Открыть главное меню

РБС/ВТ/Коцебу, Август-Фридрих-Фердинанд

Коцебу
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Кнаппе — Кюхельбекер. Источник: т. 9 (1903): Кнаппе — Кюхельбекер, с. 347—354 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ : ADB : Britannica (11-th)РБС/ВТ/Коцебу, Август-Фридрих-Фердинанд в дореформенной орфографии


Коцебу, Август Фридрих Фердинанд, известный драматург, род. в Веймаре 3 мая нов. ст. 1761 года, убит Зандом, в Мангейме, 23 марта н. ст. 1819 г. — Лишившись отца в 1763 г., он получил воспитание под ближайшим руководством матери. Женщина образованная, одаренная литературным и художественным вкусом, она внушила сыну с малых лет сильнейшую любовь к чтению; он зачитывался сначала историей Ромео и Юлий, затем Дон-Кихотом и, особенно, Робинзоном Крузо. Это увлечение мать умеряла, читая с ним Эзопа, Геллерта, Галлера, Бодмера, Глейма, Уца и Гагедорна. Чтение этих писателей, бывших тогда в моде, внушило мальчику желание подражать им и он шести лет от роду уже пишет стихотворения и даже пытается сочинить комедию. Увидав в Веймаре представление труппы странствующих артистов, Коцебу увлекся театром. Когда мальчику подошло время учиться, его отдали в Веймарскую гимназию, где в числе учителей находился его дядя, Музеус, писатель, обращавший особенное внимание на развитие в своих учениках способности к самостоятельному творчеству. В это время Коцебу впервые увидел Гете. Великий поэт, посещавший дом m-me Коцебу, обратил внимание на даровитого мальчика, позволял ему приходить к себе и подолгу с ним беседовал, побуждая его трудиться; Гете даже удостоил мальчика чести играть вместе с ним в любительском спектакле, в своей пьесе "Брат и сестра". Это был первый театральный дебют Коцебу. К гимназическому периоду жизни Коцебу относится и его знакомство с Клингером, автором знаменитой драмы "Sturm und Drang"; с Клингером и Музеусом мальчик пешком совершил путешествие из Веймара в Готу.

Не имея полных 16 лет, Коцебу в 1777 г. поступил в Йенский университет, где изучал латинский и греческий языки и поэзию; в то же время он постоянно участвовал в спектаклях общества артистов-любителей, исполняя, ввиду своей молодости, женские роли ingenues. Он продолжал заниматься стихотворством и в 1777 г. его стихотворение "Ralph und Guido" было напечатано в издании Виланда "Der deutsche Mercur". Пробыв год в Йенском университсте, Коцебу перешел, по обычаю того времени, в другой университет, в Дуйсбурге, где тотчас же составил любительскую труппу и начал давать спектакли в католическом монастыре, так как протестантское население отказалось дать помещение для такого дела. В 1779 г. Коцебу возвратился в Йенский университет, и продолжал здесь свое юридическое образование. Сдав окончательный экзамен, он вернулся в Веймар и занялся адвокатурой. В это время он написал первую свою комедию (не появившуюся, впрочем, в печати) "Модные женщины", сюжет которой заимствован из современной скандальной хроники. В Веймаре Коцебу нашел Музеуса, и стал подражать ему в своих произведениях, как до тех пор подражал Гете, Виланду и Бюргеру. Ежедневно он приходил к Музеусу, и по несколько часов они за одним и тем же письменным столом проводили за литературной работой. Первый результатом этих занятий у Музеуса был первый появившийся в печати труд Коцебу: "Ich. Eine Geschichte in Fragmenten zu Nutz und Frommen der mannbaren Jugend. Eisenach, 1781". Затем, в короткое время последовали: "Erzählungen von A. von Kotzebue. Leipzig, 1781", "Das dreifache Gelübde. Weimar, 1781", и "Er und Sie. Vier romantische Gedichte. Eisenach, 1781". Такая быстрота творчества уже предвещала в лице Коцебу писателя, который впоследствии написал несколько сот литературных произведений.

