Суженого конем не объедешь или Нет худа без добра (Хмельницкий)

Суженого конем не объедешь или Нет худа без добра
автор Николай Иванович Хмельницкий
Опубл.: 1821. Источник: az.lib.ru • Водевиль в одном действии.

    Старый русский водевиль 1819—1849

    М., ГИХЛ, 1937

    Н. ХмельницкийПравить

    СУЖЕНОГО КОНЕМ НЕ ОБЪЕДЕШЬ

    или
    НЕТ ХУДА БЕЗ ДОБРА

    Водевиль в одном действии.
    Действующие лиуа:

    Барон Дорсан.

    Лора — дочь его.

    Г-жа Белькур — сестра барона.

    Эрнест — гусарский офицер.

    Брант — гусар.

    Г. Гримардо — управитель замка.

    Г-жа Гримардо — жена его.

    Роза — дочь садовника.

    Служители замка, крестьяне и крестьянки.

    В первый раз представлен на сцене Петербургского театра 28 сентября 1821 года в бенефис актрисы Ежовой. П. Арапов в «Летописи русского театра» писал об этом представлении: «Один из самых лучших и игровых водевилей с прекрасными куплетами… В продолжение многих лет водевиль этот не сходил с репертуара, и публика смотрела его всегда с особым удовольствием; в особенности он был любим левой стороной кресел, которая его постоянно поддерживалог». (Арапов. «Летопись русского театра». СПБ. 1866 г., стр. 306—307.)

    Театр представляет комнату готического замка, по бокам двери и буфет с решеткою.

    I

    Г-жа Гримардо (с письмом). Господин Гримардо! Господин Гримардо! Куда он девался? А по этому письму мне экстренная в нем надобность. (Читает.) «Спешу уведомить тебя, любезная моя управительница, что я сегодня приеду в замок, где намерен отпраздновать свадьбу моей дочери, если ей понравится мой племянник Белькур, за которого желал бы я ее выдать. Сестра моя, взявши из монастыря Лору, приедет к вам в замок, куда не замедлит явиться и жених. Если ж они предупредят меня, то прошу дорогую управительницу принять и угостить их как можно лучше. Барон Дорсан». Прошу покорно! Итак, вот нынешние свадьбы. Одно свидание, и все кончено. Г. Белькур, которого я давно знаю, самый скучный и самый вялый молодой человек, а барышня наша самая живая и пре- веселая девушка! Чего ж тут ожидать доброго? Нет, в наше время, когда я выходила замуж, эти вещи делались совсем иначе. Господин Гримардо целых пять лет волочился за мною, не говоря ни слова, и, наконец, когда дело дошло до свадьбы, то он насилу решился сказать мне: «Сударыня, какая сегодня прекрасная погода!» И вот как истинно любят в летах благоразумия!

    Зато я с мужем никогда

    В больших побранках не бывала

    И, подлинно сказать, всегда

    Ему усердно угождала;

    И право б надо завести,

    Чтоб выдавать без отговорок

    Девиц лет тридцати пяти

    За молодых людей — лет в сорок.

    Но они, может быть, скоро приедут. Господин Гримардо! Господин Гримардо! Ах, боже мой! Надобно хлопотать, топить, стряпать, а я одна, и никто не поможет. Господин Гримардо! Господин Гримардо! (Уходит в боковые двери.).

    II Эрнест, Брант.

    Брант. Понять не могу, где мы очутились! Но все равно, если можно обогреться и пообедать.

    Эрнест. Проклятая дорога и почтальон! Опрокинуть и переломать коляску, не доехать трех миль до Парижа!

    Брант. Мне, однакож, странно, что никто к нам не является!

    Эрнест. А все двери отперты!

    Брант. Этот замок своею древностью напоминает мне что-то рыцарское!

    Эрнест. Неужели же он пустой?

    Брант. Бог знает! Я читывал в историях, что часто благодетельные волшебницы покровительствовали богатырям, и однажды…

    Эрнест. Оставь свои сказки; впрочем, я бы желал, чтоб какая-нибудь волшебница накормила теперь голодных рыцарей.

    Брант. Я вам пророчу, что это сбудется.

    Эрнест. Очень рад.

    Брант. Это бы, по крайней мере, наградило нас за пять осад, двадцать сражений и десять штурмов, в которых мы остались победителями.

    Эрнест. И за эту рану.

    Брант. И за отчаяние ваших парижских красавиц, которые считают вас убитым.

    Эрнест. Да, по реляциям, в которых часто убивают живых и награждают убитых.

    Брант. Но вам пора, наконец, воскреснуть и предупредить об этом ваших приятелей.

    Эрнест. Напротив, я люблю нечаянности.

    Хоть их уверили недавно,

    Что я убит, но, наконец,

    Как это будет презабавно:

    Живой к ним явится мертвец!

    Брант.

    Нечаянность при возвращеньи

    Бывает часто невпопад.

    Эрнест.

    О! для женатых, без сомненья;

    Но я, по счастью, не женат.

    Брант. И стало, не женитесь?

    Эрнест. Не ручаюсь; и если одна девушка похожа на то, что мне о ней пишут, то я бы, конечно, не отказался…

    Брант. Присвоить ее себе… разумеется?

    Эрнест. Но ей восемнадцать лет; итак я, может быть, опоздал. Впрочем, мы утешимся, вылечим рану и снова полетим на поле чести.

    Брант. Помилуйте! Без руки! И думать о войне!

    Эрнест.

    Мне жаль, что меткие стрелки

    Не левую мне прострелили.

    А то от правой бы руки

    Они бы ружья положили

    Победа для меня легка,

    Все закричали бы: «Вот чудо!

    Вот ваша правая рука…»

    Брант.

    Ошиблись! Левая покуда!

