Усекновение (Шишков)

Усекновение
автор Вячеслав Яковлевич Шишков
Опубл.: 1927. Источник: az.lib.ru

    Вячеслав Яковлевич Шишков.
    Усекновение
    Править

    Shishkow w j text 1927 useknovenie text 1927 useknovenie-1.jpg

    В село Нетоскуй прибыл знаменитый, с двадцатью тремя медалями, фокусник. А село большое, на четыре улицы, и в каждой улице по настоящему кулаку сидело, богатею.

    В самой же маленькой избенке, на краю села, Мишка Корень жил, парень головастый, хотя и рябой весь, но очень грамотный: чуть что, вроде кулацкого засилья, например, так в газете и прохватит, потому — селькор, а подпись — «Шило».

    Кулакам Мишка Корень — как чирий на сиденье, кулаки искали случая стереть его с лица земли.

    Вот тут-то фокусник и пригодился.

    Объявил фокусник, что желающему из публики он будет топором голову срубать, потом опять приставит, человек снова оживет.

    Неужто верно? Да, да, да, милости просим убедиться.

    Посоветовались кулаки между собою, и лавочник Влас Львов пригласил фокусника к себе на угощенье.

    Вдвоем пили, взаперти.

    — Да, гражданин фокусник, туго нашему брату и с богатством теперича, — печально помотал бородой Влас Львов. — И вот в чем суть… Ежели, допустим, коснувшись вашего рукомесла, вы оттяпали человеку голову, что же, неужели он умирает тут?

    — Без сомненья, умирает, — ответил фокусник, бритенький и юркий, во рту золотой зуб и важнецкая сигарочка торчит.

    — Так, так… Кушайте во славу. Пожалуйте уточку… Ах, какая утка примечательная… Просим коньячку… По личности сразу видать, что вы очень умный, просто полюбил я вас совсем. Ну, так. А потом, ежели голову приставить, опять срастется? Ока-а-а-зия… До чего наука достигает… Страсть… Милай! Друг! А позволь тебя, андель, спросить… Например, ежели оттяпаешь, а тут в тебе головокружение, захвораешь нечаянно и на пол, вроде обморока? Тогда как? Ведь не станет же человек без башки полчаса дышать, умрет. Правильно, иль нет?

    — Без сомнения, правильно, — пободался фокусник широким лбом и потянул из стакана коньячок. — Тогда, без сомнения, умрет так ловко, что хоть пять голов приставь, не воскреснет. Но я в обморок никогда не падаю.

    — Жаль, — мрачно вздохнул хозяин. — Шибко жаль. Только со всяким несчастья бывают. И по суду, ежели коснется, тебя завсегда оправдать должны… А мы тебе… хе-хе-хе… сотняшку рубликов пожертвовали бы. Чуешь? Ну это — промежду прочим, к слову. С глазу на глаз мы. Великая тайна, значит.

    Фокусник допил коньяк, ухмыльнулся и по-дьявольски хитро подмигнул хозяину:

    — Понимаю… Идет. Какого цвета волосы?

    — Хых-ты, андель, херувим! — схватил хозяин гостя в охапку, целовал его в уши, в лоб, в глаза. — Ах, до чего догадлив ты! Лохмы светлые у паршивца, как лен. Такая гадюка, страсть… То есть, ах… Одно слово, ухорез, пагуба для всего правильного хрестьянства. Вот тебе в задаток два червончика. Ну, только, чтобы верно. Понял? Вот, вот. Достальные — после окончанья. Прибавка будет. Озолотим.

    --

    А вечером кулацкий элемент предупреждал крестьян на сходе:

    — Смотрите, братцы, своих парнишек не пущать баш ки оттяпывать. Боже упаси. Заезжему прощелыге с пьяных глаз — фокус, а человеку может приключиться смерть с непривычки.

    Народный дом густо набит зеваками.

    Фокусы были замечательные. Вырастали цветы в плошках на глазах у всех, исчезал из-под шляпы стакан с водой, фокусник изрыгал фонтаны пламени и дыма, в гроб клали девушку-помощницу, закрывали, открывали при свидетелях и — вместо девушки лежал скелет.

    Зрители пыхтели, впадая в обалдение, старики и бабы отплевывались, крестились, призывая всех святых. Ребята широко открывали рты и не дышали.

    После перерыва фокусник еще проделал много разных штук и в конце заявил ошалевшей толпе, что он хворает и поэтому отрубание головы отменяется. Народ вдруг взбунтовался, зашумел.

    Громче всех, подзуживая зрителей, буянил кулацкий элемент:

    — Ага, ишь ты! Руби, руби! — шумел народ. — А нет, мы те самому башку оторвем!! — Толпа была возбуждена, раздувались ноздри.