Осенью 1781 г. Коцебу покинул отечество и прибыл в Россию. Благодаря рекомендательным письмам к графу Ф. Герцу, тогдашнему прусскому посланнику при русском дворе, Коцебу получил место секретаря у генерала Баура и сделался помощником его по дирекции существовавшего в Петербурге немецкого театра. Для этого театра Коцебу написал пятиактную трагедию "Demetrius Zaar von Moscau" (СПб. 1782), и комедию "Die Nonne und das Kammermädchen", написанную по случаю притеснения монастырей в Австрии в царствование Иосифа II. В 1783 г. Баур умер и Коцебу получил в Ревеле место асессора аппеляционного суда — очень хорошее при его молодых годах. Через два года, в 1785 г., Коцебу был назначен президентом Ревельского магистрата. На таком, сравнительно высоком, месте Коцебу, по молодости, позволял себе иногда мальчишеские проказы, что в значительной степени подорвало его авторитет в глазах местного населения. Авторитет его еще более пал, когда он основал любительский театр и стал лично участвовать в платных спектаклях, хотя и с благотворительной целью. В это время он написал первые две драмы, которым сам придавал некоторое значение: "Der Eremit auf Formentera. Reval, 1787" и "Adelheid von Wulfmgen. Leipzig, 1788". Ободренный сценическим успехом этих произведений, Коцебу быстро написал ряд пьес: свою саму известную драму: "Menschenhass und Reue. Berlin 1789", затем "Das Kind der Liebe", "Die Sonnenjungfrau", "Die Spanier in Peru oder Rolla's Tod", "Die Indianer in England", "Bruder Moritz der Sonderling oder Die Colonie für Pelew-Inseln". Все эти пьесы, за исключением "Menschenhass und Reue", встретили в немецкой публике восторженный прием; но "Menschenhass und Reue" вызвала немало разных нападок; вообще же драмы Коцебу давали полные сборы, и он воцарился на германской сцене. В это же время Коцебу задумал написать историю царствования Генриха Льва. Он собрал значительный материал по этому вопросу в архивах Ганновера и Вольфенбюттеля и уже приступил к отделке своего труда, но в то же самое время появились в печати два сочинения об этом государе; тогда Коцебу оставил свой труд. В 1786 г. он основал для Эстляндии и Лифляндии ежемесячное издание, просуществовавшее, впрочем, один только год: "Für Geist und Herz. Eine Monatsschrift für die nordischen Gegenden, Reval, 1786". Коцебу задумал около этого времени большое философское сочинение, но напечатал только отрывок из него: "Vom Adel. Bruchstücke eines grösseren historisch-philosophischen Werks, über Ehre und Schande, Ruhm und Nachruhm aller Völker, aller Jahrhunderte. Leipzig, 1792", где Коцебу превозносит социальную полезность знати; этот отрывок посвящен Екатерине II. В этот же период Коцебу напечатал сентиментальный роман "Die Leiden der Ortenbergischen Familie (I-ая часть St.-Petersburg, 1785, 1 и 2 чч. Leipzig 1787—1788 и новое издание Leipzig, 1792), исторический рассказ "Zaïde oder die Entthronung Muhameds des Vierten. Leipzig, 1786", poман "Die gefährliche Wette. Leipzig, 1790", издал "Nachgelassene Schriften des verstorbenen Profersors Musaeus. Leipzig, 1791" и свой перевод (с французского) сочинения маркиза Жозефа де Буа-Робер де ла Валле "Philosophisches Gemälde der Regierung Ludwigs des XIV-ten. Leipzig, 1791". Издание этого перевода причинило Коцебу немало неприятностей. Его заподозрили в том, что он разделяет взгяды французского автора, отъявленного приверженца революции.

