Самолюбивый стихотворец (Николев)

Самолюбивый стихотворец
автор Николай Петрович Николев
Опубл.: 1775. Источник: az.lib.ru

     Н. П. Николев
    
     Самолюбивый стихотворец
    
    ----------------------------------------------------------------------------
     Стихотворная комедия конца XVIII - начала XI в.
     Вступительная статья, подготовка текста и примечания М. О. Янковского
     Серия "Библиотека поэта". Большая серия. Второе издание.
     М.-Л., "Советский писатель", 1964
    ----------------------------------------------------------------------------
    
     Николай Петрович Николев (1758-1815), поэт и драматург, член Российской
    Академии, родственник и воспитанник кн. Е. Р. Дашковой, был одним из видных
    литераторов конца века. До 1785 года он был на военной службе, после чего
    вышел в отставку и поселился в Москве. Вскоре Николев ослеп и полностью
    посвятил себя литературе.
     Необычайно плодовитый писатель, он в 1795-1796 годах выпустил из печати
    пять томов своих "Творений", содержащих оды, стихотворения, по преимуществу
    лирического содержания, а также драматические сочинения. Драматургия
    занимала важное место в творчестве Николева. Он принимал участие в
    любительских театральных начинаниях того времени, имел и собственный театр.
    Драматургии он посвятил по преимуществу семидесятые и восьмидесятые годы
    XVIII века. Не все пьесы Николева сохранились. Издано всего десять
    драматических сочинений, из которых две трагедии. Он много работал в области
    комедии. Им написаны: "Попытка не шутка, или Удачный опыт", комедия в 3
    действиях (1774); "Испытанное постоянство", комедия в 3 действиях (1776);
    "Розана и Любим", комическая опера (1776); "Самолюбивый стихотворец",
    комедия в 5 действиях (1775); "Опекун-профессор, или Любовь хитрее
    красноречья", шутливая опера (1782), "Награжденная хитрость, или Удачное
    плутовство", пьеска в 1 действии.
     Из произведений Николева наибольшую популярность ему доставила
    комическая опера "Розана и Любим". Значительный интерес представляет также и
    стихотворная комедия "Самолюбивый стихотворец".
    
     Самолюбивый стихотворец
    
     Комедия в пяти действиях
    
     ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
    
     Надмен, стихотворец.
     Милана, его племянница.
     Крутон, отец Чеснодума.
     Чеснодум, любовник Миланин.
     Модстрих, петиметр, влюбленный в Милану.
     Марина, служанка Миланы.
     Панфил, слуга Чеснодума.
     Наборщик.
    
     Действие в доме Надмена.
    
     ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
    
     ЯВЛЕНИЕ 1
    
     Панфил и Марина.
    
     Панфил
     (таща Марину за руку)
    
     Пожалуйста, войди! Ей-богу, дело нужно.
     Увидишь ты сама.
    
     Марина
    
     Мне, право, недосужно.
     К тому ж пригоже ли... ну есть ли только след
     Шалберить с холостым девчонке в двадцать лет?
     Пусти, пусти меня!..
    
     Панфил
     (удерживая)
    
     Следок найти бы можно,
     Да вишь ты как живешь на свете осторожно;
     Не хочешь быть со мной минуты без людей.
     Я чести девичей, ей-ей, не лиходей.
     Ты можешь ввериться...
    
     Марина
    
     Уж есть чему поверить!
    
     Панфил
    
     Вот прямо женщина! не любит лицемерить.
     Что в разум прибрело, то мелет и язык.
    
     Марина
    
     А для чего ж не так? ты барин не велик.
     Ужли ты вздумал тем передо мной гордиться,
     Что хочет барин твой на барышне жениться?
     Напрасно... Женихов у нас довольно есть.
    
     Панфил
    
     Я чаю, ваш Модстр_и_х?..
    
     Марина
    
     Тебе ль меня провесть?
     Ты хочешь выведать...
    
     Панфил
    
     Вот это уж пустое,
     Чтоб я выведывал. Дурачество такое!
     Я знаю уж давно всех ваших подлипал.
    
     Марина
    
     Однако первый в ум тебе Модстрих попал.
    
     Панфил
    
     Пожалуйста, меня ревнивым ты не числи.
     Ну, право, помянул Модстриха я без мысли.
     Мне этот шалопай совсем и незнаком,
     Я знаю только то, что к вам он ездит в дом.
     (Голосом актера)
     К тому же... В те часы... когда с тобой бываю,
     Не токмо щеголя, весь мир позабываю.
    
     Марина
    
     Хотелось поумней, а вышел сущий вздор.
    
     Панфил
    
     К чему, моя душа, такой спесивый взор?
     Ну можно ль, чтобы я почел за дело бредни?
     Ты так же чванилась со мной и ономедни.
     Однако спесь твою любовь переплыла,
     И ты со мною с час наедине была.
     Проживши столько лет, нельзя не догадаться,
     Когда не надо вам и надо вам поддаться.
     (Хватая за нос ее)
     Всё знаю и скажу: вы гордые носы,
     Сначала львицы все, а после все лисы.
     Хоть сердцем тает вся, а видом кажет чванство.
     И эта в вас болезнь, как в нашем брате пьянство.
     Ваш ум она кружит ни дать ни взять, как хмель.
     Однако, душенька, чрез несколько недель...
     То есть как будешь мне законною женою,
     Тебя я попрошу не чваниться со мною.
     Я смертно не люблю всех женских прихот_е_й:
     Жена со мной живи по-русски... без затей.
    
     Марина
    
     Ты рано загадал и очень взвеличался.
     Опомнись! ты на мне еще не обвенчался.
     Да может быть, того не будет и вовек.
     Мне в тягость эдакой безумный человек,
     Который, не женясь, женитьбою стращает...
     Да, сверх того, Панфил меня и не прельщает.
    
     Панфил
    
     Пустое говоришь! тебе я очень мил.
     Взгляни-тка на меня... Что? Что? Каков Панфил?
    
     Марина
    
     Каков и прежде был.
    
     Панфил
    
     То есть?..
    
     Марина
    
     То есть не годен.
    
     Панфил
     Не годен!
    
     Марина
    
     Пьяница, груб, дерзок.
    
     Панфил
    
     Ну так моден.
     А это первое достоинство у тех,
     В которых нынече вы ищете утех,
     Которы голову внутри не наряжают,
     А только вес ее снаружи умножают.
     Не в ней, но вне ее находят здравый ум
     И для ради того всё делают без дум.
    
     Марина
    
     Не вправду ли и ты беспечен так родился,
     Что, живши столько лет, внутри не нарядился?
     В головушке твоей пустых довольно мест.
     Не будь таков ленив, уж ты не малый пест!
    
     Панфил
    
     О, нет! с тех пор как я в душе твоей вселился,
     С моею пустотой я навек разделился.
     Головушка моя теперь уж не пуста,
     В ней глупостью твоей все заняты места.
    
     Марина
    
     Спасибо же, когда тобой ее лишилась.
    
     Панфил
    
     Нет, нет, вить не совсем! ты только поделилась.
    
     Марина
    
     Да долго ли тебе о вздорах толковать?
     Скажи, зачем пришел?
    
     Панфил
    
     Тебя поцеловать
     И донести тебе, что барин мой, любя
     Твою боярышню, точь-в-точь как я тебя,
     То есть душою всей, всем сердцем, словом, страстно,
     К тому лишь направлял свой разум повсечасно,
     Чтоб, дядюшке ее понравясь чем ни есть,
     Милану и себя к тому концу привесть,
     К которому любовь изд_а_вна их клонила
     И нас с тобой, и нас которым соблазнила!
    
     Марина
    
     Опять за бредни! Ну?..
    
     Панфил
    
     Однако же меня
     Прошу не нукать так, как будто бы коня!
    
     Марина
    
     Не конь ты потому, что две имеешь н_о_ги.
     А в прочем, всё тебе конёвье дали боги.
     Случается с тобой, что так ты много врешь,
     Что, кажется мне, ты не говоришь, а ржешь.
    
     Панфил
    
     Ты шутишь?
    
     Марина
    
     Право, нет; какие к черту шутки?
    
     Панфил
    
     Не шутишь?
    
     Марина
    
     Нет, нет, нет; хоть спрашивай ты сутки,
     Всё будет только нет.
    
     Панфил
    
     Прости ж, змея! прости...
     Насмешки мне такой не можно уж снести.
    
     Марина
    
     Постой, шалун!..
    
     Панфил
    
     Я конь.
    
     Марина
    
     Ужл_и_ ты рассердился?
    
     Панфил
    
     Со мною так шутить?
    
     Марина
    
     Как гоголь разгордился!
    
     Панфил
    
     Я б в гроб тебя прибил...
    
     Марина
    
     Куда как ты горяч!
     Вить ты не барин мой.
    
     Панфил
    
     Хоть я и не рифмач,
     Не барин твой Надмен, однако мне несносно,
     Что так ты надо мной ругаешься поносно.
     И если б не был я великодушен так,
     Давно на тот бы свет...
    
     Марина
     (взяв его за бороду, говорит с нежностию)
    
     Ну полно же, дурак!
     Ну полно!.. Перестань!.. К чему за вздор сердиться?
    
     Панфил
    
     Проклятые глаза! вам лучше б не родиться!
     Лишь взглянут... и нельзя души не подарить.
    
     Марина
    
     Да кончи ж поскорей, что начал говорить.
    
     Панфил
    
     Нет, прежде слово дай, чтоб вечно не ругаться.
    
     Марина
    
     Ну, ну, даю...
    
     Панфил
    
     Нельзя на слово полагаться.
     В знак мира поцелуй...
    
     Марина
    
     Куды затейлив так!
    
     Панфил
    
     Хоть рученьку!
    
     Марина
    
     Какой привязчивый дурак!
     На, на, целуй, целуй, лишь только отвяжися.
    
     Панфил
     (поцеловав)
    
     Не трону... сыт теперь!.. сама лишь воздержися.
    
     Марина
     (жеманясь и обтирая руку)
    
     Уж подлинно соблазн, всю руку заплевал.
    
     Панфил
     (грозя ей пальцем)
    
     Плутовка!..
    
     Марина
    
     Коли так, возьми ж тебя провал.
     Я вижу, ты сюда пришел лишь врать пустое.
     (Хочет уйти.)
    
     Панфил
     (удерживая)
    
     Ах, нет, постой! Постой!..
    
     Марина
    
     Скажи же, что такое?
    
     Панфил
    
     Скажу... Ей-ей, скажу, постой, душа моя.
     Лишь вспомни только мне, о чем бишь начал я?
     С тобою ссоряся, забыл всё, право, в шуме.
    
     Марина
    
     Беспамятный осел! О чем? О Чеснодуме.
    
     Панфил
    
     О Чеснодуме! Да... влюбленный Чеснодум,
     Чтоб больше прикрутить к себе Надменов ум
     И так, как он, себя вместить между писцами,
     Прекрасну сочиня трагедию стихами,
     Намерен нынече принесть ее...
    
     Марина
     (с скоростию)
    
     Куда?
    
     Панфил
    
     Да дай договорить... Куда, куда! Сюда!
    
     Марина
    
     Сюда? Зачем?..
    
     Панфил
    
     Зачем! Явить к стихам способность
     И сделать, как творцу, Надмену тем угодность.
    
     Марина
    
     Своей трагедией?
    
     Панфил
    
     Конечно, не чужой.
     Ужлй ты думаешь, что барин кр_а_дет мой?
    
     Марина
    
     Изрядную ж сыграть с собой он вздумал шутку.
    
     Панфил
    
     Да что ж противного тут здравому рассудку?
    
     Марина
    
     Ты шутишь!.. В истину он хочет сделать то?
    
     Панфил
    
     Конечно, не шутя.
    
     Марина
    
     Уж выдумал!
    
     Панфил
    
     А что?
    
     Марина
    
     Как что? Да разве вы не знаете Надмена?
    
     Панфил
    
     Мы знаем, если в нем не сделалась отмена
     С тех пор, как барин мой вписал себя в творцы.
    
     Марина
    
     Так вы и с барином великие глупцы,
     Коли Надменова не знаете вы свойства.
     Однако, чтоб пресечь все ваши неустройства,
     Я опишу тебе и нрав его и ум.
     Во-первых, знай: Надмен таких высоких дум
     О знании своем, о даре, о искусстве,
     Что мыслит, будто бы нет в разуме, ни в чувстве
     Достойной похвалы достоинствам его,
     Что все писатели не значат ничего,
     Или, по крайности, немногие на свете
     Достойны быть при нем у разума в примете.
     И то не русские. А русские творцы,
     По мнению его, не соловьи - скворцы.
    
     Панфил
     (усмехаясь)
    
     А соловей то он?
    
     Марина
    
     О чем и сумневаться?
     Парнасским соловьем другому ль называться?
     Он так самолюбив в творениях своих,
     Что мыслит, будто бы нельзя не красть из них
     Тому, кто славиться чужим добром намерен.
     А что нельзя своим, он в том давно уверен.
     И для того-то всех российских он писцов
     Без исключения считает за глупцов.
     Суди ж, каков прием быть должен Чеснодуму?
    
     Панфил
    
     Уф! Я теперь дрожу от будущего шуму.
     Изрядную хотел он кашу заварить!
    
     Марина
    
     Безделица! Хотел Милану уморить!
     Свою любовницу!
    
     Панфил
    
     Да, вижу, плохо дело.
     Одной трагедией всё б счастье улетело.
    
     Марина
    
     Твой барин, думая Надмену угодить,
     Надмена самым тем лишь может рассердить.
     Когда он этого желанья не отложит, -
     И батюшка его тогда уж не поможет,
     Хотя, браняся с ним, лишится силы всей.
     Пусть прыток ваш Крутон, а наш еще прытчей.
     И я чего боюсь, чтоб наш рифмач, в досаде,
     Достоинств не нашел в Модстрихе, в этом гаде,
     И, Чеснодуму мстя, в горячности своей
     Не отдал гаду бы боярышни моей.
    
     Панфил
    
     Ты в страх меня ввела! Но это непонятно,
     Как то разумному бывает неприятно,
     Что славится другой в искусстве с ним одном?
    
     Марина
    
     Нетрудно то понять. Основан свет на том.
     Мы тянем всё к себе, свою лишь славу видим.
     Кто ж в ней мешает нам, того мы ненавидим.
     Любя свою корысть, собою дорожа,
     Ни в славе, ни в чест_я_х не любим дележа.
     Мы щедры для себя, для ближнего мы скупы.
    
     Панфил
    
     Не вправду ли все так на свете люди глупы?
    
     Марина
    
     Ужл_и_ из их числа себя ты исключал?
    
     Панфил
    
     Что дурочка и ты, того не замечал.
     Спасибо, что ты мне глаза теперь открыла...
     Однако ты, мой свет, меня заговорила.
     Мне надобно спешить, чтоб барина сыскать
     И всё ему донесть.
    
     Марина
    
     Не надо упускать.
    
     Панфил
    
     А то того и жду, как мой вертоголовый
     К Надмену напоказ пожалует с обновой.
    
     Марина
    
     Избави господи! Взбунтуется весь двор...
     Ах, нет! Беги... Скажи, чтоб он оставил вздор,
     Оставил бы свое намеренье пустое.
     Предупреди.
    
     Панфил
    
     Прости, колечко золотое!
    
     ЯВЛЕНИЕ 2
    
     Марина
     (одна)
    
     Изрядный бы пошел от стихотворцев шум,
     Когда б принес стихи к Надмену Чеснодум.
     Но как ему могло прийти такое мненье,
     Чтобы казать свое Надмену сочиненье?
     О боже!.. Мысль одна меня приводит в страх.
     От крику бы его не скрылся и в норах.
     Скорее скроешься от бури и ненастья.
     Однако мы теперь избавимся несчастья.
     Панфил предупредит... Ах!.. кто это идет?
     Не Чеснодума ли с стихами черт ведет?..
     Фу!.. барышня!.. чуть-чуть дыханье удержала!
    
     ЯВЛЕНИЕ 3
    
     Милана, Марина.
    
     Милана
    
     Что сделалось с тобой? не я ли испужала?
    
     Марина
    
     Я думала совсем, приехал Чеснодум.
    
     Милана
    
     Какая ж в том беда? ты потеряла ум!
     Ты знаешь, кажется, все связи между нами.
    
     Марина
    
     Все связи б назвались другими именами
     И раздалось везде "увы", "о небо", "ах",
     Когда бы Чеснодум приехал на стихах.
    
     Милана
    
     Но что за вздор?
    
     Марина
    
     Не вздор, а дело не на шутку.
     Спасибо моему проворному рассудку!
     Престрашная на всех валилася гроза,
     Однако всё мои предвидели глаза
     И удалили прочь и молнии и громы.
     А если бы не то, прощай московски домы!
     Такой стихами бы на них пустился шум,
     Что б в них не усидел и самый тихий ум.
     Оставили б судьи московские приказы
     И сеять понесли в уезд свои проказы.
     Однако вы теперь не бойтесь ничего.
    
     Милана
    
     Ты врешь! Возможно ли бояться мне того,
     Чего нельзя понять?
    
     Марина
    
     Послушайте, в чем дело.
     Я с вами говорить теперь могу уж смело.
     Мой страх прошел, равно, надеюсь, и беда.
     Ваш милый Чеснодум хотел принесть сюда
     Трагедию свою.
    
     Милана
    
     Не к дядюшке ль?
    
     Марина
    
     Конечно.
    
     Милана
    
     О боже мой!
    
