РБС/ВТ/Дружинин, Александр Васильевич

Дружинин
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Дабелов — Дядьковский. Источник: т. 6 (1905): Дабелов — Дядьковский, с. 689—690 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Дружинин, Александр Васильевич в дореформенной орфографии


Дружинин, Александр Васильевич, критик и беллетрист, родился в Петербурге 8 октября 1824 г., умер 14 января 1864 г. Принадлежа по рождению к старинной и богатой дворянской семье, Д. до 16-летнего возраста воспитывался дома, под наблюдением гувернеров, а затем поступил в Пажеский корпус, откуда был выпущен через три года, офицером в л.-гв. Финляндский полк. Кроткий по характеру, склонный к кабинетным занятиям, Д. не чувствовал призвания к фронтовой службе и в 1847 г. сначала причислился к канцелярии военного министерства, а в 1851-м вышел в отставку. Основательное знание иностранных языков, знакомство с лучшими произведениями русской и иностранных литератур, побуждали Д. еще во время службы в военном министерстве испробовать свои силы на литературном поприще. Первым произведением Д. была повесть: "Полинька Сакс", появившаяся в 1847 г. в "Современнике" и сразу доставившая автору широкую известность. Основная идея повести — пробудить уважение к женщине, отстаивающей свои права на свободную любовь, — хотя и была навеяна чтением Жорж Занд, но была разработана автором самостоятельно и явилась выражением смутных еще в то время стремлений к эмансипации русской женщины. В следующих годах появились в "Современнике" же повести Д.: "Рассказ Алексея Дмитриевича", "Фрейлейн Вильгельмина" и роман в двух частях — "Жюли". Эти произведения Д. не имели особого успеха, к чему Д. относился равнодушно, с большей охотой занимаясь исследованиями по истории литературы и отдаваясь критике современных произведений. В "Письмах иногороднего подписчика", печатавшихся в "Современнике", и в др. больших критических статьях, Д. являлся как бы продолжателем критической деятельности Белинского, хотя блестяще образованный, бывший паж и гвардеец не только не разделял многих идей знаменитого своего предшественника, но был ревностным поклонником "чистого искусства" и врагом "дидактизма", т. е., тенденции в искусстве, затемняющей, по его мнению, художественное выражение правды. Художественное произведение, по мнению Д., должно изображать действительность, как она есть, как бы грязна она ни была; в "знании дела", т. е. действительности, он видел разгадку выдающегося значения произведений Островского, Писемского и Щедрина. Тонкие, изящные вкусы Д. заставляли его однако уклоняться от утилитарного взгляда на искусство, он не хотел видеть в современных произведениях, даже Тургенева, отражения общественных настроений и целью художника ставил умение отыскать высшую духовную красоту в некрасивом по-видимому явлении. Поклонение "искусству для искусства" выработалось у Д. особенно под влиянием изучения английской литературы. С начала 50-х годов Д. напечатал в журналах ряд статей по истории английской литературы: "Джонсон и Босвель", "Жизнь и произведения Шеридана", "Георг Крабб", "Вальтер Скотт и его современники" и т. д. По основательному знанию предмета, по блестящему изложению, эти статьи Д. до сих пор не потеряли своего значения: по отзыву проф. Кирпичникова, их можно с большим правом и надеждой на успех рекомендовать студентам и студенткам, нежели десятки книг, вышедших в 60-х и 70-х годах. Вообще Д. настойчиво популяризировал западную литературу и искусство, посвящая им много места даже в своих фельетонах, но, будучи в этом смысле горячим западником, Д. находил, что необходимость пройти ступени западной цивилизации вовсе не обязывает нас безумно скакать через эти ступени, вовсе не заставляет нас отказаться от своей национальности и старины; напротив, по его мнению, русский ученый, русский художник, русский литератор должен прежде всего научиться у наиболее цивилизованных народов уважению к своему, родному. Несимпатичные стороны русского быта Д. с тонким изяществом рисовал в своих фельетонах под псевдонимом Ивана Чернокнижникова. В 1850 г. напечатан был первый его фельетон: "Сентиментальное путешествие Ивана Чернокнижникова по петербургским дачам". Но и в обличениях Д. оставался верен доброму своему сердцу. "казнил нравы, но щадил людей, даже тех, которые были созданы его фантазией; обличал не столько вредное, сколько глупое, и даже вредное выставлял главным образом с его нелепой стороны". Сдержанность, хладнокровное беспристрастие Д. в обличениях особенно ярко выразились в эпоху "обличительной литературы", когда после крымской войны русское общество спешило к своему обновлению, стряхивая старые цепи. Д., видевший в сыпавшихся отовсюду обличениях старых зол не одни лишь светлые стороны и требовавший всегда уважения к человеческому достоинству, — не был тогда понят увлекавшимися современниками: Д. упрекали в "джентельменстве", хотели видеть признаки влияния на него официальных сфер, хотя даже враги не отказывали Д. в уважении и в данной ему кличке "честного рыцаря".

Нравственный облик Д., как писателя, чуждого крайностям эпохи, в которую пришлось ему действовать, достаточно объясняет причину охлаждения к нему общества в последние годы его жизни. Дружеские личные отношения Д. к выдающимся представителям литературы: к Тургеневу, Григоровичу, Толстому, Некрасову и др., не могли помочь делу. В 1856 г. Д. сделался редактором "Библиотеки для Чтения", но его обещание вести дело "ohne Hast, ohne Rast" не отвечало возбужденному состоянию общества, не внушало доверия к новому редактору, тем более, что Д. даже не старался объяснить своего отношеиия к новому направлению общественной жизни. Вследствие этого "Библиотека для чтения" не имела успеха, заслужив от Тургенева название "глухой дыры", и в 1861 году Д. снял с себя редакторские обязанности. У него обнаружились в это время признаки чахотки, хотя он и продолжал работать, печатая юмористические фельетоны в "Искре", "Северной Пчеле" и "Веке", а в "Русском Вестнике" и "С.-Петербургских Ведомостях" — статьи по иностранной литературе; из Шекспира он сделал переводы: "Короля Лира", "Ричарда III" и "Кориолана". Работы эти не воскресили однако симпатий общества к Д.: он умер "забытым талантом". Незадолго до смерти Д. сделался однако незабвенным: по его почину основано было в 1859 г. общество для пособия нуждающимся литераторам и ученым; в честь его появилась и "Дружининская копейка".

Сочинения и переводы Д. изданы в 8 томах H. В. Гербелем в 1866—1868 гг., в VIII т. статьи о Д. Некрасова и М. Лонгинова. — Биография Д., писанная Хмыровым (Портретная галерея Мюнстера II, 1869). — Статья, читанная И. С. Тургеневым в Обществе пособия нуждающимся литераторам и ученым (Р. Инвалид, 1864, № 40). — "Забытый талант" проф. Кирпичникова ("Истор. В.", 1884, 4). — Старчевский ("Наблюдатель", 1885, №№ 4 и 5). Ливенцов: "А. В. Дружинин" ("Р. Ст.", 1887 г., II т.). — "Дневник Д." в сборнике литературного фонда — "XXV лет" и там же статья о нем Гаевского — Воспоминания Григоровича. — "Первое собрание писем Тургенева". — "Дружинин, А. В.", статья С. Венгерова. ("Энц. Слов." Брокгауза и Ефрона).

Ш.