    Эрнест. Что бы ни было, но мы эдак в самом деле здесь никого не дождемся.

    Брант. Чего доброго! И умрем еше с голоду.

    Эрнест. По милости твоей благодетельной волшебницы. Но я, между тем, отдохну в этих дедовских креслах, а ты отыщи кого-нибудь и поторопи починить коляску.

    Брант. Но ее так переломали, что нескоро починят. Я предчувствую, что нам придется ночевать в этом замке.

    Эрнест. Все лучше, чем на биваках. Ступай и хлопочи: я нетерпеливо желаю поскорее добраться до Парижа.

    Брант. А я до чего-нибудь съестного. Боже сохрани, если мы попали в необитаемый замок! (Уходит.)

    III

    Эрнест (один). Итак, я скоро буду в Париже! И там-то, в кругу друзей, каждая минута посвящена будет новым удовольствиям…

    Я наперед воображаю,

    Какую буду жизнь вести!

    Везде приятелей встречаю,

    Мне не дают почти пройти:

    Я всем пою победы наши,

    Кругом с шампанским носят чаши!

    Зовут ко всем: сюда на бал,

    Туда на завтрак, на гулянье;

    Ну, так, что я от пированья

    Заранее почти устал!

    В театры стану ездить поздно,

    Чтоб показаться и взглянуть

    И чтоб за оперой серьезной

    Мне пресурьезно не заснуть.

    (В конце арии засыпает.)
    IV Эрнест (спящий), г-жа Гримардо.

    Г-жа Гримардо. Теперь все устроено, и я спокойна: ужин будет славный! Господин Гримардо приготовляет встречу и сюрпризы, а мне остается убрать эти комнаты. (Увидя Эрнеста.) Боже мой! Что я вижу?

    Эрнест (вскакивая). Кто здесь?

    Г-жа Гримардо. Человек незнакомый и вооруженный.

    Эрнест (увидя ее). Ба! уж не эта ли наша благодетельная волшебница?

    Г-жа Гримардо. Эй! люди! люди!

    Эрнест. Помилуйте, что за крик! И чего вы перепугались?

    Г-жа Гримардо. Ничего, милостивый государь, ничего…

    Эрнест. Да за кого ж вы меня принимаете?

    Г-жа Гримардо. Признаюсь… что человек, который так скрытно подкрался…

    Эрнест. Ничуть не бывало: я не подкрался, а прямо вошел.

    Г-жа Гримардо. А каким бы это образом?

    Эрнест. Да самым простым, когда двери отперты.

    Г-жа Гримардо. Но зачем, сударь? Вот в чем дело!

    Эрнест. Затем, чтоб уснуть, как вы видели

    Г-жа Гримардо. Но кто вы таковы, чтоб осмелиться…

    Эрнест. Но вы сами, чтоб осмелиться так говорить со мною, — кто вы? Хозяйка что ли этого замка?

    Г-жа Гримардо. Нет, сударь; но я тридцать лет им управляю, в отсутствии барона представляю главное лицо.

    Эрнест. И представляете его с такою ласкою, любезностью!..

    Г-жа Гримардо (с досадою). Тут дело не о том. Я вас решительно спрашиваю: кто вы, откуда и кого вам надобно?

    Эрнест. Кто я таков? Офицер. Откуда? Из армии. Кого мне надобно? Не вас, можете быть спокойны.

    Г-жа Гримардо. Итак, господин какой-то офицер, если вы не имеете во мне надобности, то извольте сейчас выйти добровольно, а не то я принужу вас силою.

    Эрнест. Силою? О! так поверь же, прелестная моя старушка, что ты насильно ничего со мною не сделаешь.

    Г-жа Гримардо. Мы это увидим! Господин Грн- мардо! Господин Гримардо!

    Эрнест. Что это за Гримардо? Верно, такой же старый сумасшедший, как ты?

    Г-жа Гримардо. Как я? Гримардо! Старый сумасшедший! Нет, я этого не вытерплю.

    Я хочу, я велю, чтобы вышли вы отсюда.

    А не то, а не то, извольте это знать,

    Я клянусь, что вам здесь придется очень худо,

    И меня, и меня вам ничем не испугать.

    Эрнест.

    Что за взгляды! Что за нрав, и ласковый, и милый!

    Я готов, готов тебя расцеловать.

    Но меня никакой не выпроводишь силой,

    И я рад, и я рад век с вами вековать.

    V Те же и г. Гримардо.

    Г. Гримардо.

    Что за шум, что за крик и что за удивленье?

    Кто тебя, ангел мой, здесь смеет обижать?

    Г-жа Гримардо.

    Милый друг! милый друг! отомсти за оскорбленье!

    А не то, а не то придется нам бежать.

    Эрнест и г-жа Гримардо повторяют первые куплеты.

    Эрнест (в сторону). Нечего делать! По крайней мере, позабавлюсь над этими карикатурами.

    Гримардо. Я, милостивый государь, чтоб вы изводили это заметить, называюсь Балтазар Гримардо.

    Г-жа Гримардо. Да, милостивый государь, чтоб вы это заметили.

    Эрнест. Итак, г. Балтазар Гримардо, я очень буду рад с вами познакомиться.

    Гримардо. А я, как управитель замка, осмелюсь спросить вас, что вам здесь угодно?

    Эрнест. Вот это дело другое! И если бы ваша жена была так же учтива, то я бы, конечно, отвечал ей.

    Гримардо (жене). Вот видишь ли! Г. офицер прав, и ты одна всему виновата; смотря по человеку, надобно уметь…

    Г-жа Гримардо. Надобно уметь вступаться за жену, когда она обижена.

    Эрнест. Вот в чем дело, г. управитель: я ехал в Париж и очутился здесь по остановке самой обыкновенной в дороге.