     Марина
    
     Панфил о том чистосердечно
     И всё подробно здесь, как должно, мне открыл.
    
     Милана
    
     Какую сам себе погибель он изрыл!
    
     Марина
    
     Однако вы теперь, сударыня, не бойтесь.
     Всё мной исправлено, оставьте страх... Спокойтесь.
    
     Милана
    
     Но если он придет в намерении сем?
    
     Марина
    
     Не будет ничего. Уж я смекнула всем.
     Когда усердствует проворная служанка,
     Которой такова приманчива осанка,
     Что ею заражен проворный и слуга,
     То льзя ль, чтоб тех господ судьба была строга?
     Я, всё предусмотря, смекнула важность дела
     И Чеснодума в том предупредить велела.
    
     Милана
    
     Тебе одолжена!.. Но если он придет?
    
     Марина
    
     Ужл_и_ его Панфил и дома не найдет?
    
     Милана
    
     Ах!
    
     Марина
    
     Этой уж беды не будет в свете злее.
     И... дядюшка идет!.. вот он...
    
     Милана
    
     Уйдем скорее.
    
     ЯВЛЕНИЕ 4
    
     Марина и Надмен.
    
     Марина
     (в сторону)
    
     Ого! нахмурил бровь! трясется и парик!
     Конечно, ищет рифм сердитый наш старик!
     Послушаем его и, если будет можно,
     Хоть прозою над ним пошутим осторожно.
    
     Надмен
     (задумавшись, поставя палец в лоб)
    
     Ничто нейдет на мысль. Какой прегнусный час!
     Бегут все рифмы прочь!..
    
     Марина
     (тихо)
    
     Конечно, стар Пегас:
     Авось ли под тобой не будет он брыкаться.
    
     Надмен
    
     Ужл_и_ за рифмами велит мне рок таскаться!
     Бывало, предо мной как будто рифм мешки,
     А нынче в ум нейдут бездельные стишки.
     Никак не ладятся.
    
     Марина
     (тихо)
    
     Ого! чистосердечно.
    
     Надмен
    
     Трагедия моя поспела бы, конечно...
     Конечно, к завтрему. Но этот... этот стих
     Мешает мне успеть в намереньях моих.
     Да что за черт такой! куда он вдруг девался?
    
     Марина
     (тихо)
    
     Да на других писцов, конечно, зазевался.
    
     Надмен
    
     Мне к року нужен стих... О ты, жестокий рок...
     Что ж тут?..
    
     Марина
     (тихо)
    
     Что ныне ты на рифмы не пророк.
    
     Надмен
    
     Да, правда.
    
     Марина
     (тихо)
    
     Вот и сам со мною в том согласен.
    
     Надмен
    
     Однако для меня стих этот не прекрасен.
    
     Марина
    
     Я верю.
    
     Надмен
    
     Надобно получше мне сыскать...
    
     Марина
     (тихо)
    
     Нет, видно, что тебе за ним не ускакать.
    
     Надмен
    
     Жестокий рок... Ездок?.. Нет, в стих не умест_и_тся.
     Проклятый!.. Словно бес от памяти верт_и_тся!..
     Но это оттого, что время сыро... мрак...
     Ненастье... дождь... К тому ж, я рассердился так
     На этого скота... на это гнусно племя,
     Подьячего... крючка, или крапивно семя,
     Что смыслу у меня не стало на пядень.
    
     Марина
     (тихо)
    
     Да этот грех с сердцов с тобою каждый день.
    
     Надмен
    
     Как можно портить так письмо немилосердо,
     Чтоб ставить там глагол, где должно ставить твердо?
     Всё титлой пакостить и кудри насаждать,
     Без рассуждения в том спорить, утверждать,
     Что будто слово то как роза меж цветами,
     Которое стоит под титлою с кудрями?
     О скотские умы!.. Гнуснейшие сердца!
     Дождусь ли я, чтоб вы исчезли до конца,
     Чтоб истребилося навеки крючкотворство,
     А с ним и те, вплелись которы в стихотворство?
    
     Марина
     (тихо)
    
     Себя в своем уме он, видно, исключал.
    
     Надмен
    
     Однако всё еще стиха не докончал...
     Подумаем.
    
     Марина
     (тихо)
    
     Изволь хоть думать бесконечно.
     Знать, так, как хочется, стиха не кончишь вечно,
     Хотя бы гневом ты всех в свете превзошел.
    
     Надмен
    
     Рок... срок... ага!.. постой... насилу я нашел.
     Насилу наконец попал на стих прекрасный!
    
     ЯВЛЕНИЕ 5
    
     Те ж и Модстрих.
    
     Модстрих
     (бежавши скоро)
    
     Слуга покорный.
    
     Марина
     (про себя)
    
     Вот и наш Модстрих несчастный.
     Уйдем.
     (Уходит.)
    
     ЯВЛЕНИЕ 6
    
     Надмен, Модстрих.
    
     Надмен
    
     Рок?.. ток?.. Забыл... покою нет ни дня.
     Конечно, черт тебя принес сюда?
    
     Модстрих
    
     Меня?
    
     Надмен
    
     Тебя, сударь, тебя, преглупого урода.
     Я стих мой позабыл от твоего прихода
     И от того, что ты покорный мне слуга.
     Чтоб не была твоя вовеки здесь нога...
     Оставь меня, глупец!
    
     Модстрих
     (голосом петиметра)
    
     За что ж горячность эта?
    
     Надмен
    
     За то, что ты спрыгнул, как бес, с другого света.
    
     Модстрих
     (в сторону)
    
     Я б вызвал на дуэль, я дал бы знать ему...
     Но жаль, что мой предмет - племянница ему...
    
     Надмен
    
     Он здесь еще!
    
     Модстрих
     (нежно)
    
     Я здесь... Но ты смягчись хоть мало!
    
     Надмен
     (с пущим сердцем)
    
     Не знаю, для чего... и что предпринимало...
     Какое существо на свет тебя создать?
     К чему создание такое свету дать?
     Конечно, фурии!.. сам ад!.. но нет, не лютость,
     Тебя произвела сама, конечно, глупость.
     Ты даже быть сравнен не стоишь и с скотом.
    
     Модстрих
    
     Не так я сотворен... Монсьор ошибся в том.
    
     Надмен
    
     И он еще меня монсьором называет
     И русские слова с французскими свивает,
     Как будто бы и я такой же скот, как он?
    
     Модстрих
    
     Однако, монсеньор! ты... ты...
    
     Надмен
    
     Пойдешь ли вон?
     Оставишь ли меня?
    
     Модстрих
    
     Ты очень груб, по чести.
    
     Надмен
    
     Я груб, а ты дурак, еще скажу раз двести,
     Когда ты с тем пришел, чтобы меня взбесить.
    
     Модстрих
    
     Фи!.. эти грубости ко мне ли относить?
     Пусть прежде был я груб... но, будучи в Париже...
    
     Надмен
    
     В Париже-то и стал еще к скотам ты ближе.
     В тебе была душа: теперь лишь только пар.
    
     Модстрих
     (в сторону, разгорячась)
    
     Фуй! как его фасон для галантонов стар!
     (Надмену)
     Прости... но знай, что я ругательств не прощаю.
    
     Надмен
    
     А я, лишась вранья, врал_ю_ не отомщаю.
     Доволен ли ты мной? Поди, сударь... прости.
    
     Модстрих
     (возвращаясь)
    
     Увидишь... через час...
    
     Надмен
     (с превеликим сердцем)
    
     Возможно ли снести!
     Еще таки он здесь... нет, это уж несносно.
     Он мной ругается... ругается поносно.
     Я в бешенстве!
     (Хочет уйти.)
    
     Модстрих
     (удерживая)
    
     Постой, останься и не злись.
     Я еду.
     (Уходит.)
    
     Надмен
     (вслед ему)
    
     Хоть теперь сквозь землю провались:
     Не будет никому ни малой в том потери.
     Все должно запирать от вас, безумцев, двери.
    
     Модстрих
     (воротясь)
    
     Запри... но если ты... имеешь честь в себе...
    
     Надмен
    
     Во мне-то есть она, да нет ее в тебе...
    
     Модстрих
     (в сторону)
    
     Какой афронт!..
     (Надмену)
     Добро!.. Теперь я рассуждаю...
     Но знай... что я тебя... в Перовских ожидаю.
    
     Надмен
    
     В Перовских рощах?.. так! тебе и место там.
     Не в городе - в лесу убежище скотам.
     Я всех бы собрал вас... всех жить в лесах заставил
     И тем спокойствие в отечестве восставил.
    
     Модстрих между тем уходит и возвращается, и, наконец, бьет себя по губам в
     знак, что силится молчать, уходит вон.
    
     ЯВЛЕНИЕ 7
    
     Надмен
     (один)
    
     О гнусный петиметр! Французский водовоз!
     Спесив, а нужен так, как в улицах навоз.
     Парижем хвастает... науки презирает.
     А сам... едва-едва час_о_вник разбирает.
     Но сколько ж таковых в отечестве у нас!
     Не зная грамоте, все лезут на Парнас.
     Все мыслят удивить своими свет стихами
     И с ними п_о_ свету храбрятся петухами.
     Из всех напружа сил безмозглое чело,
     То черным делают, что должн_о_ быть бело.
     Не знавши ничего, не знавши ни бельмеса,
     Катона ставят там, где должно Ахиллеса.
     Иль, думая, что их головушка остра,
     Берутся воспевать Великого Петра,
     Которого дела и мне, толико славну,
     Лишь впору воспевать, чтоб быть во всем исправну.
     А эти гадины... безумны рифмачи,
     Пускают в свет стихи как будто калачи.
     Без всякого стыда повсюду их читают.
     Но страннее всего, что их же почитают,
     Что многие глупцы в стихах такого пня
     Возносят похвалой, подобно как меня!
     За что ж? За то, что он, не ради вечной славы,
     Но ради гнусной мзды, забывши честны правы
     И долг писателя, который и царя
     Не должен восхвалять, в царе пороки зря,
     Не постыдится ввек за деньги и уроду
     На красоту его писать похвальну оду,
     Равно бездельнику - на добрые дела
     Или на ум того, глупее кто осла!
     О нравы! наконец могу ли вас исправить,
     Могу ли к истине умишко ваш наставить,
     Чтоб вы призналися, что только лишь Надмен
     Пороков и страстей есть правильный безмен!
     Но надо взять покой... сберем свободу духа,
     Авось ли модная жужжать не будет муха.
    
     ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
    
     ЯВЛЕНИЕ 1
    
     Милана
     (одна)
    
     Что я ни делаю... куда я ни иду,
     Во ожидании спокойства не найду!
     (Смотря на часы)
     Вот два часа... так, два, как посланный отправлен.
     Однако нет его... Страх новый мне прибавлен!
     Пропали все... Панфил, слуга мой, Чеснодум -
     Что с ними сделалось?.. понять не может ум!..
     (Подумав несколько)
     Какая ветреность!.. намеренье какое!
     Тревогу начинать, когда всё шло в покое!
     И что за мысль пришла трагедию казать?
     Кому же?.. Дядюшке... чтоб тем его терзать!
     Льзя ль тут иного ждать, окр_о_ме брани... шума...
    
     ЯВЛЕНИЕ 2
    
     Милана и Марина.
    
     Милана
     (увидя Марину)
    
     Марина... ах, скажи, нашли ли Чеснодума?
     Пришел ли посланный?..
    
     Марина
     (печально)
    
     Пришел...
    
     Милана
    
     Ну, что ж?..
    
     Марина
     (вздохнув)
    
     Увы!..
    
     Милана
    
     Ах, время ли шутить?..
    
     Марина
    
     Чего ж страшитесь вы?
     Хотя мое "увы" теперь и не напрасно,
     Однако... всё еще не так оно ужасно,
     Чтоб с вами и шутить...
    
     Милана
     (перебив)
    
     Я слушать не хочу...
     Скажи, что посланный?..
    
     Марина
    
     Он ездил к рифмачу...
     Однако...
    
     Милана
    
     Мочи нет, какая ты тиранка!..
    
     Марина
    
     Когда бы я была такая басурманка,
     Давно б, сударыня, вас срезала я с ног.
    
     Милана
    
     Ох, боже мой! так он?..
    
     Марина
    
     Ну вот, тотчас за "ох!"..
    
     Милана
    
     Я вижу всё теперь!.. Конечно, не застали?..
    
     Марина
    
     Когда б, сударыня, вы охать перестали,
     Я вам сказала бы, что вы ворожея.
    
     Милана
    
     Пропало всё теперь!.. навек пропала я!..
     Куда ж поехал он?..
    
     Mapина
    
     Куда глаза глядели.
    
     Милана
    
     Слуге было спросить!..
    
     Марина
    
     Слуге!.. и все радели.
     Весь дом... соседи все, чтоб это отгадать,
     Да, видно, не хотел бог этого подать.
     Никто не отгадал.
    
     Милана
    
     Куда ж Панфил девался?
    
     Марина
    
     За барином своим, конечно, засовался.
    
     Милана
    
     Ну, если не найдет? Что будет!
    
     Марина
    
     Ничего.
     Приедет Чеснодум, и мы тотчас его...
     Ба!.. Кто-то прискакал!.. Каретой застучало...
    
     Милана
    
     Не он ли?..
    
     Марина
    
     Посмотрю... кого это примчало...
     (Уходит.)
    
     Милана
     (одна)
    
     Когда бы он!.. когда б окончились беды!..
    
     Марина
     (вбегая скоро назад)
    
     Модстрих, сударыня, Модстрих...
    
     Милана
    
     Опять сюды!
     О скот!.. уйду... а ты, когда меня он спросит,
     Скажи: уехала.
     (Уходит.)
    
     ЯВЛЕНИЕ 3
    
     Марина
     (одна)
    
     Всех к черту черт уносит.
     Однако этого отправим мы враля.
     В цифири лишь одной не можно без нуля,
     А гостем принимать ну кто его захочет?
     Нейдет!.. Бывало, он верст за десять хохочет,
     А нынче тихо так идти изволит фон,
     Что не слыхать его и голосу... Вот он!..
     И в новом виде!.. Ба!.. в какой же он порфире!
    
     ЯВЛЕНИЕ 4
    
     Марина, Модстрих.
    
    Модстрих входит на цыпочках, имея на себе распушенную шляпу, красный плащ и
     под мышками предолгую шпагу.
    
     Модстрих
     (не видя Марины)
    
     В Перовских труса ждал почти часа четыре,
     Однако... честь мою... умея почитать,
     Я с ним могу и здесь долги пересчитать...
    
     Марина
     (в сторону)
    
     Что б это значило?.. Какая же шпажища!
    
     Модстрих
     (сам с собою, касаяся конца шпаги)
    
     Вот тут-то от тебя, мой друг, мне будет пища.
     Вот этим-то певца с Парнаса я стащу
     И свой афронт ему ангалант_о_м отмщу.
    
     Марина
     (тихо смеючись)
    
     Что вижу, с барином приехал он сражаться!
    
     Модстрих
     (сам с собою)
    
     Но если?.. Нет... он стар... не надобно пужаться.
    
     Марина
     (тихо)
    
     Ага! Так в сердце ты не так-то чтоб храбрец?
    
     Модстрих
     (обнажа шпагу)
    
     Немножко коротка... и что-то туп конец!..
    
     Марина
     (тихо)
    
     Не храбрость ли тупа?.. а шпага, вижу, - бритва?
    
     Модстрих
    
     Спасемся как-нибудь...
    
     Марина
    
     Спасает всех молитва,
     И видно, что тебе ее не миновать.
    
     Модстрих
    
     Не лучше ль на дуэль его не вызывать.
    
     Марина
     (смеючись)
    
     Уж трусу молится!..
    
     Модстрих
    
     Нет... этого не можно.
    
     Марина
    
     С такою храбростью живи-тка осторожно,
     Да уши береги.
    
     Модстрих
    
     Быть трусом не хочу.
    
     Марина
    
     Чего не делает неволя!
    
     Модстрих
    
     Отплачу.
    
     Марина
    
     А мой тебе совет остаться при кредите.
    
     Модстрих
    
     Какие мысли!.. нет... прочь... прочь теперь идите.
     Не буду жалостлив!.. умрешь, старик!.. умрешь!..
     Ты вызван!.. струсил ты!..
    
     Марина
    
     Вот это, рыцарь, врешь.
    
     Модстрих
    
     Не выехал туда, куда тебе велели...
     (Перемени голос)
     Трепещет что-то дух!..
    
     Марина
    
     Знать, свойства одолели?
    
     Модстрих
    
     Но это оттого, что я разгорячен.
    
     Марина
    
     Нет, видно, оттого, что в сердце обличен.
    
     Модстрих
    
     Дай сделаем пример, как должно с ним сражаться.
     (Сгибает шпагу и делает разные ею размаха.)
    
     Марина
    
     Посмотрим игрища... он хочет воружаться.
    
     Модстрих
     (поставя стул)
    
     Он станет тут... а я...
    
     Марина
    
     А ты беги домой.
    
     Модстрих
    
     На этой стороне... штоц первый будет мой.
     Повытянем себя... уставим прежде ноги.
    
     Марина
    
     Чтоб в случае беды не сбиться им с дороги.
    
     Модстрих
     (трепля левую ногу)
    
     Ты стой как вкопана...
     (Правой ноге)
     А ты, мой друг, летай.
    
     Марина
    
     И унести его за счастие считай.
    
