РБС/ВТ/Рождественский, Иван Васильевич

Рождественский, Иван Васильевич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Рейтерн — Рольцберг. Источник: т. 16 (1913): Рейтерн — Рольцберг, с. 325—327 ( скан · индекс ) • Другие источники: ЭСБЕРБС/ВТ/Рождественский, Иван Васильевич в дореформенной орфографии
 
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Рождественский, Иван Васильевич, протоиерей, член Св. Синода, настоятель Малой церкви Зимнего Дворца, проповедник; родился в селе Богоявленский Погост, Вязниковского уезда Владимирской губернии, 18 января 1815 года. Отец его, священник Василий Гаврилович, рано овдовел и поступил в Рождественский, при Архиерейском доме, монастырь в г. Владимире; вместе с отцом поселился в монастыре и мальчик, и это обстоятельство, несомненно, оказало на него большое влияние: он часто посещал церковные службы и полюбил богослужение, в котором, обладая хорошим голосом и слухом, принимал участие в качестве чтеца и певчего. Тихого и даровитого мальчика, жившего с сумрачным отцом, заметил и приблизил к себе находившийся тогда на Владимирской кафедре преосвященный Парфений, который и поместил его в Училище, а затем — во Владимирскую Семинарию, где талантливый ученик шел во главе товарищей. В 1833 году, будучи учеником класса благословия, он был семинарским начальством избран и отправлен в С.-Петербургскую Духовную Академию, куда и поступил в состав XII курса; в Академии он занимался так же успешно и окончил ее 22 лет в 1837 году третьим магистром богословия. Вслед за тем получил он место преподавателя в Рязанской Семинарии, откуда уже в августе 1838 года был переведен в С.-Петербургскую Семинарию на кафедру сначала словесности, а в следующем году и гражданской истории. В июле 1839 года Р. вышел из состава преподавателей Семинарии и был определен настоятелем выстроенной при Дворянском Полку церкви, а вместе с тем и законоучителем воспитанников Полка; так как ему было в это время всего 25 лет, то директор Полка H. H. Пущин сомневался в достаточности его авторитета и находил его слишком молодым и неопытным для ответственного поста пастыря и законоучителя; но всякое недоверие вскоре было оставлено: о. Рождественский, предавшись всей душой порученному ему делу, не только приобрел громадный авторитет и влияние у молодежи, но и привлек к себе ее искреннюю любовь, доверие и послушание. Его педагогическая деятельность имела чрезвычайный успех и самым благотворным образом отражалась на воспитанниках; объясняется это явление тем, что в мрачную эпоху 40-х и начала 50-х годов прошлого столетия в военно-учебных заведениях встречалось очень мало воспитателей, которые бы вносили в свои труды чувство любви к питомцам и были бы в свою очередь любимы и уважаемы ими, — между тем, именно таким оказался о. Рождественский; болея сердцем за воспитанников, он направлял свои усилия к тому, чтобы по возможности смягчить и осмыслить в их глазах тот жестокий режим, которому они подвергались; так возникло его известно "Письмо отца-офицера к сыну-кадету", где он объяснял и оправдывал главные черты кадетской педагогики; эту же задачу примирения воспитанников с их тягостным положением он преследовал и осуществлял в живых беседах с ними, ободряя их, поддерживая в них терпение, стойкость, возбуждая дух; часто, особенно по вечерам, он посещал кадетов в ротах и, окруженный жадными слушателями, вел с ними речи, проникнутые таким гуманным чувством, простотой и сердечностью, таким теплым сочувствием к ним и пониманием настроения молодых душ, с таким умом разъяснял обуревавшие их сомнения, что привлекал к себе всех. Уроки его были так занимательны, что в числе слушателей находились не только католики и протестанты, но и мусульмане; ни догматического, нетерпимого тона, ни ультрамонтанства, ни риторических фраз, ни чванных поучений, ни упреков за ним не водилось, — он знал и применял одно нравственное влияние, убеждение силой логики и спокойную справедливость; и его педагогический успех был поразителен, его уроки церковной истории слушались со вниманием и увлечением, его самого слушались не за страх, а за совесть. Преподавательский талант его и достигнутые им результаты скоро были замечены и оценены помощником главного начальника военно-учебных заведений, известным Я. И. Ростовцевым, и обратили на себя внимание самого главного начальника Великого Князя Михаила Павловича и других лиц, стоявших во главе кадетского образования, — это доставило ему потом место преподавателя у Великих Князей; Ростовцев же брал его с собой в поездки для ревизии провинциальных военно-учебных заведений; известность о. Рождественского, как замечательного педагога, была так велика, что когда в Артиллерийском Училище оставил службу законоучитель Н. Ф. Раевский, а начальник Училища барон П. Ф. Розен, протестант, обратился к Ростовцеву за советом касательно нового законоучителя, то последний отвечал, что по его мнению нет в России священника лучше Рождественского, который и был затем приглашен и преподавал Закон Божий в Училище с 1846 по 1849 год, оставив по себе и там благодарную память за принесенную пользу. Особую славу создали о. Рождественскому его ежегодные, с 1840 по 1850 год, блестящие речи, произносившиеся перед присягой вновь произведенных офицеров, выпущенных из всех военно-учебных заведений Петербурга; последняя речь, сказанная в присутствии Наследника Александра Николаевича, сделала на него такое сильное впечатление, что он обратил внимание Императора Николая Павловича на духовного оратора; Государь потребовал себе сборник произнесенных о. Рождественским речей и наградил проповедника; речи эти печатались, начиная с первой в 1848 году, в "Журнале дия чтения воспитанников военно-учебных заведений" и перепечатывались в "Христианском Чтении", а в 1850 году были изданы в Петербурге отдельным сборником. С 1848 года Рождественский состоял в числе десяти внешних духовных особ при Конференции С.-Петербургской Духовной Академии; уволен по прошению, с благословения Синода, в 1862 году; 30 сентября 1855 года он назначен был в Комитет, учрежденный с целью издания книг для простолюдинов под руководством Св. Синода, а в 1859 году был почтен особым доверием Великой Княгини Марии Николаевны и, благодаря своим заслугам, призван к ее двору: взысканный этим почетом, он, однако, долго горевал, расставшись с Дворянским Полком, который, разумеется, горевал еще больше и выразил свою признательность достойнейшему отцу Иоанну тем, что все воспитанники, сложившись, кто сколько мог, поднесли ему на серебряном вызолоченном блюде наперсный золотой крест с золотой цепью. После того, по прошествии многих лет, о. Рождественский, обладавший поразительной памятью, встречая бывших учеников, безошибочно называл их по фамилиям. Наружность о. Рождественского была некрасива: огромный рост, при большой сухощавости, жидкая и довольно длинная борода, широкий, красный, расплюснутый нос, лицо, покрыто красными пятнами; но физические недостатки обожаемого учениками наставника совершенно заслонялись его высокой нравственной красотой, необыкновенной силой ума и обширными богословскими познаниями, — в особенности во время проповеди, когда он выходил без подготовки и, начав говорить, вдохновлялся, лицо его, освещенное кротостью и умом, казалось прекрасно, как и его речь, захватывавшая все внимание толпившейся вокруг него молодежи; вспоминают исповедь у него, всегда чистую, искреннюю, как перед человеком, на честность которого можно было вполне положиться и совет которого об исправлении ошибки был всегда практичен, умен и доброжелателен.

