Спасителя рожденьем (Вяземский)

Спасителя рожденьем…
автор Пётр Андреевич Вяземский (1792—1878)
См. Стихотворения 1814. Источник: lib.ru
 
Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


* * *


Спасителя рожденьем
Встревожился народ;
К малютке с поздравленьем
Пустился всякий сброд:
Монахи, рифмачи, прелестники, вельможи —
Иной пешком, другой в санях;
Дитя глядит на них в слезах
И во́пит: «Что за рожи!»
                                                      
Совет наш именитый,
10 И в лентах и в звездах,[1]
Приходит с шумной свитой —
Малютку пронял страх.
«Не бойся, — говорят, — сиди себе в покое,
Не обижаем никого,
15 Мы, право, право, ничего,
Хоть нас число большое!»
                                                      
Наш Неккер,[2] запыхаясь,
Спасителю сквозь слез,
У ног его валяясь,
20 Молитву произнес:
«Мой Боже, сотвори ты в нашу пользу чудо!
Оно тебе как плюнуть раз,
А без него, боюсь, у нас
Финансам будет худо!
                                                      
25 Склонись на просьбу нашу.
Рука твоя легка,
А для тебя я кашу
Начну варить пока.
О мастерстве моем уже здесь всякий сведал,
30 Я кашу лучше всех варю,
И с той поры, как взят к царю,
Я только то и делал».
                                                      
Сподвижник знаменитый[3]
Его достойных дел,
35 Румянами покрытый,
К Марии вдруг подсел.
Он говорит: «Себе подобного не знаю,
Военным был средь мирных лет,
Теперь, когда торговли нет,
40 Торговлей управляю!»
                                                      
Пронырливый от века
Сибирский лилипут,
Образчик человека,
Явился Пестель[4] тут.
45 «Что правит Бог с небес землей — ни в грош не ставлю;
Диви, пожалуй, он глупцов,
Сибирь и сам с Невы брегов
И правлю я, и граблю!»
                                                      
К Христу на новоселье
50 Несет министр овец,
Российское изделье,
Суконный образец![5]
«Я знаю, — говорит, — сукно мое дрянное,
Но ты носи, любя меня,
55 И в «Северной» о друге я
Скажу словцо-другое!»
                                                      
Вдруг слышен шум у входа:
Березинский герой[6]
Кричит толпе народа:
60 «Раздвиньтесь: я герой!»
— «Пропустимте его, — вдруг каждый повторяет, —
Держать его грешно бы нам,
Мы знаем: он других и сам
Охотно пропускает!»
                                                      
65 Украшенный венками,
Приходит Витгенштейн,[7]
Герою рифмачами
Давно приписан Рейн![8]
Он говорит: «Бог весть, как с вами очутился,
70 Летел я к славе налегке,
Летел, летел с мечом в руке,
Но с Люцена я сбился!»
                                                      
Нос кверху вздернув гордо
И нюхая табак,
75 Столп государства твердый,
А просто — злой дурак!
Подводит из Москвы полиции когорту;[9]
Христос, ему отбривши спесь,
Сказал: «Тебе не место здесь, —
80 Ты убирайся к черту».
                                                      
Захаров[10] пресловутый,
Присяжный славянин,
Оратор наш надутый,
Беседы исполин,
85 Марии говорит: «Не занят я житейским,
Пишу наитием благим,
И всё не языком людским,
А самым уж библейским!»
                                                      
Дородный Карабанов[11]
90 Младенцу на досуг
Выносит из карманов
Стихов тяжелых пук.
Тот смотрит на него и рвется из пеленок,
Но, хорошенько рассмотрев,
95 Сказал: «Наш разживает хлев,[12]
К ослу пришел теленок!»
                                                      
С поэмою холодной[13]
Студеный Шаховской
Приходит в час свободный
100 Читать акафист свой.
При первых двух стихах дитя прилег головкой.
«Спасибо! — дева говорит. —
Читай, читай, смотри, как спит,
Баюкаешь ты ловко!»
                                                      
105 К Христу оратор новый
Подходит, Филарет:[14]
«К услугам вам готовый,
Аз невский Боссюэт!
Мне, право, никогда быть умником не снилось,
110 Но тот шепнул, другой сказал,
И, что я в умники попал,
Нечаянно случилось!»
                                                      
К Марии благодатной
Растрепанный бежит
115 Кликушка князь Шахматный,[15]
Бьет об грудь и визжит:
«Святая! Будь мне щит, я вовсе погибаю;
Лукавый смысл мой помрачил,
Шишковым я испорчен был,
120 Очисти! Умоляю!»
                                                      
Хвостовы[16] пред малюткой
Друг с другом входят в бой;
Один с старинной шуткой,
С мешком стихов другой.
125 Один кричит: «Словцо!» Другой мяучит: «Ода!»
Малютка, их прослуша вздор,
Сказал, возвыся к небу взор:
«Несчастная порода!»
                                                      