     Модстрих
     (став в позитуру)
    
     Раз... два... Несчастие!.. Предупредил,
     бездельник!
     Отпарирован штоц!..
    
     Марина
     (смеючись)
    
     Зато какой супериик?..
    
     Модстрих
    
     Немножко б взять прямей, так, верно бы, попал.
    
    Вытянувшись, дает штоц, но шпага попадает в отверстие стула. Модстрих теряет
     равновесие и носом упадает на стул.
    
     (Дав штоц)
     Попробуем еще... умри!..
     (Упав)
     Ай-ай!
    
     Марина
     (зажавши рот, хохочет)
    
     Упал?
     Несчастный богатырь!..
    
     Модстрих
     (вставши)
    
     Расшибся я до смерти!
    
     Марина
    
     И как же _и_нако? Вить стулья злы как черти!
    
     Модстрих
    
     Нет, этот дурен знак... На шпагах не хочу.
     (Вынув пистолет)
     По-аглицки... его вот этим проучу.
     (Оправляет пистолет.)
    
     Марина
     (тихо)
    
     Какой же маленький... уж подлинно фузея!
     С таким ружьем и я не побоюсь злодея,
     И девка будучи... не токмо кавалер.
    
     Модстрих
     (расстилает плащ на полу)
    
     Теперь расстелем плащ... и сделаем пример.
    
     Марина
    
     От раны хочет лечь!.. Эк, враг его управил!
    
     Модстрих
     (разостлав)
    
     Изрядно... точно так... тут стул бы я поставил.
    
     Марина
    
     Да трусишь лих его!
    
     Модстрих
    
     Но этот случай мне...
     Нет, мне он вреден.
    
     Марина
    
     О, в нем зла, как в сатане!
    
     Модстрих
    
     На нем какой-нибудь сидел колдун великой?..
    
     Марина
    
     Не сам ли стул колдун? Вить он был в том уликой...
     Что ты пресущий трус...
    
     Модстрих
     (с петиметрскою храбростью)
    
     Нет к ближнему любви!
     Стой тут, бездельник!.. стой!.. я стану визави.
    
     Марина
    
     Ну, смело!
    
     Модстрих
    
     Ба!.. еще... тут нужны уговоры.
     Кому стрелять сперьва?..
    
     Марина
     (тихо)
    
     На что? стреляй, как воры.
     Пусти небось в потыль, скорее будешь цел.
    
     Модстрих
    
     Пусть он начнет...
    
     Марина
    
     Ого!..
    
     Модстрих
    
     Стреляй, сударь... Велел!
     (Хохочет.)
     Дал промах!.. ну-тка я... паф!..
    
     Марина
     (сзади толкнув его в бок)
    
     Паф! паф!
    
     Модстрих
     (испугавшись, бегает)
    
     Застрелили!
     Ай-ай!
    
     Марина
     (бегая за ним)
    
     Ай-ай! держи.
     (Поймав за руку)
     Вот турка подцепили!
    
     Модстрих
    
     Тьфу, пропасть!
    
     Марина
    
     Ай! Полкан!..
    
     Модстрих
    
     Да... чудно... невзначай!
    
     Марина
    
     Душа-то с вами ли?..
    
     Модстрих
    
     Вить не ров_е_н случай!..
    
     Марина
    
     Я верю.
    
     Модстрих
    
     Эдак-то Самсона испужаешь!
    
     Марина
    
     Вить не равен Самсон... какого вображаешь?..
     Как да Самсон-то ваш такой же молодец,
     Как ключник наш Самсон?.. Ну, подлинно, храбрец!
     Уж надо постоять, как он кого заедет,
     От ендовы кряхтит и квасу не нацедит!
    
     Модстрих
    
     Я бьюся об заклад, не хвастая скажу,
     Что я не струшу ввек и тотчас докажу.
    
     Марина
    
     Конечно, надо мной? Нет, вас я очень трушу,
     Вы дар имеете пугать и взор и душу.
     Я вас уж видела... и этот пистолет...
     О боже сохрани!
    
     Модстрих
     (чванясь, с усмешкой)
    
     Ты шутишь?..
    
     Марина
    
     Право, нет.
    
     Модстрих
     (тем же голосом)
    
     Так ты уверена... что я... могу сразиться,
     Хотя не с рифмачом?..
    
     Марина
    
     Ну, с вами ли возиться?
    
     Модстрих
     (тем же голосом)
    
     Итак, управиться с Надменом можно мне?
    
     Марина
    
     Я вас уж видела один наедине...
     С великим рыцарем.
    
     Модстрих
     (с удивлением)
    
     Да с кем же это?
    
     Марина
     (с скоростию)
    
     С стулом.
     Вы шпагою его, а он вас двинул дулом.
    
     Модстрих
     (чванясь)
    
     Да, да... споткнулся я...
    
     Марина
    
     Я верю... страх склизлив!
    
     Модстрих
    
     Однако с рифмачом не буду несчастлив.
    
     Марина
    
     Неужто вправду вы хотите с ним сражаться?
    
     Модстрих
    
     А для чего ж не так? ужл_и_ его пужаться?
    
     Марина
    
     В племянницу влюблен, а с дядей на дуэль?
    
     Модстрих
    
     Что ж делать?.. честь велит...
    
     Марина
    
     Да честь не ваша цель!
     К тому ж не жалко ли любовницу тревожить?
    
     Модстрих
    
     Ну, полно!.. перестань во мне ты жалость множить.
     И то уж я...
    
     Марина
     (тихо)
    
     Трухи!..
    
     Модстрих
    
     Почти расстроен весь.
    
     Марина
     (услыша, что отворяют дверь)
    
     Нет, лучше бы... Кто там?..
    
     ЯВЛЕНИЕ 5
    
     Те ж и наборщик.
    
     Наборщик
     (пьяный, выглядывает из дверей)
    
     Маринушка!
    
     Марина
    
     Я здесь.
     Что надо?..
    
     Наборщик
     (вступя)
    
     Здравствуй, мать!..
    
     Марина
     (смеючись)
    
     Наборщик... что за гости!..
    
     Наборщик
    
     Что впрямь... морозить-то? переломало... кости!
     Ни песа нет у вас...
    
     Марина
     (указав на Модстриха)
    
     А это что?..
    
     Наборщик
    
     Дурак!
    
     Модстрих
    
     Ты смеешь, бестия?..
    
     Наборщик
    
     Ну... ну... немного ж врак
     Я тотчас в рожество... с налету... поцелую...
     Недолго... у меня... вспоешь... и... аллилую...
    
     Модстрих
     (струся, про себя)
    
     Связаться с пьяницей.
     (Марине)
     Что это за бурлак?
    
     Марина
     (про себя)
    
     Поссорить надо их...
     (Модстриху)
     Наборщик... Так... дурак.
     К Надмену, знать, принес печатные листочки...
     Но если... согрубил... так можно за височки!
    
     Модстрих
     (Марине, тихо)
    
     И впрямь, за что ж терпеть?
    
     Марина
     (тихо наборщику)
    
     Пугни его, пугни.
    
     Наборщик
    
     Пугнем... тотчас... пугнем... хоть пуколь сто нагни.
    
     Марина
     (тихо Модстриху)
    
     Вить это он про вас.
    
     Модстрих
     (подошед к наборщику и взяв его за ворот)
    
     Послушай же, пьянюшка.
     Когда ты так шутлив...
    
     Наборщик
     (дав ему в лоб щелчка)
    
     Так вот тебе игрушка.
    
     Модстрих
     (вынув шпагу)
    
     Постой же, пьяный слон.
    
     Наборщик
     (вынув тесак)
    
     Постой же, жеребец.
    
     Модстрих
    
     Лишь шаг вперед - и смерть...
    
     Наборщик
    
     Да что ж ты за храбрец?
     Хоть ты и дворянин... а я солдат в отставке.
     Однако я теперь... немножко... есть в булавке.
     (Приближался, подняв тесак в ножнах)
     И для того тебе... кудряшки расчешу...
    
     Модстрих
     (струся)
    
     Эй, брат!.. мирюсь!.. мирюсь!..
    
     Наборщик
    
     Как векшу задушу.
    
     Модстрих
     (в сторону)
    
     Я думал, струсит он... уплесться от урода!
     Чего иного ждать от русского народа?
    
     Наборщик
    
     Когда идешь на мир... так дай полтинник мне.
    
     Марина
    
     Даст больше.
    
     Наборщик
    
     Иль опять!.. отпрыгнешь к сатане.
    
     Модстрих
     (бросая ему рубль)
    
     Вот, на тебе... но знай, что это получаешь...
     За то, что ты не трус.
    
     Марина
     (тихо наборщику)
    
     И труса проучаешь...
    
     Наборщик
    
     Спасибо... и вперед так буду вас учить.
    
     Модстрих
     (Марине)
    
     Я еду... не хотя Милану огорчить.
     Скажи: ее любя, Надмену всё прощаю.
     Обиды я моей ему не отомщаю.
     С ней видеться нельзя... ты видишь, как одет?
     Однако... ежели...
    
     Марина
    
     Ее и дома нет.
    
     Модстрих
    
     Скажи же, не забудь.
    
     Марина
    
     Всё будет знать до слова.
    
     Модстрих
    
     Прости.
     (Уходит.)
    
     Наборщик
    
     Прощай, трусок!.. прости, моя корова!..
    
     Марина
    
     Насилу черт унес...
    
     Наборщик
    
     Скажи же рифмачу,
     Что доле ждать его с листами не хочу.
    
     Марина
    
     Пустое, погоди.
    
     Наборщик
    
     Поди ж скорей с докладом...
    
     Марина
     (в сторону)
    
     Уж верно, не пройдет без шума с этим гадом.
     Надмен ему споет по-свойски петухи.
    
     Наборщик
    
     Ну полно ж, не шепчи и не морозь стихи,
     Они и то почти в кармане исколели.
    
     Марина
    
     Иду.
     (Уходит.)
    
     ЯВЛЕНИЕ 6
    
     Наборщик
     (один)
    
     Я делаю... и сам... что мне велели...
     (Вынув печатный листок)
     Вот... набираю... вздор... да... вот... тебе... и на!..
     Вот тут элегия... тут... к счастью мне дана...
     А эта... вот боги... богиня... ты красою...
     Вот бы... по-нашему... так... девка ты с косою...
     А тут... росою... да... ну?.. что тут... за роса?..
     Ан... наша... вот... складней... пришлася тут... коса.
     Хоть я и... не Надмен... а... в рифму... лучше лажу.
     Боги... богиню... я... росою... не изгажу...
     Да... пусть я... пьян теперь... а взлезу,.. на Парнас.
     И там... винца попью... там... всё... всё есть для нас.
     Там ода... мед... варит... а подчас... ставит бражку.
     Камедьишка.... дает... по свинке... по барашку...
     А это... вот вранье... элегия красам.
     От нечего... поднесть... бросает... кости псам...
     Сатиришка ж... когда... родилась... беззаконно...
     Подкуривает всех... навозом благосклонно...
     И дым пускает свой... на прозвищи одни...
     Нет... душенька моя!.. как ты ни сатани...
     Иного гостя ты... навозом не задушишь...
     С иным... и не хотя... жар_о_венку потушишь...
     Коли зовешь гостей... так... прежде... их спознай...
     Да после вонью-то... курить их начинай...
     А то... Ага!.. Идет!.. Звон слышу Аполлона!
    
     ЯВЛЕНИЕ 7
    
     Наборщик и Надмен.
    
     Надмен
    
     Да где ж наборщик?..
    
     Наборщик
    
     Я!.. И вот те три поклона...
    
     Надмен
    
     Он пьян!..
    
     Наборщик
    
     Грешон, отец!... Глотнул крючочка два!
    
     Надмен
     (с сердцем)
    
     И ты дерзнула... ты... ослина голова!..
     В такой развратности передо мной казаться?..
     С такою рожею!.. мне с пьяницей связаться?..
     (В сторону)
     И набольши твои?.. Но это мне на смех.
     Мне... мне в ругательство... себе лишь для потех.
     Я вижу, что меня невежды с света гонят,
     И ум... завистный ум, к тому ж бездельству клонят.
     Им больно то... что их я в славе превзошел,
     Что я... лишь я прямой к Парнасу путь нашел.
     Им больно... и за то морить меня желают.
     И чем же?.. чем морят?.. пьянюшек присылают!..
     С моим творением!.. о, небо!.. о, Зевес!..
     Пожри злодеев сих!.. грянь!.. грянь на них с небес!..
     Отверзи пропасти для сих невежд продерзких!
     Низвергни их!.. избавь Парнас от гадов мерзких!
     (Держа руки в кармане и тряся с досады полами)
     А ты, пьянюшка!.. ты... вон... с глаз моих долой!
    
     Наборщик
     (став на колени)
    
     Хоть бей меня... дубьем... хотя пили пилой...
     Лишь сам не горячись!.. прости моей проказе!..
     Вить ты у нас отец!.. один... как порох в глазе!
     Ты наш насущный... хлеб!.. ты - наше серебро!
     А там... всё выгарки...
    
     Надмен
     (смягчась, в сторону)
    
     Он прав...
     (Наборщику)
     Добро, добро!
     Встань, пьяница!..
    
     Наборщик
     (встав)
    
     Отец!
    
     Надмен
    
     Подай, подай листочки...
    
     Наборщик
     (подая)
    
     Изволь, превыспренний!.. исправно всё до строчки...
    
     Надмен
     (смотря листочки)
    
     Вот первое не так. Смотри... смотри, свинья.
     Тут _у_, а надо _ю_; тут _аз_, а надо _я_.
     На что _элегиа_?.. Элегия - по-русски.
    
     Наборщик
    
     Да, правда, виноват!
    
     Надмен
     (читает)
    
     Пределы смертных... узки...
     (Наборщику)
     Опять!.. На что _земля_?.. Тут надо _слово_...
    
     Наборщик
    
     _Слово_?..
     Ну, ну!.. Вперед, отец!.. Оно тебе готово...
    
     Надмен
     (читает)
    
     Другого... что за склад?..
    
     Наборщик
    
     Не ведаю, ей-ей!..
    
     Надмен
    
     Тут нет гармонии!.. ужл_и_ вы без ушей?..
    
     Наборщик
     (щупая уши)
    
     Нет, вот они... вот, вот... хоть сам пощупай, барин!
    
     Надмен
     (с досадной улыбкой)
    
     Как будто набирал не русский, а татарин...
     Везде ошибок тьма... нельзя понять никак...
     (Дерет листки и бросает в глаза наборщику)
     И это надо всё... рассматривать... вот так.
     А ты, дурак, пришли... коррекцию иную.
     Иль сам, опорожня бадью свою хмельную,
     Вернее набери и принеси ко мне.
    
     Наборщик
    
     Ну, я исправлюся... тебе в моей вине...
     Исправься ж, барин, ты... имей кураж отважный!
     За то, что мне в глаза пускал ты дождь бумажный,
     Хоть грошик выкинь мне... великий Аполлон!
    
     Надмен
    
     Нет, нет, не дам, поди...
    
     Наборщик
     (поклонясь ему об руку)
    
     Ну, вот тебе поклон!
    
     Надмен
    
     Я пьяниц не люблю... я дам... лишь выспись
     прежде.
    
     Наборщик
    
     Прощай, отец!.. Знать, жить с тобой в одной
     надежде.
     (Уходит.)
    
     ЯВЛЕНИЕ 8
    
     Надмен
     (один)
    
     Избаловались все... развратности везде.
     Не смотрят ни за чем и правил нет нигде.
     На пагубу дана свобода всем проказам.
     Шельств_о_ в училищах, шельство и по приказам.
     Шелят проф_е_ссоры, шелят и судий.
     У всех... у всех сидят за пазухой змей!
     Все холят слабости, пороки все лелеют
     И, пользу погубя, о пользе не жалеют...
     Но кончим это всё... начнем искать тот стих,
     Которого лишил дурак меня Модстрих.
     Рок?.. ток?.. пророк?.. восток? как в Т_а_ртар
     провалился.
     (Подумав несколько)
     А!.. рифма - срок... но стих?.. насилу умилился!
     Пришел прекрасен, чист, высок, замысловат.
     О, музы! о, друзья!
    
     ЯВЛЕНИЕ 9
    
     Надмен, Крутон.
    
     Крутон
     (заходя сбоку, в сторону)
    
     Не видит!..
     (Надмену)
     Здравствуй, сват!
    
     Надмен
     (не примечая его)
    
     Какую зрю к себе я дружбу Аполлона!
    
     Крутон
     (в сторону)
    
     Какого к черту он твердит тут фараона?
     (Надмену)
     Да полно, братец, врать, не фараон, Фома!
     Фома пришел! Крутон! иль спятился с ума?
     Здорово!..
    
     Надмен
     (с замешательством)
    
     Здравствуй...
    
     Крутон
    
     Фу! насилу оглянулся!
     Как будто бы от сна, так он от рифм очнулся.
     Послушай-ка меня.
    
     Надмен
     (с замешательством)
    
     Пожалуй... говори...
    
     Крутон
    
     Я буду говорить, лишь ты в стихах не ври,
     И дай с тобою мне как должно изъясниться.
     Ты знаешь, что мой сын, в намереньи жениться,
     Милану у тебя сто раз себе просил.
     Да помнится, и я ту ж просьбу приносил,
     Однако ни ему, ни мне посямест нету,
     Как водится, на то решительна ответу.
     А малый без ума, и белый свет немил!
     Скажи: иль да, иль нет. Всех, право, затомил.
     Тьфу, к черту! Что за вздор! Ни то ни се.
    