В 1860 году о. Рождественский был переведен к Большому Двору и стал преподавать Закон Божий детям Имп. Александра II, а в 1862 г. назначен был протоиереем Малой церкви Дворца; вся Царская семья полюбила наставника. В 1865 году он был призван к присутствованию в Св. Синоде. Рано лишившись жены и детей, о. Рождественский постоянно отдавался широкой благотворительности: бедные земляки и землячки, оканчивавшие в Петербурге образование, видели в нем родного отца и пользовались его щедрой поддержкой; во Владимирской Семинарии, Петербургской Академии, Царскосельском и Владимирском женских училищах учредил он стипендии, жертвовал, вообще, на народное образование и содействовал изданию "Епархиальных Ведомостей", а в 1870 году в г. Вязниках, Владимирской губернии, открыл богадельню своего имени для священно- и церковнослужительских вдов и сирот. Не отличаясь вообще крепким здоровьем, он подвергся в начале декабря 1881 года тяжкой болезни; для успешного лечения ему было назначено бывшим его учеником Императором Александром III удобное помещение в Царском Селе; о ходе болезни осведомлялись все Великие Князья; наконец, осенью 1882 года он снова слег и 10 октября утром скончался, 67 лет от роду; отпевание, в присутствии многих членов Царского Дома и многочисленных почитателей, совершал, вместе с членами Св. Синода, митрополит Исидор; похоронен о. Рождественский в Петербурге, на Смоленском кладбище. Главные награды и отличия его были следующие: митра, ордена св. Анны 1-й степени, св. Владимира 2-й степени и св. Александра Невского с алмазными украшениями.

А. В. Смирнов, Уроженцы и деятели Владимирской губернии, получившие известность на различных поприщах общественной жизни. Владимир, 1897 г., вып. 2; Д. Д. Языков, Обзор жизни и трудов покойных русских писателей, вып. 2; Надеждин, История Владимирской Духовной Семинарии, Владимир 1875 г.; И. Чистович, История СПб. Духовной Академии, СПб. 1857 и 1889 г.; "Голос" 1882 г., № 291, статья М. И. Венюкова; "Московские Ведомости" 1882 г., № 286; А. Родосский, Биогр. Словарь студентов СПб. Дух. Акад., СПб. 1907, стр. 403—404; Малицкий, История Влад. Дух. Семинарии; "Русская Старина" 1891 г., кн. І, статья A. M. Миклашевского: "Дворянский Полк в 1840-х годах"; "Новое Время" 1882 г., № 2380; "Моск. Вед." 1882 г., № 286.

В. В. Аз—ий.