РБС/ВТ/Кеппен, Петр Иванович

Кеппен
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ибак — Ключарев. Источник: т. 8 (1897): Ибак — Ключарев, с. 616—619 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Кеппен, Петр Иванович в дореформенной орфографии


Кеппен, Петр Иванович, академик, род. 19-го февраля 1793 г. в Харькове, где отец его, бранденбургский уроженец, один из 30-ти вызванных Екатериной II в 1786 г. врачей, был заведующим медицинской частью в губернии; ум. 23 мая 1864 г. Уже на 14 г. Кеппен вынужден был поступить на службу в местную губернскую чертежную. Посещая одновременно приготовительный при университете для студентов класс, он в 1810 г. поступил в университет и, защитив в 1814 г. диссертацию "De reparatione damni per bellum illati", (оставшуюся ненапечатанной), получил степень магистра правоведения. В том же году он отправился в Петербург и поступил на службу в почтовый департамент. Продолжая заниматься вопросами философии и государственных наук (к 1815 году относится составленное им и оставшееся в рукописи сочинение "Мир идеалов"), Кеппен, благодаря близости своей с семьями Яновского (известного автора "Словотолкователя"), бывшего профессора политической экономии в Харькове Л. Якоба, и известного ученого Ф. П. Аделунга (на дочери которого он в 1830 г. женился), познакомился вскоре с большинством тогдашних представителей науки и литературы; уже в 1816 г. он участвовал в учреждении Вольного общества любителей российской словесности. С этого времени начинаются его занятия русскою лингвистикой и археологией. Напечатанные им в 1818 г. под заглавием "Историческое исследование о Югорской земле, в Российско-Императорском титуле упоминаемой" извлечения из сочинения академика Лерберга "Untersuchungen zu Erläuterung der älteren Geshichte Russlands" обратили на него внимание графа H. П. Румянцева, который доставил ему место второго редактора издававшейся тогда при Министерстве внутренних дел "Северной почты". Уже к этому времени относятся некоторые из тех поездок Кеппена, которые он затем предпринимал почти ежегодно: в 1819 г. он ревизовал почтовые станции по Белорусскому тракту, а также до станции Крыма и Кавказа. В 1822 г. Кеппен вышел в отставку и отправился, по приглашению одного своего друга, в путешествие за границу. Приехав через Киев и Галицию в Вену, он совершал отсюда поездки в Сирмию, Венгрию и Трансильванию, во время которых сблизился со всеми выдающимися австрийскими учеными и стал таким образом первым посредником между славистами западноевропейскими и русскими учеными; возвращаясь затем через Германию в Петербург, он сблизился и здесь с многими знаменитыми немецкими учеными; в Королевской мюнхенской библиотеке он копировал, между прочим известные Фрейзингенские отрывки — древнейшие памятники славянской письменности, которые с объяснениями А. Востокова издал в 1827 г. граф Н. Румянцев. — Возвратясь в Петербург, Кеппен в 1824 г. вновь поступил на службу, в департамент народного просвещения. Еще в 1819 г. он издал том "Материалов для истории просвещения в России", содержавший в себе обозрение источников для составления истории российской словесности. Второй том этих материалов составили представляющие теперь редкость "Библиографические Листы", издание которых Кеппен предпринял в 1825 г. и довел до августа 1826 г. Ближайшее участие в этом издании, цель которого была дать обзор всех выходящих в России сочинений, а также и иностранных, посвященных России, принимал А. Востоков и кроме того все светила тогдашнего славяноведения, как-то Ганка, Бандтке, Добровский, Копитар, Коллар, Палацкий, Шафарик, и др. Помещенное в "Листах" изложение статьи Добровского "Критическое исследование о Кириле и Мефодии" вызвало донос Магницкого, будто Кеппен пишет против постановлений православной церкви. Оскорбленный Кеппен составил "Логические и исторические объяснения" против