     Надмен
     (сам с собою)
    
     Прекрасна!
     Воззрела... и тебе вселенная подвластна.
    
     Крутон
     (смеется)
    
     Что это бредит он?.. Рехнулся он, ей-ей!
     (Надмену)
     Братан!.. Очнешься ли?..
     (В сторону)
     Не слышит...
     (Надмену)
     Грамотей!
    
     Надмен
     (с замешательством)
    
     Тотчас, мой друг... тотчас...
     (Сам с собою)
     И к небу я взываю!
     (Крутону)
     Сын твой... сын твой...
    
     Крутон
    
     Да я про то не забываю,
     Что Чеснодум мой сын, конечно не чужой.
     Покойную жену я правил век вожжой,
     Она не ведала французской вашей моды,
     Как горлица жила во все со мною годы.
     О, рад я за нее божиться всем, что есть,
     Что в жизнь она свою всегда хранила честь...
     (Надмену)
     Но ты опять уткнул свой нос, я вижу, в рифму?
     (Смеючись в сторону)
     Вот так-то нос уткну, бывало, в логарифму,
     Потею вкруг ее, как словно змейка, вьюсь,
     Но в ней чего ищу, сам толку не добьюсь.
     Довольно претерпел я, в школах бывши, муки.
     Проклятый человек, кто выдумал науки!
     В них проку только то, что сводят всех с ума.
     На что они, когда толста у нас сума?
     Как хлебец у кого насущный подле боку,
     Тот сыт, хотя и нет ученого в нем соку.
     Честной и без наук плывет-таки, плывет,
     А плут и с мудростью всё плутом же слывет.
     Но долго ли еще умом тебе кружиться?
    
     Надмен
     (взяв его за руку)
    
     Пойдем... там можем мы на всё расположиться.
    
     Крутон
    
     Посмотрим, будет ли конец твоим грехам.
     (Махнув рукой)
     Да вряд спасется ль тот, кто молится стихам.
    
     ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
    
     ЯВЛЕНИЕ 1
    
     Панфил
     (запыхавшись, вбегает и махает шляпою, имея
     распушенный на плечах вместо епанчи платок)
    
     Уф!.. Пот ажно прошиб... Бежал... разбил все
     ноги
     И чуть-чуть второпях не сшибся я с дороги!
     Метался как русак, все вылупя глаза.
     К несчастью ж моему, пресильная гроза.
     Всего меня... совсем как черта замочило:
     Кафтан, камзол, чулки, ну, словом... всё, что было.
     (Сымает с плеч платок, отряхивает, вытирает лицо
     и надевает шляпу.)
     Несчастлив ты, Панфил! Ни в чем удачи нет.
     Хотел исполнить я Маринушкин совет,
     Чтоб господина мне избавить от напасти,
     И тут таки к моей вдобавок бедной части
     Ни дома, ни в гостях его я не нашел.
     Нет, знать, слугою быть мой пай уже прошел...
     Ну что ж? ин стану я дворянства добиваться.
     Я шаркать выучен... умею подвиваться,
     Умею пудриться... Я знаю пудру жён,
     Рыж буду с головы, иль словно, словно лен.
     Умею говорить по моде много вздору,
     Умею всем в глаза смеяться без разбору
     И ссоры заводить с жен_а_ми у мужей,
     Чтоб временем мне тем, как хитростью моей
     Разгоряченный муж в пылу не видит света,
     Я мог ему тут _ик_ приставить у вержета.
     Нет, брат! чрез это ты не будешь дворянин.
     К дворянству надобен не этот вздор один.
     Есть что-то, да не то, которо к подлу роду
     Умеет прививать вдруг знатную породу.
     Да что же, например?.. ум, что ли?.. нет, не то.
     Дворянам новым ум не нужен ни на что.
     Богатство?.. это б так... однако есть другое,
     Которое дарит дворянство дорогое.
     Поди в подьячие... вить этот счастлив род!
     Я бьюся об заклад, что много через год
     Иль через два года ты будешь очень знатен!
     Иль к девочке прильни, коли пригож и статен...
     К невесте денежной, так тотчас и в чести!
     Чтоб за нос дал себя девчонке я вести?
     Не будет этого... ни-ни!.. Вовек не будет.
     Панфилка ли себя для денег позабудет?
     Дворянству я поклон... такая честь - обман.
     И с нею дворянин не дворянин... болван.
     Куда ты глуп, Панфил!.. какие рассужденьи!
     Ну что ж, хоть будешь ты у умных и в презреньи,
     Вить умных горсточка, а дураков-то тьма.
     Какая ж прибыль нам жить в свете для ума?
     И то его почти никто не примечает,
     Хотя иной себя умом и отличает.
     Доволен будь и тем, что будешь дворянин,
     (махнув рукой)
     Что ж, будешь не за ум... ты в свете не один.
     Однако... что ни ври, а барин мой укрылся...
     Неужто к новенькой в сердчишко он зарылся?
     И то не мудрено, какая в том беда?
     Не токмо женщины, прискучит та еда,
     Которой всякий день желудок набиваешь.
     Хотя и с хлеба сыт... цыпленочка желаешь.
     Когда бы не зима, а всё была весна,
     Тогда б и роза нам казалася гнусна...
     Ага! и наша вот гвоздичка!
    
     ЯВЛЕНИЕ 2
    
     Панфил, Марина.
    
     Марина
     (не видя Панфила)
    
     Ах, пропали!
     Хоть лужа на дворе... а в омут все попали!
     Что делать?.. что начать?.. о, скверный! о, дурак!
    
     Панфил
     (про себя)
    
     Кого-то так честит?..
    
     Марина
    
     Панфил мошенник!
    
     Панфил
    
     Как!
     Мошенником меня плутовка называет?
     Спасибо... ш_а_борско мне кудри подвивает!
    
     Марина
    
     На что надежду я имела в дураке?
     Я думаю, теперь он пьет на кабаке,
     А Чеснодум уж здесь...
    
     Панфил
     (вдруг громко)
    
     Он здесь?
    
     Марина
     (испугавшись)
    
     Ах!.. тьфу! скотина!
     Ах!.. мочи нет...
    
     Панфил
    
     За что бранишься?
    
     Марина
    
     Дурачина!
     Беспутный! пьяница! ты с ног меня сразил.
     Я испугалась так...
    
     Панфил
    
     Не винен лих Панфил.
    
     Марина
    
     Пьянюшка!.. скот!.. ты пьешь, а дело забываешь.
    
     Панфил
    
     Напрасно ты меня пьянюшкой называешь.
     Я больше двух часов, как не пил уж вина,
     А что мой барин здесь, моя ли в том вина?
    
     Марина
    
     Да чья же?
    
     Панфил
    
     Сатана один о том известен.
     А я не пьяница, не скот, не плут, а честен.
     Я барина везде как бешеный искал,
     Измок, озяб, охрип и ноги истаскал,
     Но всё не помогло: несчастным всё несчастье!
     Где был, лишь знает черт, в такое он ненастье!
    
     Марина
    
     Ну, если это так, как ты мне говоришь,
     Прости...
    
     Панфил
    
     Да этим ты всегда меня даришь,
     Всегда ругаешься, ворчишь, кричишь, поносишь,
     Однако бог с тобой, коли прощенья просишь.
     Не ты одна в миру пускать горазда крик.
     У женщин и у всех немолчалив язык.
     Но дело не о том: вы курки все с хохлами.
     Скажи, не вправду ли мой барин здесь с стихами?
    
     Марина
    
     Не вправду ль? им не верь, ин черт, не Чеснодум.
    
     Панфил
    
     Ну вот! вить ты тотчас и начинаешь шум.
    
     Марина
    
     Да как же быть? с тобой и не хотя бранися.
     Наладит спрашивать, еще ему клянися.
     Знать, здесь, когда чуть-чуть я не сошла с ума.
     Хотела в том его предупредить сама,
     Но все старания осталися напрасны.
     К Надмену он прилип, и мы навек несчастны.
     Теперь наедине он с ним остался.
    
     Панфил
    
     Да.
     Покажет как стихи, великая беда!
     Избавить надо их от эдакой напасти.
    
     Марина
    
     Поздненько, мой дружок! уж то не в нашей власти.
    
     Панфил
    
     Однако надобно тебя бы больно сечь.
     Как можно прозевать, когда хотим стеречь?
     Я б эдак не сплошал, хотя и пью винчишко.
    
     Марина
    
     Да... черт его принес на заднее крыльчишко.
     Ну как же устеречь? к тому ж беда и та,
     Что, ждавши мы его, глядели в ворот_а_,
     А он, на ту беду, как мышь, пролез в калитку.
    
     Панфил
    
     Какой еще случай бывает нам к убытку!
     Не можно ль как-нибудь его нам вызвать...
    
     Марина
    
     Ах!
     Вот он!.. и с ним Надмен... о боже!
    
     Панфил
    
     И в очках!
     Ахти! пропали мы!..
    
     Явление 3
    
     Те ж, Надмен и Чеснодум.
     Надмен в очках, держит в руках печатный листок, садится боком ко всем на
    креслы, перед которыми стоит стол. На оном лежат книги и бумаги, и говорит,
     смотря на листок, Чеснодуму.
    
     Надмен
     (вступя на сцену)
    
     Ну, что ж? какое дело?
     Теперь свободен я... сказать ты можешь смело,
     В чем нужда до меня?
    
     Чеснодум
    
     Мне нужда в том до вас,
     Что, знавши, сколько вы...
    
     Марина
     (тихо таща его за полу)
    
     Послушайте да час!
    
     Панфил
     (таща его за другую)
    
     Послушайте, суд_а_рь!
    
     Марина
    
     Послушайте, иль глухи?
    
     Надмен
     (сам с собою)
    
     Какие бредни! вздор!.. стихи так гл_у_пы!.. сухи!
     Не стыдно ль отдавать их Чурбану в печать?
     (Раздирает печатный листок, бросает на пол и,
     вынув из кармана тетрадь, говорит Чеснодуму)
     Ну, что же?..
    
     Чеснодум
    
     Я пришел...
    
     Панфил
     (тихо)
    
     Извольте помолчать.
    
     Марина
     (таща из его кармана тетрадь)
    
     Отдайте это мне...
    
     Чеснодум
    
     Дурачишься, Марина!
    
     Марина
    
     Отдайте...
    
     Чеснодум
    
     Полно!..
    
     Марина
     (в сторону)
    
     Упрямая Арина!
    
     Надмен
     (сам с собою)
    
     Чрезмерно хороша трагедия моя.
     Прельстятся ею все...
    
     Панфил
     (тихо Марине)
    
     Я первый нет...
    
     Марина
     (тихо)
    
     И я.
    
     Чеснодум
    
     Что вами писано, то должно быть прекрасно,
     И для того хочу... я вас просить...
    
     Марина
     (тихо Чеснодуму)
    
     Напрасно!
    
     Чеснодум
     Чтоб приняли вы труд трагедию прочесть.
    
     Надмен
     (презрительно и начиная горячиться)
    
     Трагедию?.. да чью?..
    
     Чеснодум
     (вынимает трагедию)
    
     Того... кто ставит в честь...
    
     Надмен
    
     Прошу сказать скорей...
    
     Панфил
     (тихо)
    
     По коже подирает!
    
     Марина
     (тихо Чеснодуму)
    
     Помилуй!..
    
     Панфил
    
     Ух!..
    
     Чеснодум
     (приближаясь к Надмену с трагедиею)
    
     Мою.
    
     Надмен
    
     Твою!
    
     Панфил
     (тихо)
    
     Уж разбирает!
     Давай бог ноги!
    
     Марина
    
     Ах!..
    
     Оба уходят.
    
     ЯВЛЕНИЕ 4
    
     Надмен, Чеснодум.
     В сем явлении Надмен ежеминутно умножает свою горячность.
    
     Надмен
    
     Стихами?..
    
     Чеснодум
     (подавая трагедию)
    
     Вот она...
     Что скажете об ней?..
    
     Надмен
     (приняв ее, бросает на пол)
    
     Что скаредна... гнусна...
     Что всё в ней писано навыворот рассудка.
     Трагедии писать ничуть, ничуть не шутка.
     Их плотничьим рубить, нетрудно топором,
     Но трудно их писать моим, сударь, пером!
     Тут нужен здравый ум, искусство, дар...
    
     Чеснодум
    
     Конечно.
    
     Надмен
    
     Так, следственно, тебе писать не должно вечно.
     В тебе рассудок есть, однако не на то.
     Хоть ты перемарай дестей на рифмах сто
     И сшей себе из них на целый дом ливрею,
     Хоть в каждой строчке ты тащи с небес Астрею,
     Ирису, всех богов и век пускай с Невы
     Огромный громов гром и бедное "увы",
     Не ради красоты, а ради лишь игрушки,
     Не будешь стоить ты на Пинде ни полушки.
    
     Чеснодум
    
     Я знаю, что нельзя... мне так... как вы, писать...
     Однако... может быть... извольте прочитать.
    
     Надмен
     (с пущим сердцем)
    
     Мне, мне читать твой вздор, дурачество такое?
     Я б был тебя глупей, еще глупее втрое,
     Когда б воображал в трагедии твоей
     Хоть строчку сходную найти с строкой моей.
     Окроме разве ты... по видному проворству,
     Чтоб дать хороший вид такому стихотворству,
     В котором, кроме врак, не сыщешь ничего,
     Из сочинения что выкрал моего.
     О, если это так, то можешь быть уверен,
     Что целый свет и я, не бывши лицемерен,
     Найду, что в ней хвалить. А в прочем ничего.
    
     Чеснодум
    
     Вам можно отличить свое... от моего...
    
     Надмен
    
     Кто ж спорит? Золото в грязи узнать нетрудно.
    
     Чеснодум
    
     Равняться с вами я не думал безрассудно...
     Однако и мое...
    
     Надмен
     (разгорячась)
    
     Однако хоть сто раз...
     Твое или других... Поди лишь только с глаз.
     Я видеть не хочу ничьи стихами вздоры.
     А ты хоть устели Валдайски ими горы,
     Мне нужды нет, кто мне их только не носи.
     Рассматривать меня... меня лишь не проси
     Свои нелепости, свою на рифмах мерзость...
     О самолюбие!.. невежественна дерзость!
     (Садится в креслы, делая движение сердца, двигает стол
     и перебрасывает книги.)
    
     Чеснодум
    
     Изрядно угодил, желая угодить.
     Но мог ли думать я, что будет так судить!
    
     Надмен
     (сам с собою)
    
     Писать трагедию!.. какая спесь в болване!
    
     Чеснодум
     (в сторону)
    
     Боюсь, чтоб мне теперь не отказал в Милане!
     Пойдем и упредить почтимся с ней бед_ы_.
     (Уходит.)
    
     ЯВЛЕНИЕ 5
    
     Надмен
     (один)
    
     Прокладывать другим к дурачеству следы!
     Обезображивать великое искусство!
     Срамить язык богов... воображенье... чувство!..
     И для чего? чтоб быть в бессмертных дураках,
     Всю глупость помести в печатанных строках!
     Да полно, вить они того не ощущают,
     Что тем-то в дураки себя и посвящают.
     Надуты так собой, таких высоких мер,
     Что думают: Расин, Корнелий, Я, Волтер -
     Не превосходим их и их не больше славны,
     Но будто с ними мы в своих твореньях равны.
     О заблуждение!.. испорченный народ!
     Куда ни обернись - в писателе урод!
     Всяк хочет слыть творцом, всяк хочет отличаться
     И, что всего глупей, в стихах со мной равняться!
     Но можно ль быть тому? не суща ль пустота,
     Чтоб тот, кто предо мной открыть не смел бы рта,
     Который и понять стихов моих не сроден,
     Трагедией своей в сравненье был мне годен?
     Но что и говорить! развратны времена!
     Всем воля дуракам стихами врать дана.
     Правительство о том не думает нимало,
     Что много славы тем в отечестве упало,
     И похоть на стихи так нынече сильна,
     Что ими, почитай, Россия вся полна.
     Во всяком сыщется к стихам свербеж великий,
     И их несут на торг, как в сбитень перец дикий.
     На каждой улице ты встретишь рифмачей
     Толпами... кучами, как в закорме мышей.
     Сошли с ума на том мужчины все и дамы,
     И выползли на свет строк во сто эпиграммы,
     В которых ни ума, ни мерной нет стопы...
     Парнас!.. драгой Парнас! к тебе ль ползут клопы?
     Россия, удержи такое преступленье!
     С Парнаса гадину дай выгнать повеленье!..
     Нет пользы в ней тебе... меня имеешь ты!
     Освободи от них и узришь красоты!
     Тотчас исправятся обычаи и нравы,
     И будешь ты блистать среди забав и славы!
     Без страсти я к себе могу теперь сказать,
     Что не было, не есть и вечно не бывать
     В России и нигде Надмена уж другого,
     И самолюбия нет в этом никакого.
     Я сам нарцызов всех до смерти не терплю,
     А правду говорить... и про себя люблю.
     (Подумав)
     Не ожидал себе такого огорченья!
     Не думал, чтобы он брался за сочиненья...
    
     ЯВЛЕНИЕ 6
    
     Надмен, Милана, Чеснодум и Марина.
    