В 1790 г. Коцебу отправился на воды в Пирмонт, а затем в Веймар, где ждала его жена, которая вскоре умерла в родах; эту потерю Коцебу с приторной откровенностью оплакал в своем сочинении "Meine Flucht nach Paris im Winter 1790. Leipzig, 1791", написанном по поводу кратковременного пребывания автора во Франции с 12 декабря 1790 по 7 января 1791 года (по новому стилю), в самый разгар революции.

Еще в Пирмонте Коцебу познакомился с небезызвестным доктором Циммерманом, корреспондентом Екатерины II и противником господствовавшей тогда в Германии партии Aufkläung. Бардт, основатель общества, известного под именем "Двадцати двух" или "Германского союза" и имевшего задачей пропаганду философских идей, непримиримым противником которых был Циммерман, написал по адресу Циммермана язвительную брошюру "Mit dem Herrn Zimmermann deutsch gesprochen von D. C. F. Bahrdt". Коцебу, которому попала в руки эта брошюра, задумал отомстить за Циммермана и издал переходящий всякие границы памфлет, в виде драмы "Doktor Bahrdt mit der eisernen Stirn oder die deutsche Union gegen Zimmermann. 1790" и подписал это произведение не своим именем и не псевдонимом, а фамилией барона Книгге, писателя, который был одним из противников Циммермана. Успех этого памфлета был необычайный, но подлог этот не прошел для Коцебу безнаказанно. Один из выведенных в памфлете лиц, ганноверский полицейский чиновник, подал в ганноверскую полицию формальную жалобу с просьбой официально расследовать дело. Суд объявил награду в несколько сот талеров тому, кому удастся открыть настоящего автора памфлета. Коцебу понял, в какую неприятную историю он впутался и сначала решился на полупризнание. 18 августа (н. ст.) 1791 г. он объявил, что, под влиянием дружбы своей с Циммерманом, он принимал участие в составлении памфлета, но что он совершенно непричастен ко всему тому, что касается Ганновера и выведенных в памфлете персонажей. Дальнейшие разоблачения он обещал сделать тогда, когда будут наказаны памфлетисты, годами преследовавшие Циммермана. Эти недомолвки только укрепили в публике уверенность, что Коцебу был автором памфлета. Не желая признаться в авторстве и видя, что истина, тем не менее, неминуемо откроется благодаря энергическим расследованиям, Коцебу решил уехать обратно в Россию. Этот скандал скомпрометировал Коцебу в глазах всей Германии, которая не простила ему его поступка, несмотря на публичное покаяние, принесенное им в брошюре "An das Publikum von A. von Kotzebue, 1794", которую он поручил раздавать бесплатно по всей Германии. Как отразилась эта история на служебной карьере Коцебу в России, в точности не известно. Впрочем, служебное его положение было и без того не особенно прочно, как это можно заключить из отзывов о нем Екатерины II, которая в письмах в Гримму в 1791 г. говорит: "Коцебу не думает о своих обязанностях: берет жалование, а другие делают за него дело. Он находится под непосредственным покровительством Циммермана, который его хвалит; но за всем тем я предвижу минуту, когда Сенат ему пришлет отставку за то, что он не исполняет своей должности", а в другом месте — "Г. Коцебу мне надоел. Я не имею чести его знать, но знаю одно, что он всех заставляет ко мне писать, а сам везде, только не там, где бы ему следовало быть... У нас он слывет завзятым пруссаком; он был в сношениях с Густавом".