обвинения Магницкого; назначенный над ним суд из киевского митрополита Евгения, петербургского Серафима и некоторых других представителей духовенства отверг обвинение. В 1826—1829 гг. Кеппен вел по поручению тогдашней Российской Академии оживленную переписку с славистами Ганкою, Шафариком и Чепаковским относительно приглашения их в Петербург, где они должны были быть назначены библиотекарями предполагавшейся к учреждению при академии общеславянской библиотеки. В 1825 г. Тюбингенский университет дал Кеппену степень доктора философии, в следующем году Академия Наук избрала его членом-корреспондентом. Стремление возможно ближе ознакомиться с различными местностями России побудило Кеппена перейти в 1827 г. на службу в Министерство внутренних дел и принять место помощника главного инспектора шелководства, садоводства и виноделия; в качестве такового он в 1827 г. переселился в Крым и, объезжая по обязанности службы ежегодно громадное пространство между Волгою и Днестром, имел возможность собрать драгоценные материалы по географии, естественной истории и хозяйству этих местностей. — Обозревая, между прочим, по поручению наместника, графа М. С. Воронцова, южную часть Крыма, он открыл остатки целого ряда укреплений, по всей вероятности, византийской эпохи. Результатом этой поездки и этих открытий был еще и теперь ценимый "Крымский Сборник" (СПб. 1837 г.) и превосходная карта южного Крыма. Переселившись, по приглашению графа С. С. Уварова, в Петербург, Кеппен с июля 1834 по декабрь 1835 г. редактировал немецкие "С.-Петербургские Ведомости". В 1837 г. он был избран адъюнктом Академии Наук по кафедре статистики и в том же году, будучи прикомандирован к V-му отделению Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, получил поручение обревизовать государственные имущества в таврической губернии, а также и сложные отношения поземельной собственности крымских татар; во время этой его поездки при нем состоял известный впоследствии Н. А. Милютин. Возвратясь в С.-Петербург, Кеппен поступил на службу во вновь основанное Министерство государственных имуществ, начальником отделения. Многократные путешествия почти по всей Европейской России от Финляндии до Астрахани и Терека и от Вятки до Бессарабии дали ему возможность собрать богатейшие этнографические и статистические материалы. Он описывал в своих "дорожниках" все замечательное и, следя внимательно за всеми периодическими изданиями, пополнял свои заметки литературными указаниями. Последние два десятилетия своей жизни он посвятил разработке собранных материалов. В 1844—1845 гг. Кеппен принимал самое деятельное участие в учреждении русского Географического общества и на квартире его собирались лица, интересовавшиеся этим делом. Будучи избран председательствующим в отделении статистики, Кеппен принимал затем участие почти во всех изданиях общества; по его поручению он составил этнографическую карту Европейской России (издана в 1851 г.), над разработкою которой трудился в течение многих лет и за которую Географическое общество присудило ему Константиновскую медаль и Жуковскую премию. Еще раньше в 1848 г. было представлено им в Академию Наук сочинение, "О народных переписях в России", которое не могло быть напечатано, потому что оно было, по отзыву министра финансов Вронченко "кроме некоторых резких отзывов насчет распоряжений, вовсе не подлежащих обсуждению публики, совершенно противно как цели, так и основаниям, по каким производятся у нас правительством народные переписи". Только в 1889 г. сочинение это, не потерявшее по отзыву знатоков и до сего времени своего значения, было напечатано в VІ т. "Записок Русского Географического Общества" по отделению статистики. В 50-х же годах началось осуществление предприятия, на необходимость которого Кеппен указывал еще в 20-х годах, именно составление полного списка населенных мест в