Стихотворения (Николев)/Версия 2

Стихотворения
автор Николай Петрович Николев
Опубл.: 1798. Источник: az.lib.ru • «Престань источник слезный…»
Русская песня
«Душеньки часок не видя…»
«Полно, сизенький, кружиться…»

     Н. П. Николев
    
     Стихотворения
    
    ----------------------------------------------------------------------------
     Песни и романсы русских поэтов.
     Вступительная статья, подготовка текста и примечания В. Е. Гусева.
     Библиотека пота. Большая серия. Второе издание.
     М.-Л., "Советский писатель", 1965
    ----------------------------------------------------------------------------
    
     СОДЕРЖАНИЕ
    
     "Престань источник слезный..."
     Русская песня
     "Душеньки часок не видя..."
    
     Николай Петрович Николев (1758-1815) воспитывался в доме известной
    писательницы XVIII века, президента Российской академии Е. Р. Дашковой и с
    детства оказался в атмосфере литературно-музыкальных интересов, характерных
    для наиболее культурного слоя русского дворянского общества. Этим
    объясняются и его собственные ранние стихотворные опыты: уже в
    тринадцатилетнем возрасте он написал "Сатиру на развращенные нравы нынешнего
    века". Юный поэт увлекался театром и музыкой. Ослепнув и выйдя в середине
    1780-х годов в отставку из гвардии, Николев целиком отдается литературной
    деятельности. В 1792 году он избирается действительным членом Российской
    академии, в 1811 году - почетным членом "Общества любителей словесности" при
    Московском университете. Перу Николева принадлежат многочисленные оды и
    сатиры, басни и песни, либретто комических опер ("Розан и Любим",
    "Приказчик", "Феникс", "Точильщик"), трагедии ("Сорена и Замир",
    "Пальмира"), комедии ("Самолюбивый стихотворец", "Испытанное постоянство" и
    др.). Некоторые арки из его комических опер стали популярными. Николев был
    близок к кружку Н. И. Панина, и его произведения проникнуты настроениями
    дворянского либерализма. Как поэт-песенник он принадлежал к
    сентименталистскому направлению в русской поэзии. Свое "Собрание разных
    песен" он посвятил "российскому Шолье" Нелединскому-Мелецкому. В
    "Творениях", вышедших в свет при жизни поэта, опубликовано 60 песен.
    Несколько текстов написано на мелодии модных французских песен или
    популярных песен других поэтов, большая же часть - на "голоса" народных
    песен, которым поэт старался подражать. Сам поэт противопоставлял свою
    поэзию классицистической:
    
     Строй, кто хочет, громку лиру,
     Чтоб казаться в высоке;
     Я налажу песню миру
     По-солдатски, на гудке.
    
     Песня Николева "Девушка по сеням похаживала..." уже своей первой
    строкой указывала на источник - песню "Вдовушка по сеням похаживала...". На
    напев песни "Дорогая моя матушка..." поэтом сочинены даже две песни: "Кто
    меня несчастней может быть..." и "Ах, когда б я то предвидела...". Но
    народность этих песен - чисто внешняя. Вообще надо сказать, что, несмотря на
    все старания Николева приохотить современников к своим песням, лишь немногие
    из них вошли в быт. Николеву приписывается популярная песня "Взвейся выше,
    ионесися...", но для этого нет достаточных оснований (см. с. 198, 991).
    
     55
    
     На голос: "О! ma tendre musette! etc." {*}
     {* "О! моя нежная волынка! и т. д." (франц.). - Ред.}
    
     "Престань источник слезный,
     Престань, Лизета, лить!
     В глазах твоих любезный,
     И должно всё забыть".
    
     - "Внимай меня, вселенна,
     Внимай, любезный мой,
     Что я на то рожденна,
     Чтоб в плен отдаться твой.
    
     Чтоб чувствовать и мыслить
     Всегда одно с тобой;
     Одни утехи числить,
     Одною жить душой.
    
     Тебе вручила душу,
     Тебя клялась любить;
     И клятвы не нарушу,
     Доколе буду жить.
    
     Не льстят мне честь и слава,
     Не в них ищу отрад,
     Мой трон, моя держава -
     Один твой милый взгляд!
    
     Сули престол мне света,
     Чтоб отдала тебя;
     Ах, нет! твоя Лизета
     Умрет, тебя любя!"
    
     <1790>
    
     56. РУССКАЯ ПЕСНЯ
    
     Вечерком румяну зорю
     Шла я с грусти посмотреть,
     А пришла всё к прежню горю,
     Что велит мне умереть.
    
     Горе к речке заманило;
     Села я на бережок -
     Сердце пуще приуныло,
     Мутен чистый стал поток.
    
     Я, вздохнувши, тут сказала:
     Лейся, речка, как слеза!
     И, сказавши, показала
     Полны слез мои глаза.
    
     Струйки чисты зашумели,
     Будто сжалясь надо мной;
     Но утешить не умели,
     И осталась я с тоской.
    