В 1795 г. Коцебу вышел в отставку, и поселился, со своей молодой второй женой в своем имении Фриденталь, в 40 верстах от Нарвы, занимаясь исключительно литературными трудами. Через два года он получил приглашение в Вену на должность секретаря императорского театра. 30 января (н. ст.) 1798 г. Коцебу прибыл в Вену, был на другой же день весьма милостиво принят императором Францем и немедленно вступил в отправление своей новой должности. Через несколько месяцев по своем прибытии в Вену, Коцебу, благодаря своей литературной известности, сделался чуть ли не первым лицом в венском театре. Авторитет Коцебу был так высок, что Шиллер, присылая для Венского театра свою трилогию "Валленштейн", уполномочивал Коцебу сделать в трилогии все изменения, которые он признает полезными. Во время пребывания в Вене Коцебу написал поражающее количество театральных пьес — комедий и "фарсов для пищеварения", по его собственному выражению. Желая поднять театр на возможную высоту, Коцебу требовал от артистов серьезного труда и при распределении ролей не щадил самолюбия артистов; последние подали на Коцебу коллективную жалобу директору театров; следствие оправдало Коцебу, но он, не желая повторения подобных историй, отказался от должности. Получив от императора ежегодную пенсию в тысячу флоринов, титул придворного поэта и разрешение поселиться, где ему угодно, с одним лишь обязательством отдавать венскому театру первенство в представлении своих новых произведений, сохраняя, впрочем, право ставить их в то же время и на других сценах, — Коцебу пропутешествовал весну 1799 г. по южной Германии, а в начале лета поселился на родине, в Веймаре.

10 апреля (н. ст.) 1800 г. Коцебу выехал из Веймара в Россию, для свидания с родственниками своей жены и детьми от первого брака, воспитывавшимися в Петербурге в кадетском корпусе. Но в Полангене Коцебу был неожиданно по Высочайшему повелению арестован и отправлен в Сибирь. По дороге он пытался бежать, но неудачно. Местожительством ему был назначен город Курган. Однако, в ссылке Коцебу пробыл недолго: уже в начале июля 1800 г. ему была возвращена свобода. Этим он обязан своей, в общем посредственной, пьеске "Лейб-кучер Петра III", появившейся впервые в Лейпциге в 1799 г. (Der alte Leibkutscher Peter des Dritten") и представляющей из себя изображение одного великодушного поступка отца Императора Павла. Прочтя случайно эту пьеску в русском переводе Краснопольского, Павел был очень растроган, вспомнил о сосланном им авторе, приказал его немедленно освободить, пожаловал ему имение в Лифляндии с 400 душ, чин надворного советника и назначил, сверх всего, директором петербургского Императорского немецкого театра. Кроме того, Император избрал Коцебу для перевода на немецкий язык известного своего вызова европейским государям, составленного им собственноручно на французском языке. Перевод очень понравился Императору и он пожаловал Коцебу табакерку с бриллиантами и поручил ему составить описание вновь выстроенного Михайловского дворца ("Краткое описание Императорского Михайловского дворца, 1801 г."). За составлением этого описания застала Коцебу смерть Императора Павла. По вступлении на престол Александра I, Коцебу подал Императору прошение об увольнении его от должности директора театра и о разрешении выехать за границу. Пршение это было удовлетворено, и Коцебу 29 апреля (н. ст.) 1801 г. выехал из Петербурга за границу. Рассказанные только что приключения Коцебу описал в автобиографическом сочинении, появившемся одновременно на немецком и французском языках: "Das merkwürdigste Jahr meines Lebens. Berlin, 1801", и "Une année mémorable de la vie d'Auguste do Kotzebue". Paris, 1801"; в рукописи сохранились значительно более подробные воспоминания Коцебу об этом пребывании его в России.

