Стихотворения (Мятлев)

Стихотворения
автор Иван Петрович Мятлев
Опубл.: 1844. Источник: Мятлев, Иван Петрович. Стихотворения ; Сенсации и замечания госпожи Курдюковой / Вступ. статья [с. 5-48], и сост. Н. А. Коварского; подгот. текста и примеч. Н. А. Коварского и Е. П. Бахметьевой; [ил.: И. С. Серов]. — Л.: Сов. писатель, 1969. (Библиотека поэта. Большая серия.); pdf, az.lib.ru

СТИХОТВОРЕНИЯПравить

СОДЕРЖАНИЕ

IПравить

1. Призыв

2. Сомнение

3. Луна

4. Облако

5. Чужое дитя

6. Рыбак

7. Розы

8. Ветка

9. Вечер

10. Песнь ратника

11. Нейдорфская ночь

12. Птичка

13. Русский снег в Париже

14. Тарантелла

15. Что я видел вчера

16. Лютня

17. Старушка

18. Бывало

19. Фонарики

20. Падучая звезда

21. Приди, приди. Весенняя песнь соловья

22. П. А. Г.

23. Скучно. Дума

24. Соловей

25. Фантазия на мазурку Шопена, игранную Листом в концерте 22 апреля 1842 года

26. Молитва Рубини

27. Маске в черном домино

28. Часы

29. Воскресение Лазаря

30. Лунная ночь

31. Сон

32. Разочарование

33. Звезда

34. День рождения

IIПравить

35. Артамоныч

36. «Канкрин наш, право, молодец!..»

37. Фантастическая высказка

38. Подражание Пушкину

39. Медведь и Коза. Басня

40. Наставление гр<афине> Р<астопчиной>

41. Сельское хозяйство. Быль на Руси

42. Александре Осиповне Смирновой перед тем, чтобы

43. Нечто о пальце моей музы

44. Нечто о некоторой даме из вороных

45—46. <В. А. Жуковскому>

1. Алина и Альсим

2. Светлана

47. Соловьям Новознаменского

48. Пахитос

49. Мадам Курдюкова Лермонтову

50. Петергофский праздник

51. «Ужель ты веришь наговорам…»

52. «Ах, правда ли ce qu’on dit…»

53. Видение в гостинице Шевалдышева

54. Англичанин

55. Неприятный сосед

56. О певице Гарции Виардо, которую большая часть публики называет «вер-д’о»

57. Новый 1844. Фантазия

58. Скрипка

59. Коммеражи

60. «Моя барыня Смирнова…»

61. Новый год

62. Свадебный поезд колонистов

63. Спор за вафли

64. Наставнику-аббату

65. Проект гросфатера

66. Разговор Барина с Афонькой

67. Раут

68. Статуя

69. Катерина-шарманка

70. Истолкование любви

71. Брачная деликатность

72. Кн<ягине> А. Лоб<ановой-Ростовской>

73. На грех мастера нет

74. Великолуцкий французский кадриль

75. Санкт-Петербургский французский кадриль

76. «Я Мятлева Ивана…»

77. А. Д. Баратынской

78. Рассказ о русской кампании

79. Екат<ерине> Сем<еновне> Лазаревой

80. «Ах, Бартенева-мамзель…»

81. Прощание двух братьев, дьякона и капитана

82. Причина страсти к стихотворству

83. Три критические часа

84. Баллада

85. Размолвка попа с дьяконом

86. В альбом заике

87. Коллективное. «Надо помянуть, непременно помянуть надо…»

ПРИЛОЖЕНИЕ

1. Нечто о «Гугенотах»

2. «Но вот чудное явленье…»

IПравить

1. ПРИЗЫВПравить

Отчего, мой ангел милый,

Так мне скучно без тебя?

Свет сей сделался могилой,

Всё постыло для меня!

Отчего других мне радость

Уж веселья не дает?

Лишь в очах твоих вся сладость —

В них душа моя живет!

Ты как солнце, что лучами

Всю вселенную живит;

Как весна, что нас цветами

К удовольствию манит;

Как луна, что освещает

Странника в тиши ночной;

Как надежда, что вселяет

В душу к бедному покой.

Так приди ж, мой друг бесценный!

Приди, рай всех чувств моих!

И забуду о вселенной

Я в объятиях твоих.

Июль 1824

2. СОМНЕНИЕПравить

Неужель мечта пустая,.

Неужели тщетный сон —

И любовь моя святая

И души моей закон?

Неужель мой друг сердечный,

Та, кем жизнь моя красна,

Красотой не будет вечной

Цвесть, как юная весна?

Неужель уста младые,

Яркий пламень тех ланит

И те очи голубые,

В коих сердце говорит, —

Изменятся, перестанут

Сердце, душу волновать,

И уста мои не станут

Их как прежде целовать?

Нет, не верю; нет, пустое!

Навсегда они со мной —

Сердце вечно молодое

И с любовью молодой!

Пусть изменится вселенна,

Мне что нужды до того?

Память сердца неизменна:

Она врезалась в него.

И она всё будет та же,

Как ее я прежде знал;

С нею мы под старость даже

Будем пить любви фиал.

Та ж любовь! Ее цветами

Жизни осень усладим,

А как постареет с нами —

Мы ей дружбу придадим.

Август 1831

3. ЛУНАПравить

Когда волшебная луна

На небе голубом сияет

И полуспящая волна

Ее мерцанье отражает,

Когда в тиши ночной зефир

Колеблет листия порою, —

Душа весь наполняет мир

Своей любимою мечтою.

Не радость в ней и не печаль,

Но, с будущим минувшее сливая,

Она глядит в туманну даль,

Воображению внимая.

Оно рисует перед ней

Всё, что сбылось, что изменило

И что в печальной жизни сей

Еще бы сердце веселило:

Друзей минувших юных лет,

И отчий дом, поля родные,

И тех, кого уж больше нет,

Но в сердце всё еще живые;

А горький опыта урок,

Что дважды младость не бывает,

Что счастию положен срок —

Душа в раздумье забывает.

Но долго ли обольщена

Она любимою мечтою?

Зайдет за облако луна —

И увлечет мечту с собою.

И жизни одинокий путь

Еще грустней, мрачней предстанет,

И мысль одна: когда-нибудь,

Авось, еще луна проглянет!

Ноябрь 1833

4. ОБЛАКОПравить

Как быстро облако бежит!

Оно сейчас луну закроет,

Мой путь вечерний омрачит,

И сердце вещее заноет.

Есть в жизни тоже облака,

И радость жизни тоже тмится,

Когда несчастия рука

Внезапно на сердце ложится.

Но ветер облако умчит —

Луна по-прежнему сияет,

Мой путь вечерний серебрит,

И томный сумрак исчезает.

Ах! Если б жизни облака

Погода так же б уносила

И налетевшая тоска

Навек бы сердца не клеймила!

Удел наш в жизни не таков,

Когда спознаешься с тоскою…

Но будет жизнь без облаков,

И к ней я уношусь мольбою.

1833 (?)

5. ЧУЖОЕ ДИТЯПравить

На станции дитя ко мне

Пришло, ласкается, играет,

И мне, как бы в туманном сне,

Моих детей напоминает.

И понеслась душа моя

Домой привычною мечтою…

Моих детей ласкаю я,

Любуюсь милою женою,

Радушен, весел их привет.

Души желанье совершилось:

Тоски, усталости уж нет,

И сердце радостью забилось!

Я новой жизнию горю,

Дорожный посох свой бросаю,

Про путь им дальний говорю,

И их рассказам я внимаю,

И счастлив я любовью их!

Вполне блаженствую душою:

Жена в объятиях моих,

И дети все — опять со мною!.

Но колокольчик зазвенел…

Уж тройка для меня готова,

И я опять осиротел,

И тосковать я должен снова…

Передо мной широкий путь

Метель и вьюга заметает…

И где конец его — кто знает!

Пора, пора бы отдохнуть!

<1834>

6. РЫБАКПравить

Волна шумит, волна бушует

И с пеною о берег бьет;

На берегу сидит, тоскует

Младой рыбак и слезы льет!

Грозой челнок его разбило,

Напрасны были все труды;

Погиб, но белое ветрило

Еще мелькает из воды,

То погрузится, то всплывает,

Как бы прощаясь с рыбаком;

Так пламень жизни догорает

С весной в страдальце молодом.

Волна шумит, волна бушует

И с пеною о берег бьет;

На берегу сидит, тоскует

Младой рыбак и слезы льет!

«О мой челнок, прости! Пропало

С тобою то, что льстило мне;

С какой отвагой я, бывало,

С тобой носился по волне!

Как ты летел, рулю послушный,

Как быстро волны рассекал,

С какою резвостью воздушной

Твой вымпел под небом играл!»

Волна шумит, волна бушует

И с пеною о берег бьет;

На берегу сидит, тоскует

Младой рыбак и слезы льет!

«Мы навсегда с тобой расстались;

С весны, бывало, до зимы

Веселой песней оглашались

Моей прибрежные холмы.

И я умолк! „Прости!“ — надежде,

И песням я „Прости!“ — сказал;

А море то же, как и прежде,

Передо мной призывный вал».

Волна шумит, волна бушует

И с пеною о берег бьет;

На берегу сидит, тоскует

Младой рыбак и слезы льет!

«Завесть могу челнок я новый,

Ветрило новое достать

И, вопреки судьбе суровой,

Пуститься по морю опять;

Но будет уж не то ветрило,

Не тот челнок, и с ними мне

Не будет уж, как прежде было,

Отрадно плавать по волне».

Волна шумит, волна бушует

И с пеною о берег бьет;

На берегу сидит, тоскует

Младой рыбак и слезы льет!

Так если в юности мятежной

Изменят счастье и любовь,

Уж никогда к ним верой прежней

Не озарится сердце вновь.

Быть может, счастье пожалеет,

Опять отдаст, что отнято,

И новая любовь повеет, —

Но будет всё уже не то!..

Волна шумит, волна бушует

И с пеною о берег бьет;

На берегу сидит, тоскует

Младой рыбак и слезы льет!

<1834>

7. РОЗЫПравить

Как хороши, как свежи были розы

В моем саду! Как взор прельщали мой!

Как я молил весенние морозы

Не трогать их холодною рукой!

Как я берег, как я лелеял младость

Моих цветов заветных, дорогих;

Казалось мне, в них расцветала радость;

Казалось мне, любовь дышала в них.

Но в мире мне явилась дева рая,

Прелестная, как ангел красоты;

Венка из роз искала молодая —

И я сорвал заветные цветы.

И мне в венке цветы еще казались

На радостном челе красивее, свежей;

Как хорошо, как мило соплетались

С душистою волной каштановых кудрей!

И заодно они цвели с девицей!

Среди подруг, средь плясок и пиров,

В венке из роз она была царицей,

Вокруг ее вилась и радость и любовь!

В ее очах — веселье, жизни пламень,

Ей счастье долгое сулил, казалось, рок, —

И где ж она? .. В погосте белый камень,

На камне — роз моих завянувший венок.

<1834>

8. ВЕТКАПравить

«Что ты, ветка бедная,

Ты куда плывешь?

Берегись — сердитое

Море… Пропадешь.

Уж тебе не справиться

С бурною волной,

Как сиротке горькому

С хитростью людской.

Одолеет лютая,

Как ты ни трудись,

Далеко умчит тебя,

Ветка, берегись!» —

«Для чего беречься мне? —

Ветки был ответ. —

Я уже иссохшая,

Во мне жизни нет.

От родного дерева

Ветер оторвал;

Пусть теперь несет меня,

Куда хочет, вал.

Я и не противлюся:

Мне чего искать?

Уж с родимым деревом

Не срастись опять!»

<1834>

9. ВЕЧЕРПравить

Уже догорало,

Скрываяся в море,

Дневное светило;

И небо пылало,

И сердце мечтало:

Минувшее горе,

Как дальнее эхо, его возмутило!

И тихо спускалась

С небесного свода

Завеса ночная;

Так точно скрывалась,

Чем здесь озарялась

Для сердца природа:

Любовь и надежда, и радость земная.

И сердце, уныло,

Вдруг вспомнило ясно

Счастливое прежде,

И сердце спросило:

Ужель изменило

Всё то, что прекрасно?

Ужели не верить любви и надежде?

Друзья незабвенны,

Которых мы в свете

Так рано лишились,

Землей сокровенны,

Душой вы нетленны!

Но где же живете?

Ужели навеки от нас вы сокрылись?

И звезды златые

Безмолвным ответом

На небе блеснули!

О! Сердцу родные,

В мир лучший взятые,

С бывалым приветом

И с прежней любовью не вы ли взглянули?

Я верю! Так ясно —

Любви только очи

Пылают огнями,

И я не напрасно

На звезды так страстно

Взираю средь ночи:

В них души ликуют утраченных нами.

<1834>

10. ПЕСНЬ РАТНИКАПравить

Подайте мне булатный меч,

Подайте копие стальное!

За край родной в кроваву сечь

Мое стремится ретивое.

Я милой девою любим;

Она сама «люблю» сказала;

Сим словом я непобедим,

И жизнь мне в красоте предстала,

Но отплатить я должен ей:

Пусть мною тож она гордится,

Пусть бранной славы луч моей

На милой деве отразится.

Подайте мне булатный меч,

Подайте копие стальное,

За край родной в кроваву сечь

Мое стремится ретивое.

Но, может быть, обманут я?

Изменница другого любит?

За что ж обман? Он, как змея,

Всю радость дней моих погубит;

Тоска, и ревность, и любовь

Отравой в душу мне втеснятся,

И никогда надеждой вновь

Мои мечты не озарятся.

Подайте мне булатный меч,

Подайте копие стальное,

Скорей, скорей в кроваву сечь!

Там исцелится ретивое.

Убитым быть и пасть в бою,

Быть может, суждено мне роком;

Она узнает смерть мою!

И это будет ей упреком.

Но нет, пусть любит так другой,

Как я любил, как обожаю,

Пусть он сравняется со мной —

И я изменнице прощаю!

Подайте мне булатный меч,

Подайте копие стальное!

За край родной, в кроваву сечь!

Пусть там погаснет ретивое.

<1834>

11. НЕЙДОРФСКАЯ НОЧЬПравить

Петербургским друзьям

Уж солнце скрылось за горою,

Уж затенился день вечернею зарею,

И понемногу ночь настлала свой покров

На засыпающий Нейдорф,

И небо ясное усеялось звездами;

Тут мне повеяло мечтами

О стороне моей родной.

Как часто там, в тиши ночной,

Те ж звезды для меня сияли

И сердцу сладостно вещали

О чем-то лучшем, неземном,

И думы резвые летали

В их хороводе золотом,

И сердцу милый отчий дом

Их покровительству вверяли.

Я как-то лучше был душой,

Глядя на их волшебный строй;

Но вы тогда со мной бывали,

И звезды вместе нам сияли, —

Родные сердцу и друзья,

И вас сливала мысль моя!

Теперь я здесь один скитаюсь,

Один на звезды я гляжу,

Но вас опять я нахожу —

В звездах я с вами съединяюсь,

Мне светит в них ваш добрый взгляд,

Они — о вас мне говорят.

О, сердцу родные!

На звезды златые

Взгляните порой,

Вам также сияет

И вас осеняет

Их хор неземной!

Два слова скажите,

Поклон мне пошлите,

Они долетят!

Они заблестят!

В их светлом сиянье,

В душевном свиданье

Мы миг проведем,

И с новою силой

Разлуки унылой

Тоску понесем.

<1839>

12. ПТИЧКАПравить

«Молодая пташечка,

Ты куда летишь?

Ты куда из клеточки,

Резвая, спешишь?

Берегись, в полях тебя

Сторожит стрелок,

Иль к мальчишке, может быть,

Попадешь в силок.

Иль тебя вдруг хищная

Птица заклюет,

Иль среди погодушки

Гром тебя убьет».

«Я лечу на родину,

Там гнездо совью,

Там весну увижу я

Прежнюю свою.

В чистом, ясном воздухе

Буду ликовать,

О своей неволюшке

С песней вспоминать.

Не боюсь опасностей,

Грома, ни сетей,

Грусть и одиночество

Изведут скорей.

А когда ударит вдруг

Час последний мой,

Мыслью той утешуся,

Что лечу домой.

За надежду сладкую

Смертью заплачу;

А кто знает, может быть,

Я и долечу».

«Ну, лети же, пташечка,

Лети, бог с тобой!

Ах! И мне как хочется

Самому домой.

И когда бы крылышки

Я твои имел,

Я давно на родину

Сам бы улетел».

<1839>

13. РУССКИЙ СНЕГ В ПАРИЖЕПравить

Здорово, русский снег, здорово!

Спасибо, что ты здесь напал,

Как будто бы родное слово

Ты сердцу русскому сказал.

И ретивое запылало

Любовью к родине святой,

В груди отрадно заиграло

Очаровательной мечтой.

В родных степях я очутился,

Зимой отечества дохнул,

И от души перекрестился,

Домой я точно заглянул.

Но ты растаешь, и с зарею

Тебе не устоять никак,

Нет, не житье нам здесь с тобою:

Житье на родине, земляк!

<1839>

14. ТАРАНТЕЛЛАПравить

1

Вот луна глядится в море,

В небе вещая горит,

Видит радость, видит горе

И с душою говорит…

Говорит душе беспечной:

«Пой, любуйся, веселись!

Дивен мир, но мир не вечный!

Выше, выше понесись,

Жизни слишком скоротечной

Не вдавайся, не держись.

Думам здесь не развернуться,

Не успеешь оглянуться —

Всё прекрасное пройдет!

А на небе безопасно, —

Небо чисто, небо ясно,

В нем обширнее полет».

2

Вот луна глядится в море,

В небе вещая горит,

Видит радость, видит горе

И с душою говорит…

«Посмотри: уж догорает

Освещенье на пирах,

Шум оркестров затихает,

И одна, почти в слезах,

Дева бедная вздыхает

Об утраченных часах.

Посмотри: завяли розы;

Посмотри: лиются слезы…

Где забав горячий след?

А на небе всё прекрасно, —

Небо чисто, небо ясно,

Даже облачка в нем нет!»

3

Вот луна глядится в море,

В небе вещая горит,

Видит радость, видит горе

И с душою говорит…

«Как цвела и как любила

Эта юная чета;

Восхищала, веселила

Их любовь, их красота!

Тут измена, здесь могила;

Всё земное — суета.

Как непрочно всё, что мило!

Счастье многое сулило,

Но сдержало ли обет?

А на небе всё прекрасно, —

Небо чисто, небо ясно,

И обмана в небе нет».

4

Вот луна глядится в море,

В небе вещая горит,

Видит радость, видит горе

И с душою говорит…

«Вот счастливца окружают

Дети, други, как цветы

Вкруг его благоухают…

Но надолго ль? Видишь ты,

Друг за другом отпадают,

Точно с дерева листы, —

И один, осиротелый,

По дороге опустелой,

Пригорюнясь, он идет.

А на небе всё прекрасно, —

Небо чисто, небо ясно,

Там разлука не живет».

5

Вот луна глядится в море,

В небе вещая горит,

Видит радость, видит торе

И с душою говорит…

«Увлекаешься ль мечтою

Славы доблестных трудов?

Видишь стаю за собою

И зоилов, и врагов,

Ты обрызган клеветою,

Ты везде встречаешь ков;

Твой восторг охладевает,

Чувств святыню оскорбляет

Света хохот, света лед.

Но взнесись на небо ясно, —

Там свободно, там прекрасно,

И оно тебя поймет».

6

Вот луна глядится в море,

В небе вещая горит,

Видит радость, видит горе

И с душою говорит…

Говорит душе унылой:

"Мир роскошный опустел

Для тебя, и легкокрылый

Дух веселья отлетел, —

Но крепись духовной силой,

Нет, не в мире твой удел!

Твой удел вот здесь, меж нами,

Меж блестящими звездами

Прежнее тебя всё ждет,

Всё, что мило, что прекрасно,

Небо чисто, небо ясно

Для тебя здесь бережет.

<1840>

15. ЧТО Я ВИДЕЛ ВЧЕРАПравить

П. А. Плетневу

России ангел облачился

В кусочек неба и слетел

В концерт, где русских рой толпился

И где Итальи гений пел.

И я смотрел на то виденье,

На тот небесный, дивный лик,

И чудное гремело пенье,

И взором в небо я проник.

Осуществилась мысль поэта,

Душа святыней обдалась….

Но песнь чудесная допета,

И ангел вдруг исчез из глаз.

Так недосказанной умчалась

Святая тайна в небеса!

Но ангела в душе осталась

Залогом дивная краса.

В ней вижу рая обещанье,

Награду жизни скорбных дней,

И благодать, и упованье

Теперь живут в душе моей.

27 ноября 1840

С.-Петербург

16. ЛЮТНЯПравить

Имел я лютню в юных днях.

На золотых ее струнах

Бряцал я радость, упованье,

Бряцал любовь, очарованье,

Бряцал веселье и печаль.

Моей мне часто лютни жаль:

Теперь, в минуты вдохновенья,

В часы душевного томленья

Еще бы побряцал на ней

Я песнь моих счастливых дней,

Еще бы радость раздавалась,

Когда б цела она осталась!

Но время грузною рукой

Струну порвало за струной,

И каждая души утрата:

Обман надежд, кончина брата,

И смерть отца, и смерть детей —

На лютне врезались моей.

Одну струну, струну печали,

Судьбы порывы не порвали.

На ней бряцать мне суждено,

И я пою всегда одно:

Минувших дней воспоминанье

И лучшей жизни упованье.

1840

17. СТАРУШКАПравить

Идет старушка в дальний путь,

С сумою и клюкой;

Найдет ли место отдохнуть

Старушка в час ночной?

Среди грозы кто приютит?

Как ношу донесет?

