РБС/ВТ/Хрулев, Степан Александрович

Хрулев, Степан Александрович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Фабер — Цявловский. Источник: т. 21 (1901): Фабер — Цявловский, с. 438—441 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Хрулев, Степан Александрович в дореформенной орфографии


Хрулев, Степан Александрович, генерал-лейтенант, род. в 1807 г., в Тульской губернии, в имении отца своего, занимавшего в Туле должность председателя гражданской палаты, умер 22 мая 1870 г. Пробыв шесть лет в тульском Александровском училище и блестяще выдержав в 1825 г. окончательный экзамен при 2-ом С.-Петербургском кадетском корпусе, Х., по существовавшему тогда порядку, был прикомандирован «для ознакомления со службой» к Дворянскому полку, а в следующем году, 19-ти лет от роду, произведен в прапорщики и переведен в артиллерийскую конно-легкую № 25 роту, которая в то время квартировала на границе Польши. Польское восстание 1831 г. было началом боевой деятельности Хрулева: едва вспыхнул мятеж, как он выступил в поход, следуя через Варшаву в Люблин, и в этот продолжительный переход, постоянно сопровождавшийся стычками с поляками, впервые ознакомился с боевой обстановкой. Участвуя затем во многих делах и особенно под Козеницами (7 февраля) и при Люблине (27 февр.), Х. зарекомендовал себя очень храбрым и способным офицером и уже в эту первую свою кампанию не раз имел случай выказать изумительное хладнокровие, редкую распорядительность и полное пренебрежение всякой опасности, — качества, которые впоследствии сделали его героем Севастопольской обороны. За храбрость, выказанную в эту кампанию, Х. был произведен в подпоручики и награжден орденами св. Анны и св. Владимира 4-й ст. с бантом.

В 1835 г. Х. был прикомандирован к образцовой конной батарее, а в следующем переведен л.-гв. в конную батарею, где сперва исполнял обязанности казначея, а затем нес строевую службу; в 1844 г., в чине полковника, он вторично был зачислен в образцовую конную батарею, а в конце того же года назначен командиром конно-легкой № 26 батареи. Основательно изучив за это время службу и считаясь знатоком артиллерийского дела, Х. неоднократно был привлекаем к участию в обсуждении важных технических вопросов, так, между прочим, о введении в артиллерии картечных гранат.

Венгерскую кампанию 1849 г. Х. начал, будучи уже полковником и командиром 4-ой конной артиллерийской бригады; на него сначала была возложена обязанность начальника аванпостов, а затем — командира отдельного партизанского отряда. С блистательным успехом Х. в продолжение нескольких месяцев (до 5 августа) исполнял возложенное на него трудное поручение, не раз избегая со своим отрядом крайней опасности и всегда находя удачный выход из самых затруднительных положений; венгерские инсургенты подавляли наших партизан численностью, и только такому вождю, столь опытному, находчивому и бесстрашному, как Х., было под силу бороться с ними. После сражения под Вайценом (4 июля) Х., посланный с партизанским отрядом преследовать арьергард разбитой неприятельской армии и следуя с 2 эскадронами драгун, сотней казаков и двумя орудиями, совершенно неожиданно наткнулся у города Лозонча на сильный неприятельский корпус. Вдали от русских войск и в виду превосходного врага Х. не потерялся и, расположив искусно свой отряд, чтобы скрыть его малочисленность от неприятеля, он отправил к командиру корпуса Наги Шандору парламентеров от имени фельдмаршала, с предложением сложить оружие и разойтись, угрожая в противном случае немедленно атаковать его всей русской армией. Парламентеров препроводили в главную квартиру генерала Гергея, который после объяснения с ними написал письмо гр. Паскевичу, прося дать ему 48 часов времени для обсуждения вопроса с прочими венгерскими вождями. Военные действия на время переговоров были приостановлены, а тем временем к Хрулеву подошли передовые части нашей армии, и его отряд был спасен. За отличную храбрость и мужество, выказанные Хрулевым в делах Венгерской кампании, он получил золотую саблю с надписью «за храбрость», чин генерал-майора и австрийский орден Железной короны 2-й ст.