Покинув Россию, Коцебу поселился в Веймаре; частью личное соперничество, частью противоположность взглядов, каких придерживался он, и тех, какие тогда все более и более распространялись в германском обществе, поставили его в неприязненные отношения к общепризнанным тогда руководителям умов Германии; Гете и Шиллер, учители идеалистической школы, упрекали реалиста Коцебу в том, что он играет на низменных сторонах человеческой природы, что он гонится за внешними эффектами; Шлегель назвал пьесы Коцебу "позором немецкой сцены". Такие нападки задели Коцебу за живое и он написал ядовитую сатиру на бестактный роман Ф. Шлегеля "Lüinde" — "Der hyperboraeische Esel oder die heutige Bildung. Ein classisches Drama und philosophisches Lustspiel für Jünglinge in l Aufzuge. Leipzig, 1799". Вильгельм Шлегель решил отомстить за брата и написал в ответ на комедию Коцебу сатирический сборник эпиграмм, сонетов, од и т. п., под заглавием "Ehrenpforte und Triumphbogen für den Theaterpraesidenten von Kotzebue, bei seiner gehofften Rückkehr in's Vaterland. 1800". Сборник этот, однако, не имел такого успеха, как сатира Коцебу и общественное мнение осталось на этот раз на стороне Коцебу. Вскоре Коцебу встал в неприязненные отношения к Гете, который отказался, ввиду несдержанности и порывистости Коцебу, принимать его у себя на интимных вечерах. К этим неприятностям для Коцебу присоединилась еще одна. К сочинению своему "Das merkwürdigste Jahr meines Lebens" он приложил разбор "Секретных мемуаров о России Массона", в котором заключалась защита памяти Императора Павла от нападок Массона. Последний ответил Коцебу книгой "Nöthige Erläuterungen zu der Schrift des Н. von Kotzebue etc., von einem Freund der Wahrheit. Leipzig, 1802". Здесь Массон не столько возражает Коцебу по существу, сколько старается опозорить его, как человека, в глазах немецкой публики. Все эти происшествия вооружили в конце концов общественное мнение Веймара против Коцебу, и он счел за лучшее удалиться оттуда, и переселился в Берлин в 1802 г.

Находясь уже в Берлине, Коцебу напечатал "Kurze und gelassene Antwort des Н. von Kotzebue auf eine lange und heftige Schmähschritt des Н. von Masson. Berlin, 1802". Около этого времени было удовлетворено самолюбие Коцебу: он был назначен членом Берлинской Академии Наук и получил за свои сочинения каноникат, связанный с материальными выгодами. Нападки противников Коцебу, однако, не прекращались. Главным их органом была "Zeitung für die elegante Welt". Чтобы иметь возможность защищаться, Коцебу основал свою газету "Der Freimüthige. Berlin, 1803—1806", которую издавал сначала один, а потом в товариществе с Гарлибом Меркелем; в этом издании Коцебу вел ожесточенную литературную войну с Гете и, в особенности, со Шлегелями и всей романтической школой.

В 1803 г. Коцебу потерял свою вторую жену; чтобы рассеяться, он поехал в Париж, а оттуда в Лифляндию и здесь женился в третий раз на m-lle Крузенштерн, родственнице своей второй жены. С молодой женой Коцебу совершил путешествие в Италию, которое описал в "Erinnerungen von einer Reise aus Liefland nach Rom und Neapol. Berlin, 1805". По возвращении в Берлин он, продолжая издавать свою газету, предпринимает издание "Almanach dramatischer Spiele zur geselligen Unterhaltung auf dem Lande. Berlin, Riga und Leipzig, 1803—1819", издает "Almanach der Chroniken für das Jahr 1804. Leipzig, 1803", пишет рассказы и массу драм и комедий, оригинальных и подражательных. В это же время он написал " Preussens ältere Geschichte. Riga, 1809", "Geschichte Ludwigs des Vierten. Leipzig, 1812" и "Geschichte des deutschen Reichs, von dessen Ursprung bis zu dessen Untergange. Leipzig, 1814—1815"; научной ценности эти труды не имеют.

После йенского сражения Коцебу переехал сначала в Кенигсберг, а когда французы начали угрожать этому городу, — в Россию, в свои эстляндские поместья. Здесь, не покидая своих чисто литературных занятий, он взялся за перо политического писателя, с целью писать против Наполеона. Для этого он основал небольшой сатирический листок "Die Biene", 1808—1809 (11 выпусков), а затем издавал последовательно в том же духе "Geist aller Journale. Riga, 1809" (6 вып.), "Clio's Blumenkörbchen. Darmstadt, 1810—1812", "Die Grille. Königsberg, 1811—1312" и "Politische Flugblätter. Königsberg, 1814—1815".