За ними пара Львовых[17]
130 Выходит из толпы,
Беседы стен Петровых
Надежные столпы.
Прослушавши Христос приветствие их длинно
И смеря с ног до головы,
135 «Уж не Хвостовы ли и вы?» —
Спросил он их невинно.
                                                      
Трактат о воспитанье
Приносит новый Локк:[18]
«В малютке при старанье,
140 Поверьте, будет прок.
Отдайте мне его, могу на Нижний смело
Сослаться об уме своем.
В Гишпанье, не таюсь грехом,
Совсем другое дело!
                                                      
145 Горация на шею
Себе я навязал, —
Я мало разумею,
Но много прочитал!
Малютку рад учить всем лексиконам в мире,
150 Но математике никак,
Боюсь, докажет — я дурак,
Как дважды два четыре!»
                                                      
К Марии с извиненьем
Подкрался Горчаков,[19]
155 Удобривая чтеньем
Похвальных ей стихов.[20]
Она ему в ответ: «Прошу, не извиняйся!
Я знаю, ты ругал меня,[21]
Ругай и впредь, позволю я,
160 Но только убирайся!»
                                                      
Беседы сын отважный,
Пегаса коновал,
Еров злодей присяжный,[22]
Языков тут сказал:
165 «Колена преклоня, молю я Иисуса:
Храни, спаси нас от еров,
Как я спасаюсь от чтецов,
От смысла и от вкуса».


1814


Примечания

«Искра». 1870, No 49, под загл. «Святки», дефектный текст с четырьмя дополнительными строфами и с ошибочным указанием на авторство Д. П. Горчакова. — «Русский архив». 1896, No 7, анонимно, под загл. «Старинная сатира», без строф 12 и 21 и с ценз. заменой Спасителя — на амурчика, Марии — на Венеру, Девы — на няню и т. д. — Печ. по копии в арх. бр. Тургеневых (впервые — Изд-1958) с пометами: «Стихи князя Вяземского. Писаны рукою А. И. Тургенева» и (вм. загл.) «На голос „De Jesus la naissance (рождение Иисуса)“» (ПД). Список в арх. Елагиных-Киреевских (ГБЛ), с вар. и без строфы 14, восходит к тому же источнику, что и предыдущая копия, где строфа 14 вписана позже (несколько строф из списка Елагиных опубл.: «Записки Отдела рукописей Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина». М., 1955. Вып. 17. С. 127—128). Датируется по письму Жуковского Вяземскому от апреля — июля 1814 г. (уточнение датировки письма см.: Гиллельсон. С. 264), в котором адресат пишет: «Я слышал, что ты написал русский Noël, где множество злого остроумия. Поверь мне, что такого рода сочинения не сделают никогда чести и могут быть причиною несчастья… Признаюсь, меня жестоко огорчила эта пьеса…» (ЦГАЛИ). Ноэли (noëls) — в средневековой Франции духовные песни, прославляющие рождение Христа; с конца XVII в. ноэлями стали называть сатирические куплеты, сочинявшиеся к рождественским праздникам. В России ноэли сочиняли Д. П. Горчаков, Вяземский и Пушкин. «Спасителя рожденьем…» написано канонической для ноэлей восьмистрочной строфой с определенным чередованием шести-, восьми- и тринадцатисложных ст. О популярности ст-ния свидетельствуют строки из письма А. И. Тургенева Вяземскому от 18 сентября 1817 г.: «Когда речь зашла о почтенном имени вашем, то… одна из жертв вашего остроумия запела: «Мы, право, право, ничего» etc., etc. и дальнейшее объяснение не было уже нужно для слушателей» (ОА-1. С. 87). М. А. Дмитриев в мемуарах «Мелочи из запаса моей памяти» (М., 1869. С. 145) передает слух об объяснении Вяземского с императором Александром I по поводу этого ст-ния, но сам поэт в письме к П. И. Бартеневу от 22 октября 1869 г. поправляет Дмитриева и приурочивает этот эпизод к ст-нию «Сравнение Петербурга с Москвой» (ЦГАЛИ, арх. П. И. Бартенева).