Ничто старушку не страшит,

Идет себе, идет…

Присесть не смеет на часок,

Чтоб дух перевести;

Короткий дан старушке срок,

Ей только б добрести…

И, может быть, в последний раз

Ей суждено туда,

Куда душа всегда рвалась,

Где кончится беда.

Во что б ни стало, а дойти,

Хоть выбиться из сил,

Как бы ни страшно на пути,

Чем путь бы ни грозил.

Так в жизни поздние лета

Сильней волнует кровь

Души последняя мечта,

Последняя любовь.

Ничто не помогает нам —

Ни юность, ни краса,

Ни рой надежд, младым годам

Дарящий небеса.

Одна любовь взамен всему,

И с нею мы идем,

И с нею горестей суму

Безропотно несем.

Спешим, спешим в далекий путь…

Желали бы бежать…

Присесть не смеем, отдохнуть,

Чтобы не опоздать.

Бесщадно гонит нас любовь,

Пока дойдем туда,

Где навсегда остынет кровь,

Где кончится беда.

<1841>

18. БЫВАЛОПравить

Бывало… Бывало, —

Как всё утешало,

Как всё привлекало,

Как всё забавляло,

Как всё восхищало!

Бывало… Бывало!

Бывало… Бывало, —

Как солнце сияло,

Как небо пылало,

Как всё расцветало,

Резвилось, играло,

Бывало… Бывало!

Бывало… Бывало, —

Как сердце мечтало,

Как сердце страдало,

И как замирало,

И как оживало,

Бывало… Бывало!

Но сколько не стало

Того, что бывало,

Так сердце пленило,

Так мир оживляло,

Так светло сияло,

Бывало… Бывало!

Иное завяло,

Иное отстало,

Иное пропало,

Что сердце ласкало,

Заветным считало!

Бывало… Бывало!

Теперь всё застлало

Тоски покрывало,

Ах, сердце, бывало,

Тоски и не знало:

Оно уповало!

Бывало… Бывало!

<1841>

19. ФОНАРИКИПравить

Фонарики, сударики,

Скажите-ка вы мне,

Что видели, что слышали

В ночной вы тишине?

Так чинно вы расставлены

По улицам у нас:

Ночные караульщики,

Ваш верен зоркий глаз!

Вы видели ль, приметили ль,

Как девушка одна,

На цыпочках, тихохонько

И робости полна,

Близ стенки пробирается,

Чтоб друга увидать

И шепотом, украдкою

«Люблю!» ему сказать.

Фонарики, сударики

Горят себе, горят,

А видели ль, не видели ль —

Того не говорят.

Вы видели ль, как юноша

Нетерпеливо ждет,

Как сердцем, взором, мыслию

Красавицу зовет…

И вот они встречаются —

И радость, и любовь;

И вот они назначили

Свиданье завтра вновь.

Фонарики, сударики

Горят себе, горят,

А видели ль, не видели ль —

Того не говорят.

Вы видели ль несчастную,

Убитую тоской,

Как будто тень бродящую,

Как призрак гробовой,

Ту женщину безумную,

Заплаканы глаза:

Ее все жизни радости

Разрушила гроза.

Фонарики, сударики

Горят себе, горят,

А видели ль, не видели ль —

Того не говорят.

Вы видели ль преступника,

Как в горести немой

От совести убежища

Он ищет в час ночной?

Вы видели ль веселого

Гуляку в сюртуке,

Оборванном, запачканном,

С бутылкою в руке?

Фонарики, сударики

Горят себе, горят,

А видели ль, не видели ль —

Того не говорят.

Вы видели ль сиротушку,

Прижавшись в уголок,

Как просит у прохожего,

Чтоб, бедной, ей помог;

Как горемычной холодно,

Как страшно в темноте.

Ужель никто не сжалится,

И гибнуть сироте?

Фонарики, сударики

Горят себе, горят,

А видели ль, не видели ль —

Того не говорят.

Вы видели ль мечтателя,

Поэта в час ночной?

За рифмой своенравною

Гоняясь, как шальной,

Он хочет муку тайную

И неба благодать

Толпе, ему внимающей,

Звучнее передать.

Фонарики, сударики

Горят себе, горят,

А видели ль, не видели ль —

Того не говорят.

Быть может, не приметили…

Да им и дела нет;

Гореть им только велено,

Покуда будет свет.

Окутанный рогожею

Фонарщик их зажег;

Но чувства прозорливости

Им передать не мог!. .

Фонарики, сударики —

Народ всё деловой:

Чиновнику сановники —

Всё люди с головой!

Они на то поставлены,

Чтоб видел их народ,

Чтоб величались, славились,

Но только без хлопот.

Им, дескать, не приказано

Вокруг себя смотреть,

Одна у них обязанность:

Стоять тут и гореть.

Да и гореть, покудова

Кто не задует их.

Так что же и тревожиться

О горестях людских!

Фонарики, сударики —

Народ всё деловой:

Чиновники, сановники —

Всё люди с головой!

8 ноября 1841

20. ПАДУЧАЯ ЗВЕЗДАПравить

Вот падучая звезда

Покатилась, но куда?

И зачем ее паденье,

И какое назначенье

Ей от промысла дано?

Может быть, ей суждено,

Как глагол с другого света,

Душу посетить поэта,

И хотя на время в ней

Разогнать туман страстей,

Небо указать святое,

И всё тленное, земное

Освятить, очаровать.

Иль, быть может, благодать,

Утешенье, упованье

В ней нисходит на страданье,

Как роса на цвет полей

После зноя летних дней,

Жизнь и радость возвращая.

Может быть, любовь святая

В сердце юное летит

И впервые озарит

Всё заветное, родное,

И блаженство неземное

В это сердце принесет.

Может быть, она ответ

На молитву и на слезы,

И несет былого грезы

В дар тому, кто и любил,

И страдал, и пережил

Всё, чем жизнь его пленяла,

А теперь тоска застлала

Этот светлый небосклон.

Может быть, она поклон

Друга, взятого могилой,

И привет его унылый

Тем, кого он здесь любил,

О которых сохранил

Память в жизни бесконечной,

Как залог союза вечный

Неба с грустию земной.

Может быть, она с слезой

Ангела несет прощенье,

Омывает прегрешенья

И спокойствие дарит.

Может быть, она летит

С новой, детскою душою,

И обрадует собою

В свете молодую мать.

Может быть, но как узнать?

Как постичь определенья

Их небесного паденья?

Не без цели их полет:

Человека бережет

Беспрестанно провиденье,

И есть тайное значенье

В упадающих звездах —

Но нам только в небесах

Эта тайна объяснится.

А теперь, когда катится,

Когда падает звезда,

Мы задумаем всегда

Три желанья, три моленья,

Ожидаем исполненья,

И ему не миновать,

Если только досказать

Всё, покуда не умчится,

Не погаснет, не затмится,

Не исчезнет навсегда

Та падучая звезда,

По которой загадали,

Помолились, пожелали.

<1842>

21. ПРИДИ, ПРИДИПравить

Весенняя песнь соловья

«Приди, приди!» — Куда зовешь

Ты, соловей, меня с собою?

О чем неведомом поешь,

О чем беседуешь с душою?

«Приди, приди!» --Ужели ты

В краю, куда мои просились

Всегда заветные мечты

И все желания стремились?

«Приди, приди!» — Но досказать

Не можешь ты всего, что знаешь,

Велишь ты сердцу уповать,

Зовешь с собой и умоляешь.

«Приди, приди!» — Но я без крыл,

Не улететь мне за тобою;

Тоску ты только заронил

Мне в сердце песней неземною.

<1842>

22. П. А. Г.Править

Залетное, небесное виденье,

Дай весточку о родине твоей!

Надолго ль ты рассталось с ней,

Твое надолго ль посещенье?

От сердца горе отлегло,

Я вдруг помолодел душою,

Мне стало так легко, светло,

Когда я встретился с тобою.

Скажи, там, в синих небесах,

Знакома ль ты с моей звездою?

Она в сияющих звездах

Светлее всех — сходна с тобою!

Как ты среди земных утех,

Среди пиров земного мира

Светлей, видней, милее всех, —

Так и она среди эфира!

Как ты, чудесно хороша

Моя звезда, одно с тобою;

Вся заливается душа

При вас любовью и тоскою.

Как стану я на вас смотреть,

Мой взор не может отделиться,

И плакать хочется, и петь,

И богу хочется молиться.

Твой взгляд, как дивный с неба луч,

Вливает в душу упоенье,

Среди туманных жизни туч

Мне говорит, как откровенье.

Как шестикрылый серафим,

Как непорочный житель рая,

Ты улыбаешься моим

Стихам, бессмыслицам внимая.

Я позабыл про небеса,

Уж в них очей не устремляю,

Твоя мне светит здесь краса,

И бога я благословляю!

Но отчего ж пленился я

Так страстно, светлый небожитель,

Скажи, не ты ль звезда моя,

Не ты ли ангел мой хранитель?

7 февраля 1842

С.-Петербург

23. СКУЧНОПравить

Дума

Лес дремучий, лес угрюмый,

Пожелтелые листы,

Неразгаданные думы,

Обманувшие мечты!

Солнце жизни закатилось,

Всё прекрасное прошло,

Всё завяло, изменилось,

Помертвело, отцвело.

Всё состарилось со мною,

Кончен мой разгульный пир,

Охладевшею душою

Я смотрю на светлый мир.

Мир меня не разумеет,

Мир мне сделался чужой,

Не приманит, не согреет

Ни улыбкой, ни слезой.

То ли в старину бывало!

Как любил я светлый мир!

Опыт сдернул покрывало…

И разбился мой кумир.

Как в ненастье, завыванье

Ворона в душе моей…

Но есть тоже соловей

Сладкозвучный — упованье!

8 февраля 1842

24. СОЛОВЕЙПравить

Сладкозвучный соловей!

Говори душе моей;

Пой мне песнь бывалых дней,

Сладкозвучный соловей.

Как я любовался ей,

Без заботы, без затей,

В светлой юности моей,

Сладкозвучный соловей.

Верил я словам друзей,

Верил доброте людей,

Песне радуясь твоей,

Сладкозвучный соловей.

Песнь твоя в тиши ночей

Нынче стала мне грустней;

Спой мне песнь бывалых дней,

Сладкозвучный соловей.

4 марта 1842

25. ФАНТАЗИЯ
НА МАЗУРКУ ШОПЕНА, ИГРАННУЮ ЛИСТОМ
В КОНЦЕРТЕ 22 АПРЕЛЯ 1842 ГОДА
Править

Мазурку начали… Я с нею,

Я с нею буду танцевать!

Я всё ей высказать успею,

Пора, пора ей всё узнать.

Я ей скажу, как я тоскую,

Как я страдаю, как ревную,

Как я влюблен, как плачу я!

Но вот она, беда моя!

При ней я всё позабываю,

Любовно стан ее роскошный обнимаю

И с ней верчусь, и с ней лечу,

В восторге я!

Но нет, хочу

Ей высказать мои сомненья,

Просить хотя из сожаленья

Мою всю жизнь не отравлять.

Но только вымолвил — и глядь,

Она меня внезапно покидает,

С другим идет, ему внимает,

А я как вкопанный стою!

Тоску не выплакать мою

Реками слез.

О! Как сердита,

Всех восхищает, как Харита,

А на меня и не глядит,

Ей нужды нет, что я убит.

Я одержу победу над собою,

Ей отомщу, пойду с другою:

Пускай потужит и она.

Ах, как душа моя больна!

Как тяжело мне, как мне скучно!

Мазурка между тем так звучно,

Так весело, так сладостно гремит,

Всех оживляет, всех манит

К восторгу, к радости беспечной,

Мне одному тоски моей сердечной

Не одолеть!..

Не одолеть! Ужель

Одна есть только в жизни цель?

Я целью оживлюсь другою!

Я в небо унесусь парящею мечтою:

Там сонмы ангелов, там пери дивный рой,

Они мне возвратят и радость и покой,

Там отдохнет душа больная.

Победной песне их я мысленно внимая,

От всех земных тревог навеки откажусь,

В пустыню мрачную от света удалюсь,

Как труженик, вздымая к небу руки.

Бессмысленный! Опять мазурки звуки,

Опять она порхнула предо мной,

И я опять порабощен душой.

Но что я вижу… Вот подходит!

И на меня с улыбкой взор наводит,

Меня зовет, меня манит,

Со мною ласково, приветно говорит.

Спасибо, ангел мой прелестный!

Спасибо… Радости небесной

Ты долю мне в сей жизни подала;

Как хороша ты, как мила,

Мне более уже не тяжело, не скучно.

Мазурка сладостно и звучно,

И весело, и радостно гремит,

Со мной красавица летит,

На крыльях радости душа моя стремится.

Но долго ли мазурка продолжится?

Апрель 1842

С.-Петербург

26. МОЛИТВА РУБИНИПравить

Regina del cielo!

Ti chiedo pieta!l

Какое пенье неземное

Он к богородице излил!

Всё сокровенное, святое

Души он им изобразил.

Какая вера в провиденье,

Сознанье немощи своей,

Любовь, надежда, сокрушенье!..

Мать искупителя людей

Все скорби жизни испытала,

Их все изведала душой,

Она, казалось мне, внушала

Сама глагол ему родной.

И весь я в небо устремился,

Я благодати достигал,

Как вдруг певец остановился

И голос дивный замолчал!

Зачем, подумал я, так мало

Нам было суждено внимать,

На миг нам небо просияло,

И отуманилось опять!

Затем, чтоб мы не забывали,

Что Всё на миг нам здесь цветет,

И чтоб сильней туда желали,

Куда нас песнь его зовет.

18 февраля 1843

С.-Петербург

l Царица небесная! Помилуй нас! (Итал.)

27. МАСКЕ В ЧЕРНОМ ДОМИНОПравить

Не искушай меня обманчивым приветом,

Не говори так ласково со мной,

Не примиряй с постылым светом

И не дразни несбыточной мечтой!

Прошли года сердечных упоений,

Прошли года, где мог я быть любим;

Зачем же силой обольщений

Меня опять ты призываешь к ним?

Оставь меня! Притворной лаской

Не возмущай затихших сердца бурь;

Не заставляй угадывать под маской

Всю неба прежнего роскошную лазурь!

Не мучь, не мучь мое воображенье,

Не пробуждай заснувших дум моих:

Я переплыл уже житейское волненье,

Мой челн давно уже до пристани достиг.

Я не хочу пускаться снова в море,

Я новых бурь и непогод боюсь;

Я затаить успел глубоко в душу горе,

Не приставай — проговорюсь!

23 февраля 1843

С.-Петербург

28. ЧАСЫПравить

Стучат, стучат,

Не замолчат

Часы всю ночь,

И мне невмочь

Их слышать шум;

Тяжелых дум

Душа полна,

И стеснена

Тоской она.

Часы, часы,

Где все красы

Минувших лет?

Увял их цвет…

Постыл мне свет.

Часы, часы,

Что те красы, —

Ужель опять

Их не видать?

Часы в ответ

Ни да, ни нет;

И я вздохнул

И с тем уснул.

18 марта 1843

29. ВОСКРЕСЕНИЕ ЛАЗАРЯПравить

Четверодневен Лазарь был,

Холодным саваном обвитый,

Тяжелым каменем накрытый,

Когда его спаситель воскресил,

И слова одного довлело,

Чтоб огнь и жизни, и любви

Опять зажечь в его крови,

Уже навек оледенелой.

Подобно Лазарю, обвит

И я житейской пеленою,

Тяжелой суетой земною

Как будто каменем накрыт.

Но изреки спаситель слово,

Но снизойди святая благодать —

И я душой воспряну снова,

Я верой озарюсь опять.

Улягутся земные бури,

Туман страстей исчезнет вдруг,

И светлою звездой в лазури

Небес мой засияет дух;

Я в вожделенную стихию

Душой свободной погружусь,

И, преклонив колена, выю,

Я с сокрушеньем помолюсь;

Перед владыкою творенья,

Виновником всех бытия,

Яко кадило всесожженья,

Исправится мольба моя.

Но, ах, достоин ли я, грешный,

Чтобы меня спаситель посетил?

Нет, прелестям юдоли здешней

Себя я слишком посвятил.

Земной любви, земной отраде

Я слишком жертвовал душой,

И дал угаснуть я лампаде,

В которой был огонь святой.

Как мытаря, мое воззванье

Ты не отринь, прими, господь!

Ты возврати мне упованье

И умири земную плоть!

Неверью моему, сомненьям

Ты благодатно помози,

И для меня над обольщеньем

Твой крест победный водрузи!

3 апреля 1843

30. ЛУННАЯ НОЧЬПравить

Как роскошь я люблю осенней лунной ночи,

Как мне при ней всегда отрадно и легко,

Как уношусь всегда мечтами далеко,

Когда луну мои встречают очи.

Как для меня красноречив

Ее таинственный отлив,

Когда он светлой, длинной полосою

Лежит над спящею водою

И листия дерев как будто серебрит;

В моей душе всегда так сильно загорит

Любовь к высокому и вера в провиденье,

И исчезают вмиг и робость, и сомненье.

Какою, мнится мне, могучею рукой

Великолепный тот устроился покой,

Который вкруг меня объемлет все предметы

Где бури светские, где козни, где наветы?

Всё улеглось, и в небе голубом

Одна, торжественным сияющим щитом,

Луна победная гуляет.

Душа воспрянет, оживает,

Я забываю, что я стар,

Что унялся давно страстей моих пожар

И что, как гость в беседе запоздалый,

Всех жизни прелестей, всех радостей бывалых

Я оттолкнул сосуд, допив его до дна.

Воспоминаньями волшебница луна

Мою всю душу наполняет,

И дума тайная, привычная встречает

Опять друзей моих минувших лет,

Которых здесь давно со мною в мире нет.

Взор устремляется в густые рощи сени,

И в отблесках луны мне их мелькают тени,

И ты, мой брат, мой верный, лучший друг,

Которого сразил так рано злой недуг,

И ты опять беседуешь со мной!

Всё веет мне святой, заветной стариной,

И дружба прежняя, и прежняя любовь,

И вы, красавицы, и вы со мною вновь,

Разгульной юности прелестные подруги!

Забавы резвые, счастливые досуги

Вы разделяете по-прежнему со мной;

Вы расцветаете утешною весной,

Цветы уже давно запаханной долины!

Восторга юного счастливые картины

Какой-то сладостью все чувства обдают,

И дышит аромат, и соловьи поют,

И вы слова любви мне шепчете украдкой;

Но для меня теперь еще загадкой,

Любим я был или смеялись вы!

Доверчивость моя, мечтательность, увы,

Неисцелимые души моей недуги! —

Всё те ж еще, и юные подруги

Заката дней моих смеются надо мной,

Когда с отцветшею, с отжившею душой,

В восторге юности, я их речам внимаю,

Или огнем любви внезапно запылаю,

Или, стряхнув с себя всё бремя непогод,

Вмешаюсь иногда в их резвый хоровод!

Но их забавы мне как отклики былого,

Как эхо дальнее мне сказанного слова,

Когда еще не при одной луне,

А наяву всё улыбалось мне,

И если бы в душе читать моей умели,

То не смеялись бы, а, верно, пожалели.

24 августа 1843

Новознаменское

31. СОНПравить

Зачем так скоро прекратился

Мой лучший сон?

Зачем душе моей явился

Так внятно он?

Зачем блаженство неземное

Мне посулил,

И всё заветное, родное

Расшевелил?

Как дым, его исчезла младость

С сияньем дня.

И без него я знал, что радость

Не для меня!

32. РАЗОЧАРОВАНИЕ

Я ошибся, я поверил

Небу на земле у нас,

Не расчислил, не измерил

Расстояния мой глаз.

И восторгу я предался,

Чашу радости вкусил,

Опьянел и разболтался,

Тайну всю проговорил!

Я наказан, без роптанья

Должен казнь мою сносить,

Сиротой очарованья

Век мой грустный пережить.

Мне мгновенно засияла

Между туч одна звезда,

Сердцу небо показала

И сокрылась навсегда!

Но вот там, за облаками,

Я найду ее опять…

Там не расстаются с вами,

Там вы можете сиять.

33. ЗВЕЗДАПравить

Звезда, прости! Пора мне спать,

Но жаль расстаться мне с тобою,

С тобою я привык мечтать,

А я теперь живу мечтою.

И даст ли мне тревожный сон

Отраду ложного виденья?

Нет, чаще повторяет он

Дневные сердцу впечатленья.

А ты, волшебная звезда,

Неизменимая, сияешь,

Ты сердцу грустному всегда

О лучших днях напоминаешь.

И к небу там, где светишь ты,

Мои стремятся все желанья,

Мои там сбудутся мечты…

Звезда, прости же! До свиданья!

34. ДЕНЬ РОЖДЕНИЯПравить

Еще год как не бывало

Над моею головой

Пробежал, — и только стало

Мне грустней: как часовой

Безответный, я до смены

Простою; потом, бедняк,

Как актер, сойду со сцены —

И тогда один червяк

Будет мною заниматься,

А товарищи, друзья

Позабудут, может статься,

Что когда-то жил и я,

Что и мне они внимали,

Когда в песнях изливал

Я сердечные печали

Иль на радость призывал.

Гость в пирушке запоздалым,

Я допил уже до дна

Чашу радости бывалой,

И разбита уж она!

Понемногу отлетели

Обольщенья и любовь,

И лампады догорели

Наших дружеских пиров.

Новые огни засветят,

Новый явится поэт,

Зашумят и не приметят,

Что меня в пирушке нет.

Может быть, и всю беседу

Нашу годы разнесут,

Раскидают, и к обеду

Гости новые придут.

Но и мы соединимся,

К жизни мы воскреснем вновь,

И тогда мы погрузимся

В беспредельную любовь.

IIПравить

85. АРТАМОНЫЧПравить

Не ходите вы, девицы,

Поздно в Нижний сад гулять!

Там такие небылицы,

Что и слухом не слыхать!