России. Благодаря своим частым поездкам, а также сношениям Академии Наук с губернаторами, ему удалось в сороковых годах собрать сведения о посадах и местечках и эти сведения были положены Министерством внутренних дел в основание при составлении возможно полного списка городских поселений в России. По назначении графа Д. Н. Блудова президентом Академии, Академия вошла по представлению Кеппена, в сношение со Святейшим Синодом и Министерством внутренних дел и состоялось распоряжение, чтобы из каждого прихода был доставлен в Академию полный список обитаемых мест. Первою консисторией, доставившей эти сведения, была тульская; на основании их было издано в 1858 г., под наблюдением и с предисловием Кеппена, сочинение "Города и селения Тульской губернии в 1857 г.", послужившее образцом для "Списков населенных мест Российской Империи". Когда в 1856 г. Императорское Русское Географическое Общество решилось предпринять издание "Географическо-статистического словаря Российской Империи", то комиссия, избранная для организации дела, возложила на Кеппена труд составить полный алфавит всех предметов, имеющих войти в издание. В течение трех лет 1857—1860 этот алфавит — 16000 карточек — был составлен им при помощи А. А. Штакельберга. "Главное достоинство алфавита, говорится в предисловии к 1-му тому словаря, заключалось в том, что на карточке были нанесены библиографические указания, для составления которых просмотрена большая часть периодических изданий, заключающих в себе много географических и статистических данных (как напр. губернских ведомостей и т. п.). Сверх того на тех же карточках сделаны были извлечения из весьма важного необнародованного источника, а именно приходских списков Российской Империи". "Без этого громадного материала, по словам вице-председателя общества графа Ф. П. Литке, издание словаря оказалось бы совершенно невозможным". Уже с 1852 г. Кеппен вследствие расстроенного здоровья проводил большую часть времени (1852—1853, 1858—1859, 1860—1864) в Крыму в своем любимом имении Карабаге, близ Алушты, где и скончался 23 мая 1864 г.

Научная деятельность Кеппена обнимала таким образом самые разнообразные отрасли знания — географию, статистику, этнографию, археологию и библиографию, естествознание, сельское и лесное хозяйство, но все его труды были посвящены изучению России. Из многочисленных трудов его (существуют два списка их: один, составленный им самим и приложенный к описанию его юбилея в 1859 г., второй — академика А. А. Куника — в "Записках Академии Наук", 1868 г. т. XII, стр. 107—142), назовем только наиболее выдающиеся. Первые труды Кеппена относятся к области археологии, библиографии и истории просвещения в России; из них особенно замечательны "Список русским памятникам, служащим к составлению истории художеств и отечественной палеографии". (Москва, 1822 г.). "Alterthümer am Nordgestade des Pontus" (Wien, 1823). "Собрание словенских памятников, находящихся вне России" (СПб. 1827) и упомянутые уже "Крымский Сборник" и "Библиографические Листы".

Сочинение Кеппена "О виноделии и винной торговле в России" (СПб. 1832) составляет переход к новой группе его ученых трудов, а именно к трудам в области статистики; к ней же относится, кроме упомянутых: "Ueber den Kornbedarf Russlands" (S.-Pb. 1839) "Russlands Gesammtbevölkerung im Jahre 1838" (S.-Ptb. 1843), "Ueber die Dichtigkeit der Bevölkerung in den Provinzen des Europäischen Russlands" (S.-Pb, 1845), "Ueber die Vertheilung der Bewohner Russlands nach Ständen in den verschiedenen Provinzen", "Девятая ревизия. Исследование o числе жителей в России в 1851 г.". (СПб. 1857) и "Statistische Reise in's Land der Donischen Kosaken durch die Gouvernements Tula, Orel und Woronesh im Jahre 1850" (Spb. 1852). Исследованиям этнографическим посвящены следующие труды: "Finnland in ethnographischer Beziehung" (Spb. 1846), "Die Deutschen in St.