  1. В лентах и в звездах. При высших степенях орденов полагались определенная капитулом ордена лента и звезда.
  2. Наш Неккер — Гурьев Дмитрий Александрович (1751—1825), министр финансов (1810—1823); был известен гурманством, и от него, в частности, получила свое название гурьевская каша (Я кашу лучше всех варю). Неккер Жак (1732—1804) — министр финансов Франции накануне революции конца XVIII в.
  3. Сподвижник знаменитый — директор департамента внешней торговли Обресков Михаил Алексеевич (1754—1842).
  4. Пестель Иван Борисович (1765—1843) — генерал-губернатор Сибири, безнаказанно грабивший подвластный ему край; отличался очень маленьким ростом (Сибирский лилипут); Пестель предпочитал жить в Петербурге, в частности для того, чтобы давать отпор попыткам разоблачения своих действий.
  5. Несет министр… Суконный образец — Козодавлев Осип Петрович (1754—1819), министр внутренних дел (1810—1819); с 1809 г. издавал официальную газету «Северная почта», где помещал многочисленные корреспонденции о развитии отечественных суконных мануфактур.
  6. Березинский герой — адмирал Чичагов Павел Васильевич (1767—1849); общественное мнение обвиняло его в медлительности наступления, которая позволила Наполеону в ноябре 1812 г. переправиться через реку Березину и тем самым избежать плена.
  7. Витгенштейн Петр Христианович (1769—1843) — фельдмаршал; после смерти Кутузова был назначен главнокомандующим русскими и прусскими войсками, но после неудачных сражений при Люцене и Бауцене освобожден с этого поста.
  8. Рифмачами Давно приписан Рейн! Вяземский намекает на пользовавшееся популярностью ст-ние Д. Хотяйнцова «Песня солдата армии Витгенштейна» (СО. 1813, No 37 и отд. листовкой).
  9. Приводит из Москвы полиции когорту — Ростопчин Федор Васильевич (1763—1826), московский главнокомандующий в 1812—1814 гг.; адресата этой строфы Вяземский раскрывает в письме П. И. Бартеневу от 2 ноября 1868 г. (ЦГАЛИ, арх. П. И. Бартенева).
  10. Захаров Иван Семенович (1754—1816) — писатель, один из председателей «Беседы».
  11. Карабанов Петр Матвеевич (1764/65—1829) — поэт и переводчик, автор торжественных од; член «Беседы».
  12. Наш разживает хлев. По евангельскому преданию, Христос родился в хлеву.
  13. С поэмою холодной — «Расхищенные шубы» (1811, 1815), ирои-комическая поэма А. А. Шаховского, в которой содержались полемические выпады против Карамзина и его сторонников.
  14. Филарет (в миру В. М. Дроздов; 1782—1867) — митрополит московский; в 1810-е гг. выдвинулся своими проповедями; Боссюэт (Боссюэ) Жак Бенинь (1627—1704) — французский писатель и проповедник, считался образцовым церковным оратором.
  15. Князь Шахматный — С. А. Ширинский-Шихматов; с шестнадцатилетнего возраста сблизился с А. С. Шишковым, под началом которого служил в Морском ученом комитете.
  16. Хвостовы — двоюродные братья Александр Семенович (1753—1820), поэт, переводчик, известный острослов, член «Беседы», и Дмитрий Иванович (1757—1835) — поэт, одописец, излюбленная мишень арзамасских пародий; в копии А. И. Тургенева имя Александра Семеновича поставлено против ст. «Один с старинной шуткой», а Дмитрия Ивановича — против ст. «С мешком стихов другой».
  17. За ними пара Львовых. В тургеневской копии адресаты этой строки расшифрованы как Федор Петрович Львов (1766—1835/36) — критик и поэт, и Павел Юрьевич Львов (1770—1825) — автор исторических и сельских повестей; оба Львова были членами «Беседы».
  18. Трактат о воспитанье Приносит новый Локк. Речь идет о «пятом» и «шестом» письмах из трактата «Письма из сожженной Москвы в Нижний-Новгород к другу» (СО. 1813, No 45, 46, 48) Ивана Матвеевича Муравьева-Апостола (1765—1851), члена «Беседы», автора переводов из Горация, знатока древних и новых языков; одно время был послом в Испании (Гишпанье); его имя также расшифровывается на полях тургеневского списка; указанные письма посвящены проблемам современного воспитания и резко критикуют изучение математики, галломанию и вольтерьянство, которым заражены молодые люди. Локк Джон (1632—1704) — английский философ, занимавшийся вопросами педагогики.
  19. Горчаков Дмитрий Петрович (1758—1824) — поэт-сатирик, член «Беседы».
  20. Похвальных ей стихов. Подразумеваются ноэли Горчакова.
  21. Я знаю, ты ругал меня. Возможно, Вяземский намекает на не дошедшую до нас сатирическую поэму Горчакова, которую позже отождествляли с «Гавриилиадой» Пушкина; упоминание о ней см. в «Записках Селивановского» («Библиографические записки». 1858, No 17. С. 518—519).
  22. Еров злодей присяжный. Речь идет о писателе и переводчике Языкове Дмитрии Ивановиче (1773—1845), непременном секретаре Российской Академии; он доказывал бесполезность букв «ять» и «ер» и некоторые свои произведения печатал без них. В копии А. И. Тургенева на полях против ст.: «Языков тут сказал» — помета: «Он пишет без ъ».