    Гримардо. Верно сломалась коляска?

    Эрнест. Вы отгадали. Теперь я прошу вас отвести нам две комнаты: одну для меня, а другую для моего гусара, накормить лошадей, и покуда починят мою коляску, приготовить мне обед и бутылку лучшего бургонского, которую разопьем за здоровье милой вашей супруги, несмотря на то, что она сердится; она, должно быть, предобрая и верно тронется моим положением.

    Г-жа Гримардо. Ошибаетесь! Я прежде часто трогалась, но всегда была жертвою сострадания.

    Гримардо. Но, душа моя, я не вижу причины отказать господину офицеру: он кажется мне прекрасным человеком.

    Г-жа Гримардо. Прекрасным человеком? Безумный! Да разве по-твоему прекрасные люди входят без спроса в дома и обходятся таким манером?

    Эрнест. Госпожа Гримардо! В последний раз… не то будет поздно!

    Еще я повторяю вам,

    Чтоб вы мне пообедать дали,

    И, не шумя по пустякам,

    Мне отдохнуть бы не мешали.

    А в вашу б молодость и я

    Не встречен был приемом строгим,

    И верно, ближнего любя,

    Вы сами услужили многим?

    Гримардо. Господин офицер! Позвольте вас спросить, что вы разумеете под словом: услужить многим, и за кого вы принимаете госпожу Гримардо? Знайте, сударь, что она всегда останется такою, какою была прежде.

    Эрнест. Я вас поздравляю.

    Гримардо. Что поведение ее так же примерно, как привязанность ее к мужу.

    Эрнест. Это очень похвально.

    Гримардо. И что никакое злословие никогда напрасно ее не клеветало.

    Эрнест. Прекрасно! прекрасно!

    Гримардо. И что, наконец, тот, кто осмелится обидеть ее…

    Эрнест. Господин Гримардо!

    Гримардо. Господин Гримардо вас не боится, и когда дело идет о чести его жены, то он в состоявши… и этого довольно.

    Г-жа Гримардо. И что вы на это скажете?

    Эрнест. Я требую комнаты и обеда.

    Г-жа Гримардо. Ни того, ни другого! И вы здесь не в трактире!

    Гримардо. Это решительный ответ, и я покорно прошу…

    Г-жа Гримардо. Сейчас отсюда выйти.

    Эрнест. Нет, я ни за что не расстанусь с такими любезными хозяевами.

    Г-жа Гримардо. Это одни насмешки!

    Гримардо. Милостивый государь!..

    Вам повторить обязан я:

    Имейте больше к ней почтенья:

    Не то, так самого меня

    Вы выведете из терпенья!

    Эрнест.

    О, вывести нетрудно вас;

    Но я не выйду, вам ручаюсь:

    Теперь почти обеда час,

    И я обеда дожидаюсь.

    Гримардо. Это уж слишком дерзко, и я найду средство с вами справиться.

    Эрнест. Со мною? Тем лучше! Я давно не бил неприятелей!

    Г. и г-жа Гримардо. Как, сударь! и вы осмеливаетесь!..

    Эрнест.

    Война! война! я очень рад!

    Что воину ее лестнее?

    Мы не знавали ретирад

    И здесь увидим, кто храбрее!

    Гримардо.

    Позвольте донести вам сметь,

    Что это шуткой я считаю.

    Г-жа Гримардо.

    Нет, выгнать или умереть!

    Одно из двух я выбираю.

    Эрнест.

    Война! война! я очень рад!

    Что воину ее лестнее?

    Мы не знавали ретирад

    И здесь увидим, кто храбрее!

    Г-жа Гримардо.

    Ко мне почтенья не иметь!

    Я этих шуток не прощаю.

    Нет, выгнать или умереть!

    Одно из двух я выбираю.

    Г-жа Гримардо, уходя, уносит тихонько саблю Эрнеста.
    VI Эрнест, Брант, вбегая из боковой двери.

    Брант. Что за шум? Что за тревога? Неужели мы попались в неприятельский лагерь?

    Эрнест. Ты почти угадал, потому что надобно драться.

    Брант. Драться? славно! Но за что и с кем?

    Эрнест. Со старым войском.

    Брант. И, полноте, вы шутите!

    Эрнест. Напротив, нет ничего вернее.

    Брант. Если так, то нам должно укрепиться. Но где же мы и у кого, по крайней мере!

    Эрнест. В волшебном замке, откуда нас выгоняет сумасшедшая управительница. Я объявил войну, весь гарнизон в тревоге, и настает роковой час решительного сражения!

    Брант. Но чем же это все кончится?

    Эрнест. Не беспокойся; заряди мои пистолеты, но так, чтоб не перебить, а перепугать неприятельскую армию.

    Не бойся! Храбрым, говорят,

    Везде сопутствует победа!

    И мы уж, как они хотят,

    А не уедем без обеда.

    Искавши на войне побед,

    Мы мщеньем стали знамениты.

    Теперь нам надобен обед.

    Отмстим и, верно, будем сыты!

    Брант (заряжает пистолеты). А уж я за себя ручаюсь.

    Хотя их много, все равно!

    Я тотчас в погреб, где вино,

    И там-то отличусь на чудо:

    Бутылки выстрою все в ряд,

    И мигом бой начну геройский!

    Они сдадутся, я назад

    И вытяну мое все войско!

    Эрнест. Ба! да где моя сабля?.

    Брант. Возможно ли! ее нет, и вы арестованы!

    Эрнест. А! а! ее унесла управительница.

    Брант. Хорошо, что уцелели пистолеты.

    Эрнест.

    Пойдем! За страшную измену

    Она расплатится со мной!

    И я трагическую сцену

    Окончу шуткой пресмешной!