     Надмен
     (их не видя)
    
     Я б отдал за него племянницу мою,
     Когда бы не принес трагедию свою...
     Миланой он любим... и мне он был приятен...
     Богат, пригож, неглуп, довольно родом знатен.
     К тому ж его отцу уж я и слово дал,
     Но эта ск_а_редность, которой я не ждал,
     К кропанию стихов прегнусная охота,
     Чахотных рифмачей парнасская перх_о_та,
     Желанье слыть творцом, чем вечно не бывать
     И чем уж он себя изволит называть,
     Над всеми глупостьми восставленная глупость, -
     Презреть его велят, презреть...
    
     Чеснодум
     (в сторону)
    
     Какая лютость!
    
     Надмен
    
     И можно ль мне его в племянники принять,
     Когда стихами он изволит сочинять?..
     О, нет! хотя бы ты с Миланой сокрушился,
     Не будет этого... я в том уже решился,
     Чтоб ввек не брать в семью мне ш_у_та для потех.
     (Подходит к столу и нечто ищет.)
    
     Марина
     (в сторону)
    
     И тем себя включил в число их прежде всех.
    
     Надмен
    
     Куды я дел тетрадь?..
    
     Марина
     (тихо Чеснодуму и Милане)
    
     Что ж оба вы молчите?
     Винитесь. Этим вы его не огорчите.
    
     Чеснодум
     (тихо)
    
     Не знаю, как начать!
    
     Милана
    
     А я дрожу!
    
     Марина
    
     Ага!
    
     Надмен
     (с приятною усмешкой)
    
     Насилу отыскал!.. Вещь эта дорога...
    
     Марина
     (тихо)
    
     Когда свое вранье, так что его дороже!
    
     Надмен
     (вздохнув)
    
     Что малостью считал, когда я был моложе,
     То старость нынче мне велит считать за труд!
    
     Марина
     (тихо)
    
     Без зрителей нелжив себе дает он суд.
    
     Надмен
     (с гордой усмешкой)
    
     Однако, как ни стар, над рифмой не потею
     И ввек не погребу в трагедии Понтею,
     К бесчестью своему не выпущу строки.
     Я силу потерял не чувствий, но руки.
    
     Марина
     (сзади, подымая на него передник, говорит тихо)
    
     Я верю... и тебя передником венчаю.
    
     Надмен
    
     Пойду теперь писать... трагедию скончаю...
     Я думаю, ушел мой новый враль домой,
     Так некому мешать...
     (Увидя Чеснодума)
     Он здесь!
    
     Марина
     (толкая Чеснодума)
    
     Винись, немой!
    
     Чеснодум
    
     Я к вам пришел...
    
     Надмен
     (с сердцем)
    
     Зачем?
    
     Чеснодум
     (в сторону)
    
     Ах, что сказать?
    
     Надмен
    
     Для муки?
     Сердить... бесить меня?..
    
     Марина
     (в сторону)
    
     Попался к черту в руки!
    
     Чеснодум
    
     Когда бы ведал я, что так противно вам,
     Что я...
    
     Надмен
     (перебивает с жаром)
    
     Что ты пристал к безумцам... дуракам,
     Противно мне... весьма противно, не скрываю,
     И для того тебя я видеть не желаю.
     Не знай... забудь мой дом... оставь меня навек.
     Я знаюся с людьми, а ты не человек.
     Когда намерен ты стихами прославляться,
     Так милости прошу со мной вперед не знаться.
    
     Чеснодум
    
     Ужли несчастие свершите вы мое?
    
     Надмен
    
     Свершилось без меня несчастие твое,
     Свершилось, и тебе не должно сумневаться.
     Изволь, суд_а_рь... изволь пиитой называться,
     Когда уж так в тебе охота возросла.
     Бери гудок... гуди и, севши на осла,
     Лети на нем, лети... с великого задору
     На свой Парнас... то есть... на Воробьеву гору.
     Но только знай, что ты Милане не жених.
    
     Милана
     (со слезами)
    
     Ах, дядюшка!
    
     Надмен
    
     Вздор, вздор!.. не вижу слез твоих.
    
     Чеснодум
    
     Так мне уж получить надежды нет Милану?
    
     Надмен
     (с пущим сердцем)
    
     Чтоб дал племянницу такому я болвану,
     Который, сочиня стихами кучу врак,
     Трагедией зовет? при мне!.. при мне!.. никак!
     Нет... нет... я столько глуп и не был, и не буду.
    
     Чеснодум
    
     Ах, сжальтесь! милости я вашей не забуду!
    
     Надмен
    
     А я трагедии... сей мерзости твоей...
     Хоть ты поклонами весь череп свой избей,
     Пока я буду жив... божусь, не позабуду,
     И вечно дураку я дядею не буду.
    
     Чеснодум
    
     Хоть для Миланы!..
    
     Надмен
     (с превеличайшим сердцем)
    
     Нет... поди... дай мне покой...
     Племянница моя не будет за тобой.
     (Взявши себя за голову и топая ногой)
     Не будет... нет... нет... нет!.. или еще не слышишь?
    
     Чеснодум
    
     За что такой ваш гнев?
    
     Надмен
     (с сердцем и насмешкой)
    
     За то, что рифмы пишешь
     И думаешь, что ты Надмен... или Волтер,
     Не знавши, что есть склад шести простых литер.
     А это для меня... так гнусно... так несносно...
     Но словом: мне родней иметь тебя поносно,
     И если от меня идти не хочешь прочь,
     Я сам пойду, а ты хоть бейся лбом всю ночь.
     (Указав на Милану)
     Хоть здесь умри... ее иметь не будешь вечно.
     (Уходит скоро и, встретившись с Панфилом,
     сталкивается, но в жару того не примечая, не
     останавливается.)
    
     Чеснодум
    
     Постойте!..
    
     Милана
    
     Дядюшка!
    
     ЯВЛЕНИЕ 7
    
     Милана, Чеснодум, Марина, Панфил.
    
     Панфил
    
     Взбесился он, конечно!
     Чуть с ног меня не сшиб! Сердит, как будто волк!
     (Марине)
     Знать, худо?
    
     Марина
    
     Худо тем, что худ в боярах толк.
     Теперь и сам беду увидел, но уж поздно.
     А давеча, так где! Сказать нельзя, как грозно!
     То дура, то дурак, то нам же тумаки.
     А вышло, что не мы остались дураки.
    
     Чеснодум
    
     Но льзя ли было ждать мне этого несчастья,
     Когда не знал к стихам Надменова пристрастья!
     Когда бы ведал я такую страсть его,
     Я не был бы творцом несчастья моего.
    
     Милана
    
     Ты поздно каешься.
    
     Чеснодум
    
     Ах, вижу, что бесплодно.
    
     Марина
    
     Неправда, каяться всегда, суд_а_рь, пригодно.
     За покаянием греховная чреда.
    
     Чеснодум
     (Милане)
    
     Ужель тебя, ужель лишаюсь навсегда?
    
     Милана
    
     Какое у тебя намерение было!
    
     Чеснодум
    
     Лиша себя того, что мне лишь в свете мило,
     Я оправдания, конечно, не найду.
    
     Милана
    
     Ты сделал для себя и для меня беду!
    
     Марина
    
     Уж подлинно беда! большое обвиненье,
     Что дядюшке поднес на пробу сочиненье!
     К кому ж и подносить, когда не к рифмачу?
    
     Панфил
     (в сторону)
    
     Я б рифму тут сказал... да нет уж, помолчу.
    
     Марина
    
     Не он, а дядюшка бед_ы_-то все наводит.
    
     Милана
    
     Мой ум ни малых средств к спасенью не находит!
     Не знаю, что начать... чем дядюшку смягчить?
    
     Марина
     (указав на Чеснодума)
    
     Тем только, чтоб ему трагедий не точить...
     Однако... я для вас в уме пошарю средства...
     И может быть, найду чем вас спасти от бедства.
     (Ходит по театру и думает.)
    
     Чеснодум
     (Марине)
    
     Ты жизнь мне дашь.
    
     Панфил
     (в сторону)
    
     Вот на! и мертвый говорит!
     Да чудно ль то, любовь чего не сотворит?
    
     Чеснодум
     (Милане)
    
     Чтоб мне тебя иметь... пожертвую собою!
     Садятся вдали и тихо между собою разговаривают.
    
     Панфил
     (Марине, которая продолжает ходить по театру и сама
     с собою рассуждает)
    
     А нам, как наша жизнь нужна еще с тобою,
     То мы дешевле жертв поищем для себя.
     К чему нам умирать, друг друга так любя?
    
     Марина
     (сама с собою)
    
     Нет... это вздор...
    
     Панфил
    
     Ого!
    
     Марина
     (сама с собою)
    
     В ум что-то не приходит!
    
     Панфил
    
     Конечно, и она от рифмы сумасбродит!
     Бормочет что-то в нос! не ищет ли стиха?
    
     Марина
     (сама с собою)
    
     И эта выдумка, как прежняя, плоха.
     Подумаем еще.
    
     Панфил
    
     Тьфу к черту! что такое?
     Тут нет ли колдовства?
    
     Марина
     (сама с собою)
    
     Нет... надобно иное...
    
     Панфил
    
     Милана, Чеснодум, Марина... этот бес,
     Все шепчут про себя, а я один, как пес!..
    
     Марина
     (хохочет)
    
     Насилу в ум пришло!
    
     Панфил
    
     Она ума рехнулась!
     Из всех хохочет сил... смотри... дугой согнулась!
    
     Милана
    
     Чему смеешься ты?
    
     Марина продолжает хохотать.
    
     Панфил
    
     Вы видите, что в ней
     Нечистый дух засел к погибели моей!
    
     Марина
    
     Смеюсь тому, что мне пришло на ум искусно
     Исправить все бед_ы_.
    
     Панфил
    
     Уж это мне не вкусно,
     Что выдумал не я.
    
     Милана
    
     Да чем же?
    
     Панфил
    
     Вздор.
    
     Чеснодум
    
     Молчи.
    
     Марина
    
     Хотя между собой в расстройке рифмачи,
     (указав на Чеснодума)
     Хоть старый наш солдат на рекрута храбрится,
     Но вот моя рука, что скоро помирится.
     Я их по-прежнему могу привесть на лад.
    
     Панфил
     (в сторону)
    
     Какой затейливый еще на свете гад!
    
     Чеснодум
    
     А! Ежели моей поможешь ты напасти,
     Обогащу тебя!..
    
     Панфил
     (Марине тихо)
    
     И я с тобою в части.
    
     Чеснодум
    
     Предамся в власть твою...
    
     Панфил
     (Марине тихо)
    
     Меня не забывай.
    
     Марина
    
     Послушайте ж...
    
     Панфил
     (тихо, толкая ее под бок)
    
     Проси задатку, не зевай!
    
     Марина
     (Милане)
    
     Что любит вас Модстрих, хоть это и нелестно,
     О том, сударыня, уж вам давно известно...
     Итак... извольте-ка готовиться к тому,
     Чтоб нынешний денек быть ласковей к нему...
     То есть... от щеголька... не на сто верст... поближе,
     Так этот щеголек, испорченный в Париже,
     Привыкши целый век проказы лишь кутить,
     Наш грех-то на себя и может взворотить.
    
     Милана
    
     Вот п_у_стошь!
    
     Чеснодум
     (смеючись)
    
     Ну, ну, ну?
    
     Панфил
    
     Как предику болтает!
    
     Марина
    
     Мы скажем так ему, что если он желает
     Не попусту на вас, разиня рот, глядеть,
     А дяде угодя, племянницей владеть,
     То б, выпрося у вас трагедию преславну,
     Вам сделавшую честь и столь Надмену нравну,
     Поднес ее к нему, признав себя творцом.
    
     Милана
     (смеючись вместе с Чеснодумом)
    
     Возможно ль?
    
     Марина
    
     Верьте мне, так дело и с концом.
    
     Панфил
    
     Затейлива!
    
     Чеснодум
    
     Да как Модстриха в том уверить?
    
     Марина
    
     Безделица тому, кто смыслит лицемерить.
     Модстрих у нас в сет_и_... я так приноровлю,
     Что в сеточку его как окуня словлю.
     Он нынче же у нас трагедию для славы
     Взворотит на себя, и будет тьма забавы!
    
     Панфил
    
     Плутовка!.. окуня ль?.. подсетишь и язя!
    
     Милана
    
     Но дядюшке ему поверить в том нельзя.
    
     Марина
    
     Да дядюшке ему поверить что за чудно,
     Когда он ведает, что врать вралю нетрудно?
     (Чеснодуму)
     Но если спросит вас, зачем же вздор чужой
     На рассмотрение несли к нему за свой,
     То можете сказать (ну, кто пойдет с уликой?),
     Что знатный господин... вельможа превеликой...
     Усильно вас просил Модстриху услужить,
     Что вы, сударь, боясь вельможу раздражить
     (Который может дать учтиво оплеуху),
     Ослушаться его уж не имели духу,
     А потому, чтоб вам избавиться от зла,
     Решились представлять парнасского осла.
    
     Милана
     (смеючись)
    
     Как в голову придет!
    
     Чеснодум
     (смеючись, лаская ее)
    
     Маринушка любезна.
    
     Марина
    
     Смеяться нечему, вам эта ложь полезна.
     А впрочем, дело всё исправлю я одна.
     Пошлите лишь за ним.
    
     Панфил
     (в сторону)
    
     Вот то-то сатана!
    
     Марина
    
     Пускай сюда придет или хотя прискачет.
     Мы плакали, так пусть и он теперь поплачет.
    
     Чеснодум
    
     Тебе вручаю всё... надеюсь на тебя.
     И помни, что я ввек...
    
     Марина
    
     Я помню про себя.
     Пошлите лишь за ним, чтоб к черту не умчался.
    
     Чеснодум
     (Панфилу)
    
     Беги... зови его...
    
     Панфил
     (в сторону)
    
     А я ни с чем остался.
     Да полно, всё равно, вить будет мне жена,
     А муж с своей женой одна же сатана.
    
     Марина
     (Панфилу)
    
     Беги же поскорей... скажи, что нужда... дело...
    
     Панфил
    
     Вот новый командир! Всё тотчас и поспело.
     (Уходит.)
    
     ЯВЛЕНИЕ 8
    
     Те ж, кроме Панфила.
    
     Чеснодум
     (Милане)
    
     Могу ли наконец венчать мою любовь?
     Могу ль надеяться?..
    
     Марина
     (посылая его вон)
    
     Не портьте втуне кровь.
     Что в вас любовь сильна, о том и я не спорю,
     Но что вздыхать теперь? всем делом я спроворю.
     Подите лишь домой и к выдумке моей
     Пришлите мне свою трагедию скорей.
    
     Чеснодум
     (целуя в руки Милану)
    
     Прости, любезная... Авось ли наше бремя...
    
     Марина
     (перебивая и толкая его вон)
    
     Несите вон его... прощаться так не время.
     Спешите...
    
     Чеснодум
     (Милане)
    
     Я иду... я скоро возвращусь.
     (Уходит.)
    
     Милана
     (Чеснодуму)
    
     Прости... теперь и я в моей надежде льщусь!
     Тебе одолжена, тебе, Марина, буду.
     Твоих ко мне заслуг я ввек не позабуду.
     Пойдем с терпеньем ждать желанного конца!
    
     Марина
     (с насмешливым вздохом)
    
     Потерпим... Как же быть? всё в руцех есть творца.
     (Уходят.)
    
     ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
    
     ЯВЛЕНИЕ 1
    
     Панфил, Марина.
    
     Марина
    
     Нашел ли ты его, скажи скорей!
    
     Панфил
    
     С трудом.
     Насилу отыскал его проклятый дом,
     Который отвели ему, конечно, черти.
     Ты здесь покоилась, а я устал до смерти.
    
     Марина
    
     Что ж он тебе сказал?
    
     Панфил
     (обтираясь)
    
     Модстрих-то?..
    
     Марина
    
     Да, Модстрих.
    
     Панфил
    
     Сказал... хотя-де я тупея не достриг
     И время коротко как должно мне подвиться,
     Однако-де тотчас изволю к ним явиться.
    
     Марина
    
     Он разве в бане был?
    
     Панфил
    
     Нет, будто во дворце.
     А может быть, лишь там он мерзнул на крыльце.
    
     Марина
     (смеючись)
    
     Последнее верней. Таких, как он, на свете
     Не только во дворце, не любят и в подклете.
    
     Панфил
    
     Скажи, пожалуйста, давно спросить хотел,
     Что это за сок_о_л, откуда прилетел?
    
     Марина
    
     Сокол отменных свойств. Ему подобны души
     У знатных бар всегда в передней бьют баклуши,
     Модстрих таскается к случайным на поклон,
     Хотя случайные не ведают, кто он.
    
     Панфил
     (смеючись)
    
     Похвально ремесло дворянски упражненья.
    