В роще меж двумя прудами

Виден домик, вы туда

Не ходите; право, с вами

Может встретиться беда!

Артамоныч в час полночи

Часто ходит в тех местах:

Как огонь сверкают очи,

Бледность смерти на щеках;

Грозно машет он руками,

В белом саване обвит;

Страшно щелкает зубами,

Зорко, пристально глядит.

Стон невнятный произносит,

Будто ветра дикий вой,

И чего-то точно просит

Этот голос гробовой.

Грешный дух его терзает,

Несносимая тоска,

И с собою он таскает

Два зеленые бруска.

Артамоныча могила

Под горой в погосте там:

Буря крест с нее сломила —

Крест разбился по кускам;

Долго на земле лежали

Все обломки; но зимой

Их мальчишки растаскали,

Кто играть, а кто домой.

Но вокруг могилы срыты

Кучи мокрого песка,

И на них лежат забыты

Два зеленые бруска.

Их-то, верно, всё и носит

Посетитель этих мест,

И людей он добрых просит

Починить могильный крест.

Сентябрь 1831

36Править

Канкрин наш, право, молодец!

Он не министр — родной отец:

Сабурова он держит в банке,

Ich danke, 1 батушка, ich danke!

<1833>

1 Благодарю (нем.).

37. ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ВЫСКАЗКАПравить

Таракан

Как в стакан

Попадет —

Пропадет,

На стекло

Тяжело

Не всползет.

Так и я:

Жизнь моя

Отцвела,

Отбыла;

Я пленен,

Я влюблен,

Но в кого?

Ничего

Не скажу;

Протужу,

Пока сил

Не лишил

Меня бог;

Но чтоб мог

Разлюбить,

Позабыть —

Никогда.

Навсегда

Я с тоской,

Грусти злой

Не бегу:

Не могу

Убежать,

Перестать

Я любить —

Буду жить

И тужить.

Таракан

Как в стакан

Попадет —

Пропадет,

На стекло

Тяжело

Не всползет.

Апрель 1833

38. ПОДРАЖАНИЕ ПУШКИНУПравить

Лентин к дьякону бежит,

Лентин дьякону кричит:

«Дьякон, где бы нам напиться,

Как бы нам распорядиться?»

Дьякон Лентину в ответ:

«Знаю где, да денег нет!

У Степана Бардакова

Штофа три вина простова,

Где достал и вкус каков,

Знает, верно, Бердышов

И Катюха повариха,

И Устинья столяриха,

Знает Зубов Андреян,

Знает Храпов, но он пьян

И не скажет нам ни слова,

А жаль случая такова!»

1833 или 1834

39. МЕДВЕДЬ И КОЗАПравить

Басня

Медведь сказал Козе:

«Коман вуз озе1

Скакать, плясать, меня так беспокоить,

Когда тебя я вздумал удостоить

Быть компаньонкою моей?

Постой, проклятая! Я дам тебе суфлей».2

И с словом сим он важно потянулся,

Вскочил и лапой размахнулся,

Но стукнул вдруг водильщик в барабан,

И наш Медведь ту дусеман3

Пошел с поникшей головою

Плясать по-прежнему с Козою.

Столоначальник так на писарей кричит,

Взойдет директор — замолчит.

<1834>

1 Comment vous osez — как вы смеете.

2 Soufflet — пощечина.

3 Tout doucement — покорно.

40. НАСТАВЛЕНИЕ ГР<АФИНЕ> Р<АСТОПЧИНОЙ>Править

Вы в дорогу? Бон вояж!1

Не ленитесь, не зевайте,

Петербург не вспоминайте,

Но, войдя в экономи,2

Часов в восемь э деми3

Утро каждое вставайте!

И смотрите, примечайте,

Как коровушек доят,

Как гусей и поросят

Сортируют, разбирают,

Как фромаж и бер4 сбивают,

Как петух меж многих кур

Каждой делает ла кур,5

Как кокетны эти птички,

И как от того яички

Вам родятся каждый день.

Регарде дан ле жарден,6

Как взросла, мала ль, велика

Ла морковка, ла клубника,

Лез арбузы э ле пом?7

Посмотрите, брав ли ом8

Ваш приказчик, ваш садовник?

Не с руки ли им чиновник,

Что от земского суда

Наезжает иногда?

Нет ли там у них интриги?

Каковы овины, риги?

Как, вар ум, пуркуа, пур к и9

Работают мужики?

Не прибавить ли оброка?..

Ни об чем уж же м’ан мока 10

Не могите прононсе!11

Справьтесь также об овсе,

О покосе, о запашке,

О Федулке, об Игнашке;

Да нельзя ли пар газар 12

Завести там ле базар? ..

Если вечером проглянет

В небе вещая луна

И, раздумия полна,

В вас душа проситься станет

С дуновеньем ветерка

Залететь за облака, —

Не мешайте! Лиру стройте,

Понеситесь и запойте,

Как певали иногда, —

Вдохновенная звезда,

Из-за туч нам посылая

Песнь обещанного рая,

Лики ангелов святых,

Гул восторгов неземных!

Но потом прошу спуститься,

Просто баиньки ложиться,

Чтоб застал вас ле матен13

Ваш подойник а ла мен!14

Вот вам наше наставленье,

Вот вам сельский наш наказ,

И благослови бог вас.

О ревуар,15 мое почтенье!

<1838>

1 Bon voyage — добрый путь.

2 Économie — хозяйство.

3 Et demi — с половиной.

4 Frommage, beurre-- сыр, масло.

5 Делает la cour — ухаживает.

6 Regardez dans le jardin — загляните в сад.

7 Et les pommes — и яблоки.

8 Brave homme — честный человек.

9 Warum, pour quoi, pour qui — почему, зачем, для кого (нем., франц.).

10 Je m’en moque — мне наплевать.

11 Prononcer — произносить.

12 Par hasard — случайно.

13 Le matin — утро.

14 À la main — в руках.

15 Au revoir — до свиданья.

41. СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВОПравить

Быль на Руси

Приходит староста-пузан

И двадцать мужиков.

Се сон, же круа, ле пейзан

Де мадам Бурдюков.1

О них докладывать Андре

Идет официант.

«Дан л’антишамбр фет антре

Е дит лер к’ильз-атанд».2

Выходит барыня с гостьми

Через часочка два.

«Бонжур, бонжур, ме бонз-ами!

Ке вуле ву де муа?»3

«Ну, староста! Ты доложи», —

Сказали мужики.

«Э бьен, де куа донк иль с’ажи?

Де куа? У бьен де ки?»4

И староста, отдав поклон,

Свой начал разговор.

Но барыня кричит: «Алон!

Не крие па си фор».5

«Мы яровое убрали,

И убрали траву».

— «Се тре жоли, се тре жоли!

Коман ву порте ву?»6

«И нам теперь всем отдых дан,

Но аржаному срок…»

— «Але ву з’ан, але ву з’ан!

Ке дьябль! Же м’ан мок!»7

«В продажу хлеб уже глядит,

Убрать бы поскорей».

— «Кес-ке ву дит? Кес-ке ву дит?

Же круа, ву мюрмюре?» 8

«Как опоздаем, будет жаль,

Не довезем в Василь!»

— «Ca м’ет егаль,, са м’ет егаль.

Ву з-ет дез-ембесиль!» 9

И выгнать всех велела вон

За Хлебный магазин.

А гости крикнули: «Се бон!

Се тре бьен, ма кузин!»10

Вот управляют как у нас!

Всё — минус, а не плюс.

Ке вуле ву, ке л’он фасе?

Он не се па ле Рюсс!11

<1838>

1 Ce sont, je crois, les paysans de madame Bourducov. — Это, я полагаю, крестьяне мадам Бурдюковой.

2 Dans l’antichambre faîtes entrer et dites leur qu’ils attendent. — Пустите их в переднюю и скажите, чтобы подождали.

3 Bonjour, bonjour, mes bons amis! Que voulez-vous de moi? — Здравствуйте, здравствуйте, мои добрые друзья! Что вы от меня хотите?

4 Et bien, de quoi donc il s’agit? De quoi? Ou bien de qui? — Хорошо, но о чем же все-таки идет речь? О чем? Или о ком?

5 Allons! Ne criez pas si fort. — Ну! Не кричите так громко.

6 C’est très joli, c’est très joli! Comment vous portez vous? — Прелестно, прелестно! Как вы поживаете?

7 Allez vous enl Que diablel Je m’en moquel — Ступайте прочь! Черт подери! Мне наплевать!

8 Qu’est-ce que vous dites? Qu’est-ce que vous dites? Je crois, vous murmurez? — Что вы говорите? Что вы говорите? Кажется, вы ропщете?

9 Ça m’est égal, èa m’est égal. Vous êtes des imbéciles! — Мне это все равно, мне это все равно. Вы дураки!

10 C’est bon! C’est très bien, ma cousinel — Это отлично! Это превосходно, кузина!

11 Que voulez-vous, que l’on fasse? On ne sait pas le russe! — Что с них возьмешь? Не знают русского языка!

42. АЛЕКСАНДРЕ ОСИПОВНЕ СМИРНОВОЙ ПЕРЕД ТЕМ, ЧТОБЫ…Править

Если чем я вас фаше,1

Или мебель вам таше,2

Или на ковер краше,3

Иль неловко акроше4

Столик де папье-маше…

Пардоне муа ме пеше!5

Ежели я вас фаше

Тем, что в ваш платок муше,6

Тем, что на мозоль марше,7

Тем, что пеньем экорше8

Уши, к’иль фалле буше...9

Пардоне муа ме пеше!

Если же я вас фаше

Тем, что слишком депеше,10

Обогнал я ле коше,11

Что всегда вас возит ше

Лез ами дю Рок Марше...12

Пардоне муа ме пеше!

Если же за то фаше,

Что, плен д’юн амур каше,

Дон ле вуаль эт арраше,13

Прековарно же шерше14

Ваше сердце де туше…15

Пардоне муа ме пеше!

Благочестная в душе,

Вы исполнить всё таше,16

Что религия преше;17

Бог вам даст бьен акуше…18

Так не будьте же фаше!19

Пардоне муа ме пеше!

1839 или 1840

1 Fâchais — рассердил.

2 Tâchais — испачкал.

3 Crachais — плюнул.

4 Accrochais — зацепил.

5 Pardonnez-moi mes péchés! — Простите мне мои грехи!

6 Mouchais — высморкался.

7 Marchais — наступил.

8 Ecorchais — оскорбил.

9 Qu’il fallait boucher — которые следовало заткнуть.

10 Dépêchais — торопился.

11 Le cocher — кучер.

12 Chez les amis du Rond Marché — к друзьям около Круглого рынка.

13 Plain d’un amour caché, dont le voil est arraché — полный затаенной любви, с которой сорвана завеса.

14 J’ai cherché — я пытался.

15 De toucher — тронуть.

16 Tâchez — старайтесь.

17 Prêchait — проповедовала.

18 Bien accoucher — легко родить.

19 Fâchée — сердитая.

43. НЕЧТО О ПАЛЬЦЕ МОЕЙ МУЗЫПравить

Смирновой пальчик —

Бедненький мальчик,

Тебя пришиб

Лакей Филипп.

Лакей проклятый,

Лакей женатый

Домой спешил

И прищемил

Барыне руку,

Ей же в науку —

Таких не брать.

Какая стать?

Мужья брюзгливы,

Мужья ревнивы

В житейском быту

Presque partout.l

Гордей кухмистер

Idées sinistres2

Ему давал.

Он навещал

Марфу лакейку,

Золотошвейку.

Муж это знал

И трепетал…

Хотя скандалец

Предупрежден,

Но бедный палец

Наш поврежден.

Палец Смирновой,

Тебя хоть жаль,

Но басни новой

Ты la morale.3

1839 или 1840

1 Почти повсюду.

2 Роковые идеи.

3 Мораль.

44. НЕЧТО О НЕКОТОРОЙ ДАМЕ ИЗ ВОРОНЫХПравить

Вороненькую дамочку,

Что музой у меня,

Поставил бы я в рамочку

И целые три дня

Смотрел бы всё, поглядывал

И к сладостным стихам

Всё рифмы бы прикладывал

Я про мою мадам.

Она школьно-манерная,

Бьен елеве,1 умна,

Своим девуарам2 верная,

Емабильна,3 скромна.

На фортах вы послушайте —

Ке се ке са ле Фильд!4

Ее дине5 покушайте —

Ке се ке ле Ротшильд!

Хозяйка презатейная,

Дворецкий есть Франсуа,

И челядь есть ливрейная,

А сервитер — се муа!6

Притом она красавица,

Я ею опьянел

И, как мертвецкий пьяница,

Всё только бы смотрел.

Как в небе звезды ясные,

Глаза ее горят,

И штучки преопасные

Для сердца говорят…

Нет, право бы, я в рамочку

Постановил сейчас

Вороненькую дамочку

И не спускал бы глаз.

1839 или 1840

1 Bien élevée — хорошо воспитана.

2 Devoirs — обязанности.

3 Aimable — любезна.

4 Qu’est-ce que èa le Filde! — Что такое Фильд!

5 Le diner — обед.

6 Serviteur--c’est moi! — Слуга — это я!

45—46. <В. А. ЖУКОВСКОМУ>Править

1
АЛИНА И АЛЬСИМ
Править

Зачем, зачем вы замолчали,

Поэт души?

Охотно мы бы вам сказали:

«Пиши, пиши!»

Коль всё прекрасно, живописно

В стихах у вас!

Запойте же вы присно, присно,

Еще хоть раз.

Но уж не ту любовь Альсима

Avec des pleurs,1

А ту любовь, что вам дарима

Rempli de fleurs.2

Мы рады будем, как узнаем

Votre beauté,3

И вам обоим пожелаем

Félicité.4

2
СВЕТЛАНА
Править

Ну, Светлана, кес ке се?5

Не печалься, сет асе.6

Твой испуг, мученье —

Только сновиденье.

Это просто де бетиз!7

Пой, красавица, резвись

В честь поэта с нами:

Он дарит мечтами*

Пожелаем дю реель8

Мы ему авек са бель,9

Пожелаем многи лета

Дружного дуэта.

30 декабря 1840

1 Со слезами.

2 Полна цветов.

3 Вашу красавицу.

4 Счастье.

5 Qu’est-ce que c’est? — Что такое?

6 C’est assez — довольно.

7 Des bêtises — глупости.

8 Du réel — в самом деле.

9 Avec sa belle — со своей красавицей.

47. СОЛОВЬЯМ НОВОЗНАМЕНСКОГОПравить

О, соловьи проклятые!

Вот сутки уж девятые,

Как слушаю я вас;

Душа моя встревожена,

Но просьба не доложена…

Какой пошлют указ?

Велят ли переследовать?

Кому велят заведовать?

Кто дело поведет? ..

Вот что, средь ночи сладостной,

При песне вашей радостной,

С ума никак нейдет!

О днях счастливой младости,

О днях любви и радости

Повеяли мечтой,

Вы трелью перелетною,

Тоскою безотчетною

Дух взволновали мой!

За тучей к небу светлому,

К раздумию заветному

Душа моя летит;

Но просьба не доложена,

Мечтанье уничтожено,

Существенность морит.

Что делать? Ночи ясные,

Мечтанья сладострастные,

Небес обширный свод

И трели перелетные

Вам, птички беззаботные,

А мне — Законов свод!

1840 (?)

48. ПАХИТОСПравить

Как пахитос хорош в устах

Твоих, красавица младая!

Ты в дыме, как виденье рая,

Ты точно ангел в облаках!

Как зыбь тумана, зыбь росы

Зарею меж цветов гуляет,

Так дым, клубяся, проникает

В твои шелковые власы.

Как я бы в этот дым желал

Хоть на минуту обратиться:

Я мог бы вкруг тебя увиться,

Я б сердца тайну рассказал.

Но нет! К чему? Меня пленив,

Ты о тоске моей не спросишь:

Меня, как пахитос, ты бросишь,

До половины докурив.

<1841>

49. МАДАМ КУРДЮКОВА ЛЕРМОНТОВУПравить

Мосье Лермонтов, вы пеночка,

Птичка певчая, времан!1

Ту во вер сон си шарман,2

Что они по мне как пеночка

Нон де крем, ме де Креман.3

Так полны они эр фиксом

Де дусер и де бон гу,4

Что с душевным только книксом5

Вспоминать о них могу.

<1841>

1 Vraiment — поистине.

2 Tous vos vers sont si charmants — все ваши стихи так прекрасны.

3 Non de crème, mais de Créman — не сливок, а Кремана.

4 Air fixe de douceur, de bon goût — дух нежности, хорошего вкуса.

5 Knicks — поклон (нем.).

50. ПЕТЕРГОФСКИЙ ПРАЗДНИКПравить

Три песни
ПЕСНЯ 1
ПОЕЗДКА

Собрались,

Поднялись

В Петергоф пур ла фет,1

Погулять,

Щеголять

Средь толпы ан туалет2

Моя дочь, мон эпуз3

И механик француз,

Из театра кларнет,

Наш племянник кадет,

И наш общий родня,

Фабрикант эполет,

Потащили меня

В Петергоф пур ла фет.

Нанимать,

Доставать

Посылает жена

Экипаж

Де вояж,4

Но линейка полна,

Что зовут пар малис5

Дилижанс de ла Сюис.6

Вся линейка комплет,7

А на нет — суда нет!

Ах! рублей бы за шесть

Иль за восемь рублей

Все могли бы мы сесть,

Вместе быть веселей!

Омнибус,

Как арбуз,

Весь набит до верха,

В дилижанс

Тан de жанс8

Набралось! Ха-ха-ха!

Поневоле пришлось

Нанимать ен карос.9

Не постигну того,

Как мы влезем в него;

Л’ентерьер10 занимать,

Знать, гостям и жене,

А на козлах торчать

Суждено, видно, мне.

Так сбылось!

В ле карос

Дочь, картонка, жена,

Кларинет11

И кадет —

И карета полна!

А узлов-то, узлов!

Я побиться готов,

Штук семнадцать, о муэн,12

И овса, э дю фуэн,13 —

Дать ни взять омнибус!

На запятках родня

И механик француз,

А на козлы меня!

Я сижу,

Весь дрожу,

Так и колет в бока!

То толчок,

То скачок,

И заснула рука;

Уж парти де плезир!14

Признаюсь, он ne дир,15

Хоть бы ввек не гулять,

И во сне не видать!

Но компанья сошлась,

И взялся я за гуж —

Как ни жутко, элас,16

Не скажу, что не дюж.

А народ

Так и прет,

Всё на праздник валит;

Кто пешком,

С узелком,

Кто в телеге сидит!

Тут с провизьей воза.

Пыль и солнце в глаза!

А детей-то, детей,

И собак, и людей!

Отчего, спросит свет,

Так стремится народ?

Что ты скажешь в ответ?

Се ла мод! Се ла мод!17

1 Pour la fête — на праздник.

2 En toilettes — в туалетах.

3 Mon épouse — моя супруга.

4 De voyage — дорожный.

5 Par malice — шутя.

6 Diligence de la Suisse — швейцарский дилижанс.

7 Complète — полна.

8 Tant de gens — столько народа.

9 Un carosse — карета.

10 L’intérieur — внутренняя часть.

11 Clarinette --кларнет.

12 Au moins — по меньшей мере.

13 Et du foin — и сена.

14 Partie de plaisir — увеселительная прогулка.

15 On peut dire — можно сказать.

16 Hélas — увы.

17 C’est la mode! — Это модно!

ПЕСНЯ 2
УТРО

Пять часов

В Петергоф

Мы тянулись ком ca.1

Всё в толпе

Окюпе --2

Не задеть колеса,

Не задеть бы народ,

Не нажить бы хлопот,

Чтобы всё не финис3

Просто пар ла полис.4

А притом и поесть

Дома не дали мне:

Так приспичило сесть

Поскорее жене.

Аппетит

Говорит:

Поискать эн третер.5

Я бы рад,

Но парад

Должен быть тут а лер,6

И нельзя прозевать:

Женка станет ругать,

И родня, и француз

Раскричатся, боюсь!

Заморить червяка

Я б купил кренделек,

Но чужая рука

Отняла кошелек.

На развод

Весь народ

Вдруг нахлынул волной,

Придавил,

Разлучил

И с гостьми, и с женой.

Я ищу их, ищу,

Хлопочу, хлопочу,

Целый сад обежал, —

Наконец отыскал!

Где ж они — в Монплезир!

Там расселись, сидят…

Мне ж пришлося курир,7

И меня же бранят:

«Где гулял?

Пропадал?» —

Закричала жена.

Дочь ворчит,

Говорит:

«Ах, как я голодна!»

И кларнет, и кадет

Говорят про обед;

И француз, и родня —

Все ругают меня.

Ах! согласен и я,

И давно бы пора, —

Но беда в том моя,

Что в кармане дира!

Me пур туе 8

Наш француз

Предложил заплатить:

Политес,

Же конфес!9

Их нельзя не хвалить!

А тут кстати пришлось,

Оно как бы, того-с,

Без француза беда, —

Даром пыль да вода.

Ну, теперь поискать,

Благо способы есть,

Новых сил понабрать,

Повкуснее поесть.

Где б найти,

Обрести

Нам обедец мельер?10

«Лиссабон»

Не па бон,

Мизерабль третер:

Порсион тро пети,

Ле пуле малъ роти,11

А ле бер-чо, ле бер!12

Что за вкус! Кель одер!13

Этот «Герберг» ен тру,14

Весь набитый битком,

И стоит на ветру,

И несет табаком!

В суетах,

Попыхах

Де гарсон ан шемиз,15

Беготня,

Толкотня

И превялый сервис!16

Мы едва через час

Получили дю квас,

Осетринки плохой,

Бутерброд с колбасой…

Тут компанья зовет,

Тут маркера кричат,

К нам уж он не дойдет,

И пора в маскарад.