     О души моей веселье,
     Для кого мне жизнь мила!
     Я последне ожерелье
     За тебя бы отдала.
    
     А когда б была богатой
     И большою госпожой,
     Все алмазы были б платой
     За свидание с тобой.
    
     Как сокровища я света,
     Берегу к тебе любовь;
     Ею лишь во мне нагрета
     Будто пламенем вся кровь.
    
     Горячее солнца знойна
     Сердце к милому горит,
     И душа лишь тем покойна,
     Что в себе его хранит.
    
     Вас, струйки мои любезны,
     Вас прошу в тоске моей!
     Донесите капли слезны
     Вы до милого скорей!
    
     Донесите... Пусть узнает,
     Сколько рвуся я по нем,
     Сколько сердце унывает
     О сокровище своем!
    
     Так скажите: "Но с тоскою
     Хоть и много видишь слез,
     А не всё, не всё с собою
     До тебя поток донес.
    
     Их еще осталось море
     Без тебя ей проливать;
     А в отраду, в лютом горе,
     Дорогого призывать".
    
     Но напрасно в вас, потоки,
     Погружаю голос мой;
     Вам пути хотя широки,
     Стон останется со мной.
    
     Сколько чистых струй ни вьете
     Быстрым бегом в берегах,
     Слез моих не унесете -
     Всё они в моих очах!
    
     Очи что ни повстречают,
     Всё постыло, всё беда!
     Рощи и луга скучают;
     Темно в полдень мне всегда.
    
     Ветерок ли рощу тронет,
     Где в печали я хожу, -
     Тотчас в думу... милый стонет...
     И от страха я дрожу!
    
     Выйду ль на лужок от скуки -
     Грусть за мною по пятам;
     Всем веселье - мне лишь муки:
     Где ступила, горе там!
    
     Люди с солнцем - людям ясно,
     А со мною всё туман!
     Без тебя оно напрасно,
     Без тебя мне жизнь обман.
    
     Нет, уж нет души со мною -
     Неужель, ах! ту забыл,
     Звал котору дорогою,
     И клялся, что ты любил?
    
     Нет, не верю!.. нет, не львицей
     Вскормлен ты, любезный мой!
     Той ли будешь ты убийцей,
     Отдан чей тебе покой?
    
     Нет, не верю... ах! заставишь
     Сердце верить и тому,
     Если сроку не убавишь,
     Возвратишься ты к нему!
    
     Я поверю!.. Жизнь разрушу,
     А тебе лишь тем отмщу,
     Что, любя тебя как душу,
     Смерть мою тебе прощу.
    
     <1792>, <1798>
    
     58
    
     Душеньки часок не видя,
     Думал, год уж не видал!
     Жизнь мою возненавидя,
     Жизнь, прости навек! - сказал.
    
     Но лишь встретился с душою,
     Снова стала жизнь мила;
     С новой, с новой красотою
     Вся природа процвела.
    
     Милы стали речки снова
     И песчаный бережок,
     Где душа для дорогого
     Опускает поплавок,
    
     Где бежит на уду рыбка
     К милой, к милой красоте;
     На устах мне чья улыбка
     Краше розы на кусте.
    
     Краше розы... ей дивлюся,
     Видя нежну, хорошу!
     Ей любуюсь, веселюся,
     Цвета запахом дышу.
    
     Но не розу я срываю,
     На сердечке мысль не та:
     Я целую, лобызаю
     Душу милую в уста.
    
     Снега личико белее
     И румянее зари;
     Очи кари дня светлее,
     И алмаза не дари...
    
     В взгляде милой я встречаю
     Ясна солнышка лучи;
     С нею вечно не скучаю,
     С ней денек мне и в ночи.
    
     С нею всё забыто мною,
     Окроме ее одной;
     С ней мне осенью, зимою
     Время кажется весной.
    
     О лужок, лужок зеленый,
     Где я с душенькой сижу!
     Не прельщаясь переменой,
     На нее одну гляжу.
    
     То, любуясь, называю
     Жизни душенькой моей,
     То цветочки я срываю
     И плету веночек ей.
    
     Я плету... она целует,
     Что тружуся для нее;
     Так словцом меня милует:
     "Ты сокровище мое!
    
     Жизни ты моей вся сладость,
     Жизнь тобой лишь хороша,
     Мысли дума... сердца радость,
     Душеньки твоей душа.
    
     Не отдам я дорогого
     За богатство всех царей;
     Счастья не хочу другого,
     Ставши душенькой твоей".
    
     Речью, душенька, такою
     Вечно, вечно утешай!
     Мною ты, а я тобою
     Век в любви найдем наш рай.
    