-Petersburgischen Gouvernement" (Spb. 1850), "Вод и Вотская пятина" (Журн. Мин. Нар. Просв. 1851 г. май и июнь), "Der Lithauische Volkstamm-Ausbreitung und Stärke desselben in der Mitte des XIX Jahrhunderts". (Spb. 1851); "Ethnographische Karte des St.-Petersburgischen Gouvernements" (Spb. 1850), упомянутая уже "Этнографическая карта Европейской России", вышедшая в 1856 г. третьим изданием, и составленный под руководством Кеппена и с его предисловием обширный (500 стр.) "Хронологический указатель материалов для истории инородцев Европейской России" (СПб. 1861 г.). Из трудов географического содержания укажем: "Главные озера и лиманы Российской Империи" ("Вестник Имп. Русского Географ. Общества", 1859 г. т. ХХVII); "Ueber den Wald-und-Wasser-Vorrath im Gebiete der obern-und-mitleren Wolga. Bericht an die Commission zur Untersuchung der Frage über den Einfluss der Vesminderung der Wälder auf die Verminderung des Wassers in der obern Wolga" с предисловием академика К. Бера. (Baer und Helmersen's Beiträge zur Kenntniss des russischen Reichs, Bd. V. 1841), "Ueber einige Landes-Verhältnisse der Gegend zwischen dem Untern Dnjepr und dem Asow'schen Meere" (Baer u. Helmersen's Beiträge zur Kenntnis des Russischen Reichs, Bd. XI, 1845), "Ueber die Temperatur von 130 Quellen der Taurischen Halbinsel", (в мемуарах академии "Sciences mathématiques" (etc. t. II), "Wege und Pfade des Taurischen Gebirges" (в мемуарах, Sciences mathém. t. II), этою работой, к большому огорчению Кеппена, во время Крымской войны воспользовалось французское военное министерство, через известного Шницлера, который на основании этой работы представил доклад о путях сообщения в Крыме, (напечатан в книге Шницлера "Description de la Crimée", Paris et Strasbourg, 1855), "О наблюдении периодических явлений природы" ("Журн. Мин. Госуд. Имущ. 1845 г., сентябрь; любопытно, что уже в 1833 г. Кеппен доказывал необходимость производства фенологических наблюдений и предлагал Академии составить для этого инструкцию), "Ueber Pflanzen-Acclimatisirung im Russland" (1856), "О вредных насекомых" — сочинение это, вышедшее без имени автора, было составлено им по поручению министра государственных имуществ графа П. Д. Киселева. Разработать вполне богатейшие собранные им коллекции Кеппену не удалось. Большую часть оставшегося неразработанным материала он завещал Академии Наук; еще в 1846 г. Кеппен передал академии более 20000 карточек, на которых он во время чтения записывал каждое новое или употребленное в необычном смысле слово; он интересовался также особенно белорусским и малорусским наречиями и составленное им собрание образцов этих наречий (в трех томах in f°) хранится в Академии Наук.

Необыкновенно любознательный и разносторонний и при всей разносторонности одинаково точный во всех своих исследованиях, отличаясь громадною эрудицией и самостоятельностью, студент Кеппен был одним из выдающихся членов той группы ученых, которой поручил себя граф Румянцев — которая так много сделала для изучения отечественной истории и литературы; с течением времени из него вырос первоклассный ученый. О "Библиографических Листах" Ундольский заметил в свое время "что они столько же важны для библиографии печатной, как и для рукописной. Нельзя не пожалеть, что это позднейшее издание не продолжалось до настоящего времени".

"Митрополит Евгений и Кеппен" (Записка Одесского Общ. Истории и Древностей, т. VIII); "Донос Магницкого на Библиографические Листы и объяснения Кеппена в I т. "Чтений Моск. Общ. Истории и Древностей", 1864. ІI, 143—161; "Юбилей Кеппена" СПб. 1860 (автобиография и перечень трудов); "Зап. Одесск. Общ. Ист. и Древн." т. VI, 487—492; "Список произведений Кеппена, составленный Куником" — в Зап. Имп. Ак. Н. т. XII, кн. II, 107—142; "Словарь", Геннади, І, 129—130; Ф. П. Кеппен "К столетнему юбилею рождения К." — Русск. Старина. 1893, IV.