Спекулянты (Романов)

Спекулянты
автор Пантелеймон Сергеевич Романов
Опубл.: 1923. Источник: az.lib.ru

    Пантелеймон Романов

    СПЕКУЛЯНТЫ

    Издание: Пантелеймон Романов; Избранные произведения.

    Изд-во «Художественная литература», Москва, 1988.


    На вокзале была давка и суета. Около кассы строилась очередь. И так как она на прямой линии в вокзале не умещалась, то закручивалась спиралью и шла вавилонами по всему залу.

    В зале стоял крик и плач младенцев, которые были на руках почти у каждой женщины и держались почему-то особенно неспокойно.

    А снаружи, около стены вокзала, на платформе стоял целый ряд баб с детьми на руках. Бабы в вокзал не спешили, вещей у них не было, товару тоже никакого не было. Но около них толокся народ, как около торговок, что на вокзалах продают яйца, колбасу и хлеб.

    — Вы что тут выстроились? — крикнул милиционер. — Билеты, что ли, получать — так идите в вокзал, а то сейчас разгоню к чертовой матери.

    Бабы нерешительно, целой толпой, пошли на вокзал.

    Плача в зале стало еще больше.

    — Да что они, окаянные, прорвало, что ли, их! — сказал штукатур с мешком картошки, которому пришлось встать в конце очереди, у самой двери.

    У одной молодой бабы было даже два младенца. Одного она держала на руках, другого положила в одеяльце на пол у стены.

    — Вишь, накатали сколько, обрадовались… в одни руки не захватишь. Что встала-то над самым ухом?

    — А куда же я денусь? Да замолчи, пропасти на тебя нету! — крикнула баба на своего младенца.

    — Прямо как прорвало народ, откуда только берутся. Вот взъездились-то, мои матушки.

    — И все с ребятами, все с ребятами. Еще, пожалуй, билетов на всех не хватит.

    — Очень просто. Глядишь, половина до завтрашнего дня останется. Вот какие с младенцами-то, те все уедут, — без очереди дают.

    — Ах, матушки, если бы знала, своего бы малого прихватила, — сказала баба в полушубке.

    — Попроси, матушка, вон у тех, что у стены стоят.

    — А дадут?..

    — Отчего ж не дать? За тем и вышли.

    — За деньги, брат, нынче все дадут, — проговорил старичок в серых валенках.

    Баба подошла к стоявшим у дверей и, вернувшись, сказала:

    — Четыре тысячи просят…

    — Креста на них нет, вчера только по три ходили, — сказала старушка.

    — Кошку в полушубок заверни и получай без очереди, за младенца сойдет.

    — Не очень-то, брат, завернешь, щупают теперь.

    — Я тебя только что видел, никакого малого у тебя не было, — кричал около кассы милиционер на бабу, — откуда ж он взялся?

    — Откуда… откуда берутся-то? — огрызнулась баба.

    — Ну, кто с ребенком, проходи наперед.

    — Вон их какая орава поперла. Вот тут и получи билет. И откуда это, скажи на милость? После войны, что ли, их расхватило так? Прямо кучи ребят. Там карга какая-то старая стоит, — тоже с младенцем. Тьфу! кто ж это польстился, ведь это ошалеть надо.

    — Теперь не разбираются.

    — Вот опять загнали к самой двери, — сказал, плюнув, малый с мешком.

    — Возьми, батюшка, ребеночка, тогда тебя без очереди пустят, — сказала баба, владелица двух младенцев.

    — Черт-те что… придется брать. Что просишь?

    — Цена везде одинаковая, родимый: четыре. А в базар по пяти будем брать.

    — Что ж это вы дороговизну-то какую развели? — сказал штукатур, поставив свой мешок и отсчитывая деньги.

    — А что ж сделаешь-то…

    Штукатур отдал деньги и взял ребенка на руки.

    — Головку-то ему повыше держи.

    И баба взяла запасного младенца с пола.

    — Ай у тебя двойня? — спросила соседка.

    Нет, это невестки. Она захворала, так уж я беру. Две тысячи ей, две мне.

    Исполу работают…-- сказал старичок, подмигнув.

    — Почем ребята? — шепотом спрашивали в толпе.

    — По четыре ходят.

    — Обрадовались!.. Все соки готовы выжать, спекулянты проклятые. Ведь вчера только по три были.

    — По три… а хлеб-то почем?..

    — Прямо взбесились, приступу нет. Неделю назад мы со снохой ехали, за пару пять тысяч платили, а ведь это что ж, мои матушки…

    — Да, ребята в цену вошли, — сказал старичок, покачав головой, — теперь ежели жена у кого хорошо работает, только греби деньгу.

    — Страсть… в десять минут всех расхватали.

    — Это еще день не базарный, народу едет меньше, а то беда.

    — А вон какая-то кривая с трехгодовалым приперла. Куда ж такого лешего взять?

    — Возьмешь, коли спешить нужно.

    — Это хоть правда.

    — Опять чертова гибель народу набралась, — говорил в недоумении милиционер, — вне очереди больше, чем в очереди. Куда опять кольцом-то закрутились. Черти безголовые! Раскручивай! Эй, ты, господин хороший, что не к своему месту суешься! — крикнул он на штукатура, — ступай взад, тут бабы стоят.

    — Я с ребенком…

    — А черт вас возьми… ну, стой тут.

    — Что ж ты его вниз головой-то держишь, домовой! — закричала молодка, подбежав к штукатуру. — Вот ведь оглашенные, ровно никогда ребят в руках не держали.

    — Что ж ему, деньги заплатил, он уж и думает…

    Открылась касса. Народ плотной толпой, всколыхнувшись, подвинулся вперед. Пробежала какая-то торговка с жестянкой, посовалась у кассы и пошла искать конец очереди. К ней подбежала кривая баба с трехгодовалым ребенком. Торговка прикинула его на руках и отказалась было, но потом, махнув рукой, завернула мальчишку в шаль с головой и пошла наперед.

    — Сбыла своего? — сочувственно спросила старушка в платке у кривой.

    — Только и берут, когда ни у кого ребят не останется, — сказала с сердцем кривая баба. — В базарные дни еще ничего, а в будни не дай бог.

    — Тяжел очень. С ним час простоишь, все руки отсохнут.

    — Матушки, где же мои ребята?! — крикнула молодка, владелица двух младенцев.

    — Теперь гляди в оба. Намедни так одну погладили.

    — Вот он, я тут стою! — крикнул штукатур, приподнявшись на цыпочках из толпы.

    — А другой там?

    — Оба целы. Мы сами семейные.

    — Старайся, старайся, бабы, — на Красную армию! — крикнул какой-то красноармеец, посмотрев на бесконечную очередь баб с младенцами.

    — Да, бабы взялись за ум.

    Штукатур, получив билет, пришел сдавать ребенка.

    — А чтоб тебя черти взяли!.. Весь пиджак отделал.

    — Оботрешься, не велика беда.

    — Тут и большой-то, покуда дождется, того гляди… что ж с младенца спрашивать.

    — Чей малый? — кричала какая-то женщина, тревожно бегая с ребенком на руках. — Провалилась, окаянная!

    К кривой бабе подбежала торговка и, с сердцем сунув ей малого, сказала:

    — Лешего какого взяла, не выдают с таким. Только очередь из-за тебя потеряла.

    Старичок в валенках посмотрел на нее и сказал:

    — Ты бы еще свекора на руки взяла да с ним пришла.