     Марина
    
     Для праздных подлецов похвально без сумненья.
     К таким, каков Модстрих, без чести, без друзей,
     Должно стремиться всех презрение людей.
     Куда годится он? Модстрих живет на свете
     На то, чтобы иметь лишь глупости в предмете,
     Иль вздорные стихи, иль модные слова,
     Которые его ж сплетает голова
     На славу шалунам, живущим в мире праздно,
     Живущим так, как он, развратно... безобразно,
     На то, чтоб ближнего вредить, колоть, терзать...
     О, чудо, как его проказы рассказать!
     Вить что он делает? Везде сбирает вести,
     Развозит по домам, в рассказах ищет чести,
     Выдумывает ложь, выводит клеветы,
     И если отроду чего не делал ты,
     Но, по несчастию, ему попался к слову,
     То, верно, уж тебя нарядит он в обнову.
     Всё видит, знает всё: где ссора, где развод,
     Кто промотал и кто умножил свой доход,
     Кто, выучась с вином мешать искусно воду,
     Обогатился так от винного заводу,
     Что, божью милостью, зажмуря уж глаза,
     Червонных тысячу вдруг ставит на туза.
     Но словом: наш Модстрих все светски безделюшки
     Как девочка сырец мотает на коклюшки.
     Он новостей и мод вернейший есть словарь.
     Всех учит... светит всем без свечки наш фонарь.
     Не щупая себя, на всех идет с уликой,
     И он же, сверх того, политик превеликой.
     По пальцам перечтет все тайности двора
     И ими так брюхат, как мышию гора.
     Несется ли молва, что где-то мартинисты, -
     Он первый утвердил, что это кабалисты,
     Волшебники, враги и неба и земли,
     Которые людей кусают и вдали.
     Что будто в шахматы потешутся с духами,
     Преобращаются лягушкой, петухами,
     Там квакают, а там кричат кукуреку,
     Умершим жизнь дают, а разум дураку.
     Клянется честию, ее не зная свойства,
     Что точно видел сам все эти неустройства,
     И, клятвой ложь свою умея рассаждать,
     Толпу влечет ханжей волшебство утверждать.
     Хоть секты кто такой и в мысли не включает,
     Он в секте и того как в правде уличает.
     И вышнего суда желанья не поняв,
     Изволит щекотать, Сорокин смысл приняв.
     Бояся дьявола, к нему ведет дорогу
     И всех Чудихиных приводит тем в тревогу.
     Вот свойства точные Модстриховой души!
     Коли на вкус, так им хоть оду напиши.
    
     Панфил
     (поклонясь)
    
     Такую честь Панфил Марине оставляет!
    
     Марина
    
     Но к счастью, что не всех ложь эта отравляет,
     Что нынече, уже не веруя в чертей,
     За колдовство у нас не вешают людей,
     Что суд без слепоты ложь с правдой разбирает
     И с жизнию людей уж в жмурки не играет.
     А если б в старину прошла такая весть,
     То трудно было бы несчастных перечесть!
     Модстрихи бы тотчас, взяв в помощь суеверство,
     И человечество преобратили в зверство.
    
     Панфил
    
     Как можно, кажется, тому уродом быть,
     Кто ездил з_а_ море?
    
     Марина
    
     Он ездил им прослыть.
     Растресть последний ум, а вместо просвещенья
     Бездельнические присвоить ощущенья.
     Не сделает Париж слона из червяка,
     Равно не сделает разумным дурака.
     Дурак хоть целый свет измеряет шагами,
     Он будет всё дурак, да только с сединами.
    
     Панфил
    
     Ну что за выигрыш?
    
     Марина
    
     Добро, окончив вздор,
     Оставим для других мы этот разговор.
     Хоть часто видим мы господские проказы,
     Однако вить для них не нам писать указы.
     Скажи-тка, барин твой известен ли о том,
     Что слово дал Модстрих пожаловать в наш дом?
    
     Панфил
    
     О чем и спрашивать? конечно, он известен.
     Панфил не дурачок!
    
     Марина
    
     Немножечко... но честен..
     А этого весьма довольно для слуги.
     Поди ж теперь домой... да поскорей беги!
     И, взяв трагедию, спеши назад как можно,
     И мне отдай ее... да только осторожно!
     Смотри, Надмену с ней в глаза не попадись!
    
     Панфил
    
     Пожалуй, пустяков таких ты не страшись.
     Всё было б хорошо... да жаль с тобой расстаться!
    
     Марина
    
     О боже мой! опять ты начал завираться?
     Чу!.. чу!.. идет Надмен!.. и старый барин твой!
    
     Панфил
    
     Крутон?..
    
     Марина
    
     Да, да... Крутон... беги скорей домой.
     Беги за чем тебя послала к Чеснодуму.
     Пожалуйста, беги и здесь не делай шуму!
    
    Панфил уходит. А в другие двери Надмен и Крутон входят. Марина, послушан их
     несколько, махнувши рукой, их оставляет.
    
     ЯВЛЕНИЕ 2
    
     Надмен, Крутон.
    
     Надмен
     (идучи)
    
     И слышать не хочу.
    
     Крутон
    
     На что ж ты слово дал?
    
     Надмен
    
     На то, что этого тогда не ожидал,
     Что твой безумный сын стихами врать изволит
     И муз... муз рыночных трагедиями холит,
     Что с множеством других, стыд в сердце погубя,
     Кукует рифмами, влюбившись сам в себя,
     Что в шайке он живет с парнасскими ослами
     И тем кичится так, как славными делами.
    
     Крутон
    
     Вот на! за то сынка пожаловал ослом,
     Что одурачился его же ремеслом!
     Да ты, брат, сам у нас осел-то образцовый!
     Ты бредишь стариной, а мой сынок - обновой.
     Какая ж в том беда? обижен ли ты тем?
    
     Надмен
    
     Обижен.
    
     Крутон
    
     Почему? мне кажется, ничем.
    
     Надмен
     (с великим сердцем)
    
     Тем самым... самым тем, что он мальчишка дерзкий,
     Повеса, грубиян... не автор, враль премерзкий,
     Что мыслит быть творцом... о дерзостная мысль!
     Нет... нет... племянником его моим не числь.
     Твой сын сошел с ума...
    
     Крутом
    
     Не ты ль, полно, взбесился,
     Ругаешь всех писцов, в стихи свои влюбяся?
     Как будто он один на свете человек,
     Которому писать позволено весь век!
    
     Надмен
    
     Конечно, ты таких немного в свете сыщешь,
     Хотя историю с конца в конец изрыщешь,
     Которых почитал славнейшими весь свет.
     Был в Греции Гомер - достойнейший предмет.
     А в Риме, например, - Овидий, Плавт, Вергилий
     И им подобные, которы позже жили.
     Но эдаких один остался лишь Волтер.
     И я. Тут лести нет, я не высоких мер.
     Однако твоему ни сыну, ни другому
     Не быть уже вовек писателю такому.
    
     Крутон
    
     Всё это пустяки! Когда уж ты мог быть,
     Так может мой и сын писцом таким же слыть.
     У сына моего такие ж точно руки,
     Какими и тебе бог дал марать от скуки.
     Не хуже он тебя умеет плесть слова.
    
     Надмен
    
     Я верю; у него лишь хуже голова.
     В нем нет способности, писателям природной.
     Хороший он солдат, а автор пренегодный.
    
     Крутон
    
     Да сколько ж ты вранья в стихах его начел?
    
     Надмен
    
     Тьму, тьму! и для того... ни строчки не прочел.
    
     Крутон
     (смеючись)
    
     Ого! так не в одни ты рифмы углублялся,
     Ты также в колдовстве, я вижу, забавлялся?
     Чудак, ей-ей!.. вранья чужого не видал,
     А что оно вранье - тотчас и угадал?
    
     Надмен
    
     Да... да... я знаю то, я в том уже уверен,
     Не будучи ни в чем с природы лицемерен,
     Что все прегнусные те люди дураки,
     Которы сочинить хоть мыслят полстроки.
    
     Крутон
    
     Поэтому, мой друг, ты в свете всех глупее?
    
     Надмен
     (разгорячась пуще)
    
     Что может в жизни быть скучней, досадней, злее,
     Как бестолкового невежу уверять!
     Или тебе сто раз... сто раз мне повторять,
     Что сочинителю потребен дар к рассудку,
     Что скот... лишь ставит скот стихи писать за шутку?
    
     Крутон
    
     Да разве этот дар тебе лишь только дан?
     Хоть сын мой не мудрец, однако не болван?
    
     Надмен
     (с превеликой горячностию)
    
     Болван, сударь, болван отныне и до века.
     Не буду я его считать за человека,
     Когда он пригвоздил свой разум к пустотам.
     Желаньи глупые прощают лишь скотам.
     Они сотворены без смыслу, без догадки...
     Однако мы и в них не видим той повадки,
     Чтоб маленькая тварь, увидючи слона,
     На задни ноги став, с ним чтилась быть равна.
     Так следственно, твой сын глупее и скотины,
     Что хочет ухватить парнасские вершины.
    
     Крутон
    
     Он взял пример с тебя.
    
     Надмен
    
     Он тем-то и дурак.
     Куды с копытом конь, туды с клешней и рак.
    
     Крутон
    
     Однако борзый конь! хоть сына ты лягаешь,
     Крутона этим ты никак не испугаешь.
     Ты давши слово мне не спятиться, браня,
     Я тотчас усмирю парнасского коня.
     Хоть горло раздери и прозой и стихами,
     Лишь не обманывай... со мной - не с рифмачами!
     На старости таких я шуток не люблю.
    
     Надмен
    
     А я, сударь, вралей... безумным не терплю.
    
     Крутон
    
     Поэтому себя ты очень ненавидишь?
     (Махнув рукой)
     Да полно, своего безумства ты не видишь!
    
     Надмен
     (опять разгорячись)
    
     Я вижу, что меня ты думаешь взбесить...
     Однако... от тебя... я всё могу сносить.
     Болтай, сударь, болтай, брани... ругай как можно,
     Сердиться на тебя мне глупо и безбожно.
     Разумный человек прощает дуракам.
    
     Крутон
    
     Да как же ты себя во всем прощаешь сам?
    
     Надмен
    
     Ни слова не скажу... ворчи один с собою.
     (Уходит.)
    
     ЯВЛЕНИЕ 3
    
     Крутон
     (один)
    
     Хотя ты провались скрозь землю!.. черт с тобою!
     Не будет никому нужна такая шаль.
     Не рад и сватовству. Мне сына только жаль,
     Который, на беду, в Милану так втесался,
     А то бы я и ввек к тебе не прикасался.
     Однако мне пойти сынку поговорить,
     Амура-то ему нельзя ль переварить.
    
     Хочет идти, но Модстрих входит, изо всех сил хохочет, и Крутон остается.
    
     ЯВЛЕНИЕ 4
    
     Крутон и Модстрих.
    
     Крутон
    
     Ба! что за фардыбак! чему он так хохочет?
    
     Модстрих
     (его не видя)
    
     Прекрасно обмануть его Марина хочет!
     По чести, этот вкус обманывать людей
     Таких, как дядюшка любовницы моей,
     По вкусу моему!.. Он сущая скотина.
     Не знает свету, груб...
    
     Крутон
     (в сторону)
    
     Хорош и ты, детина!
    
     Модстрих
    
     Ругает Францию. За что ж? За то, что там
     Приносят в жертву всё роскошным красотам:
     Благопристойность, честь, прескучные законы.
     Что мода там всему, и слава и короны.
     И он же говорит!.. какие пустяки!
     Что и во Франции есть также дураки,
     Что там равно, как здесь, в семье не без урода,
     Что глупость есть своя у каждого народа,
     Что будто дамы там в несчастной тем судьбе,
     Что дружбу их дел_я_т собачка и аббе.
     В России, говорит, родиться не поносно.
     За русский так язык вступается несносно,
     Что выйдет из себя, затопает ногой,
     Кто скажет "мои ами" наместо "друг ты мой".
     Но тем всего смешней, что думает равняться
     В трагедьях с Буало, иль в свете прославляться,
     Подобно как Расин, сатирами в свой век.
     Но словом, он такой неловкий человек,
     Что если б он в Париж приехал на минуту,
     То все бы... все ему смеялися, как ш_у_ту,
     И он бы посрамил собою и меня.
     Но что ни говори, а будет мне родня.
     Трагедией ему понравлюся, конечно...
     Ну, что ж!.. пускай родня! вить жить ему не вечно!
     Умрет - племянница останется за мной...
     Однако... скоро я расстануся с женой.
     Женою не могу так глупо я пленяться,
     Чтоб весь мне стал Париж, как русскому, смеяться...
     (Поет: тран-трон-тран.)
    
     Крутон
     (в сторону)
    
     Я вижу, он из тех французских русаков,
     В которых умные находят дураков.
     Однако мне его не переслушать вздору.
     (Хочет идти)
     Пора...
    
     Модстрих
    
     Ба, ба! какой предмет попался взору!
     Постой, старик, постой! мне н_у_жда до тебя...
    
     Крутон
    
     Тебе?.. конечно, ты забыл, щенок, себя,
     Что так теперь во мне безумно опознался?
     С подобными тебе я _о_троду не знался.
     Вот на, какой француз!
    
     Модстрих
    
     Конечно, ты буффон?
    
     Крутон
    
     Потише ж, петиметр или французский слон!
     Я фоном не бывал, ношу с природы шпагу,
     Которой усмирить могу твою отвагу...
    
     Модстрих
     (в сторону)
    
     Я счел его слугой.
     (Крутону)
     Пардон, пардон, мой друг!
    
     Крутон
    
     Друг?..
    
     Модстрих
    
     Черт меня возьми! Так нынче близорук,
     Что издали никак не различу предмета,
     Когда употребить не вздумаю лорнета.
    
     Крутон
    
     Корнета?.. Вот те на, какой еще фуфляй!
     Да ты хоть ротмистра к тому употребляй,
     Со мной лишь не точи такие балендрасы...
     (Подняв кулак)
     Иль тотчас полетят все модные прикрасы.
    
     Модстрих
    
     Он точно так смешон, как мой покойный дед,
     Который целый век и весь уж бывши сед,
     Имел лишь в голове свой приступ под Полтаву.
     О, дедушке бы он, конечно, был по нраву!
    
     Крутон
    
     Смотри ж, молокосос! Вперед не будь таков!
     Учися отличать почтенных стариков
     От эдаких, как ты, дурак вертоголовый,
     Иль тотчас замычишь передо мной коровой.
     (Уходит.)
    
     ЯВЛЕНИЕ 5
    
     Модстрих
     (один)
    
     Ушел! того и ждал!.. но он, конечно, пьян!
     Чего ж хотеть? Русак... быть должен грубиян.
     В нем точно наши все изображенны предки,
     Но эти дураки становятся уж редки.
     В России, к счастию, довольно нынче нас.
     Примером мы своим ее по всякий час
     От старых грубостей, невежства очищаем,
     Обычай, нравы, вкус - мы всё преобращаем...
     Однако... посмотреть, что делается там...
     Нашли ль трагедию?.. пора бы к делу нам.
     (Уходит.)
    
     ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ
    
     ЯВЛЕНИЕ 1
    
     Модстрих
     (один)
    
     Вот то-то хорошо... изрядно принимают!
     Стучался целый час... и стука не внимают.
     Забились в кабинет... но, может быть, она...
     Худенька... так сказать... без вкусу убрана.
     А я уж здесь!.. итак... она за туалетом.
     Ну, что ж!.. я был бы с ней... не все согласны в этом.
     Иные видеть нас в то время не хотят,
     Когда они себя... и так... и сяк вертят.
     И в это я число... Милану помещаю,
     Однако... это я... всем женщинам прощаю.
     Имея мастерство еще пригожей быть,
     На что терять? на что в красавицах не слыть?
     Однако многие... искусство умножая,
     Натуру портят, тем украсить вображая.
     Иная хоть лицом... немножко и смугла,
     Но в ней такая тень... что тотчас, вмиг зажгла!
     Признаться надобно... мне милы все турчанки.
     В них есть... но, словом, все... все эти обезьянки
     Имеют дар прельщать и смуглостью своей.
     Брюнетка!.. долгий нос!.. О, всё, всё мило в ней!
     Однако же... вить их... француженка не хуже...
     Приятность в ней найдешь... хотя найдешь не ту же.
     У всякой есть своя...и в этой, например,
     Ухватка, поступь, взгляд... спесивый этот эр...
     Ей-ей, божественны!.. в минуту поражает!
     В минуту... лишь вошла, и голову вскружает!..
     Но что нейдут?.. хотя б Марина...
    
     ЯВЛЕНИЕ 2
    
     Модстрих, Марина.
    
     Марина
    
     Я пришла.
     Вот вам трагедия, с трудом ее нашла.
     Об вас же думала, что вы уж ускакали.
    
     Модстрих
    
     О нет, я был всё здесь, как вы ее искали.
    
     Марина
    
     Упала за комод, а нам и невдогад!
     И если б...
    
     Модстрих
     (перебив)
    
     Не о том... мне что-то мил твой взгляд!
     Я в духе за тобой теперь поволочиться!
    
     Марина
    
     Ой-ой! уж и в меня изволили влюбиться?
     До скольких вы побед пускаетеся в год?
     До сотенки?..
    
     Модстрих
     (кривлялся)
    
     Фи! фи!
    
     Марина
    
     Иль свыше ваш расход?
    
     Модстрих
    
     Как будто я совсем оставил рассужденье!
    
     Марина
    
     А что ж, сударь!.. ужли нам это привиденье?
    
     Модстрих
    
     Хоть я и делаю прекрасным дамам кур...
    
     Марина
     (перебив)
    
     Однако нет таких еще на свете дур -
     (поклонясь)
     Простите, что я вам скажу немножко смело, -
     Которы бы почли ваш кур, суд_а_рь, за дело.
    
     Модстрих
    
     Нет, нет... и не хотя имянно обличать,
     Скажу, что всякая мне станет отвечать.
    
     Марина
    
     Вот это бы и я почла за привиденье.
    
     Модстрих
    
     Не верить можешь мне, но это заблужденье.
    
     Марина
     (поклонясь)
    
     Так в нем позвольте ж мне остаться навсегда.
     Чтоб все влюблялись в вас, не верю никогда.
    