В 1813 г. Коцебу за русскими войсками возвратился в Берлин и исключительно занялся политическим писательством. В это время ему поручено было Александром I редактировать выходивший при главной квартире полуофициальный журнал "Russich-deutsches Volksblatt" (вышло 39 №№). В воздаяние услуг, оказанных Коцебу общему делу, он, независимо от избрания 4 октября (ст. ст.) 1815 г. в члены-корреспонденты Императорской С.-Петербургской Академии Наук, был в 1816 г. назначен русским консулом в Кенигсберге. В этой должности Коцебу пробыл недолго, но успел все-таки издать брошюру "Kurze Uebersicht der Manufacturen und Fabriken in Russland. Königsberg, 1816", имеющую целью ознакомить Германию, с успехами русской промышленности.

Время борьбы союзников с Наполеоном было периодом усиленной авторской деятельности Коцебу. Он составлял от имени союзников воззвания к немецкому народу ("An die Deutschen und an die deutschen Blätter. Leipzig, 1814"), редактировал политические журналы, перевел с русского книгу Стурдзы ("Betrachtungen über die Lehre und Geist der orthodoxen Kirche Leipzig, 1817"), издал свою "Geschichte des deutschen Reichs". В этом последнем труде были усмотрены откровенно реакционные идеи и общественное мнение Германии поднялось против Коцебу; особенно непопулярен сделался Коцебу среди студенчества. На известном Вартбургском празднике студенты торжественно предали сожжению сочинение Коцебу "Geschichte des deutschen Reichs", вместе с кодексом Наполеона и прусским указом о жандармерии. Коцебу стал выставлять это сожжение, как стремление поколебать принцип авторитета власти; но не одно только студенчество было враждебно настроено по отношению к Коцебу, все сторонники либеральных идей видели в нем заклятого врага.

Император Александр I поручил Коцебу представлять ему ежемесячные отчеты о движении новых идей, занесенных из Франции в Германию и касающихся политики, статистики, финансов, народного просвещения и т. п.; в 1816 г. Коцебу поселился в Веймаре, расположенном недалеко и от книжного центра — Лейпцига, и начал составлять свои отчеты. Однажды его переписчик, затруднившись разобрать оригинал, просил помочь ему некоего доктора Линднера, который заинтересовался рукописью, сделал из нее выписки и показал их своему приятелю, йенскому профессору Лудену, издававшему журнал "Nemesis", Луден усмотрел в этих донесениях Кодебу шпионство и, желая обличить его перед германской публикой, напечатал в своем журнале сообщенные ему Линднером выписки и этим восстановил против Коцебу тех писателей, о сочинениях которых последний давал отзывы в своем отчете. Всеобщая ненависть к Коцебу и подозрение его в русском шпионстве привели к тому, что один из фанатиков либерализма, студент богословия Карл-Фридрих Занд, считая Коцебу главнейшим тормозом к распространению либеральных идей Германии, убил его кинжалом 23 марта 1819 г. в Маннгейме. Убийство Коцебу не на шутку встревожило германских государей и послужило как бы сигналом к начавшейся вскоре реакции.