Поднялись,

Понеслись,

Не доевши куска,

Через сад

Так спешат,

Что, ей-богу, тоска!

Я все пятки отбил,

Не доел, не допил,

Но другие бегут,

Делать нечего тут!

Отчего, спросит свет,

Так спешит весь народ?

Что ты скажешь в ответ?

Се ла мод! Се ла мод!17

1 Comme èa — таким образом.

2 Occupé — занято.

3 Finisse — кончилось.

4 Par la police — полицией.

5 Un traiteur — трактир.

6 Tout à l’heur — вот-вот.

7 Courir — бегать.

8 Mais pour tous — но за всех.

9 Politesse, je confesse — вежливость, признаюсь.

10 Meilleur — наилучший.

11 N’est pas bon, misérable traiteur: portions trop petits, les poulets mal rôti — нехорош, чертов трактир: порции слишком малы, цыплята плохо зажарены.

12 Le beurre — масло.

13 Quelle odeur — какой запах.

14 Un trou — дыра.

15 Des garèons en chemises — слуги в рубашках.

16 Service — обслуживание.

17 C’est la mode! — Это модно!

ПЕСНЯ 3
ВЕЧЕР

Мы спешим,

Мы бежим

К маскараду бегом,

Здесь запрет:

«Хода нет!

Обойдите кругом!»

Вот вошли наконец

В Петергофский дворец,

Обтоптали носки

И попали в тиски!

Мне толстяк генерал

Наступил на мозоль;

Камергер затолкал,

Мочи нет, ма пароль! 1

Мудрена

Мне жена:

Так и лезет вперед,

Л’эмпрюдант!2

Комендант

Всех назад так и жмет!

Посмотреть полонез

Всяк, конечно, биен эз,3

Но зачем же толкать!

Силы нет устоять…

Увлекаюсь толпой —

Взад, вперед или вбок —

Как носимый волной

Среди моря челнок!

Как помочь,

Мою дочь

Подцепил ен жен ом!4

А француз

С мон эпуз5

Что-то шепчет тайком.

Ну, уж быть тут бедам!

Как секурс6 я подам?

Не пробьешься никак…

Вот я дан ле7 дурак!

Ну, уж праздник!.. скажу!

Вдруг раздался ен крик.

Что такое? — гляжу,

Ан с женой истерик!8

За водой,

Как шальной,

Я стремглав побежал,

Лишь пролез —

В полонез,

Как кур во щи, попал,

И в него запряжен.

Истерических жен

Не могу не ругать!

Как своих мне сыскать?

Обошли весь дворец —

Как вернулись назад,

Маскараду конец,

Все отправились в сад.

Я бегу,

Как могу,

К Монплезиру, к Марли.

Миллион

Лампион9

По аллеям зажгли;

Точно день — яркий свет,

А жены нет как нет!

Где француз, где кларнет,

Где племянник кадет?

Их нигде не видать;

Я везде побывал,

Мочи нет продолжать,

Как собака устал!

Вот те на!

Здесь жена,

Здесь и дочь, и француз.

Дье мерси,

Пар иси10

К ним как раз доберусь!

Нет! Линейки катят,

Проходить не велят.

Ты ни взад, ни вперед —

Видит глаз, зуб неймет!

Нет линейкам конца,

Всё их тянется ряд;

Пот струится с лица,

Ужас ноги болят!

Проскакал,

Испугал

Адъютант на коне:

Я — назад.

Вдруг летят

Плошек восемь ко мне!

Как подался ком са11 —

Знать, задел за леса!

Весь я салом облит,

Как фонарщик на вид, —

Хорошо ж погулял,

Признаюсь, он пе дир:12

Голодал и устал,

Ну, парти де плезир!13

Промене

Сан дине14

И с потерею мем.15

Ле мозоль,

Ma пароль,16

Отдавили совсем!

Я на козлах торчал,

В полонезе гулял,

Всех своих растерял,

И под соус попал!

Отчего, спросит свет,

Так я сунулся в брод?

Что скажу я в ответ?

Се ла мод! Се ла мод!7

<1841>

1 Ma parole — честное слово.

2 L’imprudente — неосторожная.

3 Bien aise — рад.

4 Un jeune homme — молодой человек.

5 Mon épouse — моя супруга.

6 Secours — помощь.

7 Dans les… — в…

8 Hystérique — истерика.

9 Lampions — фонари.

10 Dieu merci, par ici — слава богу, этим путем.

11 Comme èa — вот так.

12 On peut dire — можно сказать.

13 Partie de plaisir — увеселительная прогулка.

14 Promener sans diner --гулять без обеда.

15 Même — вдобавок.

16 Ma parole — честное слово.

17 C’est la mode! — Это модно!

51Править

Ужель ты веришь наговорам,

Сплетенным финнами на нас?

Своим поверь ты лучше взорам,

Они и здесь святой указ.

Когда назад головку бросишь

И королевой поглядишь,

Себя любить ты нас не просишь,

А ты любить себя велишь.

И мы, покорствуя закону,

Как ни ужасен наш мороз,

Надели на тебя корону

Из самых лучших наших роз.

Январь 1841

52Править

Ах, правда ли ce qu’on dit,l

Что в Чухляндию уж mardi2

По белой дикой их дороге

Решились и давай бог ноги?

Что за поспешность? Лишь amorce3

Вам представляет Гельсингфорс.

Каких похвал, рукоплесканий,

Каких восторгов, восклицаний

Еще вам нужно, — что за спех?

Вскружили голову у всех,

Мы все вам жертвуем сердцами,

В любви им не сравниться с нами.

Чухонцы могут ли любить?

Чухонец масло может сбить,

Салакушку скоптить прекрасно,

А чтобы полюбить так страстно,

Как в Петербурге, — мудрено.

Им это чувство не дано.

В них не бряцает эта струнка,

Их пища кислая фильбунка,4

Они вам скажут: «Мюке бра!»5 —

И тем убьют уже бобра,

А более и не просите;

Но здесь вы только посмотрите

Царицей — и мы все горим,

Все про любовь вам говорим.

Останьтесь здесь же, вакте флика,6

Мы благодарны будем мюке,7

И все мы закричим вот так:

«Такаре мюскат,8 так, так, так!»

Февраль 1841

1 Говорят.

2 Во вторник.

3 Приманка.

4 Filbunke — простокваша (шведск.).

5 Mycket bra — очень хорошо (шведск.).

6 Vackte flicka — милая барышня (шведск.).

7 Mucket — очень (шведск.).

8 Tackare mycket — премного благодарен (шведск.).

53. ВИДЕНИЕ В ГОСТИНИЦЕ ШЕВАЛДЫШЕВАПравить

У Шевалдышева что-то

Ночью я заснуть не мог.

Иль мечта, или забота,

А быть может, и от блох.

Как ни силился, ни бился,

Убедясь, что не засну,

Я халат надеть решился,

Трубку взял и сел к окну.

Тут мне, видно, задремалось:

Очи я вперил на двор,

И мне точно показалось,

Будто слышу разговор.

На дворе передо мною

Всё повозки, целый ряд;

И они между собою

Точно будто говорят.

Между ними, в их компаньи,

Как бывает и у нас,

Старший по летам и в званьи

Был зеленый тарантас.

Он из города Сызрани

Притащил откупщика

И поставлен был на сани,

Только на зиму пока…

Но немножко покривился,

Прибоченясь на дугу,

Он к повозкам обратился:

«Я совет вам дать могу:

Из безделья, для науки,

И пока наш двор затих,

Потолкуем-ка от скуки

Мы о господах своих.

Ты, покрытая рогожей,

Кто хозяин твой?» — «Купец,

Белобрысый, краснорожий,

Разбитной уж удалец;

Мы с ним вечно разъезжаем,

Не пропустим именин,

Говорят, что мы гуляем,

Но гуляет он один.

А я, бедная, тащуся,

Только он куда велит;

По ухабам колыхнуся —

И отвод уж мой отбит».

С поотшибленной запяткой,

Кибитчонка тут стоит.

«Барин занят мой „девяткой“, —

Кибитчонка говорит, —

Кое-как перебивался

Мой покуда банкомет,

Но до нитки проигрался,

И меня он продает».

Тут кибитка откидная

Говорит: «Привезена

Мною толстая, больная

Городничего жена.

Не ломоты, не припадки

И не жар ее гнетут:

Но супруг ее за взятки,

Говорят, попал под суд.

Судьи иногда суровы,

Средствами Москва полна,

Здесь останутся здоровы

И шкатулка, и она».

Тут повозка на колесах

Говорит: «Уже весной

Я примчалась, о процессах

Барин всё хлопочет мой,

Обо мне что всякий скажет,

Видя участь здесь мою!

Барин мой всё мажет, мажет,

А я всё-таки стою».

«Я так притащил поэта, —

Тут заговорил возок, —

Но останусь здесь до лета:

Барин сердцем занемог, —

Он увидел здесь графиню,

Мысль его цветущих дней,

Матушки-Москвы богиню,

И останется при ней».

Тут рассеялось виденье…

Мой возок уж запряжен,

И в Симбирское именье

Я делами увлечен.

Но оставить мне графиню,

Мысль моих бывалых лет,

Матушки-Москвы богиню,

Грустно, право, мочи нет!

20 декабря 1842

54. АНГЛИЧАНИНПравить

Иф ю плис,1 мистер Джон,

Вы скажит ту мей 2 жон,

Я был немножко типси,3

Я гулял уф саду,

Я сказал гау ду ю ду4

Одна цыганка Жипси.5

Я ей руку давал,

Он мой деньги украл.

Я пошел уф полиция,

Мой беда объявлял,

Бат6 я не получал

Совсем, совсем джюстиция.7

Офицер уф квартал

Меня только ругал,

Лит из но8 деликатно!

Он сказал: «Ты дурак,

Ты пьян, как башмак!»

Ду ю мин итс9 приятно?

Я сказал: «Нот ат ол,10

Я имеет посол,

Он можна заступиться.

А не то так я сам,

Мистер квартальный, с вам

Готов в кулачки биться».

Он велел меня взять,

Мои руки вязать

И спать с будочниками.

Иф ю плис, мистер Джон,

Вы скажит ту мей жон,

Чтоб он пришла с деньгами

И чек ченс11 с офицер,

И уф эта манер

Ему дал деньги в руки,

И с такая систем

Отпускает, год дем,12

Меня он на поруки.

2 февраля 1843

1 If you please --прошу вас (англ.).

2 To my — моей (англ.).

3 Tipsy — подвыпивший (англ.).

4 How do you do — здравствуйте (англ.).

5 Gipsy — цыганка (англ.).

6 But — но (англ.).

7 Giustizia --справедливость (итал.).

8 This is по… — это не… (англ.).

9 Do you mean it’s — вы думаете, это (англ.).

10 Not at all — вовсе нет (англ.).

11 Shake hands — обменялась рукопожатием (англ.).

12 God damn — черт подери (англ.).

55. НЕПРИЯТНЫЙ СОСЕДПравить

К Шевалдышеву из Тамбова

В гостиницу приехал господин,

И номер занял он один.

Спросил поесть того, другого,

И целый день в квартире просидел,

Но только страх как надоел

Ему сосед чрезмерно чистоплотный,

Притом натуры премокротной:

То харкал, кашлял и плевал,

То рот и горло полоскал,

То воду лил, то умывался.

С досады он с гостиницей расстался…

Его ж сосед, узнать нам довелось,

Был англичанин Ватерклос.

Декабрь 1842 — январь 1843

56. О ПЕВИЦЕ ГАРЦИИ ВИАРДО, КОТОРУЮ БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ ПУБЛИКИ НАЗЫВАЕТ «ПЕР-Д’О»1Править

Что за вер-д’о, что за вер-д’о?

Напрасно так певицу называют!

Неужели не понимают,

Какой небесный в ней кадо? 2

Скорее, слушая сирену,

Шампанского игру и пену

Припомним мы — так высоко

И самый лучший Вев3 Клико

Не залетит, не унесется,

Как песнь ее, когда зальется

Соловушкою; э времан4

Пред ней водица ле Креман.

Она в «Сомнамбуле», -в «Отелло»

Заткнет за пояс Монтебелло,

А про Моэт и Силлери,

То даже и не говори!

10 декабря 1843

1 Verre d’eau — стакан воды.

2 Cadeau — дар.

3 Veuve — вдова.

4 Et vraiment — и действительно.

57. НОВЫЙ 1844Править

Фантазия

Новый год сорок четвертый

К нам пришел с сумой протертой, —

Это жалко! говорят,

Что он очень был богат

И дарами весь навьючен.

Оттого он так и скучен,

Что дорогой пар газар 1

Растерял весь свой товар.

Нес таланты он артистам,

Остроумье журналистам,

Нес искусство лекарям,

Честность всем секретарям,

Твердость духа и характер,

Мог бы всякой беобахтер 2

Правосудье получить,

Мог делец бы изучить

Каждый собственное дело

Да и правил бы им смело!

Жалко, бедный, не донес,

Всё дорогою протрес.

Оттого-то так и скучен

Новый год, — благополучен,

Впрочем, ты для нас хоть тем,

Что мы здравствуем, живем,

Бьем баклуши и смеемся,

Мы не из большого бьемся,

Не читаем ничего,

Что ж нам нужды до того,

Остроумны ль журналисты,

Наши русские артисты

Хороши иль нет? Туда

Мы не будем никогда.

Мадам Виардо, Рубини

Хороши, и Тамбурини

Тот от них не отстает.

Дело кончено, и вот

Мы довольны свыше края.

Есть нам радость и другая:

Коль пройдет мадам Эстер

Ле канкан де ля Шольер —

Весь театр набит народом…

Поздравляю с Новым годом!

30 декабря 1843

1 Par hasard — случайно.

2 Beobachter — наблюдатель (нем.).

58. СКРИПКАПравить

Говорят, есть в небе пери,

Это — души здешних Мери,

Лиз, Катишей и Аннет,

Что оставили наш свет,

Век заботный не доживши,

Поблеснув и полюбивши,

И отправясь в небеса,

До зари! Там их краса

Всё цветет, не увядая,

Но она уж неземная;

Перелет их в мир духов

Обращает их в любовь,

В чувство чистое, святое,

Сонму ангелов родное,

Но еще с ним не одно, —

Они, точно как звено,

Мир связуют с небесами —

Их любовью, их мольбами.

В небе им земного жаль!

Часто одолеть печаль

Пери не имеют силы:

Хоры ангелов немилы

В небе ясном, голубом,

Сожалеют о земном,

И с мечтою недоцветшей

Всё о радости прошедшей

Сокрушаться их удел.

Рай наскучил, надоел…

Как-то раз одна из пери

Отпросилась, из-за двери

Прыг — и в свет явилась вновь;

Так сильна была любовь,

Что искать пошла в Кремоне

Итальянца Баритони.

Баритони прежде жил

В Петербурге и учил

Петь, играть на фортепьянах,

Упражнялся и в романах,

Был учителем девиц,

И одну из учениц

Сбил совсем он с панталыку:

Так вовлек ее в музыку,

Что она сошла с ума,

И, не ведая сама,

С ним так долго, пела, пела,

Что и замуж захотела

За учителя. Нельзя ж!..

Папенька был князь и княж:

Рассердился на девицу,

Итальянца за границу

Вытеснил, свою же дочь,

Чтобы той беде помочь,

Стал держать он очень тесно.

Видеть было интересно,

Как, бедняжечка, она,

На тоску осуждена,

То вздохнет, то зарыдает,

То былое вспоминает,

То молитву изольет,

То, забывшись, запоет

Песнь о радости минувшей,

То надежде обманувшей

Улыбается сквозь слез,

То, в тумане детских грез,

Предается упоенью

И любви, и вдохновенью.

Год прошел, другой настал;

Деву бедную узнал

Юноша, души высокой,

Статный, видный, черноокой.

Друг для друга создал их

Рок, казалось, и жених

Сердце предложил с рукою.

Он восторженной душою

Ждал ответа, но она

Оставалась холодна.

О любви другой мечтая,

Сокрушаясь, увядая,

Как убитая грозой,

День встречала со слезой,

Со слезой и ночь встречала;

Наконец совсем завяла,

Вся истлела, отцвела

И с весною умерла.

Над холодною могилой

Девы юноша унылый

Слезы горькие пролил,

Горе в сердце схоронил

И пошел путем-дорогой…

Между тем весьма убогой,

Всё сердясь на оборот,

Изменивший весь расчет

Музыкальных его планов,

И уроков, и романов,

Участь горькую кляня

И беднея день от дня,

В городе живет Кремоне

Итальянец Баритони

И на петербургских дев

Месть питает он и гнев.

В Петербурге нет заботы,

А в Кремоне без работы

Хлеба-соли не достать.

В Петербурге поиграть,

Проучить два-три дуэта —

Тотчас слуги и карета,

Да и денег там дают,

Что и куры не клюют.

Здесь же приучил он руки

К Страдиварьевой науке.

Скрипки стал клеить, чинить,

Чтобы было чем прожить.

У него старик был дядя,

Чернокнижник, и он, глядя

На него, и сам пристал

К чародейству, и узнал

Тайну дьявольской науки;

Среди бедности и скуки,

Месть вскормил в душе своей,

Ада мрачного черней,

Он во сне ей наслаждался

И случая дожидался.

И представился случай:

Лет чрез десять невзначай

Прилетела наша пери,

Как сказали мы, и в двери

К Баритони… Он чинил

Скрипку, и не доклеил

Только верха, как влетела

Пери, радостно запела

Песнь о жизни молодой,

О любви своей святой.

Баритони был не промах,

Тот же час в чертах знакомых

Он ту девушку узнал,

От которой потерял

Все надежды, рассердился,

И затопал; и взбесился:

«А! так это ты, змея?

Это ты? .. Постой же, я

Заморю тебя, запрячу,

Отплачу за неудачу

Петербургскую! — и дверь

Запер на замок. — Теперь

Ты в руках моих, и воли

Я лишу тебя; все боли,

Все беды, что перенес

От тебя, реками слез

Ты отплатишь мне в темнице

Вековечной». И девице

Кажет скрипку; а она,

Злобою удивлена,

Где любовь найти мечтала,

Грустно, томно отвечала:

«О, ты не узнал меня!

Я всё та же! с того дня,

Как „люблю“ тебе сказала,

Я любить не перестала,

И не ты ль зажег любви

Первый огнь в моей крови?

И не всей ли я душою,

Чтобы только жить с тобою,

Всё на жертву принесла,

И не я ли умерла

От любви, от сожаленья?

Нет! во мне нет измененья!

Мне и в светлых небесах

Было грустно; я в мечтах

Одного тебя искала!»

И бедняжка зарыдала,

И так сладко излилась

Жалоба ее, что с час

Баритони, как прикован,

Сам стоял, весь очарован.

Но, взглянув на красоту

Пери, вспомнил нищету,

В коей жизнь его томилась,

И вся злоба пробудилась…

«Нет! тобой так беден я,

От любви судьба моя

Изменилась; за ошибку

Отплати — ступай-ка в скрипку».

Тут он пери в руки взял,

Задушил ее и смял,

В скрипку бедную запрятал,

Чародейски запечатал,

Обвязал и заклеил,

И в продажу отпустил.

Но ему не сдобровало:

Скоро и его не стало, —

Вес б нужде кряхтел, кряхтел

И со злости околел.

По Европе развозилась

Долго скрипка; очутилась

В Петербурге наконец,

И нашелся ей купец,

Тот же самый черноокой,

Человек души высокой,

Что так искренно любил

Девушку и схоронил,

И оплакал всей душою

В юности своей — весною.

Только начал он играть,

Скрипка стала оживать:

То раскатисто зальется

Русской песней, то несется,

Как молитва, в облака,

То как будто бы тоска,

Жалоба унылой девы,

То как ангелов напевы,

Торжество святых духов! ..

Весь торжественный, без слов,

Без дыханья, без движенья,

Скрипки чудное он пенье

Слушает, — и вдруг узнал,

И к груди своей прижал,

И не расстается с нею

Мыслью, сердцем и душою, —

С скрипкой он теперь одно.

Непонятно, мудрено!

Их согласье всех задачит!

Он уныл — и скрипка плачет!

Он восторжен — и она,

Вдохновения полна,

Радует, мутит, терзает,

Двери неба отверзает!

Что? Вы скрипку не узнали?

Нет? Так Львова не слыхали!

1843 (?)

59. КОММЕРАЖИ 1Править

ПОСВЯЩЕНО «À CES DAMES»2

Трещоточки, чечеточки!

Что разболтались вы?

Что лезет за нелепица

Из вашей головы!

Вот этот, дескать, женится,

А этому отказ;

Вот тот за той волочится;

Тому подбили глаз;

А этот, с бакенбардами,

Весь разорился в пух;

А этот, что в отставке-то,

С ума сошел, и вдруг!

И сами вы, трещоточки,

Узнали всё? .. Навряд!

«Узнать-то не узнали мы,

А только говорят!

Поздравить с именинами

Забыл графиню князь;

А дочку как-то за сына

Просватал он намнясь;

Помолвка уже сделана,

Конца бы только ждать…

Графиня рассердилася,

Не сходятся опять!»,

И знаете, трещоточки,

Кто рассказал? .. Навряд!

«Ну, кто — не знаем именно,

А только говорят.

И свадьба князя Зюзина

Опять нейдет на лад;

Он думал, тесть-то батюшка

Неслыханно богат,

А как пошел за справками,

Так что же вышло? — Вздор!

Именье всё заложено!

Он на попятный двор!»

И сам он вам, трещоточки,

Признался в том? .. Навряд!

«Признаться не признался он,

А только говорят.

Дочь хочет за полковника

Карпухина отдать,

И статского советника

Желала бы поймать;

И лейтенанта хочется;

Она на тот предмет

Дает балы богатые, —

Однако толку нет!»

Вы на балах, трещоточки,

Бываете? .. Навряд!

«Бывать-то не бываем мы,

А только говорят!