     Модстрих
    
     Конечно; и я так, как солнце, в курс пущаюсь.
     Двенадцать в год пройду, но к прежней возвращаюсь,
     То есть к Милане...
    
     Марина
    
     Курс... не можно ль отложить?
     Или, по крайности, лет на сто продолжить?
    
     Модстрих
    
     Всех женщин холодней Маринушка со мною!
    
     Марина
     (поклонясь)
    
     Винюсь, суд_а_рь!.. для вас я буду ввек зимою.
    
     Модстрих
    
     Ты шутишь, душенька!.. не это кажет вид!
     Или стыдишься?.. фуй!.. брось!.. брось же этот стыд!
    
     Марина
    
     Что должно ощущать, а мы не ощущаем,
     То мы, сударь, всегда к другому обращаем.
     Приличен стыд не мне... а, может быть, тому...
     Но я служанка... вы ж...
    
     Модстрих
    
     Уж это ни к чему!
     С красавицей чины мужчинам не годятся.
     Но если худо так амуры в нас плодятся,
     То лучше кликни-тка ты барышню ко мне.
     Я с ней бы что-нибудь поврал наедине,
     Покамест наш пиит трудится в кабинете.
     Ты любишь чин, а я люблю...
    
     Марина
     (с скоростью в сторону)
    
     Проказить в свете.
    
     Модстрих
    
     Везде, всегда, во всем веселья находить.
    
     Марина
    
     Я вам советую немножко погодить.
     Я чаю, барышне к вам выйти недосужно.
    
     Модстрих
    
     Когда я здесь? ба-ба!
    
     Марина
    
     А если дело нужно?
    
     Модстрих
    
     Какая старина! когда любовник ждет!
    
     Марина
     (с лукавством)
    
     Ну, может быть... его, она... и там найдет?
    
     Модстрих
    
     Я чай, читает?..
    
     Марина
    
     Что ж?..
    
     Модстрих
    
     Безделкой так заняться!
    
     Марина
     (с притворным удивлением оглядываясь во все стороны)
    
     Да где ж она за вас изволила приняться?
    
     Модстрих
    
     Безделкой, говорю... Маринушка глуха!
    
     Марина
     (поклонясь)
    
     Простите!.. в ухо мне всё прыгает блоха.
     (В сторону)
     И надоела так, что ежели бы сила...
    
     Модстрих
     Что, что ты говоришь?..
    
     Марина
     (в сторону)
    
     В минуту раздавила.
    
     Модстрих
    
     Пожалуйста, скажи!..
    
     Марина
    
     Так... вздор пришел на ум.
    
     Модстрих
    
     Скажи же, говорят!
    
     Марина
    
     Что вам до наших дум?
     Ну, что бы под нос я себе ни говорила,
     Сказавши то, вить тем я б вас не подарила?
     Служанки мало ли что бредят про себя?
    
     Модстрих
    
     Упрямица!.. поди ж... еще прошу тебя,
     Поди и позови ко мне скорей Милану!
    
     Марина
     (в сторону)
    
     Быть так: знать, угождать велит мне бог болвану,
     Чтобы разумному в несчастье пособить.
    
     Модстрих
     (ей вслед)
    
     Скажи, что в духе я теперь ее любить.
     Скажи...
    
     Марина
     (издали)
    
     Скажу, скажу, и с нею возвращуся.
     (Уходит.)
    
     ЯВЛЕНИЕ 3
    
     Модстрих
     (один)
    
     Итак, я выиграть еще победу льщуся.
     Да я уж выиграл!.. чего еще хотеть?
     Милана ловко так в мою попала сеть,
     Что и выпутывать ее мне будет трудно.
     Она мне надоест, влюбяся безрассудно,
     И будучи женой... женой?.. как это дроль!
     Жена и муж!.. смешна... смешна обоих роль!
     И если б тут еще не вмешивалось слово...
     То есть приданое, и было б не готово,
     То мужу бедному пришлося бы тогда
     С своей мадамою хоть в петлю от стыда!
     Без денег нам жена - вторая лихорадка,
     И будь красавица, жить, право, с нею гадко!
     Однако... между тем... Милана-то нейдет.
     Ну что ж?.. судьба людей по-своему ведет.
     И мне не это льстит, что буду муж Милане,
     А то, что у меня трагедия в кармане,
     Которая сулит мне тысячу забав.
     Обманом уловить самолюбивый нрав,
     Затмить безделкою... всё знанье, рассужденье,
     Пииту привести, как овцу, в заблужденье,
     Одной минутою его перекутить -
     Есть шутка славная, и должно так шутить.
     (Хохочет)
     Заранее смеюсь... И льзя ли не смеяться?
     Над стихотворцем я готовлюсь забавляться!
     Марина вздумала так это скосырскй,
     Что хоть с политикой так можно на вески.
     Она проворна так, что быть не может русской,
     И чуть ли не был ли у ней отец французской?
     Теперь он прибери хоть рифму ко всему,
     Но нашей западни не избежать ему.
     (Хохочет)
     Представить не могу!.. Божественная шутка!
     Как лучше этого шутить насчет рассудка?
     Иной бы дорого стал это покупать...
     (Увидя Милану)
     Ага! Вот и моя изволит выступать.
    
     ЯВЛЕНИЕ 4
    
     Милана, Модстрих, Марина.
    
     Модстрих
     (бежа к Милане навстречу)
    
     Ума... души моей прекраснейшая мода!
    
     Марина
     (в сторону)
    
     Видал ли в свете кто подобного урода?
    
     Модстрих
    
     Насилу небеса нас к счастию ведут!
    
     Марина
     (в сторону)
    
     Избави счастия, как с ним тебя дадут!
    
     Модстрих
    
     Ах, как ты хороша!.. всё кстати!.. всё пристало!..
     Прекраснее тебя ничто не процветало!
    
     Милана
     (с усмешкой)
    
     К чему такая лесть?..
    
     Модстрих
    
     Совсем тут лести нет.
     Парижа целого ты можешь быть предмет!
    
     Милана
     (с усмешкой)
    
     О, в этом спору нет. Всё может быть предметом,
     Что в свете видим мы...
    
     Марина
    
     А я поспорю в этом.
     Из первых господин... Модстрих не есть предмет.
     Он в свете так живет, его как будто нет.
    
     Модстрих
     (с учтивой усмешкой)
    
     Марина может быть придворной госпожою!
    
     Марина
    
     Куда соваться мне с простой моей душою?
     Иное дело вам...
    
     Модстрих
     (с лукавством)
    
     Признаться... двор мне мил.
     И я иного бы... немножко... там затмил.
    
     Марина
    
     Всегда, сударь, от тьмы затмение приходит!
    
     Милана
     (отворотясь, смеется)
    
     Дурак!
    
     Модстрих
     (тем же голосом)
    
     И если двор в талантах честь находит,
     То я... без хвастовства... быть должен при дворе.
    
     Марина
    
     А кажется, кротам приличней быть в норе?
    
     Модстрих
     (продолжает, ее не слушая)
    
     Тотчас бы всё пошло... в России...
    
     Марина
    
     Не по-русски,
     И были б там узд_ы_, где нужны недоуздки.
    
     Модстрих
    
     Конечно, душенька!.. И в этом мне поверь,
     Что всё бы шло не так, как в ней идет теперь.
     Взъерошил бы тотчас и вышних я и нижних.
    
     Марина
    
     В хрюхрюшках командир всегда ерошит ближних.
    
     Модстрих
     (Милане)
    
     Я б этих... апропо, хочу спросить у вас...
     Я чай, вы слышали... что здесь в Москве у нас
     Какое-то нашлось собранье мартинистов?
    
     Милана
    
     От вас же слышала.
    
     Модстрих
     (припрыгивая с презрением)
    
     Род... древних кабалистов...
     Каких-то христиан...
    
     Марина
     (в сторону)
    
     Что бредят болтуны!
    
     Милана
    
     Мы христиане все.
    
     Модстрих
    
     Да мы не колдуны.
     О, ежели бы вы все знали их проказы!..
    
     Милана
    
     Да не пустые ли об них идут рассказы?
    
     Модстрих
    
     Вот то-то хорошо!.. я верить бы не стал.
     Собой, сударыня, я это испытал:
     Я сам в их секте был... всем сродно любопытство.
     (Вздернув плеча)
     Но что же сделалось!..
    
     Милана
     (в сторону)
    
     Так лгать иметь бесстыдство!
    
     Модстрих
     (тем же голосом)
    
     Представить не могу!..
    
     Марина
    
     Что?.. дали вам толчка?..
    
     Модстрих
    
     Да, чуть-чуть из меня не сделали сверчка.
    
     Милана, отворотясь, смеется.
    
     Марина
     (смеючись)
    
     Что ж? В превращении не много было б дива.
     Чудихина была вас менее счастлива.
    
     Модстрих
     (поклонясь)
    
     Покорный я слуга Чудихиной твоей.
    
     Марина
    
     Конечно, не сверчок залез в желудок к ней,
     Собаки с мордою да щучина с зубами.
     А порчи эдакой ни углем, ни бобами,
     Ни шептом первых док нельзя отворожить.
     Сверчку же... как и вам... в палатах можно жить.
     Милана, отворотясь, хохочет.
    
     Модстрих
    
     Всё это хорошо...
    
     Милана
     (желая уйти)
    
     Нет мочи!
    
     Модстрих
    
     Вы идете!..
    
     Милана
     (держа голову)
    
     Божусь вам... голова...
    
     Модстрих
    
     С ума меня сведете!
    
     Марина
     (указав на Милану)
    
     Так вот колдунья-то! ши!.. отворяют дверь!
     (Милане)
     Надменов голос!.. ах! уйдемте мы теперь.
     (Модстриху)
     Смотри ж, сударь! проворь!.. однако опасайся!..
    
     Модстрих
    
     Будь в том уверена... поди, не ужасайся.
     Наверно, попадет к нам в сети этот зверь.
    
     ЯВЛЕНИЕ 5
    
     Модстрих, Надмен.
    
     Надмен
     (не видя Модстриха)
    
     Везде препятствии!.. всё бесит... даже дверь!
     О день преск_а_редный!.. минуты нет свободной!
     То враль, то грубиян, то петиметр негодный!
     Здесь голову верт_я_т Модстрих или Крутон,
     А там собачий лай да колокольный звон.
     Всё разбивает мысль, к чему ни прилепляйся!
     Ввек кончить не дадут... хоть в землю закопайся!
     (Увидя Модстриха)
     Ба! ты зачем опять изволил, фон, прибресть?
    
     Модстрих
    
     Чтоб мне тебе свою трагедию прочесть.
    
     Надмен
     (разгорячась)
     Твою!
    
     Модстрих
    
     Так точно.
    
     Надмен
    
     Ты... ты также сочинитель?
    
     Модстрих
     (трясясь, на цыпочках)
    
     Да что ж тут ч_у_дного, что муз и я любитель?
    
     Надмен
     (вне себя)
    
     Возможно ли досад в день столько перенесть!
     И что несноснее того на свете есть,
     Как видеть дурака... надутого собою,
     С трагедией в руках!.. пред кем?.. передо мною!
    
     Модстрих
     (голосом петиметра)
    
     Не будешь так горяч, я в том пари держу,
     Когда трагедию тебе я покажу.
     Вот сколько, мон ами, в ее красе уверен.
     Послушай же ее...
    
     Надмен
    
     Я слушать не намерен.
     Поди ты с нею в ад, французский дуралей!
    
     Модстрих
    
     Познай, суд_а_рь, познай в трагедии моей...
     (Мы тотчас сделаем с тобою примиренье)
     Ту... ту, которую тебе на рассмотренье
     Давал и Чеснодум под именем своим.
     Но этот плод к трудам относится моим.
     Трагедия моя! он только мне в удобность
     Хотел через себя познать мою способность.
    
     Надмен
     (с превеличайшим сердцем)
    
     Что слышу!.. так не он?.. ты этот гнусный враль,
     Прескаредный рифмач, дурак, повеса, шаль,
     Которая к уму свое вранье относит
     И им... и им смущать мой ум другого просит?
     Теснить... давить меня и дух мой угнетать?
    
     Модстрих
    
     Так, я его просил, желая испытать...
    
     Надмен
     (перебивает с пущим жаром)
    
     Желая испытать в вранье твое искусство,
     Твою к нему любовь... твое к стыду бесчувство,
     Желая испытать... о, чуть-чуть человек!
     Болтать умеешь ли, болтая целый век?
     Умеешь... сущая твой рот вранья пучина.
     Твоя и без стихов гнусна была судьбина,
     А с ними во сто раз ты сделался гнусней.
     Того лишь я и ждал от дерзости твоей,
     Чтоб ты из дурака, на модах зараженна,
     Преобратился вдруг в рифмовраля надменна.
     Теперь свершилось всё. В тебе достоинств тьма!
     Во всем ты совершен... лишь только без ума.
    
     Модстрих
    
     Однако, господин!..
    
     Надмен
     (перебив с пущим жаром)
    
     Хоть царь скажи стократно,
     Но ты всё модный нуль... или тебе не внятно?
     Чего надеешься и чем ты льстишь себя?
     Племянницу мою не выдам за тебя,
     Не думай... и не будь в такой пустой надежде.
     Не будет за тобой, или умру я прежде.
     За Чеснодума я отдать ее хочу.
     Внимаешь ли?..
    
     Модстрих
     (хохочет)
    
     Нет, нет... я только хохочу.
    
     Надмен
    
     Так требую, чтоб ты меня навек оставил,
     Чтоб выгнать мне себя бесчинно не заставил.
     Но вот и Чеснодум... решится всё теперь.
    
     ЯВЛЕНИЕ 6
    
     Те ж, Крутон, Чеснодум и Панфил.
    
     Надмен
     (Модстриху)
    
     С тобою квит...
     (Чеснодуму)
     А ты...
    
     Модстрих
     (Чеснодуму)
    
     Не верь ему, не верь.
    
     Надмен
     (Чеснодуму)
    
     Хотя против меня и много проступился,
     (указав на Модстриха)
     Однако шалуном ты этим искупился.
     И для того тебе племянницу мою
     Решительно теперь в невесты отдаю.
     (Грозя пальцем)
     Но с тем, чтоб ввек не быть парнасским
     однодворцем.
    
     Крутон
    
     Насилу сладили мы с нашим чудотворцем!
    
     Надмен
     (Чеснодуму)
    
     Равно и врак чужих на счет свой не бери.
    
     Чеснодум
     (поклонясь)
    
     Такая милость!
    
     Модстрих
    
     Как!
    
     Надмен
    
     А ты хоть вечно ври,
     Не сделаешь мне тем заочно беспокойства.
     Вранье и бред... твои обыкновенны свойства.
     (Кричит)
     Гей!.. Кто-нибудь!
    
     Модстрих
    
     Итак?..
    
     Надмен
    
     Итак, поди ты с глаз.
     Гей, гей!
    
     Марина
     (вошед)
    
     Я здесь.
    
     Надмен
    
     Пошли племянницу.
    
     Марина
     (побежав)
    
     Тотчас.
    
     Модстрих
    
     Ты шутишь?..
    
     Надмен
    
     Да, шучу! Оставь меня в покое!
    
     Модстрих
     (гордо)
    
     Так тотчас будешь знать, что я, мой друг, такое.
     Увидишь ты, каким я в свет произведен...
    
     Надмен
    
     Я вижу и теперь, что ты ослом рожден.
    
     Модстрих
     (надев шляпу и вынув шпагу)
    
     Нас шпаги разберут... умри иль защитися!
    
     Надмен
     (презрительно)
    
     С тобой...
    
     Крутон
     (взяв его за чупрун)
    
     Не так сто_и_шь, сюд_ы_ поворотися.
    
     Модстрих
    
     Ай-ай! помилуйте!
    
     Панфил
    
     Поймал овечку волк!
    
     Крутон
    
     Трепещешь, модный лист!.. забыл манерный толк!
     Пардон, француз! пардон!.. ну, тотчас на колени!
    
     Модстрих
     (приседая)
    
     Простите, если я...
    
     Чеснодум
    
     Простите хоть для тени!
     Для этих буколь!..
    
     Крутон
    
     Ну?.. так марш отсюда!.. вон!
     Чтоб духу не было!..
    
     Модстрих
     (в сторону)
    
     Какой сердитый он!
    
     Модстрих, идучи вон, встречает Милану, берет ее за руки и
     говорит ей тихо посреди театра.
    
     ЯВЛЕНИЕ 7
    
     Те ж, Милана и Марина.
    
     Модстрих
    
     Здесь все сошли с ума, и шутка втуне наша.
    
     Марина
    
     Что ж делать нам, когда не так сварилась каша?
    
     Модстрих
    
     Но я надеюся...
    
     Марина
     (толкая его)
    
     Всё будет... выдьте вон.
    
     Модстрих
    
     Прости.
     (Уходит.)
    
     Милана
    
     Хотя навек!.. ушел!
    
     Панфил
    
     Ушел наш фон!
    
     ЯВЛЕНИЕ ПОСЛЕДНЕЕ
    
     Все, кроме Модстриха.
    
     Надмен
     (Крутону)
    
     Спасибо, что умел отправить ты болвана!
     (Племяннице, указав на Чеснодума)
     Поди... вот муж тебе.
    
     Чеснодум
     (с радостию Милане)
    
     Дражайшая Милана!
    
     Надмен
    
     Готовьтесь увенчать любовь свою навек.
     (Милане)
     Будь верная жена...
     (Чеснодуму)
     Будь честный человек.
    