В феврале 1851 г. X был назначен командиром 1-ой бригады 1-ой драгунской дивизии, а в мае 1853 г. поступил в распоряжение командира отдельного Оренбургского корпуса генерал-адъютанта гр. Перовского, который в то время действовал против кокандцев. Во время трудного и мучительного перехода русских войск чрез киргизскую степь и реку Сыр-Дарью, Х. командовал артиллерией отряда, с большим успехом руководя ее движениями, особенно во время трудной переправы через степную реку. В начале июля отряд подошел к крепости Ак-Мечеть (ныне форт Перовский), и 6 числа началась осада. Х. сам управлял траншейными и минными работами, а при штурме (28 июля) командовал одной из штурмовых колонн. Крепость была взята, и гр. Перовский доносил государю: «успешное и скорое производство осадных работ, удачное действие наших орудий, одушевление войск при штурме личным примером, сбережение их, — все это должно быть отнесено к распорядительности генерала Хрулева, к его знанию дела и к хладнокровной его неустрашимости, почему, по всей справедливости, принадлежит ему вполне и самая честь завоевания крепости». За это дело Х. был произведен в чин генерал-лейтенанта.

Наступил 1854 г., началась война с Турцией, кончившаяся Крымской кампанией и знаменитою обороною Севастополя. Славное участие Хрулева как в этой войне, так особенно в обороне Севастополя стяжало ему вечную славу и причислило его имя к именам тех русских богатырей, память о которых никогда не умирает в народе. В начале 1854 г. Х. прибыл на Дунай и поступил в распоряжение начальника инженеров генерал-адъютанта Шильдера, который поручил ему немедленно устроить батареи для действия по судам, стоявшим у Систова и Никополя. 16 февраля Х. явился в Калараш и произвел рекогносцировку обоих берегов Дуная, а 18 числа уже были готовы 4 батареи, к которым на следующий день присоединились еще 3, и когда 20 февр. турки в числе 6000 чел. произвели вылазку на левый берег Дуная и, оттеснив нашу передовую цепь, уже приступили к срытию батарей, Х., собрав войска (один пехотный полк, два эскадрона драгун, две сотни казаков и две батареи) и осыпав неприятеля картечью, бросился в атаку и принудил турок к поспешному отступлению: они едва успели сесть на суда, оставив до 500 человек на берегу. 27 и 28 февраля Х. действовал при Ольтенице, затем, находясь против крепости Силистрии, с 24 марта по 5 мая заведовал предварительными осадными работами. 12 июня Х. командовал арьергардом при отступлении наших войск от Силистрии, а два дня спустя совершил смелую рекогносцировку, переправившись чрез главный рукав Дуная. С декабря 1854 г. Х. состоял при главнокомандующем морскими и сухопутными силами в Крыму генерал-адъютанте кн. Меньшикове. 9-го марта 1855 года окончено было сооружение Камчатского люнета, и на другой день огонь нашей артиллерии и штуцеров заставил неприятеля прекратить траншейные работы. Однако, не довольствуясь этим, Х. в ночь с 10 на 11 марта произвел вылазку из Камчатского люнета: построившись в ротные колонны, войска наши ворвались в главную французскую траншею и срыли все произведенные там работы; бой длился всю ночь и только с рассветом Х. дал знак к отступлению. Донося об этом деле, главнокомандующий, между прочим, писал государю: «свидетельствую о геройском мужестве генерал-лейтенанта Хрулева». Государь прислал храброму генералу орден св. Георгия 3-й ст.