Как писатель, Коцебу поражает своей плодовитостью: он написал 211 драматических произведений, 10 романов, 3 сборника рассказов, 2 сборника стихотворений, 5 исторических трудов, 4 автобиографических сочинения и 9 сочинений полемического характера, кроме того, им переведено пять сочинений с иностранных языков и в том числе стихотворения Г. Р. Державина; он был редактором и издателем 10 периодических изданий, значительная часть текста которых принадлежит его перу. Его известность зиждется на его драматических произведениях, остальные же его труды не возвышаются над уровнем посредственности и никогда не имели серьезного значения; впрочем, его периодическим изданиям нельзя отказать в некотором политическом значении. Драматические произведения Коцебу несомненно имели значительное влияние на историю немецкой драматургии, хотя большинство немецких историков литературы старается донельзя умалить это влияние и отводят Коцебу в истории театра самое ничтожное место. Такой взгляд трудно согласить с тем фактом, что Коцебу господствовал на немецкой сцене в течение более полустолетия. Указывают, что пьесы Коцебу поверхностны, не продуманы, не облагораживают зрителей, а иногда даже просто вредны, и, вообще, не выдерживают серьезной критики; в этих утверждениях есть значительная доля правды, но при всем том нельзя не заметить, что даже и теперь, несмотря на изменившиеся вкусы, некоторые комедии Коцебу кажутся весьма забавными, а некоторые его драмы производят довольно сильное впечатление. Кроме того, Коцебу можно упрекнуть за некоторую неоригинальность его пьес: сюжеты для них заимствованы иногда у Мольера, Пикара, Мармонтеля, Шамфора и др.; типы — у Дидро и Руссо; в драматических мотивах заметно иногда подражание Гете; в стихотворной форме его пьес чувствуется влияние Шиллера; даже у осмеиваемых им романтиков Коцебу заимствовал святых и духов-хранителей и веру в предопределение; наконец, кое-чем Коцебу попользовался и у более мелких немецких писателей. В своих драматических произведениях Коцебу особенно любил противополагать культуре природу, хотя часто при этом смешивал первую с неестественным. Французская революция и германомания, жеманство и ханжество, масонство и суеверие, френология и романтика, — послужили ему объектом для насмешки; также не избегли его злого пера веймарские классики и прославленные писатели, к которым Коцебу относился, конечно, не без зависти. Глубокого наблюдения жизни, основательного изучения окружавшего мира у Коцебу нет; но ему прекрасно удавались отдельные комические типы. При составлении своих пьес Коцебу пользовался старинными рецептами, вроде переодеваний, недоразумений и т. п. В общем, необыкновенной популярностью своих произведений Коцебу обязан всего более умению понять более низменные инстинкты массы, ее потребность в развлечении, умению свободно пользоваться литературными образцами, отличным знанием условий сцены, своей ловкости в применении средств и способности создавать для артистов благодарные роли. На русской сцене пьесы Коцебу появились в последние годы ХVIII столетия, когда так называемая "мещанская драма" уже несколько сократила неограниченное господство над русским театром французско-классической трагедии и комедии. Драмы Коцебу быстро завоевали симпатии русской публики и заняли преобладающее место в репертуаре. Некоторые из них, напр. "Ненависть к людям и раскаяние", "Сын любви", давались очень часто и всегда с чрезвычайным успехом, и оставались на сцене в течение с лишком тридцати лет, не теряя интереса для зрителей. Собрание его театральных произведений вышло в нескольких переводах и каждый перевод имел по несколько изданий. Коцебу явился для русского театра виднейшим представителем того "мещанского" направления, которое вывело русское драматическое искусство из безусловного подчинения французскому псевдоклассицизму и на путь дальнейшего прогресса. Поклонники старого направления, наполнившие "Беседу", в своем органе "Драматический вестник" начали настоящий поход против нового направления, направляя свои стрелы по преимуществу на Коцебу. Но поход этот был неудачен: пьесы Коцебу продолжали восхищать и забавлять публику. Завоевав таким образом симпатии публики на сторону мещанской драмы, Коцебу приобрел тем громадное значение в истории русского театра, так как своими пьесами дал, сказавшееся на деле весьма могущественным, орудие новому направлению в его борьбе с поработившим русскую сцену ложноклассицизмом.