     Милана
    
     Я дядюшкин приказ в закон себе включаю.
    
     Крутон
     (взяв Милану под бороду)
    
     Какую миленьку в невестки получаю!
    
     Надмен
     (Чеснодуму)
    
     Но более всего не думай быть творцом.
     За славой бегая, не сделайся глупцом.
    
     Чеснодум
     (поклонясь)
    
     Слов ваших истину я чувствую довольно.
    
     Крутон
    
     Да, рифмы, говорят, дурачат вас невольно.
    
     Надмен
     (пожимая руку Крутона)
    
     Прости мне, сват... прости, что я пойду писать.
    
     Крутон
     (смеючись)
    
     Ругает плотников, а сам идет тесать!
    
     Надмен и все отходят, но Панфил их останавливает и бросается
     пред ними на колени.
    
     Панфил
    
     Отцы мои!
    
     Надмен и Крутон
    
     Что, что?
    
     Панфил
     (указывая на Марину)
    
     Прошу на ней жениться!
    
     Крутон
    
     Я рад.
    
     Надмен
    
     Женитеся, извольте веселиться.
     Женитьба не стихи, на что тут много дум?
     Мне только б не писал трагедий Чеснодум.
     (Чеснодуму)
     Казнись! Еще скажу: тем славы не добудешь,
     Что миллионами стихи печатать будешь.
     К бессмертью вам моей довольно и строки.
     Врать любят лишь одни бессмертны дураки,
     Которых, ко стыду, здесь много завелося.
     (С гордостию)
     А эдаких, как я, еще не родилося.
    
     1775
    
    
     ПРИМЕЧАНИЯ 
    
     Настоящее издание представляет собой первый опыт избранного собрания
    стихотворных комедий конца XVIII - начала XIX в.
     В сборник вошли наиболее интересные и характерные образцы этого жанра,
    за исключением стихотворных комедий авторов, творчеству которых в
    "Библиотеке поэта" посвящены отдельные сборники (В. В. Капнист, Я. Б.
    Княжнин, П. А. Катенин, А. А. Шаховской, А. С. Грибоедов).
     Произведения каждого автора расположены в хронологическом порядке.
     В качестве приложения даны наиболее характерные куплеты из водевилей
    первой половины XIX в.
     Тексты, как правило, печатаются по последнему прижизненному изданию
    пьесы. Произведена сверка с имеющимися автографами и цензурными рукописными
    экземплярами, хранящимися в Государственной Театральной библиотеке им.
    Луначарского (ГТБ).
     Ссылка в примечаниях на первую публикацию, без указания источника, по
    которому печатается текст, означает, что произведение не перепечатывалось
    более или перепечатывалось без изменений. Даты первой публикации, или год,
    не позднее которого написано данное произведение, даны в тексте в угловых
    скобках. Даты предположительные отмечаются вопросительным знаком.
     Орфография и пунктуация текстов приближены к современным. Сохраняются
    только те орфографические и пунктуационные особенности оригинала, которые
    имеют стилистическое или произносительное значение.
     К примечаниям приложен словарь, где поясняются мифологические имена и
    понятия, устаревшие и малоупотребительные слова.
    
     Н. И. НИКОЛЕВ 
    
     "САМОЛЮБИВЫЙ СТИХОТВОРЕЦ" 
    
     Впервые - "Российский феатр, или Полное собрание всех Российских
    феатральных сочинений", ч. 15, 1787. Список ранней редакции - ГТБ. В
    печатном варианте, по сравнению с I редакцией произведения, имеются
    сокращения, убраны некоторые просторечия, грубоватые выражения. "Самолюбивый
    стихотворец" - комедия-памфлет, направленная против А. П. Сумарокова. Пьеса
    отражает настроения Николева, который, начав свою литературную деятельность
    под явным воздействием Сумарокова, с годами отходил от него все дальше, а
    впоследствии, по-видимому, их былые отношения перешли в прямую вражду.
    Комедия была впервые представлена в петербургском театре 15 июня 1781 г.
    
     Действие I. Явление 4. Крапивно семя - собирательное прозвище подьячих,
    чиновников. Кудри насаждать - украшать завитушками заглавные буквы
    (типогр.). В Перовских ожидаю. Перово - деревня в окрестностях Москвы.
    Модстрих назначает в Перовских рощах место для дуэли. Явление 7. Катон
    Старший (234-149 до н. э.) - государственный деятель Древнего Рима.
    
     Действие II. Явление 3. В какой же он порфире. Модстрих является в дом
    Надмена в красном плаще. Явление 4. Распушенная шляпа - щегольская шляпа.
    Явление 5. Ни песо нет у вас. Ни пса, никого нет у вас. Хоть пуколь сто
    нагни. Хоть сто локонов (на парике) накрути. Однако я теперь... немножко...
    есть в булавке - я пьян. Явление 7. На что элегии?.. Элегия - по-русски.
    Намек на А. П. Сумарокова, который в статье "К типографским наборщикам"
    (1759) требовал, чтобы слово "элег_и_а" соответственно русскому произношению
    и ударению писалось - "элегия".
    
     Действие III. Явление 1. Пудра жён - желтая пудра для рыжего парика. Я
    мог ему тут ик приставить у вержета - я мог ему наставить рога. Явление 2.
    Шаборско мне кудри подвивает - по-свойски честит меня. Вы курки все с
    хохлами - куры, с петушиными гребнями; женщины, крикливые как петухи.
    Явление 5. Расин Жан (1639-1699) - французский драматург, автор трагедий.
    Корнелий - Пьер Корнель (1616-1684), французский драматург, "отец
    французской трагедии". Волтер - Вольтер Франсуа-Мари-Аруэ (1694-1773),
    французский писатель, автор трагедий. Явление 6. Воробьева гора. Речь идет о
    Воробьевых (ныне Ленинских) горах в Москве. Не знавши, что есть склад шести
    простых литер - не зная, что такое сложение шести простых букв. Явление 8.
    Всё в руцех есть творца - все в руках господа.
    
     Действие IV. Явление 1. Хотя-де я тупея не достриг - хотя я еще хохолка
    на голове не достриг. Модстрих таскается к случайным на поклон. Быть в
    случае - быть в фаворе, удачливым. Изволит щекотать, Сорокин смысл приняв -
    болтает без толку, наподобие сороки. Явление 2. Овидий. Публий Овидий Назон
    (43 до н. э. - 17 н. э.) - древнеримский поэт. Плавт Тит Макций (ок. 254-184
    до н. э.) - древнеримский комедиограф. Вергилий (7019 до н. э.)
    -древнеримский поэт. Явление 3. Амура-то ему нельзя ль переварить - нельзя
    ли ему излечиться от любви. Явление 4. Что будто дамы там в несчастной тем
    судьбе, Что дружбу их делят собачка и аббе. Намек на развращенность нравов
    французского высшего общества, где женщины утешаются "привязанностью" к ним
    домашних собачек и беспутничают в обществе аббатов. Думает равняться В
    трагедьях с Буало иль в свете прославляться, Подобно как Расин, сатирами.
    Невежественный Модстрих путает: автором сатир был Буало, автором трагедий -
    Расин. Никола Буало Депрео (1636-1711) - французский поэт и критик. Я фоном
    не бывал - я не из иностранцев. Приступ под Полтаву. Имеется в виду
    Полтавская битва 27 июня 1709 г., где русские войска разбили шведскую армию.
    
     Действие V. Явление 2. Хоть я и делаю прекрасным дамам кур - хоть я и
    волочусь за прекрасными дамами (от франц. выражения - fair la cour -
    ухаживать). Явление 3. Что хоть с политикой так можно на вески - что можно
    сравнить с политикой. Явление 4. Души моей прекраснейшая мода - души моей
    прекраснейшее увлечение. Да, чуть-чуть из меня не сделали сверчка. Намек на
    мартинистов, которые якобы могли обратить колдовством человека в животное. А
    порчи эдакой ни углем, ни бобами, Ни шептом первых док нельзя отворожить.
    Речь идет о колдовских наговорах (на угле, бобах) и заклинаниях, которыми
    можно избавить человека от порчи. Явление 6. Простите хоть для тени! Для
    этих буколь! Простите хотя бы ради цвета его лица (намек на то, что щеголь
    Модстрих нарумянен), ради его прически.
    
     СЛОВАРЬ 
    
     Авантажно - выгодно.
     Аксиденция - доход, побор, взятка.
     Алгвазил - полицейский.
     Аматер - любитель, ценитель искусства.
     Ан галантон (en galant homme) - как галантный человек.
     Апропо (a propos) - кстати.
     Аргус - многоглазый великан греческой мифологии. Во время сна часть его
    глаз бодрствовала. Ревнивая Гера приставила Аргуса стеречь возлюбленную
    Зевса Ио, обращенную ею в корову.
     Аркебузировать - расстрелять.
     Астрея (римск. миф.) - богиня справедливости.
     Афронт - обида, оскорбление чести.
     Ахиллес (греч. миф.) - один из героев, осаждавших Трою; запечатлен в
    "Илиаде" Гомера.
    
     Балансе - танцевальное па.
     Батажник - батоги, палки.
     Беленькая - сторублевая ассигнация.
     Бенефис - спектакль, сбор с которого полностью или частично идет в
    пользу отдельного актера или коллектива исполнителей.
     Благочинная управа - см. Управа.
     Благочинный - полицейский.
     Богатель - безделица.
     Бонтон (bon-ton) - светское приличие.
     Бретер - завзятый дуэлянт.
     Бумага - денежная ассигнация.
     Бурак - ракета, вид фейерверка.
     Буффон - шут.
     Бычок - народный танец.
    
     Вержет - хохолок на прическе.
     Вески - весы.
     Военна - военный суд.
     Вольный - вольный землепашец, не крепостной.
     Выгарок - гарь, шлак; ничтожество.
    
     Гаер - шут.
     Галантон (galant homme) - галантный человек.
     Глагол - старинное русское наименование буквы г.
     Гоголь - селезень.
     Голотереи - галантерея.
     Горячность - страсть, любовь.
     Гражданский председатель - председатель палаты гражданского суда.
    
     Десятский - низший полицейский чин.
     Должность - долг.
     Дроль (drole) - смешно, забавно.
    
     Ендова - сосуд для разливки вина.
     Ефес - эфес, рукоятка шпаги.
    
     Жонкильевый - из желтых нарциссов.
    
     Забобоны - вздор, пустяки.
     Заемная бумага - вексель.
     Закурить - загулять, начать пить запоем.
     Земля - старинное русское наименование буквы з.
     Зенки - глаза.
     Зоил - древнегреческий софист, придирчиво нападавший на "Илиаду" и
    "Одиссею" Гомера. Нарицательное имя для определения несправедливого,
    недоброжелательного критика.
    
     Изурочить - испортить, наслать болезнь, сглазить.
     Ик - старинное название буквы игрек.
     Икскузовать (от excuser) - здесь: засвидетельствовать почтение.
     Ириса (греч. миф.) - Ирида, олицетворение радуги, соединяющей небо с
    землею.
     Изгаснуть - сгинуть.
    
     Кабалисты - последователи каббалы, иудаистского мистического учения.
     Казачок - мальчик для услуг.
     Капот - женское верхнее платье.
     Карьер - карьера.
     Корячиться - противиться.
     Квартальница - жена квартального полицейского надзирателя
     Ключник - кладовщик, заведовавший домовыми припасами.
     Корнет - прапорщик, младший воинский чин в кавалерии.
     Котильон - бальный танец.
     Коштовать - стоить.
     Креман - сорт вина.
     Крест - орден.
     Крючок - крючкотвор, приказный; кляуза; чарка.
     Куликнуться - напиться водки.
     Кураж - задор, смелость.
     Курить - бедокурить.
     Кутить - здесь: развратничать.
    
     Лабет - проигрыш (карточный термин).
     Ландкарта - географическая карта.
     Ландо - карета с откидным верхом.
     Линейка - длинный многоместный экипаж.
     Лытать - шляться.
    
     Мадригал - небольшое стихотворение, содержащее комплимент, обычно
    обращенное к женщине.
     Маркитант - торговец, сопровождавший войска в походе, в частности,
    торговавший вином.
     Мартинисты - мистическая секта, связанная с масонами.
     Марьяж - карточная игра.
     Мебели - здесь: ценности, деньги.
     Медика - медицина.
     Мейстер - мастер.
     Мельпомена (греч. миф.) - муза трагедии.
     Метать - сдавать карты.
     Мобели - мебель; здесь: стулья, кресла.
     Мон ами (mon ami) - мой друг.
    
     Набольши - старшие, начальники.
     Нарахтиться - пробраться, прокрасться.
     Нарцыз, Нарцисс (греч. миф.) - сын речного бога, отличавшийся
    необыкновенной красотой; влюбился в собственное отражение в воде, и был
    превращен за это богами в цветок; самовлюбленный человек.
     Неглижировать - делать что-либо пренебрежительно; вести себя
    неуважительно к кому-либо.
    
     Обер-офицер - собирательное название офицеров старой русской армии ниже
    майорского чина.
     Однодворец - поселянин из дворянского рода, занимающийся
    хлебопашеством.
     Орест и Пилад (греч. миф.) - два неразлучных друга, чьи имена стали
    синонимами верных друзей.
     Офицер квартальный - полицейский чин.
    
     Палата - губернский суд по гражданским или уголовным делам.
     Палаш - широкая офицерская сабля.
     Партикулярный - не официальный, штатский.
     Пень - тупик; стать в пень - зайти в тупик, оказаться в безвыходном
    положении.
     Передернуть - шулерски сдать карты.
     Переколеть - промерзнуть.
     Пест - дурень.
     Пеструха - карточная игра (?).
     Петиметр (petit-mattre) - щеголь, франт.
     Пиита - поэт.
     Пинд - горная система в Греции, одна из вершин которой - Парнас -
    считалась обиталищем Аполлона и муз.
     Подклеть - помещение для челяди, людская; передняя.
     Понеже - поскольку.
     Понтировать - играть в карты против банкомета.
     Посямест - до сих пор, доныне.
     Потыль - затылок.
     Правленье - губернское правление, высший административный орган в
    губернии.
     Предика - проповедь.
     Премьер-майор - офицерский чин в русской армии до 1797 г.
     Приписать - шулерски приписать к проигрышу партнера или к своему
    выигрышу лишнюю сумму очков.
     Пристав - начальник полицейской части.
     Присутство - присутствие, казенное учреждение.
     Проносное - слабительное.
     Прост_а_ться - здесь: возиться.
     Прот_е_кторша - покровительница.
     Профит - доход.
     Пядень - четверть аршина.
    
     Рай - галерея в театре, где были наиболее дешевые места.
     Резонабельно - справедливо.
     Ретирада - отступление.
     Решпектовать - почитать.
     Риваль - соперник.
     Роденька - родня.
     Рожество - здесь: рожа.
     Ротмистр - капитан в кавалерии.
     Рукодельный - дельный, толковый.
     Рядная - рядная запись, акт, оформлявший передачу приданого.
    
     Салтык - лад, образец.
     Самсон (библ.) - герой, отличавшийся сверхъестественной силой.
     Свихлять - смастерить.
     Святая - пасхальная неделя.
     Сговор - помолвка.
     Седьмица - неделя.
     Сераскир - командующий турецкими войсками в XVIII-XIX вв.
     Сикурс - вспомоществование, ссуда.
     Сиречь - то есть.
     Скаредный - здесь: скудный.
     Склизливый - скользкий.
     Скосырской - молодцеватый, ухарский, лихой.
     Скудельный - хрупкий, бренный.
     Слово - старинное русское наименование буквы с.
     Спензер - короткая куртка.
     Стряпчий - поверенный, ходатай по делам.
     Субскриб_е_нт - подписчик.
     Супир - даренное на память колечко, которое носили на мизинце.
     Съезжая - полицейская часть.
    
     Тартар (греч. миф.) - подземное царство; преисподняя, ад.
     Твердо - старинное русское наименование буквы т.
     Тень (teint) - цвет лица.
     Титло - заглавная буква.
     Трух - трус.
     Турнюра - фигура, сложение.
     Тут-а-фе (tout-a-fait) - совсем.
    
     Удивительно - здесь: с удивлением
     Ульнуть - увильнуть.
     Управа - управа благочиния, полицейская управа; полицейское руководящее
    учреждение в столицах и губернских городах.
    
     Фармазон (от франц. franc-mafon) - вольнодумец.
     Фасон - манеры.
     Фатальный - здесь: безобразный, уродливый.
     Фофан - простак, простофиля.
     Фузея - мушкет, ружье.
     Фуфляй - хлюпик.
    
     Хартия - в данном случае старинный документ.
    
     Часовник - часослов, церковно-богослужебная книга.
     Частный - частный пристав, пристав полицейской части.
     Часть - полицейский участок.
     Четка - чета, ровня.
     Чив - щедр.
     Чичисбей - кавалер замужней женщины.
    
     Шаль - шальная мысль; шальная голова.
     Шаматон - шаркун, ничтожный человек.
     Шасе - танцевальное па.
     Шельство - дурь, обман, мошенничество.
     Шкилет - скелет.
     Шпицрутен - прутья, которыми секли осужденных за воинские преступления.
     Штокфиш - вяленая треска.
     Штоц - нападение шпагой (фехтовальный термин). Отпарирован штоц -
    отбито нападение шпагой.
    
     Экосес - шотландский танец.
     Экспликовать - разъяснять.
     Экстракт - краткое изложение дела, суть дела.
     Эр (air) - вид, наружность.