РБС/ВТ/Якубович, Николай Мартынович

Якубович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Яблоновский — Фомин. Источник: т. 25 (1913): Яблоновский — Фомин, с. 108—110 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Якубович, Николай Мартынович в дореформенной орфографии


Якубович, Николай Мартынович, доктор медицины Дерптского университета, д. с. с., ординарный профессор Петербургской медико-хирургической академии по кафедре гистологии и физиологии. Родился в Малороссии в 1816 г. Отец его был небогатый дворянин, помещик Полтавской губернии. Желая дать сыну возможно лучшее воспитание и образование и не имея в то же время средств, чтобы пригласить к себе в имение хороших педагогов, он был в большом затруднении, так как во всей Южной России в ту пору было всего лишь две-три гимназии и несколько частных пансионов. В один из них, Екатеринославский, считавшийся в то время лучшим, он и поместил сына своего. Последний, окончив Екатеринославский пансион, поступил в Харьковский университет на медицинский факультет. Здесь своей специальностью он избрал женские болезни и серьезно занялся их изучением, вскоре обратив на себя внимание своим усердием и знанием. По окончании университета 10-го сентября 1838 г. со степенью лекаря 1-го отделения Я. был оставлен при университетской акушерской клинике ординатором, а потом был назначен ординатором терапевтического отделения (с 8-го июня 1839 г.) и состоял ассистентом знаменитого в то время профессора хирургии и офтальмологии Ванцети. Однако вскоре научная постановка медицины в Харьковском университете ему показалась неудовлетворительной, и в сентябре следующего года он отказался от должности ординатора в Харьковской университетской клинике и уехал в Дерпт. Дерптский университет, считавшийся в то время лучшим даже в Европе, особенно славился своим медицинским факультетом, на котором все предметы читались европейски известными учеными. Энергично принявшись за работу, Я., однако, не спешил с докторской диссертацией, прекрасно понимая, что для хорошего врача мало изучить одну какую-либо болезнь, а необходимо порядочно поработать вообще по избранной специальности. Поэтому, проработав при Дерптском университете около пяти лет, он тогда только решился держать докторский экзамен, а свою диссертацию «De saliva» (Diss. D. M. Dorp. Liv. 1848) напечатал и защитил лишь в 1848 году, после чего 20-го октября и был удостоен искомой степени. Вскоре он занял место помощника прозектора при анатомическом театре университета и состоял ассистентом профессора Биддера, принимая участие в научных работах как этого последнего, так и другого профессора.

Летом 1851 г. Я. приехал в Петербург и с 1-го сентября занял должность врача дома убогих в С.-Петербурге и наблюдателя за девичьими школами в медицинском отношении ведомства Императорского человеколюбивого общества; кроме того, он занялся и практикой. Впрочем, вскоре Я. захотел оставить Петербург, так как ему предложили место младшего ординатора Севастопольского военного госпиталя. Это было в августе 1852 г., но спустя месяц он был перечислен сверхкомплектным военным врачом в 1-й военно-сухопутный Петербургский госпиталь, а вслед за тем прикомандирован к военно-медицинскому департаменту для занятий при редакции «Военно-Медицинского Журнала». В то же время Я. начал сближаться с академическим кружком и продолжал свои исследования по гистологии под руководством В. Ф. Овсянникова. Вскоре он обратил на себя внимание как врач с широкими научными познаниями по своей специальности. Между тем в среде петербургских медицинских светил около того времени одно из самых выдающихся мест занял лейб-медик немец Мандт со своей анатомистической системой. Чтобы провести эту систему в среду русских врачей и сделать ее возможно более популярной, Мандт начал даже читать особые лекции при 2-м военно-сухопутном госпитале, но вследствие того, что чтение происходило на немецком языке, лекции почти не посещались. Тогда решено было учредить для них особый небольшой госпиталь, к которому были прикомандированы врачи, лишь прекрасно владевшие немецким языком. Госпиталь этот назван был «Образцовым», но просуществовал недолго. В числе прикомандированных врачей был и Я., в то время начавший готовиться к занятию кафедры в медико-хирургической академии. Однако слушать лекции Мандта ему пришлось недолго, так как 18-го июня 1853 г. Я. был назначен адъюнкт-профессором академии по кафедре гистологии и истории развития организма, которые только что вводились в курс академии. Не считая себя еще достаточно компетентным, чтобы поставить преподавание этих предметов на должную высоту, Я. стал проситься на два года за границу «для усовершенствования в преподавании». Начав еще в Петербурге исследование гистологического строения головного и спинного мозга, он в течение девяти месяцев продолжал его самым тщательным образом в Бреславле, в кабинете Рейхарта, и в то же время занялся приготовлением гистологических препаратов мозга, которые были сделаны так искусно и при этом так натурально, что вызвали самые лестные отзывы тогдашних немецких знаменитостей гистологии, Иоганна Мюллера и Вирхова, под руководством которых он и стал работать, переехав в Берлин. Вместо предполагаемых двух лет командировка затянулась на целых пять, причем, ознакомившись первоначально с современным состоянием гистологии, Я. со всем свойственным ему рвением принялся за изучение строения головного и спинного мозга у человека и животных (нервные клетки чувствительные, двигательные и симпатические) и топографического распределения нервных элементов головного и спинного мозга. Даже Гумбольдт обратил внимание на молодого русского ученого и высоко ценил его труды. Результатом этих работ явилась его статья, написанная при участии Ф. В. Овсянникова: «Микроскопическое исследование начал нервов в большом мозгу», напечатанная сначала по-немецки в «Bullet. de l'Academie de sc. imper. de St.-Pétersbourg», 1855, а потом в 68-й части «Военно-Медицинского Журнала» за 1856 г. Из других его статей назовем: 1) «Микроскопическое исследование начал нервов в спинном и продолговатом мозгу, о чувствительных и симпатических ячейках в нем и о строении первичных нервных ячеек, нервных волокон и нервов вообще», 2) «О тончайшем строении головного и спинного мозга», 3) «Местное употребление хлороформа в болезнях матки», 4) «Recherches comparatives sur le systéme nerveux» и 5) «Nouveaux procedés pour etudier les elements de la moélle epiniere et du cerveau à l'état trais». Первые три статьи напечатаны по-русски в «Военно-Медицинском Журнале» за 1856—1857 гг. и в «Друге Здравия» за 1857 год (№ 44) и по-немецки в «Bullet. de l'Acad...», а последние две напечатаны в Париже по-французски отдельными изданиями (1858). Эти работы, представляющие собой целый ряд новых открытий и исследований в области строения головного и спинного мозга, не остались незамеченными в ученом мире, и Парижская медицинская академия присудила ему большую физиологическую премию (так называемую Монтионовскую), а известный французский физиолог Клод Бернар предлагал Я. остаться в Париже в качестве ассистента по кафедре физиологии. Но Я. любезно отклонил предложение и возвратился в Петербург.