Да дочь сама проказница,

Кокетка, уж сказать!

Проводит, надувает всех —

И женихов, и мать;

И отчего манежится

И так хитрит она?

В учителя немецкого

Секретно влюблена!»

Да это вздор, трещоточки,

Учитель стар, женат!

«Про это уж не знаем мы,

А только говорят!

Как странно одевается

Мадам Тюрлютютю:

На плечах пуфы страшные,

Камаль тре пуэнтю,3

Беретец черный бархатный,

Вся в кисточках спина,

И косы три фальшивые,

И вся насюрмлена!»

А сами вы, трещоточки,

Весь видели наряд?

«Наряда не видали мы,

А только говорят!

Лев Буйволыч Медведев наш

Как Львице досадил!

В пикник к себе он в саночки

Пантеру посадил;

И Львица рассердилася,

В большой азарт вошла,

Назло Верблюду Власьичу

Мазурку отдала!»

И это вы, трещоточки,

Проведали? .. Навряд!

«Проведать не проведали,

А только говорят!

Поручик с камер-юнкером

Затеяли дуэль;

Исторья неприятная;

Причиною мамзель:

Мамзель ангажирована

Поручиком была,

Но как-то с камер-юнкером

Вальсировать пошла!»

Вы видели, трещоточки,

Историю? .. Навряд!

«Исторьи не видали мы,

А только говорят.

Графиня к старой тетушке

Всё ездит по утрам;

Но капитан молоденький

Ее встречает там.

Намеки ль, подозренье ли —

Муж как-то завернул;

Тут все перепугалися,

Шум, гвалт и караул!»

И сами вы, трещоточки,

Тут встретились? .. Навряд!

«Нет, правда, нас тут не было,

А только говорят!

Да сам Терентий Яковлич

Поссорился с женой;

Он к ней пришел нечаянно,

Какой же он смешной!

Барон Данило Карлович

С ним встретился в сенях;

Расспросы, слово за словом, —

Расходятся на днях!»

И точно вы, трещоточки,

Уверены? .. Навряд!

«Не то чтобы уверены,

А только говорят!

Пришла година горькая

Для наших докторов:

Животный магнетизм под них

Подкапывает ров, —

Вам стоит деревенскую

Лишь бабу усыпить,

Она сейчас пропишет вам,

Чем мазаться, что пить!»

И опыт уж, трещоточки,

Вы сделали? .. Навряд!

«Нет, опыта не делали,

А только говорят!

Но столько здесь уж фокусов

Наделал магнетизм,

Что дамы все восторжены!

Ужасный фанатизм!

Одна из них кобенится,

Та испускает стон,

А эта поэтически

Описывает сон!»

И что ж они, трещоточки,

Здоровее? .. Навряд!

«Признаться, не приметили,

А только говорят!

Приехал к нам из-за моря

Француз магнетизер,

Какие шутки строит он!

Сказать — что профессор!

Горбатых, косолапых лишь

Он за нос подержал —

Все ноги вдруг спрямилися

И горб как не бывал!»

И сами вы, трещоточки,

Свидетели? .. Навряд!

«Свидетелями не были,

А только говорят!

Какая-то есть палочка,

И есть стакан воды,

И палочку макает он

Всё кончиком туды;

А там он ей по воздуху

Вокруг себя ведет,

И как начнет рассказывать,

Компанья вся заснет!»

Да, может быть, трещоточки,

От скуки люди спят?

«Ну нет, довольно веселы

Компаньи, говорят!

Вдова одна профессорша

Три двойни родила,

И двадцать восемь месяцев

Беременна была;

Когда же разрешилася,

Собрался факультет,

Велел литографировать

Родильницы портрет!»

Портрет же вы, трещоточки,

Имеете? .. Навряд!

«Портрета не достали мы,

А только говорят!

Грибкова перессорилась

Со всей родней своей.

Хотя она и умница,

Да толку нету ней:

Всё пишет письма странные,

Ругает наповал…

И что же? — Понемножечку

Всяк от нее отстал!»

Скажите, вы, трещоточки,

Знакомы с ней? .. Навряд!

«Нет, с нею не знакомы мы,

А только говорят!

Поймали трех разбойников

Недавно на Сенной;

Их долго караулили…

Один гулял с женой,

Другой ходил с корзиною

И продавал блины;

А третий уж не помним с чем,

Но все посажены!»

И что ж, они, трещоточки,

Признались? .. Иль грозят?

«Не знаем, не разведали,

А только говорят!

На небе, меж планетами,

Меркуриус горит;

Наш астроном из Питера

Всем выбраться велит:

Он пишет, что дни майские

Так будут горячи,

Что крыши все растопятся

И лопнут кирпичи!»

Его трактат, трещоточки,

Прочли вы весь? Навряд!

«Прочесть нам не случалося,

А только говорят!

Комета появилася,

Но, бедная, прошла

Сквозь солнышко нечаянно

И хвост свой отожгла.

Теперь она, кургузая,

Гуляет меж планет,

Скромнехонько, инкогнито,

Хвоста же нет как нет!»

И астроном, трещоточки,

Сказал вам то? .. Навряд!

«Нет, с ним-то мы не знаемся,

А только говорят!

Японцы с кабардинцами

Затеяли войну.

За то, что те Китайскую

Разрушили стену;

И короля Сандвирского

Задел опять Султан;

Индейцы расшумелися,

Кипит Алдагестан!»

И это всё, трещоточки,

В газетах есть? .. Навряд!

«В газетах не написано,

А только говорят!

Из глуши, из Саратова,

Приехал эконом;

Рублями, депозитками

Карман набит битком;

Аллегри, бал и томболя,

Рубини, Блаш и Лист,

Другие наши прихоти, —

Карман и пуст и чист!»

Неужто он, трещоточки,

Так был здесь тороват?

«Не знаем, не знакомы с ним,

А только говорят!

И не на что отправиться

Теперь ему домой;

И даже шубы не на что

Купить себе зимой;

Он, верно, обанкрутится,

Как жить он будет так, —

В казну заподряженного

Не выставит никак!»

А что, в казну, трещоточки,

Имеет он подряд?

«Ну, это неизвестно нам,

А только говорят!

Шестнадцать камер-юнкеров

Вчера произвели;

Всех легкоконных латников

В резерв перевели;

Из егерей составили

Кавалерийский полк;

Теперь везде по городу

Идет об этом толк».

И что ж, прочли, трещоточки,

Приказ о том? .. Навряд!

«Приказа не видали мы,

А только говорят!

Престрашный шум за картами

Вчера у графа был:

Барон туза червонного

Девяткою убил;

В руках все были козыри,

И даму граф держал…

„Сыграли, как Мазепа, вы!“

Барону он сказал».

И что ж они, трещоточки,

Поссорились? .. Навряд!

«Не знаем мы… Поссорились, —

А только говорят!

У старика аптекаря

Вчера сбежала дочь.

Эпекакуану с арникой

Он разводил всю ночь;

Какой-то франт расчесанный

Рецепт ему принес,

Старик полез за спецьями,

А дочку тот увез!»

Наверное, трещоточки,

Вы знаете? .. Навряд!

«Ну, то есть не наверное,

А только говорят!

Директор департамента

Всё ставит на своем,

Он хочет, чтоб чиновники

Все ездили верхом;

Доклады только кончатся,

Он всех их шлет в манеж

И думает со временем

Их выучить; но где ж!»

Но это вздор, трещоточки,

И где он вами взят?

«Пожалуй, вздор, положимте!

Однако ж говорят!

Есть стихоплет, рифмач у нас,

Не годный ни к чему.

Делами занимается,

Но принесут ему

Доклад, расчеты, ведомость —

А он твердит сонет;

Дела его вверх дном идут,

И в кассе денег нет!»

А в кассе-то, трещоточки,

Вы шарили? .. Навряд!

«Нет, кассы не считали мы,

А только говорят!

Да он же и волочится

За дамами всегда,

По балам ездит, рыскает…

Судите же, когда

Он может вникнуть в жалобы

Крестьян своих и как?

Нет, просто в белом свете он

Юродивый бедняк!»

Трещоточки, чечеточки,

Как разболтались вы!

Что лезет за нелепица

Из вашей головы!

Во всё, везде вы суетесь,

Как мухи, как шмели;

И хоть кого, несносные,

С ума бы вы свели!

Трещоточек, чечеточек

Так расплодился род,

Что просто мочи нет от них,

И оглушен народ!

Когда б еще полезная

Их направляла цель!

Добру наставить юношу,

Предостеречь мамзель,

Коварной, злобной хитрости

Завесу развернуть,

Дать руку добродетели!

А то ничуть, ничуть!..

Трещоточки, чечеточки

Ни светят, ни горят,

И сердцем не участвуют,

А только говорят!!!…

<1844>

1 Commérages — пересуды.

2 Этим дамам.

3 Camail très pointu — накидка с остроконечным капюшоном.

60Править

Моя барыня Смирнова,

Напишите мне два слова

О своем житье-бытье,

Faites moi cette amitié. l

Я ж у Растопчиной обедал

И leur coulebiak2 отведал,

И узнал, что в Фонтебло

Il y en a des tableaux,3

То есть не tableaux, обои —

Шерстью вытканы герои,

С пикой, с шлемом, à cheval,4

И ла табль орижиналь,5

Где Наполеон великий,

Подстрекаем политикой,

Экриве абдикасьон.6

Только нужен пермисьон,7

Чтобы всё вам показали.

Верно, там вы не бывали,

Всё бы дома… Нездорова…

Ах вы, барыня Смирнова!

Между 1842 и 1844

1 Окажите мне эту дружескую услугу.

2 Их кулебяку.

3 Есть картины.

4 На коне.

5 La table originale — подлинный стол.

6 Ecrivait abdication — написал отречение.

7 Permission — разрешение.

61. НОВЫЙ ГОДПравить

Весь народ

Говорит,

Новый год,

Говорит,

Что принес,

Говорит,

Ничего-с,

Говорит,

Кому крест,

Говорит,

Кому пест,

Говорит,

Кому чин,

Говорит,

Кому блин,

Говорит,

Кому нос,

Говорит,

Ну, так что-с,

Говорит,

Всё равно-с,

Говорит,

Ничего-с,

Говорит,

Новый год,

Говорит,

Весь свой плод,

Говорит,

Раскидал,

Говорит,

Разбросал,

Говорит,

О газар, 1

Говорит,

А мюзар,2

Говорит,

Опоздал,

Говорит,

Прозевал,

Говорит,

Заворчал,

Говорит,

Сам ты, брат,

Говорит,

Виноват,

Говорит,

Пар иси, 3

Говорит,

Попроси,

Говорит,

Там подсунь,

Говорит,

Или плюнь,

Говорит,

Навяжись,

Говорит,

Отвяжись,

Говорит,

Де се фаст,4

Говорит,

Если даст,

Говорит,

Новый год,

Говорит,

Нам во плод,

Говорит,

Ля санте,5

Говорит,

Ля гете,6

Говорит,

Пур сеси,

Пур сеси,7

Уж мерси,8

Говорит,

Поклонись,

Говорит,

И крестись,

Говорит,

В свой черед,

Говорит,

Всё придет.

Январь 1844

1 Au hasard — наобум.

2 Musard — ротозей.

3 Par ici — здесь.

4 De ses fastes — от щедрот.

5 La santé — здоровье.

6 La gaîeté — веселье.

7 Pour ceci — за это.

8 Merci — спасибо

62. СВАДЕБНЫЙ ПОЕЗД КОЛОНИСТОВПравить

Каспар женится с Лизетом, —

Колонисты поднялись,

Кто со скрипкой, кто с кларнетом,

Все в дорогу собрались.

В первую телегу сели

Музыканты все гурьбой

И в минуту загремели

«Либер Августин» 1 родной.

Кто из них не уместился,

Тот пешком, направя бег,

За телегою пустился

И гудит: «Аллес ист век!» 2

Сзади едет муж с женою,

В ста телегах брачный бал

Аккуратною рысцою,

Чтоб и пеший не отстал.

Хор невеста заключает,

Рядом с ней сидит жених

И под такт ей повторяет:

«Либе Лисхен либет дих!» 3

Ей всегда дождаться должно,

Чтоб звук музыки затих,

И тогда сказать ей можно:

«Каспар, я, их либе дих».4

Музыканты прославляют

Громко сей счастливый брак,

И в награду ожидают

Их картофель и табак.

Пфейфен 5 старики тут курят,

Молодые вальс, и ну!

А старушки балагурят,

Вспоминая старину.

Веселитесь, колонисты!

Для меня ваш пир горой,

Скрипок визг, кларнетов свисты

Стоят музыки иной.

Загудите вы фальшиво,

Визгните — цу штарк,8 друзья!

Всю беду поправит пиво,

И никто вам не судья!

1 «Lieber Augustin» — «Милый Августин» (нем.).

2 Alles ist weg — всё миновало (нем.).

3 Liebes Lischen liebet dich — любимая Лизанька любит тебя (нем.).

4 Ja, ich liebe dich — да, я люблю тебя (нем.).

5 Pfeifen — трубки (нем.).

6 Zu stark — слишком громко (нем.).

63. СПОР ЗА ВАФЛИПравить

Приехал в Красненький гулять

Портной из немцев, Бутер-Фрессер;1

Спросил он габель, лефель, мессер2

И вафли приказал подать.

Садится и глядит умильно,

И в мыслях ест уже мейн герр,3

Как вдруг вбегает офицер,

И вафли выхватил насильно!

«Чей эта вафля, узнавать

Позвольте, гаспадин военный?»

— «Ну, знать, твоя, мусье почтенный,

Что вздумал за нее стоять!»

— «А если мой, могу ль их кушаль?» —

Сердито немец закричал.

«Что, что, мусье? Я не расслушал!»

— «Могу ль их кушаль? — я сказал».

— «Ну, не сердись, сейчас другую

Я прикажу подать тебе».

Но немец в спесь вошел такую,

Что раскричался не в себе:

«Здесь всё равно! Ваш не забудет,

Здесь ваш польтин и мой польтин!

Здесь это всё, один польтин!»

— «Врешь, немец, рубль уж это будет!»

— «Нет, сами рубль вы, гаспадин!

Что вы задумаль! Забияка!

Я ваш маркель иль человек?

Нет, нет, нет, я не человек!»

— «Что ж, немец, что же ты? Собака?»

1 Bulterfresser — пожиратель масла (нем.).

2 Gabel, Löifel, Messer — вилка, ложка, нож (нем.).

3 Mein Herr — мой господин (нем.).

64. НАСТАВНИКУ-АББАТУПравить

На канапели

Лежу,

В Пролог, в Минеи

Гляжу,

Не понимаю

Никак!

Тебя ругаю,

Дурак,

Старый наставник,

Француз,

И твой наглавник,

Картуз,

И твой измятый

Халат;

Ах ты, проклятый

Аббат!

Чему учил нас?

Спроси.

Где город Вильнас,

Нанси?

Где Лиссабона,

Мадрит,

Лион, где Рона

Бежит?

Кто был римлянин

Катон?

Кто англичанин

Невтон?

Кто победитель

Афин?

Кто сочинитель

Расин?

Из Лафонтена

«Cygale»,1

Из Демосфена

Morale.2

С тобой склоняли

Roza,8

А не узнали

Аза!

Главной науки —

Читать,

Аз, веди, буки

Не знать.

Прямой ты, точный

Фигляр!

В лавке лубочный

Товар.

А уж в беседе

Ты хват!

И черт тебе де

Не брат!

Учишь прелестно

Всему,

И всё известно

Уму!

И не измерить

Cela,4

А как поверить!

Voilà!5

На канапели

Лежу,

В Пролог, в Минеи

Гляжу,

Не понимаю

Никак!

Тебя ж ругаю,

Дурак!

1 «Стрекоза».

2 Мораль.

3 Роза (лат.).

4 Этого.

5 Вот.

65. ПРОЕКТ ГРОСФАТЕРАПравить

АНДАНТЕ

Вот в полном разгаре и форсе1 наш бал,

Разгульно и живо оркестр заиграл.

На пляски, на радость

Зовут!

И старый и малый пустились плясать;

Старушки и дяди не то чтоб отстать —

Встряхнувшись, вспрямившись,

Идут.

«Фетинья Матвевна, угодно ль со мной?»

— «Пожалуй, Перфилий Савельич ты мой,

Готова я прыгать

С тобой.

Мы можем гросфатер чудесно пройти.

Ну, ясный мой сокол, взвивайся, лети,

Вертись, увивайся

За мной!»

АЛЛЕГРО

Эй, ну! Вы, дяди, матери,

Смотрите же, в гросфатере

Чур не зевать!

Не унывать!

Вот тащат что есть духу

Полковницу-старуху.

Она кряхтит,

Как бык пыхтит

И шевелит

Огромнейшим веером.

А дальше с офицером

Бежит мамзель,

Ком эль э б эль!2

Ее вся цель —

Чтоб он в нее влюбился,

Чтоб он на ней женился..

Me прене гард!3

Кавалергард

Совсем на то не метит,

И только что заметит —

Он отойдет,

И пропадет,

И унырнет.

АНДАНТЕ

Ну, можно ль на бале марьяж4 затевать?

На бал не жениться — приходят плясать!

Престранны мамзели,

Времан.5

Мы видели много примеров таких:

Любезен, приятен, — а всё не жених,

Уж мужем не будет

Л’аман.6

Вы слышали, свадьба Анеты с Лукой

Разрушилась? Странно! Был случай такой.

Что? Коммеражи,

Пур сюр.7

Сама виновата разбором Анет;

Как вывели справки, ан 45 лет!

Он ей показался

Тро мюр.8

А наш камер-юнкер чем хуже других?

Нет, этот, позвольте, уж что за жених!

Горбат он, и беден —

Же пане.9

А прапорщик Гриша, ну, вот хоть куда!

Родня он, неправда! Седьмая вода,

Но любит он слишком

Ля данс.10

С таким уж разбором и век не найти:

Тот слишком высокий, а тот тро пети,11

Тот слишком тщедушен,

Тот кос;

Да надо бы знать им и совесть, и честь!

Конем не объедешь, как суженый есть.

И нужны ли свадьбы —

Вопрос.

АЛЛЕГРО

Эй, ну! Вы, дяди, матери!

Смотрите же, в гросфатере

Чур не зевать,

Не отставать,

Не унывать!

Вот модница, кокетка,

Как курица-наседка

Вкруг петуха —

Ха! Ха! Ха! Ха!

Не без греха!

То поведет глазами,

То размахнет руками,

То прыг, то скок,

То под бочок!

Ай, простачок,

Смотри, оберегайся!

Ты мне не попадайся!

Держи свой кер,12

А то малер,13

Вотр сервитер.14

Ты сердце потеряешь,

Когда меня узнаешь;

Не пощажу —

Как погляжу,

Обворожу!

Я франтов, камергеров,

Студентов, офицеров,

Завербовав

Под мой устав,

Пиф паф, пиф паф!

АНДАНТЕ

Смотри, как пляшет, как рыщет! К чему ж!

Сидела бы дома — есть дети и муж!

Нельзя, чтоб не вышел

Скандал!

Что скажет посланник про наших про дам?

Я чай, в чужих краях, позвольте, и там

Всегда дамы ездят

На бал.

Но так уж нахально не прыгают, чай?

Вот! шепчет с драгуном, гляди, примечай…

Угодно ли завтра

В бостон?

Нет, я не играю; в один преферанс

Три робера только, а после ля дане,15

Оно для здоровья

Тре бон.16

Кто хочет быть счастлив, тот вам подражай.

А вести какие? каков урожай?

Овес уродился

Сам-пять.

А что, не читали вы новый роман

Мадам Витурини «Мусье Кориолан»?

Из римской исторьи

Он взят.

А слышали, Трындин ведь просит развод,

С женой побранился у Баденских вод,

И знаете, в чем был

Их спор?

Кто в доме хозяин — жена или он.

Ну, слово за словом, и взяли закон,

Оно бы конечно…

Но вздор!

АЛЛЕГГО

Эй, ну! Вы, дяди, матери!

Смотрите же, в гросфатере

Чур не зевать!

Не отставать!

Не унывать!

Вот щеголь поседелый

Бежит в манишке белой.

Ногой дрыгнет,

Другой лягнет,

И припрыгнет.

Я, дескать, веселюся,

Подагры не боюся;

Я моложав,

Же сюйз-ен брав.17

И мой устав:

Покуда тащат ноги,

Не покидать тревоги!

Я молодец,

Младых сердец

Большой ловец!

Вот нате, посмотрите,

Теперь люблю я Китти,

А там Анет!

А там Лизет!

Но вдруг жилет

С натуги расстегнулся,

И щеголь спотыкнулся,

И оземь бух!

И крик старух

Раздался вдруг.

АНДАНТЕ

Какой сумасшедший, какой вертопрах!

Ну можно ль резвиться в преклонных летах!

Всему есть на свете

Сезон.

Он статский советник, притом же женат,

А всё веселится, но в списке наград

Его пропустили —

Резон!

А слышали, ленту ведь дали тому!

Как бишь его имя? Скажите, кому?

Никак не припомню

Сон ном.18

А знаете, место ведь тот получил,

Который… А этот, как перескочил!

Вы слышали ночью

Канон?19

Ужель наводненье? Не знаю, пет-етр.20

Но здесь что-то дует, открыли фенетр,21

Нетрудно простуду

Схватить.

Ах, на лотерею возьмите билет!

Охотно, пожалуй… Позвольте, но нет!

Признаться, мне скучно

Платить.

А что, про алжирцев уже не слыхать?

Нет, что-то в газетах случилось читать,

Что их переводят

В Бордо.

Смотрите, очнулся и пляшет опять!

Мы думали, полно — ему уж не встать!..

А больно ушиб, чай,

Ле до.22

АЛЛЕГРО

Эй, ну! Вы, дяди, матери!