    Брант.

    Отнять оружье! Вот обида!

    Кто похищал его у вас?

    И вдруг столетняя Армида

    Обезоруживает вас!

    Оба вместе повторяют те же куплеты и уходят.
    VII

    Роза (выглядывая тихонько в двери). Их нет… точно нет; слава богу! Но чего эти офицеры хотят, и чем это все кончится? Мой батюшка, все люди и даже г. Гримардо вооружились, а госпожа управительница кричит и командует! Ах, боже мой! Они, верно, станут драться, и если эти страшные офицеры нас победят, то, я спрашиваю, что будет тогда со мною? Но я ни в чем не виновата; так они, верно, простят меня. Бог знает, однако, потому что они военные мужчины, а меня бабушка так часто ими пугает!

    Старушки наши говорят,

    Что нам мужчины вечно льстят

    Затем, чтоб обмануть скорее;

    Но я не верю, признаюсь;

    С тех пор, как стала я умнее,

    Я уж не так мужчин боюсь.

    Кого хорошенькой найдут,

    Они прохода не дают:

    Когда ж я недурна собою,

    Так, верно, эти господа

    Здесь познакомятся со мною.

    Что ж за беда? Что ж за беда?

    Они хоть ласковы на взгляд,

    А все обманывать хотят.

    Мне с ними говорить случалось;

    Но я… страх бабушки боюсь,

    И чтоб мне также не досталось…

    При ней… всегда на них сержусь!

    VIII Роза, Эрнест, Брант.

    Брант (за кулисами). Тьфу, чорт возьми! Куда ж они запропастились?

    Роза (испугавшись). Ах, боже мой! Это верно они! Надобно спрятаться!

    Роза хочет бежать, но Брант ее останавливает.

    Брант. Ни с места!

    Роза. Помилуйте, господин генерал!

    Эрнест. Не бойся, моя красавица!

    Брант. Господин капитан. Это неприятельский шпион, надобно ее повесить.

    Роза. Ах, боже мой! (Хочет бежать, но Эрнест ее удерживает).

    Эрнест. Постой! такой хорошенькой нечего бояться.

    Брант. Шпион женского рода вдвое опаснее мужского.

    Роза. Ради бога не убивайте меня, господин офицер!

    Эрнест. О, будь спокойна, но скажи мне, кто ты такова?

    Роза. Меня зовут Розою, и я, право, девушка, дочь здешнего садовника.

    Эрнест. И, верно, лучший цветок из вашего сада! (Целует ее.)

    Роза (вырываясь). И, полноте, как вам не стыдно! (В сторону.) Если он меня целует, так, верно, не убьет.

    Эрнест. Теперь скажи мне, моя красавица, много ли у вас в замке людей?

    Роза. Сколько людей? Ах, боже мой! Да неужели вы хотите их всех перерезать?

    Эрнест. Я хочу только знать, сколько их?

    Роза. Первая-c, госпожа Гримардо, наша управительница.

    Эрнест. Эту я знаю.

    Роза. Потом господин Гримардо, ее муж.

    Эрнест. И того я видел; далее!

    Роза. Потом-с… потом садовник, мой батюшка, и потом я, господин офицер, и потом конюх, ключник и повар.

    Брант. И повар! (Целует Розу.) Что за красавица!

    Роза (в сторону). И этот поцеловал меня! Ну, теперь мне нечего бояться.

    Эрнест. Что ж они делали?

    Роза. Они приготовляли праздник и ужин для свадьбы нашей барышни.

    Брант. А! а!

    Роза. Она… вот видите, с женихом своим никогда еще не видалась, а здесь съедутся в первый раз. Если он ей понравится, так хорошо, а если нет, так они разъедутся.

    Эрнест. И здесь будут танцы?

    Роза. Да-с.

    Эрнест. Я остаюсь!

    Брант. И будут пить за ее здоровье?

    Роза. Да-с.

    Брант. Я ни за что не уеду.

    Эрнест. А где ж теперь твоя барышня?

    Роза. Она в деревне, откуда приедет сюда с своей тетушкой.

    Эрнест. А каких она лет?

    Роза. Семнадцати.

    Эрнест. И хорошенькая?

    Роза. Уж конечного… она дочь барона.

    Эрнест. Барона! А как его фамилия?

    За кулисами слышен крик.

    Гримардо (за кулисами). Вперед! Жизнь или смерть!

    Брант. К ружью! Господин капитан, неприятель атакует!

    Роза. Атакует! Ах, боже мой, что это значит? Какие ужасы! (Убегает.)

    IX Те же, г. Гримардо, конюх, ключник, садовник, повар. Всякий из них вооружен чем-нибудь из своего ремесла. Гримардо впереди с ружьем без замка.

    Хор (за кулисами).

    Дружина храбрая, вперед!

    Дирекция — направо.

    Кто первый в комнату войдет,

    Тому и честь, и слава.

    Брант (смотря в двери).

    К ружью! вот управитель наш,

    Начальник всех отрядов.

    При нем ружье и патронташ,

    Да только без зарядов.

    Хор (показываясь в дверях).

    Дружина храбрая, вперед!

    Дирекция направо, и т. д.

    Эрнест.

    Назад! не то коварный враг

    Все войско здесь утратит,

    И кто подвинется на шаг,

    Тот жизнью мне заплатит!

    Гримардо.

    Чего бояться? Вас, друзья,

    Не выдаст предводитель!

    Эрнест.

    И первого за то тебя

    Накажет победитель.

    Хор (входя в комнату).

    Дружина храбрая, вперед! и т. д.

    При конце пения Эрнест стреляет и все падают.

    Гримардо. Я убит, и все кончено.

    X Те же, г-жа Гримардо (показывается из буфета).

