РБС/ВТ/Хмельницкий, Юрий

Хмельницкий, Юрий
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Фабер — Цявловский. Источник: т. 21 (1901): Фабер — Цявловский, с. 367—369 ( скан · индекс ) • Другие источники: ЭСБЕ : ЭСГРБС/ВТ/Хмельницкий, Юрий в дореформенной орфографии


Хмельницкий, Юрий, третий сын Богдана Хмельницкого, гетман войска запорожского, род. в 1641 г., умер в 1685 г. Изо всех детей Богдана Хмельницкого лишь Юрий, при всем ничтожестве, играл немаловажную роль в истории южной России. После смерти матери он остался малолетним; его воспитала любовница его отца, ставшая Чаплинскою, а потом женою Б. Хмельницкого, и Юрий всегда питал к мачехе искреннюю любовь. Воспитывался он, по-видимому, в Киевской братской школе (что после стала академией) и, не окончив ее, вызван был весною 1657 г. в Чигирин больным отцом, назначившим его с согласия старшины наказным гетманом над казаками, посланными в Польшу на помощь Ракочи; но казаки не слушались 16-летнего вождя и взбунтовались. В это время, 27 июля 1657 г., старый гетман скончался. В ожидании выбора нового гетмана старшина оставила пока в этом звании Юрия Хмельницкого, а 24—27 августа, несмотря на его отказы, казаки, собравшиеся на раде в Чигирине в небольшом числе, выбрали его настоящим гетманом, о чем, кажется, сильно хлопотал Богдан Х. перед смертью; но так как Юрий Х. был для гетманства слишком молод, то до его возмужалости избран был «на тот час» гетманом Ив. Выговский, а Юрий Х. поехал в Киев доучиваться. Гетманство Выговского сопровождалось большими междоусобиями в южной Руси, а затем и недоразумениями ее с Москвою, общие причины которых указаны в биографии Б. Хмельницкого; в конце концов Выговский изменил царю и заключил с поляками 6 сентября 1658 г. Гадяцкий договор, давший казакам еще большие льготы, чем Зборовский. В начавшейся войне москвичи терпели неудачи, но затем деятельность Выговского была парализована народным стремлением сохранить верность царю и изменами некоторых представителей казацкой старшины. Х., или лучше сказать, его опекуны сперва поддерживали Выговского, но затем родичи Хмельницкого заявили, что ведь он настоящий гетман; под это знамя стало и Запорожье и на раде под Германовскою (Киевской губ.) казаки принудили Выговского сложить булаву, которую на раде у Белой Церкви на Расаве 11 сент. 1659 г. передали Хмельницкому, и старшина заявила от его имени о верности Москве. Ввиду немногочисленности казаков при этом выборе вскоре собралась новая рада на Жердевой долине у Ржищева (на Днепре) и подтвердила гетманство Хмельницкого и верность Москве, но составила дополнительные статьи для договора с нею в смысле большого освобождения южной Руси от Московского управления. Но московские воеводы в Малороссии не признали правильности этого двукратного избрания ввиду немногочисленности избирателей и потребовали новой рады, более полной, в Переяславле, где находились московские войска; сюда явился Х. со старшиною и узнал, что об утверждении дополнительных статей нечего и думать; наоборот, из Москвы доставлены новые статьи, более стеснительные, чем прежние; в том числе Северщина отнималась от Малороссии и присоединялась непосредственно к Москве, не только в Киеве, но и в иных крупных городах ставились московские отряды, ослаблялась власть гетмана и усиливалось влияние на Малороссию центральных московских учреждений. Х. предупредил бояр, что условия эти вызовут сильное неудовольствие казаков, но его не послушали. 17 октября собралась рада в присутствии московского войска; Х. снова был избран гетманом и присягнул царю, но когда вернулся в Чигирин и огласил статьи, то вызвал ропот на себя и на старшину. Между тем война с Польшею на этот раз повсюду была для нас неудачна. Х. помогал москвичам, и когда из Москвы отправлено было в Малороссию значительное войско, он действовал заодно с ними; но между москвичами и казаками происходили большие раздоры; обижали московские воеводы и самого гетмана; ввиду этого польские агенты стали склонять его и старшину к измене царю. Х. долго колебался, но когда московское войско осенью 1660 г. было разгромлено и взято в плен под Чудновым, и изменила часть старшины, то на измену склонился и слабохарактерный Х. и заключил