Смотрите же, в гросфатере

Чур не зевать!

Не отставать!

Не унывать!

Вот дяди разъярились,

С старухами схватились,

Писать пошло,

Ало, ало!23

О гран гало!24

Их даже не догонят,

Старушки же бонтонят.

Лер па, лер данс,

Лер реверанс25 —

Всё ан каданс!26

Прекрасно бы; но что же?

Вдруг люди помоложе

Не в свой черед

Бегут вперед;

Задор берет

Старушек-колотушек,

Отчаянных болтушек;

Их разговор

Плю фор, плю фор27 —

И вышел вздор!

Всё вместе вдруг смешалось,

И каждому досталось:

Кого толкнут,

Кого прижмут,

Раздались визги, крики,

И плясуны-антики,

С толпой старух,

Теряя дух,

По креслам бух!

1 Force — сила.

2 Comme elle est belle! — Как она хороша!

3 Mais prenez garde! — Но берегитесь!

4 Mariage — женитьба.

5 Vraiment — в самом деле.

6 L’amant — любовник.

7 Commérages, pour sûr — сплетни, вероятно.

8 Trop mûr — перезрелый.

9 Je pense — я полагаю.

10 La dance — танец.

11 Trop petit — слишком мал.

12 Coeur — сердце.

13 Malheur — беда.

14 Votre serviteur — слуга покорный.

15 La dance — танец.

16 Très bon — очень хорошо.

17 Je suis un brave — я молодец.

18 Son nom — его имя.

19 Canon — пушка.

20 Peut-être — быть может.

21 Fenêtre — окно.

22 Le dos — спина.

23 Allons — ну, давайте.

24 Au grand galop — галопом.

25 Leurs pas, leurs dances, leurs révérances — их па, их танцы, их поклоны.

26 En cadence — в такт.

27 Plus fort — всё оживленнее.

66. РАЗГОВОР БАРИНА С АФОНЬКОЙПравить

Барин

Здравия желаю, господа сенаторы,

Я прихожу из банковой конторы,

Не французский, не немецкий, человек российский.

Приношу вам поклон низкий.

Эй, малый!

Жены моей приданый,

Кривой крепостной,

Удалая головка, долбленый глаз —

Много ли вас?

Афонька

Один!

Барин

А, это ты, Афонька…

Ты, который бежал, когда я женился?

Да куда ж ты скрылся?

Афонька

А я, с позволения вашего, в деревне вашей под овином сидел.

Барин

Дурак! А если б этот овин сгорел?

Афонька

Я бы, с позволения вашего, вышедши, руки погрел.

Барин

Позвольте, господа сенаторы, какой он грубиян.

Ну, скажи, пожалуйста, Афонька,

Ты жил в моей деревне —

Как мои мужики живут?

Афонька

Зажиточно.

Барин

Да как зажиточно?

Афонька

Да очень зажиточно!

Барин

Да как же, братец мой, зажиточно?

Афонька

А так зажиточно,

Что в семи дворах один топор:

Поутру дрова рубят,

А вечером в кулак трубят.

Барин

Позвольте, господа сенаторы!

Следовательно, мои мужики плотники и музыканты.

Ну, скажи, пожалуйста, Афонька, как у меня хлеб уродился?

Афонька

Хорошо-с!

Барин

Да как хорошо?

Афонька

Да очень хорошо.

Барин

Да как же, братец ты мой, хорошо?

Афонька

А так хорошо,

Что колос от колоса —

Не слыхать девичья голоса;

Сноп от снопа —

Столбовая верста;

А копна от копны —

Целый день езды.

Барин

Позвольте, господа сенаторы!

Следовательно, мой хлеб хорошо уродился.

Что же, Афонька, хлеб-то мой продали

Или сюда везут?

Афонька

Нет, его не продали и не сюда везут,

А ваши шелудивые собаки разыгрались

И уронили весь хлеб в лохань.

Барин

Позвольте, господа сенаторы!

Следовательно, мой хлеб пропал!

Афонька

Нет, не пропал, а в потребу попал.

Барин

Что же из него сотворили?

Афонька

Бражку сварили.

Барин

Да пьяна ли эта брага?

Афонька

Пьяна.

Барин

Да как же пьяна?

Афонька

Да очинно пьяна.

Барин

Да как же, братец мой, пьяна?

Афонька

Да так пьяна,

Что если старосте поднести,

Да его милость тройным поленом оплести,

То его милость и со двора не свезти.

Барин

Позвольте, господа сенаторы,

Какой он грубиян!

67. РАУТПравить

Вот в раут

Нас зовут —

Место скуки,

Где сидишь

И глядишь,

Сложив руки,

Как толпой

Целый рой

Полусонных

Стариков,

Игроков

Беспардонных,

Молодиц

И девиц

Голоплечих,

Корпусов

И голов

Человечьих,

В тесноте,

В духоте,

Ходят, бродят,

И себе

И тебе

Сон наводят.

Там сидят

Пятьдесят

Кавалеров:

— Туз сам-пят!

— Без онеров!

— Я ремиз!

— Я пур сиз1

Предлагаю!

— Нет, пардон-с,2

Я в ренонс

Выступаю. —

Короли!

Пароли!

Дама в сюрах

Иль валет,

А уж нет

Об амурах,

О вине,

О войне,

Про Россини,

Про шассе,

Балансе

И помина.

Дамы есть,

Но не в честь

Им собранье:

Не умно,

Не смешно

Их болтанье.

Вот беда!

Нет следа

Быть любезной.

Где раут,

Это труд

Бесполезный!

Толкотня,

Стукотня

Карамболи!

Онеметь,

Одуреть

Поневоле!

А в раут

Все бегут,

Как в беседу, —

Нет, нет, нет!

Се тро бет,3

Не поеду!

1 Pour six — в шести.

2 Pardon — извините.

3 C’est trop bête — это слишком глупо.

68. СТАТУЯПравить

Статуя, как ты хороша!

Тобой полна моя душа,

Ты точно та, кого воображаю,

Рисую в мыслях и ласкаю

В бессонницах и сладком сне,

Уж ты давно знакома мне.

Уже не раз, томим мечтою,

Я грудь твою и плечи целовал,

Твой стан роскошный обнимал,

Играл с прелестною ногою.

Ах! Если бы я способ отыскал,

Как оживить, воспламенить статую,

Как влить в нее любовь такую,

Какою я, бессмысленный, горю…

Но я пустое говорю:

Мне суждено статуей любоваться,

А ей — всё камнем оставаться!

69. КАТЕРИНА-ШАРМАНКАПравить

Я к коловратностям привык!

Вся жизнь по мне — лантерн мажик,1

Судьба — шарманщик итальянец!

То погребение, то танец,

То мотовство, то гран мизер,2

То удивительный карьер,

То будто рыба об лед бьешься!

Отказ, как шест, где ни толкнешься!

То свадьба, то война, то мир,

Всё гум, гум, гум! Андер манир!z

Перед красоткой несравненной

Ты, заколдованный, влюбленный,

Стоишь в восторге, а жену,4

Вот, дескать, я нашел жену!

Родитель, маменька — согласны,

Нашиты платья все атласны,

Готовится почетный пир!

Но вдруг — гум, гум! Андер манир!

Твоя красотка изменилась,

В другого молодца влюбилась,

Преотвратительный гримас

Тебе, и вместе с тем отказ!

Ты, чтобы слишком не терзаться,

Решился в службу записаться

И статский заказал мундир…

Ну, нет… гум, гум! Андер манир!

Решили судьи, адвокаты,

Что годен только ты в солдаты,

Что ты не барин, а холоп;

Тебе приговорили лоб!

Что ж делать? Ты мечтами пылок!

Готов, но закричал: «Затылок!» —

Приемщик, ротный командир.

Опять — гум, гум! Андер манир!

Ком отрфуа,5 казак ты вольный,

По крайней мере тем довольный,

Что молвить можешь: «Же м’ан ве»,6

Но попадаешься вдове,

Не слишком старой и богатой,

А человек ты не женатый!

Скакнул бы в свадебный навир,7

Ан глядь… Гум, гум! Андер манир!

Вдова имеет два процесса,

Любовника имеет ньеса,8

Любовник — озорник, бретер,

А ты совсем не аматер9

Процессов, распрей и дуэлей.

Твои восторги охладели,

Ты говоришь: «Же ме ретир!»10

Опять — гум, гум! Андер манир!

Тут попадаешь в ом д’аферы,11

В приказчики и секретеры12

К известному мусье ле конт.13

И свой ты тут находишь конт,14 —

Он бон виван,15 и не считает,

Тебе всё слепо доверяет,

Ты у него как в масле сыр,

Но вдруг — гум, гум!.. Андер манир!

Ле конт обкушался и лопнул;

Наследник на тебя притопнул:

«Давай-ка, дескать, мне отчет!»

Оно тебе не без хлопот.

Грозит тюрьма, грозят расправы,

А сундуки не без потравы;

Тебя повысосет вампир!

Небось — гум, гум! .. Андер манир!

Ты с ревизором помирился,

Белее снега очутился;

Все в воду спрятаны концы,

И записался ты в купцы.

Довольно выгодно торгуешь,

Даешь обеды и пируешь;

Но вдруг банкрутится банкир…

Опять — гум, гум! Андер манир!

По-прежнему — бедняк с сумою,

Ты в белом свете сиротою;

Тебя тоска, нужда гнетет;

Но мысль подчас еще мелькнет,

Что у судьбы, быть может, в кассе

Еще есть стеклышко в запасе!..

Авось, аван ке де мурир,16

Хоть раз — гум, гум!.. Андер манир!

1 Lanterne magique — волшебный фонарь.

2 Grande misère — бедственное положение.

3 Andere Manier — на другой лад (нем.).

4 À genoux — на коленях.

5 Comme autrefois — как прежде.

6 Je m’en vais — я ухожу.

7 Navire — корабль.

8 Nièce — племянница.

9 Amateur — любитель.

10 Je me retire — я удаляюсь.

11 Homme d’affaires — управляющий делами.

12 Secrétaire — секретарь.

13 Monsieur le compte — господин граф.

14 Compte — выгода.

15 Bon vivant — прожигатель жизни.

16 Avant que de mourir — перед тем как умереть.

70. ИСТОЛКОВАНИЕ ЛЮБВИПравить

«Что есть любовь?» —

Спросил меня Петров,

Мой дворник, страж, блюститель дома. —

Любовь мне как-то незнакома".

— Неправда, врешь, дурак,

Ты только говоришь не так…

Любовь есть то, к чему душа стремится,

Любовь есть то, чем сердце веселится,

И без чего прожить нам мудрено!

— «А, понял я: любовь есть пенное вино!»

71. БРАЧНАЯ ДЕЛИКАТНОСТЬПравить

Один чувствительный священник

Сказал почтенной попадье:

«Тебя узнав, я стал твой пленник,

Свободе я сказал адье».1

— «И я с свободою рассталась, —

В ответ сказала попадья, —

С тобой как только обвенчалась,

Рабыня стала я твоя!»

1 Adieu — прощай.

72. КН<ЯГИНЕ> А. ЛОБ<АНОВОЙ-РОСТОВСКОЙ>Править

Как ты поешь, как ты поешь,

Какую сладость в душу льешь,

Как жизни путь тобой светлеет,

Душа как небо разумеет!

Ей хочется лететь туда,

Где ясно так горит звезда,

Где сонмы ангелов ликуют,

Где не страдают, не тоскуют,

Но где все любят, все поют,

Где вечной юностью цветут

Все чувства, мысли, осязанья,

Где все сбываются желанья.

Но ты сама так хороша…

В недоумении душа —

Лететь ли ей или остаться,

Чтобы тобою любоваться.

Ты запоешь — здесь благодать,

Так что жив небо улетать!

73. НА ГРЕХ МАСТЕРА НЕТПравить

Ах, пететр! Ах, пететр!

Сюр пеше не па де метр.1

Так куражу я себя,

Безнадежно полюбя,

Безотрадно изнывая,

И фантазия живая

Вечно повторяет мне,

Днем, и ночью, и во сне:

Ах, пететр! Ах, пететр!

Сюр пеше не па де метр!

Знаю, мне любить не след,

И старенек я, и сед,

И не мастер прифрантиться,

Так чего ж могу добиться!

Чего ждать мне? — Всё равно,

Мне мерещится одно:

Ах, пететр! Ах, пететр!

Сюр пеше не па де метр!

Молода и хороша

Ты, кем стиснута душа,

И смеешься надо мною —

Вижу, но креплюсь душою!

Может, время перейдет

И любовь свое возьмет!

Ах, пететр! Ах, пететр!

Сюр пеше не па де метр!

1 Peut-être! Sur pêche n’est pas de maître. — Быть может! На грех мастера нет.

74. ВЕЛИКОЛУЦКИЙ ФРАНЦУЗСКИЙ КАДРИЛЬПравить

(Шутка)

Кель е фоль, кель е фоль,

Ma тре бьен еме 1 сестрица!

Кель е фоль, кель е фоль!

Так влюбиться, ком се дроль!2

И грустна,

И мрачна

Лук Великих вестовщица;

Ей печаль:

Едет вдаль

Ca пассьйон, сонмарешаль!3

Кель е фоль, кель е фоль,

и проч.

Тяжкий крест!

Сет юн пест,4

Переспелая девица:

Как доска,

Грудь плоска…

А всё хочет муженька!

Кель е фоль, кель е фоль,

и проч.

Да, такой

Разбитной

Мало видит и столица;

Оз-амур

Прет тужу р.5

Эль с’анфлам6 уж чересчур!

Кель е фоль, кель е фоль,

и проч.

Сон лангаж,

Дюр, соваж,7

Жжет и щиплет, как горчица…

И в Луках,

И в гостях

Ca сель вуа8 приводит в страх!

Кель е фоль, кель е фоль,

и проч.

На весь мир

Лишь мантир9

Что она за мастерица!

Всех ноарсир,10

Авилир --11

Сонэюнак, премье плезир!12

Кель е фоль, кель е фоль,

и проч.

Пусть твердят,

Говорят:

Ву морде ком юн13 волчица…

Не робей!

И смелей

Те сервант и жанс14 ты бей!

Кель е фоль, кель е фоль,

и проч.

Что она

Влюблена —

Дива нет: ма сер15 — девица,

Но что маль,16

Очень жаль —

Не бывать ей марешаль!17

Кель е фоль, кель е фоль,

Ma тре бьен еме сестрица!

Кель е фоль, кель е фоль!

Так влюбиться, ком се дроль!

1 Qu’elle est folle, ma très bien aimée — до чего она безрассудна, моя обожаемая.

2 Comme c’est drôle --как это смешно.

3 Sa passion, son maréchal — ее страсть, ее сержант.

4 C’est une peste — это чума.

5 Aux amours prête toujours — всегда готова к любви.

6 Elle s’enflamme — она воспламеняется.

7 Son langage, dur, sauvage — ее речь, резка, дика.

8 Sa seule voix — один ее голос.

9 Mentir — лгать.

10 Noircir — чернить.

11 Avilir — унижать.

12 Son unique, premier plaisir — ее единственное, главное удовольствие.

13 Vous mordez, comme une… — вы кусаетесь, как…

14 Tes servants, gens — твои слуги, люди.

15 Ma soeur — моя сестра.

16 Mal --плохо, несчастливо.

17 Maréchal — жена сержанта.

75. САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ФРАНЦУЗСКИЙ КАДРИЛЬПравить

Иль ну воль, иль ну воль 1

Беспрестанно, наш приказчик;

Иль ну воль, иль ну воль

Беспрестанно, ком се дроль!2

Всё равно

Уж давно

Мы себе не смотрим в ящик,

Всё равно

Уж давно

Так у нас заведено.

Иль ну воль, иль ну воль,

и проч.

Ла мадам

По балам,

А мусье, мужей образчик,

Антанте,

А идете3

Так и хлещет в экарте!

Иль ну воль, иль ну воль,

и проч.

Вот пора

В юнкера

Сыновей — кто им указчик!

Эполет

Их предмет,

А именье марш в совет!

Иль ну воль, иль ну воль,

и проч.

Мужичок

Свой оброк

Запустил — и в долгий ящик;

Ты франтишь,

Тарантишь,

А в кармане — просто шиш!

Иль ну воль, иль ну воль,

и проч.

1 Il nous vole — он нас обкрадывает.

2 Comme c’est drôle — как это забавно.

3 Enchanté, endetté — очарованный, в долгах.

76Править

Я Мятлева Ивана,

А не твоя, болвана.

Свою ты прежде поищи!

Твои, я чай, пожиже щи.

77. А. Д. БАРАТЫНСКОЙПравить

Что ни метте а ла фигюр,1

Всё вам идет, же вуз-асюр!2

Что ни парле,3 всё а пропо;4

Комиссарьятский вы депо

И главный арсенал амура:

Простого даже вы бонжура5

Не можете проговорить,

Чтобы рублем не подарить!

А исподлобья пар азар6

Если вы бросите регар,7

Так уж вуле не па вуле,8

А нотр фрер9 сейчас брюле!10

Вы так и ьеете ьостоком!

При вас всегда стою я боком,

Чтоб не растаять, не сгореть

Иль пар амур11 не умереть,

Или не сделаться тут свит12

Каштан роти13 или пом кюит!14

1 Mettez à la figure — наденьте на себя.

2 Je vous assure — я вас уверяю.

3 Parlez — скажете.

4 À propos — кстати.

5 Bonjour — здравствуйте.

6 Par hasard — случайно.

7 Regard — взгляд.

8 Voulez ne pas voulez — хотите не хотите.

9 Notre frère — наш брат.

10 Brûler — гореть.

11 Par amour — от любви.

12 Tout de suite — сейчас, тут же.

13 Rôti — жареный.

14 Pomme cuite — печеное яблоко.

78. РАССКАЗ О РУССКОЙ КАМПАНИИПравить

Воеву,1 дескать, мадам,

Я сейчас расскажу вам,

Как мусье Наполеон

Из России выгнан вон

И как встретили мы друга

Ком са ла виль de2 Калуга.

Тут eue темен3 лежит,

Тут ле жен темен4 бежит.

Ну, Наполеон вуле5

По eue темен але.6

Мусье рюс,7 ле жен избрав,

Вдруг из пушки паф, паф, паф!

И вуле не вуле па8 —

И бате,9 бати, бата.

Не вуле па и вуле —

И бата, бати, бате,

И бати, бато, батут,

И Наполеон капут,

А Рус мартир нах10 Париж.

Так французы взяли шиш.

1 Voyez-vous — видите ли.

2 Comme èa la ville de… — таким образом в городе…

3 Vieux chemin — старая дорога.

4 Le jeune chemin — новая дорога.

5 Voulait — захотел.

6 Aller — идти.

7 Monsieur russe — русский.

8 Voulez ne voulez pas — хотите не хотите.

9 Batter — бейте.

10 Russe marschiert nach… — русский отправился в… (нем.).

79. ЕКАТ<ЕРИНЕ> СЕМ<ЕНОВНЕ> ЛАЗАРЕВОЙПравить

Род сновиденья, род мечтанья!

Когда мне повстречались вы,

Мои все лучшие-- увы! —

Изгладились воспоминанья, —

Я позабыл Париж и Рим

И вас одну «чок северим».1

80Править

Ах, Бартенева-мамзель,

Ты — не дудка, не свирель,

Не волынка, а такое

Что-то чудное, святое,

Что никак нельзя понять…

Ты поешь, как благодать,

Ты поешь, как упованье,

Как сердечное рыданье,

Ты поешь, как сам Амур,

В дни, когда фезе ла кур2

Душеньке и ей являлся

В сладком сне и добивался

К ее милости в мужья.

Черт ли в песне соловья,

В песне Гризи! Как твой голос

Зазвучит, вдруг дыбом волос,

Сердце всё расшевелит,

Даже брюхо заболит.

1 вас люблю (тюркск.).

2 Faisait la cour — ухаживал.

81. ПРОЩАНИЕ ДВУХ БРАТЬЕВ, ДЬЯКОНА И КАПИТАНАПравить

Капитан

Расстаться должно непременно!

Дьякон

Прости, мой благородный брат!

Капитан

Смотри же ты, живи смиренно.

Ты попиваешь?

Дьякон

Виноват!

Но, милый братец, ведь порою

Мы попиваем и с тобою.

Капитан

Молчи, молчи, молчи, болван!

Ты дьякон, а я капитан!

Дьякон

(в сторону)

На справки я расправлю крылья,

Позвольте вас спросить, сударь,

Где ныне царская фамилья?

Капитан

В Константинополь едет царь.

Дьякон

Неужто турки взбунтовались?

Капитан

Молчите, братец, мы заврались.

Пойдемте лучше мы домой

И выпьем алого с тобой.

82. ПРИЧИНА СТРАСТИ К СТИХОТВОРСТВУПравить

В сей день однажды на досуге

Совет бессмертных собрался,

Желающих, на земном круге

Чтоб им подобный родился.

Не помню, в утро ль, вечерком

Они на вышний суд засели,

Но отобедать уж успели

И были все под куражом.

Ведь там часов не разбирают,

И кушают и куликают

Без церемоньи, без чинов;

Но что нам нужды до яденья,

Послушаем, какие мненья

Подал там старший из богов.

«Эй, братцы! создадим Петрушу,

Дадим ему прекрасну душу,

Здоровья и веселья тьму

И дар владеть людей сердцами».

Тут все захлопали руками,

Он продолжал: «Дадим ему

Еще хозяюшку-графиню,

Котора б превзошла богиню

Умом и доблестью своей,

Котора б редко улыбалась,

Всегда б хозяйством занималась

И счастием своих детей».

Сказал, и вдруг Петра сварили —

В котле ль, в кастрюльке ль, нужды нет —

Но совершенным отпустили

Для счастья прочих на сей свет.