     ПРИМЕЧАНИЯ
    
     55. НРП, ч. 2, с. 6, без подписи. Печ. по H 1798, с. 258. В песенниках
    - часто без имени Лизеты и последней строфы - до 1819 г. С нотами - ММУ, № 
    10. Вариант текста и напева - Герстенберг и Дитмар, ч. 2, № 5. "О! ma
    tendre musette" - см. примеч. 48.
     56. МЖ, 1792, ч. 7, с. 277, подпись: H. H., с подзаголовком:
    "Сочиненная в подмосковной, в сельце Усладе, по просьбе дворовой девушки,
    прозвищем Швея-Горемыка, живописцем, прозванным Сердце", и с примечанием
    Карамзина: "Сообщена от сочинителя". Печ. по первой публикации, так как
    первая редакция с музыкой Кашина (ЖОМ, № 2, с. 6, под загл. "Горемыка")
    надолго удержалась в быту. О ее популярности свидетельствует М. А. Дмитриев:
    "Из всех томов, написанных Николевым, остались в памяти или по крайней мере
    долго держались в памяти... два куплета, которые в свое время находили
    большое сочувствие" (Дмитриев, с. 44). Речь идет о куплетах "О души моей
    веселье..." и "Люди с солнцем - людям ясно...", последний отсутствует в
    окончательной редакции (Н 1798, с. 204), в которой осталось 14 строф, а
    остальные использованы в другой песне (с. 207). Сокращенный текст (строфы
    1-5, 7) лег в основу популярного романса Алябьева (1827).
     57. СПбМ, 1793, ч. 3, с. 96, под загл. "Песня", с подзаголовком: "На
    голос "Выйду ль я на реченьку...". Прислана из Москвы", подпись: Н. Н. Печ.
    по H 1798, с. 213. В песенниках - с начала XIX в. ("Собрание отборных,
    старых и новых российских песен", СПб., 1803) по 1879 г. Свидетельство о
    популярности: "Песня сия по приятности своего голоса поется всякого рода
    людьми" (Вавилов, с. 25).
     58. Н 1789, с. 200. В песенниках - с начала XIX в. (НРВП, ч. 1) до
    1820 г.
    
     Герстенберг и Дитмар - Песенник, или Полное собрание старых и новых
    российских народных и прочих песен для фортепиано, собранных издателями.
    Санктпетербург, у Герстенберга и Дитмара, ч. 1-3 (1797-1798).
     ЖОМ - Журнал отечественной музыки на 1806 год, издаваемый Д. Кашиным.
     МЖ - "Московский журнал". 1791-1792.
     ММУ - "Магазин музыкальных увеселений, или Полное собрание вокальных
    пиес, самых лучших и новейших всякого рода...", ч. 1, М., 1795.
     H 1798 - Творения Николая Петровича Николева..., ч. 5, "Собрание
    разных песен", М., 1798.
     НРВП - Новейший российский всеобщий песенник. Новое издание в 4-х
    частях, М., 1803.
     НРП - Новый российский песенник, или Собрание любовных, хороводных,
    пастушьих, плясовых, театральных, цыганских, малороссийских, козацких,
    святочных, простонародных, и в настоящую войну на поражение неприятелей и на
    разные другие случаи сочиненных. .., ч. 1-3, СПб., 1790-1791.
     СПбМ - журнал "Санкт-Петербургский Меркурий", 1793.
    
     Н. П. Николев
    
     "Полно, сизенький, кружиться..."
    
    -----------------------------------------------------------------------------
     Русские песни и романсы.
     "Классики и современники"
     М.: Художественная литература, 1989
    -----------------------------------------------------------------------------
    
    {{***}}
    
     Полно, сизенький, кружиться,
     Голубочек, надо мной!
     Лучше вдаль тебе пуститься,
     Вдаль... туда, где милый мой.
    
     Полети к нему скорее,
     Долети к душе моей;
     Проворкуй ему жалчее,
     Что не вижу ясных дней.
    
     Как листок от ветра бьется,
     Бьется сердце так мое,
     К другу движется... несется
     Горе с ним забыть свое...
    
     Ах! не туча развилася,
     Льет не сильный дождь, гроза
     То по друге пролилася
     Горькая моя слеза!
    
     Всё я голосом унылым,
     Всё, что встречу, то прошу:
     Дай увидеться мне с милым!
     Для него я лишь дышу.
    
     Для него не умираю,
     Горем мучася моим;
     Не на муки я взираю,
     На мое свиданье с ним.
    
     Не тяжелы вздохи числю,
     Их не можно перечесть,
     Я о том... о том лишь мыслю,
     Чтоб к нему себя донесть.
    
     Он всё то, что в свете мило -
     Мило сердцу моему!
     Нет его... и всё постыло,
     И не рада ничему!
    
     Без того, по ком рыдаю
     И кого прошу у всех,
     Не найду и не желаю
     Ни сокровищ, ни утех.
    
     Чтобы с милым повидаться,
     Бурно море преплыву;
     Чтобы с милым мне расстаться,
     Смерть я жизнью назову.
    
     Ах, лети и всё до слова,
     Голубок, ему скажи,
     Возврати мне дорогого,
     Душу в теле удержи!
    
     Умереть его дождуся,
     Силы все на то сберу;
     На него я нагляжуся
     И от радости умру.
    
     <1793>