    Г-жа Гримардо. Мой муж! Боже мой! Он убит!

    Гримардо (лежа на полу). Досмерти.

    Брант. Возврати нам наше оружие, несчастная вдова, или ты так же погибнешь.

    Г-жа Гримардо. Вдова! Все кончено! (Уходит.)

    XI Те же, кроме г-жи Гримардо.

    Эрнест. Итак, бездельники! Я дарю вас жизнью, я по праву победы назначаю себя генерал-губернатором этого замка, а всех здешних жителей делаю моими военнопленными.

    Гримардо. Военнопленными!

    Эрнест (Бранту). Господин комендант, обезоружьте гарнизон.

    Брант обезоруживает их.
    XII Те же, г-жа Гримардо (с распущенными волосами).

    Г-жа Гримардо. Где он? Где он?

    Гримардо. В твоих объятиях!

    Г-жа Гримардо. Ты жив! (Эрнесту.) Вот ваша сабля.

    Эрнест. Вы, господин управитель, как бунтовщик, вооруживший против меня здешних жителей, должны быть расстреляны; но я великодушен и наказываю вас одним арестом.

    Г-жа Гримардо. Господин Гримардо под арестом!

    Брант. Смирно!

    Эрнест. Господин комендант! Посадите его на чердак.

    Брант. Но нам не отданы еще ключи от замка и от погребов.

    Ключник (отдавая ключи Эрнесту). Вот они!

    Брант. Давай! Марш за мною, господин управитель!

    Гримардо. Что со мною будет?

    Брант. Ну, ну, без церемоний.

    Г-жа Гримардо. Боже мой, чему я подвергаюсь!

    Брант уводит управителя.
    XIII Те же, кроме Бранта и Гримардо.

    Эрнест. А что до вас, любезная управительница, то я хочу упрятать вас в такое место, где бы вы могли кричать сколько вам угодно; я видел здесь голубятню, итак… (входящему Бранту) господин комендант, на голубятню ее.

    Г-жа Гримардо. Меня на голубятню?

    Брант. Чего лучше! Пожалуйте, мы с вами справимся. (Уводит г-жу Гримардо.)

    XIV Эрнест, остальные.

    Эрнест. А вы, бездельники, которые осмелились напасть на меня, должны теперь повиноваться моей воле. (Кучеру.) Кто ты таков?

    Кучер. Я кучер, господин генерал.

    Эрнест. Сейчас убери и накорми лошадей моих. (Ключнику.) А ты?

    Ключник. Я ключник, господин военный губернатор!

    Эрнест. Сейчас вина, и самого лучшего! (Повару.) А ты?

    Повар. Я повар, господин победитель!

    Брант (вбегая). Повар! Пощадите, господин капитан! Я прошу о помиловании этого пленника.

    Эрнест. Сейчас приготовить нам славный обед. Идите, бездельники, исполнять мои приказания.

    XV

    Те же, Роза.

    Она отворяет дверь той комнаты, в которой спряталась, бежит в средние двери, но Эрнест ее останавливает.

    Роза. Ну, теперь пришла моя очередь!

    Эрнест. Тебя, моя милая Роза, за то, что ты с нами не воевала, я жалую в управительницы этого замка.

    Роза. Как? Меня управительницею! Неужели в самом деле ?

    Эрнест. Да, да, генеральною управительницею! Роза. Ах, боже мой! Какое счастье! Я управительница, да еще и генеральная!

    Я управительница здесь!

    Я без ума! Я в восхищенья!

    И люди все, и замок весь

    Теперь в моем распоряженья!

    Иная век изволь служить,

    И не удастся так случайно

    Вдруг управительницей быть,

    Да и какой же? генеральной!

    Эрнест. За это ты должна отвести мне хорошую комнату.

    Роза. Хоть десять, если вам угодно: пожалуйте за мною.

    Эрнест. Хоть на край света! Но смотри, не засади меня так же, как я управителя.

    Роза. О, полноте! Не грех ли вам это думать!

    Я рада вам служить всегда,

    И вашей ласки не забуду.

    Нет, против вас я никогда

    Неблагодарною не буду.

    Эрнест.

    Я верю; если, может быть,

    Я очень долго здесь засплюсь

    Приди меня ты разбудить,.

    Роза.

    Да вы осердитесь, боюся.

    Эрнест.

    Нет, побожиться я готов,

    Я буду рад тебя дождаться:

    Когда б будила нас любовь,

    Мы рано б стали просыпаться!

    Все уходят в боковые двери.

    XVI Г-жа Велькур, Лора.

    Г-жа Велькур. Что это значит! Нас никто не встречает!

    Лора. Но здесь, я слышала, разговаривали!

    Г-жа Велькур. И я также.

    Лора. Прекрасный прием! Нет ни одного человека, а главное, жениха моего! Он, видно, не очень спешит со мною увидеться.

    Г-жа Велькур. Верно, его что-нибудь задержало.

    Лора. А я так нетерпеливо ожидаю его видеть!

    Г-жа Велькур. Но если он тебе не понравится?

    Лора. О, батюшка, верно, не выбрал мне дурного.

    Он весел, мил, хорош собою.

    Навстречу к нам теперь летит,

    Его я вижу, он со мною,

    И мне со вздохом говорит:

    Ты, Лора, будешь мной счастлива.

    Теперь покажемся мы в свет!..

    Я право очень терпелива,

    А все его однакож нет!

    Г-жа Велькур. О, накануне свадьбы так много хлопот! Его, верно, задержали.

    Лора.

    Нас обвенчают; тут-то станем

    Мы веселиться, танцовать!

    И, наконец, когда устанем,

    Мы будем дома отдыхать.

    О, я заранее счастлива…

    Вхожу я к мужу в кабинет…

    Г-жа Велькур. К чему так спешить: не входи, погоди немножко.