5-го мая Х. был назначен начальником 1-го и 2-го отделений оборонительной линии. С этой стороны Севастополю особенно угрожала опасность, а потому сюда и был вызван «храбрый, солдатский генерал», как его называли нижние чины. Войска с доверием и надеждой встретили это назначение; большая часть солдат не раз видела Хрулева в бою, знала его отвагу и храбрость; войска любили его за попечение о них, за уменье одним кстати сказанным словом ободрить и воодушевить их; им было известно, что Х. назначался только на опасные места, и всем стало очевидно, что наступает серьезный период обороны Севастополя. Прибыв к новому посту и осмотрев местность перед 1-м и 2-м бастионами, Х. признал необходимым отдалить работы противника от 1-го отделения. Решено было построить ложементы; работа немедленно началась и скоро была окончена, но мы не могли удержать за собой ложементов: в ночь с 10-го на 11-е мая французы произвели сильную вылазку; наши войска храбро сражались до 3-х часов утра но, благодаря значительному превосходству сил противника, мы потеряли новые траншеи. 25 мая произошло третье бомбардирование Севастополя, а на другой день Х. был назначен начальником корабельной стороны. Он прибыл к новому посту после полудня, а в 3 часа начался штурм на наши передовые укрепления. Едва Х. успел приступить к распоряжениям, как показались неприятельские колонны. Отдав приказание привести резервы с корабельной стороны, он поскакал к Малахову кургану. Противник атаковал Камчатский редут и взял его после отчаянного сопротивления. Тогда Х., захватив из подходивших подкреплений 2 батальона Забалканского и 1 батальон Суздальского полка, бросился с ними на редут и штыками выбил французов. В этот момент он получил известие, что на левом фланге захвачены неприятелем Волынский и Селенгинский редуты. Х. поскакал туда, но ни его личное мужество, ни геройские усилия наших войск не могли бороться с врагом, к которому подходили все новые и новые силы: бой продолжался до вечера, и мы потеряли передовые укрепления. Неприятель, заняв их, стал апрошами приближаться к Малахову кургану и громить бастионы корабельной части. 5-го июня союзники открыли четвертое бомбардирование Севастополя, что указывало на неминуемый штурм, и действительно, около 3-х часов утра 6-го июня противник по сигналу двинулся на штурм. Услышав тревогу, Х. бросился на Малахов курган, как самый важный пункт обороны. Французы шли прямо на 2-й бастион и Малахов курган с прилегающими к нему батареями, англичане двинулись на 3-й бастион. Х., ежеминутно подвергаясь крайней опасности, хладнокровно отдавал приказания. Два раза противник производил атаку, но оба раза был отбит с большим уроном. После второй атаки Х. получил донесение, что на правом фланге Малахова кургана неприятель овладел батареей Жерве. Прискакав на всем знакомом белом коне своем на батарею и увидев, что войска, защищавшие ее, отступают в полном беспорядке, Х. крикнул им: «Ребята, стой! Дивизия идет на помощь». Войска остановились. Увидев 5-ую роту Севского полка, которая возвращалась с работ с лопатами и ружьями за спиной, Х. подлетел к ней с криком: «Благодетели мои, в штыки за мной!». Севцы моментально бросились за любимым вождем. И эти 138 человек должны были изобразить дивизию, которую обещал Х. Блестящая атака этой горсти людей сразу изменила дело: французы были выбиты, и батарея взята обратно; в 7 часов утра союзники отступили. Слава и честь этого дня бесспорно принадлежит Хрулеву, который и был награжден орденом св. Владимира 2-й ст. 27-е августа было последним днем участия Хрулева в Севастопольской обороне. Союзники в этот день всеми силами произвели новый штурм на город. Х., безотлучно находившийся на Малаховом кургане, во главе Севского полка, с образом в руке, бросился в атаку, но был ранен в левую руку. Не оставляя однако строя, он продолжал распоряжаться боем, пока не лишился сознания. В ноябре 1855 г. Х. был уволен в Петербург для лечения и через два месяца назначен состоять в распоряжении главнокомандующего отдельным Кавказским корпусом. Состоя в этой должности, он с 15 марта по сентябрь 1856 г. командовал отрядом, расположенным на турецкой границе. После передачи туркам крепости Карса, Х. вернулся в Петербург и в сентябре 1861 г. был назначен командиром 2-го армейского корпуса, а через год зачислен в запасные войска, в которых и оставался до своей смерти. Хрулев похоронен в Севастополе, где ему воздвигнут памятник. Многих выдающихся деятелей дал нашей родине Севастополь, и между ними Хрулеву принадлежит видное место. Его не только знала и ценила по заслугам армия, но он сделался любимцем всего народа. Богато одаренный от природы, беззаветно преданный долгу, Х. обладал удивительным уменьем управлять людьми. Средства, к коим он прибегал для этого, были простые: сердечность и самое строгое внимание к нуждам солдата. Неудивительно, что при таком начальнике самые отчаянные предприятия казались обыкновенными и сулили верный успех.

Послужной список Хрулева, хранящийся в Общем архиве Главного Штаба. — Ивановский: «Хрулев», 1872. — «Портретная галерея русских деятелей» Мюнстера, СПб., 1865, т. I. — «Голос», 1870 г., № 146. — «Киевлянин», 1870 г., № 66. — «Русск. Инв.», 1870 г., № 115. —«Морской Сборн.», 1855 г., № 2, 3, 4. — Ореус: «Венгерская кампания 1849 г.», СПб., 1882. — Тотлебен: «Оборона Севастополя», том 2-й, СПб., 1863. — «Всемирная Иллюстр.», 1873 г., № 272. — «Севастопольский Сборник», изд. 1872 г., № 1. — «Записки по истории Севастопольской обороны» А. П. Хрущова, СПб., 1889.

М. Г.