Тут Зависть лютая, лихая

Сказала, злостию пылая

И устремляя страшный взор:

«А я ему подарю сына,

Который будет прескотина

И пренесносный стихотвор,

И кто бы в свете ни родился,

Ни умер или ни женился —

Он, верно, будет сочинять,

И как бы люди ни зевали,

Как бы ушей ни затыкали,

Не будет он переставать».

Так видите, что мне не властно

Людей стихами не морить,

Велела Зависть так ужасно,

Мне рок нельзя переменить.

83. ТРИ КРИТИЧЕСКИЕ ЧАСАПравить

Часу в шестом Егор Степаныч

Достал вина большой стакан,

Напился как каналья пьян!

Нам сказывал Матвей Иваныч,

Вы знаете, что с ним знаком

Сыздетства он, и в какой силе.

Но что же делать с дураком?

На улице его схватили

Часу в шестом.

Часу в седьмом Матвей Иваныч

Еще на канапе лежит,

Квартальный в дверь — и говорит:

«Попался нам Егор Степаныч!»

— «Ах, боже мой! Скажи, в каком

Открыт бедняжка преступленье?»

— «Напился пьян и с мужиком

Подрался!» — «Пьян уж? Удивленье!

Часу в седьмом!

Часу в осьмом вы на поруки

Его отдайте мне, друзья».

— «Наш частный спит, не должен я, —

Но вам отдам его я в руки».

Квартальный, видно, был с умом,

Смекнул, кто есть Матвей Иваныч

И с кем в полиции знаком,

И выпущен Егор Степаныч

Часу в осьмом.

84. БАЛЛАДАПравить

Подражание немецкому
(На голос «Еду, еду…»)

Вдоль, вдоль, вдоль по дороге

Шел, шел Клим мужичок,

Вдруг, вдруг, вдруг ему роги

Показал ни козел, ни бычок.

Что ж, что ж, что ж бы такое,

Как, как бы растолковать?

Ну, ну, не что иное,

Как только черт захотел попугать.

Мой, мой мужик стал грозиться,

Ну, и призрак исчез.

Ах, ах, поменее б страшиться,

И никогда не смущал бы нас бес.

85. РАЗМОЛВКА ПОПА С ДЬЯКОНОМПравить

«Нет, дьякон, ты уж слишком испиваешь

Ты мало у меня Апостола читаешь,

Прочти-ка, брат, увидишь тут:

„Не пей вина, в нем бо есть блуд“».

— «Нет, батюшка, меня вы извините,

А сами лучше вы прочтите.

Нам требник прямо говорит:

„Вино да веселит

Мужское

Ретивое“».

86. В АЛЬБОМ ЗАИКЕПравить

Как мне, мой друг, тебя забыть?

Не мо- не мо- не может быть,

Скорей мертвец у-улыбнется,

Скорее высушит реку,

Скорее Рейн с Невой сольется,

Скорей весь свет пере-ку-ку-

Пере-ку-ку-ку-кувырнется!

КоллективноеПравить

Надо помянуть, непременно помянуть надо:

Трех Матрен,

Да Луку с Петром;

Помянуть надо и тех, которые, например:

Бывшего поэта Панцербитера,

Нашего прихода честного пресвитера,

Купца Риттера,

Резанова, славного русского кондитера,

Всех православных христиан города Санкт-Питера

Да покойника Юпитера.

Надо помянуть, непременно надо:

Московского поэта Вельяшева,

Его превосходительство генерала Ивашева,

И двоюродного братца нашего и вашего,

Нашего Вальтера Скотта Масальского,

Дона Мигуэля, короля Португальского,

И господина городничего города Мосальского.

Надо помянуть, помянуть надо, непременно надо:

Покойного «Беседы» члена Кикина,

Российского дворянина Боборыкина

И известного в Банке члена Аникина.

Надобно помянуть и тех, которые, например, между прочими:

Раба божия Петрищева,

Известного автора Радищева,

Русского лексикографа Татищева,

Сенатора с жилою на лбу Ртищева,

Какого-то барина Станищева,

Пушкина, не Мусина, не Онегинского, а Бобрищева,

Ярославского актера Канищева,

Нашего славного поэта шурина Павлищева,

Сенатора Павла Ивановича Кутузова-Голенищева

И, ради Христа, всякого доброго нищего.

Надо еще помянуть, непременно надо:

Бывшего французского короля Дисвитского,

Бывшего варшавского коменданта Левицкого

И полковника Хвитского,

Американца Монрое,

Виконта Дарлекура и его Ипенбое,

И всех спасшихся от потопа при Ное,

Музыкального Бетговена,

И таможенного Овена,

Александра Михайловича Гедеонова,

Всех членов старшего и младшего дома Бурбонова,

И супруга Берийского неизвестного, оного,

Камер-юнкера Загряжского,

Уездного заседателя города Ряжского,

И отцов наших, держащихся вина фряжского,

Славного лирика Ломоносова,

Московского статистика Андросова

И Петра Андреевича, князя Вяземского курносого,

Оленина Стереотипа

И Вигеля, Филиппова сына Филиппа,

Бывшего камергера Приклонского,

Г<осподина> Шафронского,

Карманный грош кн<язя> Гр<игория> Волконского

И уж Александра Македонского,

Этого не обойдешь, не объедешь; надо

Помянуть… покойника Винценгероде,

Саксонского министра Люцероде,

Графиню вице-канцлершу Нессельроде,

Покойного скрыпача Роде,

Хвостова в анакреонтическом роде.

Уж как ты хочешь, надо помянуть

Графа нашего приятеля Велегорского

(Что не любит вина горского),

А по нашему Велеурского,

Покойного пресвитера Самбурского,

Дершау, полицмейстера С.-Петербургского,

Почтмейстера города Васильсурского.

Надо помянуть — парикмахера Эмие,

Ресторатора Дюме,

Ланского, что губернатором в Костроме,

Доктора Шулера, умершего в чуме,

И полковника Бартоломе.

Повара али историографа Миллера,

Немецкого поэта Шиллера

И Пинети, славного ташеншпилера.1

Надобно помянуть (особенно тебе) Арндта,

Да англичанина Warnta,

Известного механика Мокдуано,

Москетти, московского сопрано,

И всех тех, которые напиваются рано;

Натуралиста Кювье

И суконных фабрикантов города Лувье,

Французского языка учителя Жиля,

Отставного английского министра Пиля

И живописца-аматера2 Киля.

Надобно помянуть:

Жуковского балладника

И Марса, питерского помадника.

Надо помянуть

господ: Чулкова,

Носкова,

Башмакова,

Сапожкова,

Да при них и генерала Пяткина

И князя Ростовского-Касаткина.

Начало 1833

1 Taschenspieler — фокусник (нем.).

2 Amateur — любитель.

ПРИМЕЧАНИЯПравить

Настоящее издание ставит своей целью познакомить современного читателя с творчеством популярного в свое время юмористического поэта первой половины XIX в. И. П. Мятлева.

До начала 1830-х годов стихотворения Мятлева были известны только узкому кругу его друзей и близких. В 1834 и 1835 гг. он выпустил анонимно два небольших лирических сборничка, содержавших каждый по 14 стихотворений и сопровождавшихся надписью: «Уговорили выпустить».[1]

Прошло несколько лет после опубликования сборника 1835 г., прежде чем имя Мятлева снова стало появляться в печати. В 40-х годах ряд стихотворений был напечатан в журналах «Современник» и «Маяк», вышли два литографированных издания «Тарантеллы». В 1840 г. вышел первый том поэмы «Сенсации и замечания госпожи Курдюковой за границею, дан л’этранже», в 1842 г. — второй, в 1844 г. — третий. В 1842 г. в серии «Картинки русских нравов», кн. 3, было опубликовано стихотворение «Петербургский праздник». В 1844 г. вышли «Коммеражн». Наконец, в 1845 г., через год после смерти автора, в третьем томе издававшегося А. Ф. Смирдиным альманаха «Сто русских литераторов» были напечатаны десять новых стихотворений Мятлева.

Через тринадцать лет после смерти Мятлева книгопродавец Д. Федоров издал «Полное собрание сочинений И. П. Мятлева» в двух томах. Издание это является полным только по названию, т. к. в него не вошли шесть из четырнадцати стихотворений сборника 1834 г. В то же время в нем напечатаны четыре ранее не публиковавшихся стихотворения, в том числе открывшее первый том четверостишие под заглавием «Предисловие», посвященное матери автора:

О ты, которая открыла

Во мне и чувства, и любовь

И с детства их со мной вскормила,

Прими плоды моих трудов.

Некоторые стихи даны в этом издании в вариантах, отличающихся от известных нам прижизненных авторских текстов. Все это позволяет предположить, что составители располагали не дошедшими до нас материалами, возможно рукописью, подготовленной к печати самим автором.

Издание 1857 г. послужило образцом для всех последующих собраний сочинений Мятлева. Издания Ф. А. Иогансона (Киев, 189$) и Е. А. Губанова (Москва, 1898) представляют собой его стереотипную перепечатку. Исключение составляет Полное собрание сочинений в трех томах (Москва, 1894), снабженное приложением, в котором помещены шуточные записки Мятлева к А. О. Смирновой-Россет, шуточное послание Вяземского, Мятлева и Пушкина к Жуковскому и послание Кукольника Мятлеву. Первому тому предпослано обстоятельное предисловие А. В. Амфитеатрова.

В советское время избранные произведения Мятлева издавались дважды в Малой серии «Библиотеки поэта»: в 1937 г отдельным томом и в 1962 г. в составе сборника «Поэты 1840—1850-х годов». Эти издания, тщательно подготовленные и научно комментированные, не отличаются, однако, полнотой: в них помещены лишь несколько наиболее популярных шуточных стихотворений и отрывки из поэмы, что касается элегической лирики Мятлева, то она почти полностью оказалась за пределами сборников.

Рукописи Мятлева сохранились далеко не полностью и разбросаны по разным архивохранилищам. Основная часть их хранится в настоящее время в архивах семьи Мятлевых в ПД (ф. 196) и ЦГАЛИ (ф. 333).

В результате обследования архивов при подготовке данного издания составителями учтено значительное количество ранее не публиковавшихся рукописей, авторизованных копий и прижизненных списков. Наиболее интересные среди них — цикл из семи стихотворений, посвященных В. А. Жуковскому по случаю его помолвки с Елизаветой Рейтерн в 1841 г. (ГПБ), и тетрадь с писарскими копиями девятнадцати стихотворений под общим заглавием «Юмористика», с пометой рукой П. А. Вяземского: «Ивана Петровича Мятлева» (ЦГАЛИ). Двенадцать из этих стихотворений до сих пор не были известны, принадлежность же их Мятлеву в большинстве случаев подтверждается, кроме указания Вяземского, также мемуарными и эпистолярными свидетельствами современников.

Настоящий сборник включает в себя лучшие произведения Мятлева, наиболее характерные для его творчества.

Тексты печатаются, как правило, по последней прижизненной публикации. Произведения, не публиковавшиеся при жизни автора, печатаются по автографам, если таковые имеются, или по посмертному изданию в тех случаях, когда оно является единственным источником текста.

Сборник состоит из двух разделов: «Стихотворения» и поэма «Сенсации и замечания госпожи Курдюковой за границею, дан л’этранже». Стихотворения в свою очередь разделены на две части: в первой из них собраны лучшие из лирических стихотворений Мятлева, главным образом его элегии, почти не известные современному читателю, во второй — большинство его популярных юмористических произведений. В некоторых сложных случаях это деление носит условный характер.

Во втором разделе сборника кроме поэмы «Сенсации н замечания госпожи Курдюковой» помещены отрывки «Нечто о „Гугенотах“» и «Но вот чудное явленье…», являющиеся, по-видимому, частью неосуществленного замысла путешествия Курдюковой по Франции, хотя один из них и был опубликован автором как самостоятельное стихотворение.

Внутри каждой части произведения расположены в хронологической последовательности.

Авторские даты, зафиксированные в источниках текста, приводятся без специальных оговорок. В угловых скобках приводятся даты первой публикации (с учетом цензурного разрешения) или даты, не позднее которых, по тем или иным данным, было написано произведение.

Предположительные даты сопровождаются вопросительным знаком.

Не датированные стихотворения расположены в конце каждой части раздела в порядке их первых публикаций.

Тексты печатаются по современной орфографии, за исключением тех случаев, когда авторское написание имеет стилистическое или смысловое значение. Явные опечатки в источниках текста исправляются без специальной оговорки.

Иноязычные слова и выражения приводятся в тексте в русской или иноязычной транслитерации в зависимости от того, как они даны в источнике текста. При этом иноязычные слова в русской транслитерации выделяются курсивом, а под строкой приводится транслитерация на соответствующем языке и перевод с указанием языка оригинала, многочисленные искажения при этом особо не оговариваются. Ввиду того, что большинство иноязычных выражений заимствованы из французского языка, французские слова в переводах не оговариваются. Авторские подстрочные примечания приводятся с указанием на их принадлежность автору.

В примечаниях после порядкового номера произведения дается библиографическая справка о его первой публикации, затем указывается источник текста. Если произведение печатается по первой публикации, источник текста специально не оговаривается. Далее приводятся сведения о наличии и местонахождении автографов, обоснование датировки, данные о творческой истории текста, необходимые биографические и историко-литературные пояснения, а также объяснение малоизвестных имен и реалий, упоминаемых в тексте. Исключение составляет коллективное стихотворение, в котором личные имена не объясняются, т. к. не имеют значения для раскрытия содержания. Сведения о музыкальных обработках стихотворений даются по кн.: Песни и романсы русских поэтов, «Б-ка поэта» (Б. с), 1965, без специальной оговорки.

В конце книги приводится список произведении, не вошедших в данное издание.

Тексты стихотворений и примечания к ним подготовлены Н. А. Коварским и Е. П. Бахметьевой, тексты и примечания к поэме — Н. А. Коварским.

Условные сокращения, принятые в примечанияхПравить

ГИМ — Отдел рукописей Государственного исторического музея в Москве.

ГПБ — Отдел рукописей Государственной Публичной библиотеки им. M. E. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде.

Изд. 1857 — Полное собрание сочинений И. П. Мятлева в двух томах, СПб., 1857, т. 1.

Изд. 1894 — Полное собрание сочинений И. П. Мятлева в трех томах, М., 1894.

ПД — Рукописный отдел Института русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР.

Сб. 1834 — Собрание стихотворений, 1834.

Сб. 1835 — Собрание стихотворений, 1835.

СРЛ — альманах «Сто русских литераторов», СПб., 1845.

ЦГАЛИ — Центральный государственный архив литературы и искусства в Москве.

СТИХОТВОРЕНИЯПравить

IПравить

1. Сб. 1834, с. 10.

2. Сб. 1834. с. 14. Фиал — чаша.

3. Сб. 1834, с. 32.

4. "Маяк, 1841, т. 17, с. 5. Автограф — ГПБ. Датируется по расположению на обороте листа с автографом стихотворения «Фантастическая высказка».

5. Сб. 1835, с. 28.

6. Сб. 1835, с. 42. Положено на музыку, встречается в песенниках XIX в. Ветрило — парус.

7. Сб. 1835, с. 48. Печ. по «Современнику», 1843, № 8, с. 232, с ошибочной датой: 1837. Авторизованная копия — ПД, с той же ошибочной датой. Первая строка послужила темой стихотворения в прозе И. С. Тургенева «Как хороши, как свежи были розы…».

8. Сб. 1835, с. 60, под загл. «Плавающая ветка», с незначительными разночтениями. Печ. по «Маяку», 1841, т. 19, с. 25.

9. Сб. 1835, с. 64. Автографы — ЦГАЛИ, без загл., с разночтениями: ст. 7 — «И мысль о прошедшем его возмутила», ст. 28 — «Ужели навеки мы с вами простились?», ПД, с тем же вариантом ст. 7.

10. Сб. 1835, с. 71.

11. СРЛ, т. 3, СПб., 1845, с. 105. Датируется концом заграничного путешествия Мятлева в 1836—1839 гг. Нейдорф (Neudorf) — предместье Страсбурга па берегу Рейна.

12. Изд 1857, с. 23. Датируется концом заграничного путешествия 1836—1839 гг Положено на музыку А Е. Варламовым

13. «Русский вестник», 1841, № 1, с. 11. Датируется концом заграничного путешествия 1836—1839 гг.

14. Тарантелла. Сочинение И. Мятлева. Место и год издания отсутствуют. Печ. по кн.: Тарантелла. Сочинение И. Мятлева. Изд. второе, СПб., 1844 Автограф — ПД, с незначительными разночтениями. Датируется по указанию в нотном автографе М. И. Глинки с текстом «Тарантеллы»: «29 декабря 1840 — 5 января 1841» (ГПБ). Положено на музыку для хора с оркестром М. И. Глинкой, под редакцией М. А. Балакирева. Зоил (IV в. до н. э.) — греческий критик, стал синонимом придирчивой, недружелюбной критики. Ков — злой умысел, козни.

15. Изд 1857, с. 49, под загл. «Видение», с незначительными разночтениями. Печ. по автографу ПД. Плетнев Петр Александрович (1799—1855) --поэт, критик, друг А. С. Пушкина, в 1838—1846 гг. — редактор журнала «Современник». В письме к Я. К. Гроту от 28 ноября 1840 г. он сообщал: «Мы сидели с ним (Мятлевым. — Ред.) в концерте Пасты рядом подле Пушкиной (поэта), и он восхищался то ею, то великою княжною Ольгою Николаевною, бывшею в голубом платье. „Завернулась в кусочек неба, да и смотрит, как ангел“, — сказал о ней Мятлев. Я прибавил: „Вот и тема для стихов“. Поэтому-то он с утра и привез мне свои стихи» (Переписка Я. К. Грота с П. А Плетневым, т. 1, СПб., 1896, с. 154). На это письмо Я. К. Грот отвечал. «Мысль Мятлева, сказанная им на концерте Пасты, очень мила, но распространение ее в куплетах натянуто и, по-моему, никуда не годится. Называть ангелами высочайших особ чрезвычайно легко, и потому, когда это делаем, так надобно, по крайней мере, чтобы прелесть выражения придавала предмету благовидность, которой у него нет» (там же, с. 159). России ангел — великая княжна Ольга Николаевна Романова (1822—1892), дочь Николая I. Итальи гений — Паста Джудита (1792—1855), итальянская певица, гастролировала в России в 1840—1841 гг. Осуществилась мысль поэта. В письме П. А. Плетнева к этой строке сделано примечание: "Здесь он разумеет Жуковского Минвану в «Эоловой арфе»: «Младая Минвана красой озаряла родительский дом; как зыби тумана» и проч ". Имеется в виду баллада В. А. Жуковского «Эолова арфа», написанная по мотивам одноименной поэмы Оссиана.

16. Изд. 1857, с. 34. Печ. по авторизованной копии ПД с пометой автора к названию: «Или „Струна“».

17. «Маяк», 1841, т. 19, с. 25.

18. «Современник», 1841, т. 25, с. 137. Положено на музыку М. Ю Виельгорским и А. Е. Варламовым.

19. Изд. 1857, с 6 Перепечатано в изд. А И Герцена и Н. П. Огарева «Русская потаенная литература XIX столетия», ч. 1, Лондон, 1861, с. 240 Многочисленные списки — ГПБ, ПД, ЦГАЛИ, с некоторыми разночтениями. Дата — в списке в альбоме M. H. Дириной (ГПБ). В тетради А. И. Стригоцкого «Сборник разных неизданных сочинений в стихах и в прозе» имеется список от 18 мая 1852 г. g пометой: «Под именем фонариков сочинитель разумеет чиновников, состоящих в государственной службе» (ПД). Положено на музыку, входило в песенники и лубочные издания 1850-х годов (строфы 1, 4, 5, 7 и припев).

20. «Современник», 1842, т. 26, с. 102. Автограф — ПД.

21. «Современник», 1842, т. 27, с. 108. Автограф — ПД.

22. «Современник», 1843, т. 30, с 308 (ст. 1—26, 37—40). Изд. 1857, под загл «Ей». Печ. по авторизованной копии ПД.

23. «Современник», 1842, т. 27, с. 105. Автографы — ПД, без даты и подзаголовка; ЦГАЛИ, под загл. «Скука», с датой и посвящением графине С. А Бобринской, с разночтениями: ст. 18 — «Как прелестен был мне мир», ст. 21, 22 — «Точно вран воспоминанье в глубине души моей». Дата — по автографу ЦГАЛИ.

24. «Современник», 1842, т. 27, с. 107. Дата — по автографу ЦГАЛИ.

25. Изд. 1857, с. 82 Печ. по авторизованной копии ПД с ошибочной датой: «12 февраля 1842 г.». Лист Франц (1811—1886) --венгерский композитор и пианист, в 1842—1843 гг. с огромным успехом гастролировал в России. Хариты (греч. миф.) — дочери Зевса, красавицы, обладающие всеми совершенствами.

26. «Современник», 1843, т. 30, с. 125. Автограф — ПД, с датой: «14 марта 1843» и незначительными разночтениями. Рубини Джованни-Баттиста (1795—1854)--итальянский певец-тенор, с успехом гастролировал в 40-х годах в Москве и Петербурге. А. И. Тургенев, сообщая 23 марта 1843 г. П. А. Вяземскому из Москвы о приготовлениях к встрече Рубини, писал: «Молитва его Мятлева передо мною; православные недовольны ею» (Остафьевский архив князей Вяземских, кн. 4, СПб., 1899, с. 233). Эпиграф — слова из католической молитвы, которую исполнял Рубини в своих концертах.

27. «Современник», 1843, т. 31, с. 118. Авторизованная копия — ПД, под загл. «Маска в черном домино о двух кольцах в Дворянском собрании», с незначительными разночтениями.

28. Изд. 1857, с. 41. Печ. по автографу ПД.

