣсь, въ оградѣ новаго собора, надгробный камень поэта существовалъ еще въ прошломъ столѣтіи, а въ 1843 г. былъ воздвигнутъ новый памятникъ. Болѣе или менѣе вѣроятное изображеніе В. дошло до насъ въ миніатюрахъ знаменитой «Манессовой рукописи» (Manessischer Codex), содержащей въ себѣ стихотворенія миннезингеровъ и нынѣ хранящейся въ Берлинѣ, и въ такъ наз. «Weingärtner Liederhandschrift», начала XIV ст. (издана въ 5-мъ томѣ «Bibliotek des Litterarischen Vereins in Stuttgart», 1843. Миніатюра воспроизведена на стр. 144).

Въ періодъ отъ 1198 до 1220 г. В. перебывалъ во множествѣ мѣстъ, какъ онъ самъ говоритъ — «отъ Эльбы до Рейна и Венгерской земли, отъ Сены до Мура, отъ По и до Траве», оставаясь извѣстное время то при одномъ, то при другомъ дворѣ, между прочимъ, у знаменитаго покровителя искусствъ Германа ландграфа Тюрингенскаго, и затѣмъ у Дитриха Мейссенскаго, съ которымъ у поэта установилась болѣе или менѣе тѣсная дружба. Взаимоотношеніе В. и его учителя въ стихотворствѣ, Рейнмара фонъ-Гагенау, представляетъ особенный интересъ въ томъ смыслѣ, что въ ихъ лицѣ мы видимъ наиболѣе выдающихся представителей двухъ различныхъ эпохъ, въ сферѣ поэтическаго творчества, а также общественныхъ нравовъ и воззрѣній. Исключительное значеніе В., какъ представителя нѣмецкаго «миннезанга», обусловливается слѣдующими его характеристическими особенностями. Отъ природы обладая чрезвычайнымъ поэтическимъ талантомъ, В. совмѣщаетъ въ себѣ всѣ существеннѣйшія черты творчества миннезингеровъ, къ которымъ у него присоединяется необыкновенная разносторонность и отзывчивость на явленія общественной и политической жизни, равно какъ и задушевная искренность, благодаря чему въ его поэтическихъ произведеніяхъ мы находимъ, съ одной стороны, самыя изысканныя формы стихотворнаго искусства миннезингеровъ, равно какъ и всѣ затрогиваемыя въ немъ темы (см. Миннезингеры), а, съ другой стороны — естественную правдивость чувства и простоту тона и образность чисто-народной пѣсни, и при томъ въ соединеніи съ неподдѣльнымъ, природнымъ юморомъ. Сверхъ всего этого, В. необыкновенно мастерски владѣетъ стихотворною рѣчью, являясь вполнѣ образцовымъ поэтомъ и въ отношеніи стиля и метрики (см. въ указанномъ нижѳ изданіи Willmanns'а, стр. 44—98). Слѣдуетъ, однакожъ, замѣтить, что прежніе историки нѣмецкой литературы были слишкомъ склонны придавать особенностямъ поэтическаго творчества В. чисто индивидуалъноѳ значеніе, тогда какъ по мнѣнію, несомнѣнно болѣе правилъному, новѣйшихъ изслѣдователей, онѣ въ значительной степени обусловливались вліяніемъ господствовавшей въ ту эпоху литературной «школы». Но само собой разумѣется, что такія характеристическія черты въ лирикѣ В., какъ глубокомысліе (въ его «Sprüche») или восторженная любовь къ своему отечеству и народу, какъ она выразилась, напр., въ знаменитыхъ строфахъ, сложенныхъ Вальтеромъ по своемъ возвращеніи изъ Франціи, или, наконецъ, его рѣзко опредѣленныя симпатіи по поводу борьбы свѣтской власти съ папствомъ — всѣ онѣ вполнѣ зависѣли отъ личныхъ свойствъ и наклонностей Вальтера ф. д. Фогельвейде. Введеніемъ въ рыцарскую лирику элементовъ собственно народной пѣсни В. одинъ изъ первыхъ положилъ начало новому фазису въ развитіи средневѣковой нѣмецкой поэзіи.

Высокое значеніе В., какъ поэта, вполнѣ признавалось уже его современниками, напр., Готфридомъ Страсбургскимъ и др., и вліяніе его произведеній на творчество ближайшихъ къ нему по времени миннезингеровъ не [470]подлежитъ сомнѣнію. Но постепенно и слава В. ф. д. Ф., наравнѣ съ остальными средневѣковыми поэтами, заглохла, пока память о немъ не возобновили Бодмеръ и Брейтингеръ, изданнымъ ими, въ серединѣ прошлаго вѣка, сборникомъ миннезингеровъ временъ швабской династіи; вполнѣ же литературную роль Вальтера выяснилъ Уландъ въ извѣстной своей монографіи о немъ, изданной въ 20-хъ годахъ нашего столѣтія. Лучшія изданія произведеній В.: «Gedichte, herausgegeb. von К. Lachmann» (Берл. І827; 5-е Aufl., besorgt von K. Müllenhof, ibid. 1875); «Walther v. d. Vogelweide, herausg. und erklärt von W. Willmanns» (2-е изд. Галле, 1883; составляетъ I т. «Germanistische Handbibliothek»); Для критики текста и изученія въ лингвистическомъ отношеніи важно изданіе Paul'я, «Gedichte» (Halle, 1882; составл. 1 томъ «Altdeutsche Textbibliothek»). Въ переложеніи на современный нѣмецкій языкъ, кромѣ весьма популярнаго въ Германіи перевода К. Simrock'а (6 Aufl., Лейпц., 1876), еще: «Sämmtliche Gedichte. Aus dem Mittelhochdeutschen übersetzt, mit Einleitung und Anmerkungen von K. Pannier» (Лейпц., 1876). Изъ сочин., посвященныхъ жизнеописанію В. и критической оцѣнкѣ его произведеній, назовемъ: «Walther v. d. V.» von L. Uhland (Штутг., 1822; и въ его «Kleinere Schriften», Ѵ.т., стр. 1—109); «Reinmar der Alte und Walther v. d. V.» von K. Burdach (Лейпц., 1880): W. Willmanns, «Leben u. Dichten W.'s v. d. V.» (Боннъ, 1882); E. Hamann, «D. Humor W.'s v. d. V.» (Ростокъ, 1889); A. Lange, «Un trouvère allemand» (Парижъ, 1879); «The Minnesinger of Germany» by A. E. Kroeger (Нью-Іоркъ, 1873). Всеобщая исторія литературы, подъ редакціей В. Корша и А. Кирпичникова, т. II (1881), стр. 424—30. Библіографическія указанія у Willibald Leo, «Die gesammte Literatur W.'s v. d. V.» (Вѣна, 1880). Сравн. K. Goedeke, «Grundriss zur Geschichte der deutsch. Dichtung aus den Quellen» (2-е изд. Дрезденъ, 1884, т. I).