здесь же договор с поляками на условиях Гадяцкого договора. Обычные нестроения в польском войске и бездеятельность гетмана лишили Чудновскую битву соответствующего значения; многие малорусские полки, особенно из левобережья, сохранили верность Москве и избрали себе новых гетманов; Х. уже тогда желал отказаться от булавы и поступить в монахи; но поляки его удержали и 20—21 ноября 1660 г., на раде в Корсуне, Х. снова был избран гетманом и признан в этом сане поляками на Гадяцких же условиях. В течение 1661—1662 гг. в Малороссии происходили большие междоусобия и тянулась война с переменным счастьем; летом 1662 г. Х. осаждал Переяславль, но был прогнан московскими войсками; настигнутый ими под Каневом 17 июля, он потерпел сильное поражение и чуть не погубил всего своего войска; он потерял бы и Чигирин, если бы ему не помогли татары. Тогда Х. убедился в своей неспособности быть гетманом, да и казаки в нем разочаровались; поэтому в конце 1662 г., на раде у Корсуня, Х. отказался от гетманства, а 6 января 1663 г. постригся в Чигиринский монастырь под именем Гедеона. После этого сведения о Хмельницком на несколько времени становятся скудными; известно, что он перебывал в различных монастырях в Киеве, Корсуне, Смелой, бывал в Чигирине, в конце 1663 г. в качестве почетного гостя присутствовал в Белой Церкви на диспуте и т. п. Когда занявший его место гетман Тетеря (муж его сестры), сторонник Польши, нелюбимый казаками, ожидал восстания, то, опасаясь, чтобы оно не произошло во имя Хмельницкого, он захватил его в 1664 г. в Смелянском монастыре и послал под стражей в Львов, откуда его отправили в заточение с Мариенбург. Здесь Х. пробыл до 1667 г., когда ему удалось оправдаться и добиться воли; он поселился в Уманском монастыре, где прожил до 1673 г. После того как Польша уступила Турции по Бугацкому договору Украйну, Х. уехал с игуменом монастыря из Умани в Киев, но по дороге был захвачен татарским загоном и возвращен в Умань. Так как жители этого города не пожелали выкупить Хмельницкого, то его отправили в Крым, а хан представил его в Константинополь, где с ним обошлись милостиво и поместили в одном из греческих монастырей. Здесь прожил Х. до 1675 г. и был архимандритом; но когда происходила борьба за Чигирин, то турки, нуждаясь в кандидате на гетманство, обратились к Хмельницкому. Он скинул рясу, провозглашен был не только гетманом, но и князем Сарматии и участвовал в Чигиринской борьбе, и когда город был взят турками, получил эту часть Украйны в управление, хоть и под ведомством турецкого паши, жившего в Каменце. Управлял Х. Малороссией очень бестолково и жестоко. Продолжавшаяся война сделала правобережную Малороссию совсем безлюдною, и Хмельницкому приходилось гетманствовать в пустыне; резиденцией он избрал Немиров, так как в Подолии оставалось несколько более жителей, чем в Киевщине. Но управлял Х. до того бесполезно жестоко, что турки арестовали его и отправили в Константинополь, а край поручили Молдавскому господарю, заботившемуся о его заселении. Когда господарь этот был взят в плен, султан еще раз, летом 1685 г., восстановил гетманство Хмельницкого, но оно не продолжалось и полугода; за жадность, с которою он грабил подчиненных, и за страшную жестокость к ним он был арестован в конце 1685 г. и отправлен в Каменец, где он был осужден на смерть: его задушили и труп бросили с моста в реку.

По общему свидетельству Х. был вполне ничтожною личностью. Судя по портрету, он был довольно красив, но слишком тучен; по уму же и в зрелом возрасте оставался ребенком, малоразвитым и слабохарактерным; притом он был эпилептик и вообще психически ненормален, чем, вероятно, и объясняется его страшная жестокость, тем более, что он скорее был человек тихий и лишь когда на него находило бешенство, переставал понимать, что делает, и мог совершить самый лютый поступок. В сущности Х. имел значение лишь как сын Богдана Хмельницкого, единственный его переживший, но глупому сыну не пошла впрок отцовская слава.

Монографии Костомарова: «Гетманство Выговского», «Гетманство Юрия Хмельницкого» и «Руина». — Соловьев: «Ист. Росс.», т. XI—XIII. — Карпов: «Критич. обзор разработки главн. русск. источников... за время 1654—1672 гг.», М., 1870.