Литература о жизни и деятельности Коцебу чрезвычайно обширна; указываем важнейшее. A. Kotzebue: "Meine Flucht nach Paris im Winter 1790"; "Die jüngsten Kinder meiner Laune", B. V. Leipzig, 1796; "Das merkwürdigste Jahr"; "Erste und letzte Beilage zu dem Buche: Das merkwürdigste Jahr meines Lebens". Berlin, 1802; "Kurze und gelassene Antwort Herrn v. Masson", Berlin, 1802; "Erinnerungen aus Paris im Jahre 1804", Berlin, 1804; "Erinnerungen von einer Reise aus Liefland nach Rom und Neapel". Berlin, 1805. — Allgemeine Literatur-Zeitung" 1792, B. 3, № 234, стр. 497; "Kritische Bibliothek der schönen Wissenschaften", Kothen, 1795. B. 2, стр. 339; "A. v. Kotzebue als Knabe, Jüngling, Schriftsteller und Exulant", Breslau, 1802; "Ueber A. v. Kotzebue in den vorzüglichsten und interessantesten Verhältnissen als Mensch, Dichter und Geschäftsmann", Frankfurt, 1802; I. G. Eichhorn, "Geschichte der Literatur von ihrem Anfang bis auf die neuesten Zeiten", B. IV; — K. Н. Jördens, "Lexicon deutscher Dichter und Prosaisten", B. 3, 1808; — "Kotzebuana", Hamburg, 1809; "Kotzebues Tod am 23 März 1819"; "Kotzebues Leben, Wirken und tragisches Ende"; 1819; K. Nikolai, "Kotzebues litterarisches und politisches Wirken", Tobolsk, 1819; "Kotzebues vollständige Biografie", 1819; "Kotzebue aus seinen eignen schriftlichen Mittheilungen wahrhaft und treu dargestellt von einem seiner Jugendfreuden, Weimar", 1819; — "Ausführliche Lebensbeschreibung Kotzebues", 1819; "Joh. v. Hundt-Radowsky, "Aug. v. Kotzebues Ermordung, in Hinsicht ihrer Ursachen und ihrer wahrscheinlichen literarischen Folgen", 1819; Fr. Kramer, "Kotzebues Leben", 1820; Bar. Fr. de la Motte Fouqué, "Der Mord Augusts v. Kotzebue", 1820; "Dramaturgische Blätter" von Lndwig Tieck. Theil 1; Recke und Napiersky, "Allgem. Schriftsteller-und Gelehrten-Lexicon der Provinz Liv, Est und Kurland", B. 2; "Nachträge", l Band; Н. Döring. "Aug. v. Kotzebues Leben", 1830. — О нем в историях немецкой литературы: — W. Menzel'я, Н. Laube, A. Vilmar'а, Jul. Schmidt'а, K. Goedeke, Н. Kurz'а. — "Das Inland 1853, № 42 — E. Winkelmann, "Bibliotheeca Livoniae historlca", Berlin, 1878. Wilhelm v. Kotzebue "August von Kotzebue, Urtheile der Zeitgenossen und der Gegenvart", Dresden, 1881. — "Allgemeine deutsche Biographie", 16, стр. 772—780. — C. Schäffer und G. Hartmann, "Die königlichen Theater in Berlin". Berlin, 1886; Charles Rabany, "Kotzebue, sa vie et son temps, ses oeuvres dramatiques" 1893; "Göttingische gelehrte Anzeigen", 1894, № 1, стр. 34—62, Ludwig Geiger, "Berlin 1688—1840. Geschichte des geistigen Lebens der preussisehen Hauptstadt", B. 2. Berlin; 1895. Index. "Москов. Журнал", 1792 г., ч. VII; "Вестник Европы" 1804 г., ч. 13, 1819 г., ч. 104; "Pyc. Инвалид", 1819 г. №№ 77—103; "Соревнов. Просвещ." 1821 г., ч. XIV, "Репертуар русского театра", 1840 г., кн. 12, "Pyccкий Архив" 1863, 1869, 1870, 1876, 1878, 1879. "Сочинения Державина", 2-е академическое издание, т. 5. — "Русская Старина", 1876 г., т. 16, 1898, т. 94. Геннади, "Справочный словарь". — Август Коцебу, "Достопамятный год моей жизни". Приложение к "Древн. и нов. России" на 1879 г. — Записки П. А. Каратыгина; В. П. Шемиот, "Общий список членов Императорской Академии Наук" СПб. 1873; Мамеев, "Документы, относящиеся к ссылке Августа Коцебу в Сибирь". Тобольск, А. Галахов. "История русской словесности древней и новой", т. II.

Н. Мичатек.