    — Идя навстречу желанию публики, — начал фокусник, — и благодаря угрозам убить меня, я, конечно, как будучи беззащитен против сотни зрителей, соглашаюсь. Но предупреждаю: операция может закончиться печально, потому что я утомлен и близок к обмороку.

    Кулацкий элемент многозначительно переглянулся: «Клюнуло. Все как по маслу… Так».

    — Согласны на таких условиях? Я всю ответственность переношу на вас.

    — Жалаим!.. Просим! Сыпь!!

    Кулацкий элемент радостно заерзал на скамейках.

    — Желающие, пожалуйте на плаху! — озлобленно крикнул фокусник и покачал широким топором.

    Никто не шел. Все оглядывались по сторонам, шептались, подбивая один другого. В углу уговаривали древнего старца — ведь это ж не взаправду, а ежели выйдет грех, деду все равно недолго жить. Старец тряс головой, плевался, а когда его подхватили под руки, загайкал на весь зал:

    — Караул! Грабят!

    И вот раздался голос, очень похожий на голос Власа Львова:

    — Пускай Мишка Корень выступает! Он — комсомол, не боится ничего.

    Минуту было тихо. Потом, рассекая полумрак, взвились насмешливые крики, как бичи:

    — Ага, Миша! Боишься?! Вот тебе и нету бога! Тут тебе, видно, не митинги твои… Ха-ха!.. Попался?!.

    Селькор Мишка Корень, сидевший на первой скамье, вдруг встал, весело швырнул слова, как горсть звонких бубенцов:

    — Сделайте ваше одолжение, сейчас! — и быстро заскочил на эстраду.

    — Не боитесь? — спросил фокусник громко, чтоб все слышали, и, скосив глаза, строго осмотрел жизнерадостного, в белых вихрах, юношу.

    — А чего бояться? — так же громко ответил тот. — Без головы не уйду.

    — Ну, смотрите… Чур, после не пенять. Давайте завяжу вам глаза, а то страшно будет. Граждане! Я за последствия не отвечаю…

    В задних рядах девчонка, сестра Мишки, с ревом сорвалась с места и кинулась домой предупредить отца:

    — Мишку резать повели!

    Фокусник завязал лицо юноши белым платком по самый рот и усадил его возле стола с плахой.

    Юноша не знал, что заговорщики, затаив дыхание, ждут его конца, ему и в ум не приходило, что фокусник — продажная тварь, предатель, он не чувствовал сердцем, что его сейчас убьют, поэтому так доверчиво, с улыбкой он положил на плаху свою голову.

    На сцене — полумрак. Фокусник засучил рукава и ухватился за топор. Весь зал с шумом поднялся на ноги, вытянул шеи, замер. Зал верил и не верил.

    Сверкнул, топор, зал ахнул, голова с хрястом отделилась от туловища, тело Миши сползло со стула на пол.

    Фокусник взял в руки белокурую, с завязанным лицом, голову и показал народу. Из горла свисали жилы, струилась кровь.

    С визгливым криком несколько женщин лишились чувств. Зал оцепенел. Мертвящей волной пронесся мгновенный холод. Зал копил взрыв гнева и тяжко, в сто грудей, передохнул.

    Фокусника охватила жуть, он увидел звериные глаза толпы, побелел и зашатался.

    «Сейчас упадет», — мелькнуло в голове торгаша Власа Львова, но вместо радости, что Мишка Корень мертв, в его душу вполз нежданный ужас и раскаянье.

    «Упокой, господи, душу раба твоего», — мысленно взмолился он.

    Толпа враз пришла в себя и с гвалтом, опрокидывая скамьи, топча упавших, зверем бросилась вперед:

    — Убивец!! Подай Мишку!

    Толпу охватило яростное пламя мести, крови:

    — Ребята, бей!! Души!!

    Но вдруг толпа с налету — стоп! — как в стену: из-под стола с хохотом поднялся казненный Мишка Корень и в гущу взъерошенных бород, перехваченных ревом глоток звонко закричал:

    — Да здравствует Советская власть! Урра!

    Весь зал взорвался радостными криками: «Ура, браво, биц-биц-биц!!»

    — Товарищи! — надрывался фокусник. — Это же в моих руках голова куклы. Это же ловкость рук! Прошу занять места… Сейчас будут объяснены все фокусы!

    Тут вздыбил на скамьи весь кулацкий элемент. Очнувшийся Влас Львов громогласно заорал:

    — Жулик ты! Обманщик!.. Тьфу, твои паршивые фокусы!! — И озверевшим медведем стал продираться к выходу. — Хорошенькие времена пришли! Ни в ком правды нет… Ни в ком!! — по-своему философствовал он, источая из сердца желчь и злобу.

    Фокусник, юркий, бритенький, улыбнулся ему вслед. Во рту фокусника золотой зуб и важнецкая сигарочка торчит…

    1927