29. «Современник», 1843, т. 30, с. 249. Автографы — ПД, ЦГАЛИ. Лазарь — согласно евангельской легенде, брат Марии из Вифании, был воскрешен Христом через четыре дня после смерти. Довлело — было достаточно. Кадило всесожженья — благовонное курение при жертвоприношении Выражение восходит к цитате из псалма 45: «Всесожжения тучна принесу тебе с кадилом». Мытарь — сборщик податей. Имеется в виду апостол Матфей, по Евангелию бывший мытарем до встречи с Христом.

30. Изд. 1857, с. 91. Печ. по авторизованной копии ПД.

31. Изд. 1857, с. 11. Положено на музыку И. П. Бородиным и В. А. Золотаревым.

32. Изд. 1857, с. 19.

33. Изд. 1857, с. 20. Входило в песенники 1860-х годов, иногда как тюремная песня.

34. Изд. 1857, с. 43.

IIПравить

35. Сб. 1834, с. 19. Нижний сад — по всей вероятности, Нижний парк Петергофа, вблизи которого находилось имение Мятлевых Знаменское.

36. «Русский архив», 1874, № 1, с. 1350. Канкрин Егор Францевич (1774—1845) — в 1825—1844 гг. министр финансов, И. П. Мятлев служил под его началом. Публикуемое четверостишие, по свидетельству П. А. Вяземского, написано, когда сослуживец И. П. Мятлева Сабуров был определен советником в банк (П. А. Вяземский, Полное собрание сочинений, т. 8, СПб., 1883, с. 244—245). «Ich danke, батушка, ich danke» — намек на немецкое происхождение Канкрина.

37. Сб. 1834, с. 36. Автографы — ГПБ, под загл. «Таракан», с незначительными разночтениями; ПД.

38. Печ. по списку ЦГАЛИ (тетрадь «Юмористика»). Стихотворение пародирует балладу Пушкина «Ворон к ворону летит…». Датируется предположительно по времени особенной близости Мятлева с Пушкиным.

39. Изд. 1857, с. 38. Список — ЦГАЛИ (тетрадь «Юмористика»), с двумя дополнительными строками в конце стихотворения:

И, позабыв минутную отвагу,

Марает с ними сам бумагу.

Датируется по упоминанию в дневнике И. И. Козлова от 1 июня 1834: «Иван Мятлев… мне читал прелестные свои вещи и смешную басню „Медведь и Коза“» («Старина и новизна», 1906, кн. 11, с. 53).

40. Изд. 1857, с. 65. Датируется по упоминанию А. О. Смирновой-Россет в письме к Растопчиной летом 1838 г.: «Я устроила „скотный двор“, что совсем иное, чем ферма. Хотя я туда не хожу „ле матен, мой подойник а ла мен“, могу похвастать, что привела это дело в порядок» (А. О Смирнова. Записки, М., 1929, с. 66). Графиня Растопчина (рожд Сушкова) Евдокия Петровна (1811—1858) — поэтесса. В ее салоне И. П. Мятлев часто бывал. В 1837—1839 гг. Растопчина жила с мужем и детьми в имении мужа, в селе Анна Воронежской губернии. Возможно, «Наставление гр. Р.» написано перед ее отъездом из Петербурга и отъездом И П. Мятлева за границу, т. е. в 1836 г.

41. СРЛ, с. 112. Автограф — ПД, список — ЦГАЛИ (тетрадь «Юмористика») под загл. «Сельская быль на святой Руси». Василь — вероятно, Васильсурск, уездный город Нижегородской губернии, ныне Горьковской области. Хлебный магазин — амбар для зерна.

42. «Русский вестник», 1889, № 11, стр. 414. Датируется по упоминанию «лез ами дю Рон Марше», т. е. семьи Карамзиных, которые в 1839—1841 гг жили в Петербурге на Гагаринской улице, в доме Кукушкина, недалеко от Круглого рынка, находившегося между Миллионной (ныне ул. Халтурина) и Мойкой, а также по намекам на предстоящие роды А. О. Смирновой-Россет — в 1840 г. у нее родилась дочь Надежда.

43. «Русский вестник», 1889, № 11, с. 412. Датируется по времени наиболее частых встреч Мятлева с А. О. Смирновой-Россет.

44. «Русский вестник», 1889, № 11, с. 413. Посвящено А. О. Смирновой-Россет. Датируется на том же основании, что и предыдущее стихотворение. На фортах вы послушайте. А. О. Смирнова-Россет была хорошей музыкантшей, автором нескольких фортепианных произведений. Фильд Д. (1782—1837) — ирландский пианист и композитор, с 1802 г. жил в России. Ротшильды — французский банкирский дом.

45—46. Печ. по авторизованной копии ГПБ. Стихотворения входят в состав цикла, посвященного В. А. Жуковскому по случаю его помолвки с Елизаветой Рейтерн. Алина и Альсим — перевод Жуковским романса французского поэта Ф.-О. Паради де Монкрифа «Le contantes amours d’Alix et d’Alexis» («Постоянная любовь Алисы и Алексиса»), в котором отразилась история неудачной любви Жуковского к М. А. Протасовой. Коль — как. Присно — всегда. Светлана — героиня одноименной баллады В. А. Жуковского.

47. Изд. 1857, с. 58. Датируется по упоминанию Новознаменского, имения Мятлевых близ Петергофа, названного так после продажи Знаменского Николаю I в 1840 г., а также по намекам на тяжбу Мятлевых с казной о разделе земельных угодий в конце 1830-х — начале 1840-х годов (см. письмо И. Никольского И. П. Мятлеву от 14 декабря 1838 г. — ПД).

48. «Маяк», 1841, т. 19, с. 35, с вариантом ст. 1: «Полпахитос хорош в устах» и с многоточием вместо ст. 1—2. Печ. по Изд. 1857, с. 42. Пахитос (от исп. pajilla) — тонкая папироса из табака, завернутого в лист кукурузы.

49. «Русский архив», 1893, № 9, с. 127. Это стихотворение — ответ И П. Мятлева на стихи М. Ю. Лермонтова «В альбом автору „Курдюковой“», написанные в первой половине 1841 г. и впервые опубликованные в «Отечественных записках», 1842, № 9, с 174. Креман — сорт шампанского.

50. Картинки русских нравов, кн. 3. Петергофский праздник. Три песни. Сочинение И. Мятлева, СПб., 1842 (ценз. разр. 5 января), с выпуском слов: «генерал», «камергер», «комендант» (песня 3, ст. 11, 12, 18), по-видимому, по цензурным соображениям. В наст. изд. восстановлены по Изд. 1857. Петергофский праздник — ежегодное гулянье в Петергофе, пригороде Петербурга, 1 июня по случаю дня рождения императрицы. Развод — смена караулов. Монплезир — дворцовая постройка первой четверти XVIII века в Петергофе. «Лиссабон», «Герберг» — названия трактиров. Маркер — служитель при биллиарде. Марли — небольшой двухэтажный дворец, находящийся в противоположном от Монплезира конце петергофского Нижнего парка. Плошки — блюдца с налитым салом и фитилем, применявшиеся для освещения и иллюминации.

51. Я. К. Грот. Несколько данных к его биографии и характеристике, СПб, 1895, с. 105. Стихотворение посвящено маркизе Марии Александровне де Траверсе (в зам. Паткуль, 1822—1899) и является ответом на опубликованные в «Современнике» (1841, т. 21, с. 236—237) стихи Я. К. Грота по случаю ее отъезда из Гельсингфорса в Петербург 13 января 1841 г., в которых были следующие строки:

Берегитесь: край болотный,

Град отравой напоен!

Наследник, будущий Александр II, шутя просил Мятлева защитить Петербург, ответив Гроту (см.: Воспоминания М. А. Паткуль, рожденной маркизы де Траверсе, за три четверти XIX столетия, СПб., 1903, с. 46—47, а также: Переписка Я. К. Грота с П. А. Плетневым, т. 1, СПб., 1896, с. 175—206).

52. Я. К. Грот. Несколько данных к его биографии и характеристике, с. 105—106. Стихотворение посвящено маркизе М. А. де Траверсе по случаю ее отъезда из Петербурга в Гельсингфорс в феврале 1841 г. (см.: Воспоминания М. А. Паткуль, с. 59). На это стихотворение Грот написал «Ответ Мятлеву» (см.: Я. К. Грот. Несколько данных к его биографии и характеристике, с. 106—107; Переписка Я. К. Грота с П. А. Плетневым, т. 1, с 175—206).

53. Изд. 1857, с. 94. Печ. по авторизованной копии ПД. Пропущенный в копии ст. 33 восстановлен по Изд. 1857. Отвод — часть саней, брус, служащий для придания им устойчивости. «Девятка» — карточная игра. Симбирское именье — видимо, село Порецкое, Симбирской губернии, принадлежавшее Мятлеву, где он часто бывал (см. дневники П. И. Мятлевой — ПД).

54. Печ. по автографу ЦГАЛИ. Другой автограф — ГПБ.

55. Изд. 1857, с. 3. Датируется по связи содержания с двумя предшествующими стихотворениями.

56. «Известия русского языка н словесности Академии наук», 1907, т. 12, с. 358. Печ. по автографу ПД. Гарция Виардо — Виардо (урожд. Гарсиа) Полина (1821—1910), известная французская певица, в 1842—1843 гг. гастролировала в России, пела на петербургской сцене. Вёв Клико, ле Креман, Монтебелло, Моэт и Силлери — марки заграничных шампанских вин. «Сомнамбула» — опера итальянского композитора Дж. Россини (1792—1868). 10 декабря 1843 г., в день создания стихотворения, Полина Виардо пела на вечере у А. Ф. Львова (см.: А. Ф. Львов, Записки. — «Русский архив», 1884, вып. 4 и 5, с. 73). См. также примеч. 58.

57. «Москвитянин», 1845, № 1, с. 9, с ошибочной датой: «30 декабря 1844». Автограф — ЦГАЛИ. В письме от 30 декабря 1843 г. Мятлев сообщал А. П. Ермолову об этом стихотворении: «Еще прилагаю маленькую фантазию мою на день наступающего тысяча восемьсот сорок четвертого года, которую осмеливаюсь посвятить вашему высокопревосходительству» (ПД). Виардо — см. примеч. 56. Рубини — см. примеч. 26. Тамбурини А. (1800—1876), итальянский певец, пел в России в 1840-х годах. Канкан — французский бальный танец, нашел широкое применение в оперетте.

58. Изд. 1857, с 50. Датируется по упоминанию музыкальных вечеров в доме скрипача и композитора А. Ф. Львова (1792—1870), на которых он сам выступал в 1843 г. (см.: А. Ф. Львов, Записки. — «Русский архив», 1884, вып. 4 и 5, с. 72). Сохранились восторженные отзывы крупнейших музыкантов, в том числе Дж. Мейербера, о его игре на скрипке. Кремона — город на севере Италии, родина знаменитых скрипичных мастеров Амати, Кваренги и Страдивариуса.

59. Коммеражи, СПб., 1844. Намнясь — недавно. Животный магнетизм — здесь: гипноз. Сенная — площадь в Петербурге, ныне площадь Мира. Король Сандвирский, Алдагестан — вымышленные названия. Депозитки — особый вид банковских билетов и бумажных денег. Аллегри, томболя — различные виды лотерей с благотворительной целью. Рубини — см. примеч. 26. Блаш (Блаз) — кларнетист, гастролировал в России в 1842—1843 гг. Егеря — отряды легкой пехоты. Эпекакуана — рвотный корень. Арника — лекарственная трава, из которой делается спиртовая настойка для примочки царапин и ушибов.

60. «Русский вестник», 1889, No И, с 413. Датируется по времени пребывания А. О. Смирновой-Россет в Париже. Растопчина — см. примеч. 40. Фонтебло (Фонтенебло) — предместье Парижа с королевским дворцом, где в 1815 г. Наполеон подписал отречение от престола.

61. Изд. 1857, с. 3.

62. СРЛ, с. 103. Колонисты — жители немецкой колонии. «Либер Августин» — популярный немецкий романс.

63. СРЛ, с. ПО. Список — ЦГАЛИ (тетрадь «Юмористика») под загл. «Спор насчет вафли», с дополнительными строками в конце стихотворения:

Нет, извините, господин,

Гот гиммель, сам ты сукин сын!

64. СРЛ, с. 114. Список — ПД Канапель (от франц. canapé-lit) — диван. Пролог — церковный сборник житий святых, притч и поучений. Минеи — церковные книги, разделенные по месяцам и содержащие жития, службы, молитвы на каждый день Катон Младший (94—46 до н. э.) — политический деятель древнего Рима. Невтон — Ньютон И. (1642—1727) — английский астроном. Расин Ж. (1643—1727) — французский драматург. «Стрекоза» — басня французского" поэта Ж. Лафонтена (1621—1695). Демосфен (ок. 384—322 дон. э.) — древнегреческий политический деятель

65. СРЛ, с. 117. Список — ИРЛИ, без даты, с незначительными-разночтениями. Гросфатер — старинный танец Анданте — умеренно-медленный темп, соответствующий спокойному шагу. Аллегро — быстрый темп. Бостон, преферанс — названия карточных игр. Кориолан-К.-М. (IV в. до н. э.) — римский полководец Баденские воды — целебные серные источники в курортном городке Баден близ Вены А что, про алжирцев уже не слыхать7 и т. д. В 40-е годы XIX века алжирцы активно сопротивлялись французским колонизаторам. Бонтонят (от франц. bon ton) — важничают. Антик — древность

66. СРЛ, с 126. Список — ЦГАЛИ (тетрадь «Юмористика»), подзагл. «Разговор о сельской экономии». Последняя реплика Афоньк" в списке отнесена не к старосте, а к барину:

Да вот как пьяна,

Что если вашей милости поднести,

Да вашу милость тройным поленом оплести,

То вашу милость и со двора не свести.

В. Г. Белинский положительно оценил «Разговор барина с Афонькой» в своей рецензии на третий том альманаха «Сто русских литераторов» (см : В. Г. Белинский, Полное собрание сочинений, т. 9, M., 1955, с 263)

67. СРЛ, с. 131. Список — ЦГАЛИ (тетрадь «Юмористика»). Раут — торжественный званый вечер. Онер, ремиз, ренонс, пароли, дама в сюрах — термины карточной игры. Шассе, балансе — танцевальные па. Карамболь — один из приемов в биллиардной игре.

68. Изд 1857, с 12. Печ. по автографу ПД.

69. Изд. 1857, с. 45 Приговорили лоб — взяли в солдаты.

70. Изд. 1857. с. 85. Автограф — ИРЛИ, список — ЦГАЛИ (тетрадь «Юмористика»).

71. Изд 1857, с. 89.

72. Изд. 1857, с. 102. Стихотворение посвящено, по всей вероятности, знакомой Мятлева, княгине Анне Григорьевне Лобановой-Ростовской.

73. Изд. 1857, с. 159. Автограф — ПД.

74. Изд. 1857, с. 161.

75. Изд. 1857, с. 164. Экарте — азартная карточная игра. Юнкер — воспитанник военного училища в царской России А именье марш в совет. Имеется в виду опекунский совет, куда закладывались под проценты имения.

76. «Русский архив», 1886, № 10, с. 271, под загл.: «Надпись внутри шляпы И. П. Мятлева, приклеенная ко дну». Печ. по списку ЦГАЛИ (тетрадь «Юмористика»). В «Русском архиве» четверостишие сопровождено следующим примечанием: «В одном приятельском доме Мятлеву надоело, что сын хозяина, юркий мальчик, часто брал его щегольскую шляпу и забавлялся ею. Однажды Мятлев отнял у него свою шляпу и, показав во внутрь ее, велел прочитать, что там написано для предостережения, чтобы другие не обменили шляпы».

77. Татевский сборник С. А. Рачинского, СПб., 1899, с. 63—64. Автограф — ИРЛИ. Баратынская Анна Давыдовна (урожд. Абамелек, род. 1814) — жена брата поэта Баратынского. В «Татевском сборнике» к стихотворению дано примечание С. А. Рачинского: «Эта шутка остроумного автора „Курдюковой“ была обращена к моей тетке Анне Давыдовне Баратынской, известной в свое время красавице, воспетой Пушкиным и Козловым. Не одною красотою отличалась Анна Давыдовна, но также умом и любезностью и немалым стихотворным талантом. Прекрасные ее переводы из поэтов германских и английских печатались в повременных изданиях и были собраны в книжечке, изданной за границею». Депо — склад.

78. П. Н. Полевой, История русской словесности, СПб, 1900, т. 3, с. 370. Автограф — ИРЛИ, список — ЦГАЛИ (тетрадь «Юмористика»), под загл.: «Рассказ о Российской кампании», с незначительными разночтениями. А. О. Смирнова-Россет, вспоминая в своей «Автобиографии» о поездке в монастырь под Калугой, писала: «Отец Антоний нам показывал ядра, сложенные в груду за стенами, все стены были испещрены ядрами французской артиллерии, которая была разбита в прах. Я вспомнила стихи Мятлева:

Хотите ли вы знать,

Как месье Наполеон выгнан вон

И как встретили мы друга

Комме за ла виль де Калуга»

(А. О. Смирнова-Россет, Автобиография (неизданные материалы), М., 1931, с. 300). Строки стихотворения процитированы неточно, на речь идет несомненно о «Рассказе о русской кампании».

79. Печ. по автографу ПД. Стихотворение посвящено, вероятно, знакомой Мятлева, Екатерине Семеновне Абамелек-Лазаревой.

80. «Русский вестник», 1889, № 11, с. 414. Бартенева Прасковья Арсеньевна (1811—1872) — фрейлина, известная певица. Ты поешь, как сам Амур и т д. Имеется в виду поэма И. Ф. Богдановича «Душенька». Гризи Дж. (1811—1869) — Итальянская певица.

81. Печ. по списку ЦГАЛИ (тетрадь «Юмористика»). А. О Смирнова-Россет в «Автобиографии» пишет об этом стихотворении: "Пушкин спросил раз старого солдата, что он делал в Париже. «А мы, говорит, старого Дизвитского (от французского dixhuit — Людовика XVIII — Ред.) посадили на престол. Ведь, где беспорядок, всегда уж наш царь приводит в порядок». Это напоминает разговор дьякона с капитаном Мятлева. «Где царская фамилия?» — спрашивает дьякон. — «В Константинополь едет царь». — «Неужто турки взбунтовались?» — «Нет, нет, а только их пристращать». (А. О. Смирнова-Россет, Автобиография (неизданные материалы),, с. 217).

82. Печ. по списку ЦГАЛИ (тетрадь «Юмористика»). «Эй, братцы! создадим Петрушу». Имеется в виду отец Мятлева Петр Васильевич Мятлев (1756—1833). Еще хозяюшку-графиню. Речь идет о матери Мятлева, Прасковье Ивановне Мятлевой, урожденной графине Салтыковой (1772—1859). А я ему подарю сына и т. д. Имеется в виду И. П. Мятлев.

83. Печ. по списку ЦГАЛИ (тетрадь «Юмористика»). Частный — частный пристав, полицейский чин в царской России.

84. Печ. по списку ЦГАЛИ (тетрадь «Юмористика»).

85. Печ. по списку ЦГАЛИ (тетрадь «Юмористика»). Апостол — сборник деяний и посланий апостолов. Требник — богослужебная, книга.

86. Печ. по списку ЦГАЛИ (тетрадь «Юмористика»).

87. П. П. Вяземский, А. С. Пушкин (1826—1837). По документам Остафьевского архива и личным воспоминаниям. — «Берег», 1880, № 114, 17/29 июля. Беловой автограф — ЦГАЛИ, Остафьевский архив. Ст. 1—53 и 80—96 написаны рукой П. А Вяземского, ст. 54—79 — рукой Пушкина Стихи посланы в письме П. А. Вяземского В. А. Жуковскому от 26 марта 1833 г. Тексту стихотворения в письме предшествовала фраза: «А не поговорить ли о словесности, то есть, о поэзии, например о нашей с Пушкиным и Мятлевым, который в этом случае был notre chef d'école?» (A. С. Пушкин, Полное собрание сочинений, т. 3, 1949, с. 486). А. О. Смирнова-Россет рассказывает в своей «Автобиографии»: "Гоголь давал своим героям имена всё вздорные и бессмысленные, как в наших водевилях. Он всегда читал « „Инвалиде“ статью о приезжающих и отъезжающих. Это он научил Пушкина и Мятлева вычитывать в „Инвалиде“, когда они писали памятки. У них уже была довольно длинная рацея:

Михаил Михайловича Сперанского

И почт-директора Ермоланского,

Апраксина Степана,

Большого болвана,

И князя Вяземского Петра,

Почти пьяного с утра.

Они давно искали рифм для Юсупова. Мятлев вбежал рано утром с восторгом: „Нашел, нашел:

Князя Бориса Юсупова

И полковника Арапупова“».

(А. О. Смирнова-Россет, Автобиография (неизданные материалы), с. 310—311). Вошло в изд.: И. П. Мятлев, Полное собрание сочинений, М., 1894, с. 150. По всей вероятности, история создания этого коллективного «поминания» отражена в известном стихотворении Пушкина «Сват Иван, как пить мы станем…», посвященном, возможно, Мятлеву. «Беседа» — литературное общество консервативного направления «Беседа любителей российской словесности», существовало в 1811—1816 гг., подвергалось осмеянию со стороны передовых литературных кругов. В литературном обществе «Арзамас» членов «Беседы» называли покойниками. Дисвитский — Людовик XVIII (1755—1824), французский король (см. примеч. 81). Ной (библ.) — мифический патриарх, родоначальник нового человеческого рода, появившегося после потопа. Пресвитер — священник.



  1. По свидетельству А. Е. Измайлова, первое опубликованное произведение Мятлева, «Пустынник на празднике», посвященное описанию праздника в честь именин его отца, вышло в свет в 1826 г. в нескольких экземплярах (см.: Письма А. Е. Измайлова к И. И. Дмитриеву, «Русский архив», 1871, кн. 2, с. 991).