    Лора. Все дожидаться… ах, тетушка!

    Я, право, очень терпелива,

    И все его однакож нет!

    XVII Те же и Роза.

    Роза. Этот офицер самый беспокойный человек! (Видя Лору.) Ах! Это вы, сударыня! Простите меня… я так захлопоталась, что вас и не приметила.

    Лора. Мы, видно, приехали первые?

    Роза. Да-с, господин барон еще не бывал.

    Г-жа Велькур. Но где же управитель и жена его? Они нас не встретили!

    Роза. Это точно так… Но они, ей-богу, не виноваты! Вот изволите видеть… господин Гримардо сидит теперь под караулом.

    Г-жа Велькур и Лора. Как под караулом? Что это значит?

    Роза. Я вас уверяю; и госпожа Гримардо сиди г тоже под караулом.

    Г-жа Велькур. Да как же это сделалось?

    Роза. Вот, изволите видеть, оттого, что сегодня поутру случились здесь ужасные вещи.

    Лора. Но какие же?

    Роза. Здесь было сражение!

    Лора. Ах, боже мой! Ради бога, тетушка, уедемте отсюда.

    Роза. Нет, теперь уже вы не бойтесь: они победили, но никого не зарезали.

    Г-жа Велькур. Да растолкуй мне ради бога, как это случилось?

    Роза. Вот видите… это очень ясно. Сегодня поутру приехал к нам в замок один прекрасный офицер, которого называют капитаном, и он просил г-жу Гримардо дать ему комнату, а она ему отказала; у них вышел шум, прибежал господин управитель и тоже отказал господину офицеру; за это он рассердился и сказал им, что он все-таки здесь останется; они привели людей и хотели его выгнать, но офицер выстрелил; они под караулом: господин Гримардо на чердаке, а госпожа Гримардо на голубятне.

    Г-жа Велькур. Да это целый роман.

    Лора. И теперь они все под караулом?

    Роза. Все до единого человека.

    Г-жа Велькур. Кроме тебя однакож.

    Роза. О, разумеется!

    Г-жа Велькур. Почему же?

    Роза. Потому-с… что он меня сделал управительницею.

    Г-жа Велькур и Лора. Управительницею?

    Роза. Да-с, еще и генеральною.

    Г-жа Велькур. И как зовут этого офицера?

    Роза. Я этого у него не спрашивала, а, судя по виду, он должен быть порядочным человеком.

    Г-жа Велькур (Лоре). Я разгадываю эту шутку: этот офицер, верно, жених твой.

    Лора. Неужели?

    Роза (в сторону). О чем они шепчутся?

    Г-жа Велькур (Лоре). Твой батюшка, чтоб ты не так оробела, верно, присоветовал ему явиться сюда под чужим именем, и он нарочно нашалил здесь, чтоб веселее начать знакомство.

    Лора. Так вы думаете, что это заговор против нас?

    Г-жа Велькур. Мы охотно простим ему.

    Лора. Теперь мне больше хочется его увидеть.

    Г-жа Велькур. Ничего нет легче. Роза!

    Роза. Чего изволите?

    Г-жа Велькур. Скажи этому офицеру, что две дамы, приехавшие в замок, хотят говорить с ним.

    Роза. А если он спит?

    Г-жа Велькур. Так ты его разбудишь.

    Роза. Ах, в самом деле! Ведь он и без того приказал мне разбудить. (Увидя Эрнеста.) Ну, я опоздала! Он, верно, узнал, что вы приехали. (Уходит.)

    XVIII Г-жа Велькур, Лора, Эрнест.

    Эрнест. Возможно ли! У меня гости, — и никто не скажет. (В сторону.) Какая прекрасная женщина! (Вслух.) Прошу извинить меня.

    Лора (в сторону). Как он хорошI Ах, тетушка, это точно мой жених.

    Эрнест (в сторону). Неужели это здешняя невеста? Итак, сударыня, позвольте вас спросить, по какому счастливому случаю я имею удовольствие вас видеть?

    Лора. А я у вас хотела спросить то же самое.

    Эрнест. Я здесь очутился совсем нечаянно.

    Г-жа Велькур. Верно, сломался экипаж?

    Э рнест. Точно так, — в нескольких шагах отсюда.

    Лора. А я думала, что вы батюшкин знакомый и приехали ко мне на свадьбу.

    Эрнест. А вы выходите замуж?

    Лора (с насмешкою). А вы это знали?

    Эрнест. По несчастью.

    Лора. По несчастью?

    Эрнест. Разумеется, потому что я теперь так же огорчен вашим приездом, сколько сначала ему радовался.

    Г-жа Велькур. Это обыкновенные учтивости!

    Эрнест. Но позвольте вас спросить: вы, конечно, дочь владельца этого замка?

    Лора. Вы этого также не знаете?

    Эрнест. Конечно, потому что в первый раз имею удовольствие вас видеть.

    Лора. Но, верно, не в последний?

    Эрнест. Очень бы желал.

    Г-жа Велькур. Я в этом почти уверена.

    Эрнест (Лоре). Вы слишком любезны! Но, может быть, ваш жених…

    Лора. О! я не думаю, чтоб он помешал нашему знакомству.

    Оба смеются.

    Г-жа Велькур. Он, верно, не будет ревновать вас к Лоре.

    Эрнест. Но вы надо мною смеетесь.

    Г-жа Велькур. Мы смеемся потому, что вы пре-4 красно играете вашу комедию.

    Эрнест (в сторону). Что это значит? Никак не понимаю!

    Лора. Вам, верно, досадно, что мы вас узнали? Эрнест. Но за кого вы меня принимаете?