По возвращении из-за границы в уважение к его научным заслугам Я. был избран ординарным профессором по кафедре гистологии и физиологии и в этом звании утвержден 13-го июня 1860 г., с отчислением от должности ординатора при 1-м военно-сухопутном госпитале, а спустя полтора года, 7-го января 1862 г., был избран почетным членом военно-медицинского ученого комитета.

Вот как характеризует Я. Чистович: «Якубович был настоящий профессор. Его лекции увлекали и обаятельно действовали на слушателей. Неудивительно поэтому, что и гистология, внесенная им в академическую программу преподавания, быстро развилась и усвоилась воспитанниками медико-хирургической академии». Автор другой биографии Я., C. П. Боткин, говорит о нем: «Я., обладая замечательным даром слова, удивительной способностью воспроизводить гистологические рисунки, быстро собрал около себя учеников, работавших под его руководством, и производил в высшей степени сильное впечатление на своих слушателей; не проходило почти ни одной лекции без восторженных рукоплесканий. Его энергия, его всецелая преданность интересам академии доставили ему сильное влияние на большую часть членов конференции и принесли немало пользы медицинской академии. Я. искренно любил Россию и все русское: отстаивая интересы русских молодых ученых со свойственной ему горячностью, он невольно оскорблял людей, ему не сочувствовавших». Как человек Я. был добрый, отзывчивый, всегда готовый помочь чужому горю, особенно если к нему приходил молодой врач или студент. «Многочисленные примеры, — говорит С. П. Боткин, — показывают, что он делился с молодежью не только своим умом, но и материальными средствами, хотя эти средства были очень скудны, так как он жил исключительно своим жалованьем».

Прослужив в академии пятнадцать лет, он 22-го июня 1869 г. вынужден был по болезни выйти в отставку. За последние годы у него развилась nephritis culculosa, не поддававшаяся никакому лечению и мучившая его частыми болезненными припадками. В 1871 г. Я. был избран непременным членом военно-медицинского ученого комитета и до последних дней своих не переставал ратовать за интересы учащейся молодежи и русских молодых ученых.

Кроме вышеупомянутых сочинений, после него остались еще следующие работы: 1) «Краткий отчет о научной деятельности в 1858—1859 академическом году в Париже» («Военно-Медицинский Журнал», 1859 г., ч. 76, I; отдельный оттиск, СПб., 1859 г.), 2) «Отчет о путешествии за границу» («Отчет СПб. Медико-Хирургической Академии за 1858—1859 гг.», СПб., 1860 г.), 3) «О периферическом окончании нервов» («Моск. Медицинская Газета» за 1860 г., № 26), 4) «Исторический очерк вопроса об органической ячейке вообще и мозговой в особенности» («Протоколы Заседания Общ. Русских Врачей в СПб.» за 1860—1861 гг., стр. 273), 5) «Очерк микроскопический анатомии спинного мозга» (ibid., стр. 317) и 6) рецензия статьи (по поручению Общества) Козловского: «Гистологические разыскания при стработомии» (іbid., 1861— 1862 гг., стр. 194).

Я. скончался 19-го января 1879 г. в Петербурге, на 62-м году от рождения. Тело его погребено на кладбище Воскресенского девичьего монастыря.

«Протоколы заседаний Общества русских врачей в С.-Петербурге» за 1878— 1879 гг., стр. 167—170. — «Медицинский Вестник» за 1879 г., № 4, стр. 3. — Л. Ф. Змеев, «Русские врачи-писатели», вып. I, СПб., тетр. 2, стр. 177. — «Вестник Естественных Наук» за 1858 г., ч. IV, стр. 485—492. — «Отчет С.-Петербургской медико-хирургической академии» за 1858—1859 гг., СПб., 1860 г.