    Г-жа Велькур. За знакомого барона Дорсана Эрнест. Возможно ли! Барон Дорсан! А вы его знаете?

    Лора. Очень коротко.

    Эрнест. Как я рад! Он мой благодетель! Я служил под его начальством и всегда пользовался его дружбою.

    Г-жа Велькур.

    Нас не обманут подозренья,

    И кто б решился из чужих

    Так нашалить? — И нет сомненья,

    Что вы Велькур, ее жених.

    Эрнест.

    Велькур! Я честью вам клянуся,

    Что я, к несчастию, не он!

    Но я ошибкою горжуся

    И более его влюблен!

    Лора.

    Нет, вы Велькур, мы отгадали;

    Вы братец мой и мой жених;

    По вашей шутке вас узнали,

    И мы поймали вас самих!

    Все вместе повторяют свои куплеты.
    XIX Те же и Брант (вполпьяна, с бутылкою и стаканом в руках).

    Брант. Виват, господин капитан, еще две пленницы!

    Г-жа Велькур и Лора (испугавшись). Ах, боже мой!

    Убегают.

    Эрнест. Лора! Лора! Милая сестрица!

    Брант. Что это за новая сестрица?

    Эрнест. Это совершенство, чудо красоты и любезности, которую ты перепугал, бездельник! Нет, я не уступлю ее Белькуру. (Уходит.)

    XX

    Брант (одину садится к столу). Вот сумасшествие! Для хорошенького личика так суетиться и позабыть обедать. Нет, я на этот счет философ. Я путем позапасся, пообедал и выпил, — теперь станем ужинать. Что за вино! Нектар небесный!

    Вино! Вино! душа войны,

    Душа любви, душа веселья!

    Мы все вино любить должны;

    Чего не сделаешь с похмелья?

    В вине, конечно, тьма добра:

    Оно живит, крепит от лени;

    Идешь вперед, кричишь ура,

    И пьяным море по колени.

    Кто пьян, тот менее грешит:

    Ничем он ближних не тревожит

    Затем, что пьяный вечно спит,

    А спящий делать зла не может.

    В вине, конечно, тьма добра, и т. д.

    Барон (за кулисами). Эй, управитель! Кто-нибудь! Брант. Что за шум? Какая дерзость! Я докажу… (Хочет встать, но, шатаясь, опять садится.)

    XXI Брант, барон.

    Барон (увидя Бранта). Славно! У меня гости очень веселы! Эй, кто ты таков?

    Брант (не оглядываясь). Здешний комендант!

    Барон. Комендант в моем замке?

    Брант. Скажи лучше: в замке моего капитана.

    Барон. Что это значит? Он пьян или сумасшедший? Чего тебе здесь надобно?

    Брант. Шампанского!

    Барон. Прошу покорно!

    Брант. Самого лучшего!

    Барон. От него не добьешься толку. Эй, кто-нибудь!

    Брант. Смирно, не то в тюрьму.

    Барон. В тюрьму? Меня, бездельник?

    Брант. Да, в тюрьму, как и других.

    Барон. Это смешно и досадно. Эй! Господин упраитель?

    Брант. Дожидайся. Они все под караулом! Я сейчас иду рапортовать господину капитану, и мы тебя также упрячем. (Уходит.)

    XXII Барон, г-жа Велькур, Лора, Роза.

    Г-жа Велькур. Что за шум? Возможно ли? Это ты, братец?

    Лора (целуя барона). Ах, батюшка!

    Барон. Здравствуйте! Здравствуйте!

    Роза. Побегу к нашему губернатору, чтоб уведомить его о приезде господина барона. (Убегает.)

    Г-жа Велькур. Ты видишь, что мы не опоздали.

    Барон. Все это очень хорошо, но растолкуйте мне ради бога, что здесь за пьяные гости?

    Г-жа Велькур. Это, верно, гусар твоего племянника.

    Барон. Как? Разве Велькур приехал?

    Лора. Да, батюшка, я его видела.

    Барон (тихо г-же Велькур). Ну что ж, он понравился?

    Г-жа Велькур. Как нельзя лучше!

    Лора (вслушавшись). Да, батюшка, и я очень довольна вашим выбором.

    Барон. А! а!

    Г-жа Велькур. И в самом деле, он такой любезный!

    Лора. Хорошенький, веселый!

    Барон. Веселый!.. Кто, Велькур? Это чудо! Он, напротив, слишком молчалив и смотрит настоящим Катоном.

    Лора. Он видно переменился, и вы его не узнаете.

    Барон. Очень рад Вот в первый раз, однакож, чго он не опаздывает.

    Лора. Оттого, что хотел меня скорее видеть.

    Барон. Где ж он? Пойдемте.

    XXIII Те же, Эрнест.

    Эрнест (за кулисами). Мошенник! Осмелился нагрубить господину барону!

    Барон (смотря на входящего Эрнеста). Это совсем не он.

    Г-жа Велькур и Лора. Возможно ли!

    Эрнест. Кого вижу? Барон Дорсан! Мой благодетель!

    Барон. Эрнест! Ты ли это! Мы тебя заживо оплакали!

    Эрнест. Реляция меня убила, но судьба помиловала.

    Барон. Слава богу! Я душевно рад обнять храбоого моего воспитанника! (Обнимает его.)

    Эрнест Ах, берегитесь!

    Барон. Что это значит?

    Эрнест. Раненая и больная рука! Но это бы ничего, если бы я мог утешиться. (Взглядывает на Лору.)

    Когда я нашего врага

    Мог поразить в войне кровавой,

    Моя мне рана дорога:

    Я награжден за это славой!

    Но здесь я славой возмущен.

    Кто в жизни был непобедимым?

    Я, признаюся вам, влюблен

    И не надеюсь быть любимым.

    Барон (в сторону). А! а! Понимаю! (Лоре.) Так ты приняла его за своего жениха?

    Лора (с робостью). Да, но это по ошибке.

    Барон (смеясь). Разумеется, и ты по ошибке также благодарила меня за выбор.

    Лора.

    Жених наш слишком опоздал,

    И здесь другого я застала.

    «Я в вас влюблен», — он мне сказал,

    И я… ему я отвечала.

    Ошибка не моя вина:

    Вы вспомните, что мне твердили:

    Ты жениха любить должна!

    И мы друг друга полюбили.

    XXIV Те же, г. и г-жа Гримардо (оба вбегают в отчаянии).

    Г. и г-жа Гримардо (вместе). Правосудие! Правосудие! Господин барон!

    Барон. Ба! Наконец, вот и наши! Откуда вы?

    Гримардо (оправляясь.) С чердака, господин барон.

    Г-жа Гримардо (отряхивая перья). А я с голубятни, господин барон.

    Барон. Вот новости!

    Гримардо. И мы целое утро страдали в таком заточении по милости этого офицера.

    Г-жа Гримардо. И содержались, как военнопленные.

    Барон. Да что это значит?

    Эрнест. Ничего: это было маленькое наказание за их неучтивость.

    Г-жа Гримардо. Но с какого права вы осмелились…

    Лора. Госпожа Гримардо, прошу вас! (Барону.) Какая она сердитая.

    Барон (смеясь). Нечего делать, дорогая моя управительница! Надобно будет с ним помириться: она за него заступается.

    Лора. Я не заступаюсь, батюшка.

    Г-жа Гримардо (Эрнесту). Итак, вы, сударь, должны…

    Лора (тихо барону). Заступаюсь, заступаюсь! Помирите их, батюшка.

    Барон (тихо). А он тебе нравится?

    Лора (тихо). Как нравится?

    Барон. Итак, Эрнест, ты ей не нра…

    Лора (забывшись, говорит вслух). Нравится! Нравится! Ах, боже мой! Что я сделала?

    Барон. Кстати проговорилась.

    Эрнест. Если я так счастлив, то от вас зависит из благодетеля сделаться отцом моим.

    Барон. Ты предупредил Велькура, понравился моей дочери — и с богом! Ты умен, храбр, благороден, и я не желаю лучшего зятя. Ну, жених и невеста, поздравляю вас.

    Эрнест. Теперь я совершенно счастлив!

    Г-жа Велькур. Поздравляю вас, мои милые!

    Барон. Ну, господин и госпожа Гримардо! Как вы теперь с вашей претензией?

    Г. и г-жа Гримардо. Помилуйте! Все забыто!

    Эрнест. Мы сочтемся и будем друзьями.

    Слышен барабан.
    XXV Те же и Роза.

    Роза. Господин барон! Господин барон! Все наши деревенские девушки просят позволения поздравить вас с приездом и невестою.

    Барон. Очень рад! Милости просим! Я задам славный праздник!

    Стук барабана.
    XXVI Те же, Брант, крестьяне и крестьянки.

    Брант. Что это значит? Бьют сбор и опять война!

    Барон. Напротив, мир и наша победа! Поздравь барина своего с невестою.

    Брант. Возможно ли! (Эрнесту.) Ну, видите ли теперь, что меня не обманывало предчувствие.

    Эрнест (показывая на Лору). И вот наша благодетельная волшебница.

    Брант. Честь имею явиться! (Розе.) Послушай, моя красавица! Здесь пошло на свадьбы, и я сдержу мое обещание.

    Роза. Какое обещание?

    Брант. На тебе жениться.

    Роза. Нет, это не на мне.

    Брант. Вот прекрасно! Я очень помню.

    Роза. Ты лжешь, ты лжешь, — и это неправда. Брант. Виноват, точно так: я обещал это на последней станции дочери смотрителя.

    Барон. Ну, господа! Теперь за веселье!

    Эрнест.

    Мы часто тужим попустому,

    Что все не удается нам;

    И то не нравится иному,

    Чего он после ищет сам.

    Я здесь был драться приневолен,

    Не знал, что делать мне вчера;

    Теперь женюсь и всем доволен…

    Итак, нет худа без добра.

    Гримардо.

    Я сам с супругою моею

    Сначала делать что не знал;

    Все волочилися за нею,

    И я все видел и молчал.

    Теперь весь штат ее расстроен,

    Все говорят: она стара!

    Положим так, но муж спокоен…

    Итак, нет худа без добра.

    Г-жа Гримардо.

    В наш век расчет был очень верный,

    И все, бывало, говорят:

    Пусть будет муж хоть непримерный,

    Лишь бы молчал, да был богат.

    Мой вкус, конечно, неразборчив,

    На выбор я была скора;

    Хоть он и прост, за то сговорчив…

    Итак, нет худа без добра.

    Брант.

    Когда я первый раз безбожно

    С друзьями где-то подгулял,

    То так упал неосторожно,

    Что чуть ноги не изломал.

    Я не тужил, и не в потере!

    Теперь стою я, как гора,

    Я пьян, но цел по крайней мере…

    Итак, нет худа без добра.

    Дора.

    Девицы слишком пожилые

    Изволят часто мне твердить,

    Что свадьбы вещи предурные

    И глупо замуж выходить.

    Положим, в этом вред находят

    Все те, кому прошла пора;

    Однакож, замуж все выходят…

    Итак, нет худа без добра.

    Роза (к зрителям).

    Я в очередь мою куплетом

    Осмелюсь зрителей просить,

    Чтоб нас с ученым вашим светом

    За водевиль не разбранить.

    Пиеса наша, всякий знает,

    Есть вздор веселого пера;

    Но этот вздор вас забавляет…

    Итак, нет худа без добра