РБС/ВТ/Глебов, Иван Васильевич

Глебов, Иван Васильевич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Герберский — Гогенлоэ. Источник: т. 5 (1916): Герберский — Гогенлоэ, с. 353—354 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Глебов, Иван Васильевич в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Глебов, Иван Васильевич Ощера, окольничий Василия Темного и Иоанна III, внук родоначальника Глебовых Глеба Михайловича Сорокоумова, в летописях является под именем Ощеры. После ослепления великого князя Василия Васильевича Дмитрием Шемякой и ссылки его в Углич, Ощера и брат его Бобр примкнули к князьям Ряполовским и князю Стриге Оболенскому, решившим освободить великого князя из Углича. Разбив посланную вдогонку за ними дружину Шемяки у устья Мологи, главари заговора бежали в Мстиславль к князю Василию Ярославичу Боровскому, куда сошлись и остальные их единомышленники. Собрав войско, князь Боровский двинулся на выручку Василия Темного, дружина которого между тем уже взяла Москву (1446 г.). В 1454 г. или 1455 г. во время нашествия татарского царевича за Оку Г. стоял с коломенскою силою и упустил татар, не решившись дать им сражение. Шереметевский боярский список ("Др. Росс. Вивл.", ч. XX) отмечает Ощеру при вокняжении Иоанна III (1462 г.) как единственного окольничего Василия Темного. В начале княжения Иоанна III он служил брату его князю Юрию Васильевичу и "сидел" у его духовной грамоты в 1472 г. В актах этого времени Ощера нигде не называется боярином, а в рукописных разрядных под 22 октября 1475 г. обозначен окольничим; летопись дает ему звание боярина, обозначая по-видимому класс, а не чин. При Иоанне III он пользовался большою доверенностью великого князя. Летописец с негодованием рассказывает о плохом влиянии Ощеры на Иоанна III во время нашествия Ахмата в 1480 году. Когда татары подошли к Угре Ощера и Гр. Андр. Мамон, бояре тучные, любившие свое имение, жен и детей более отечества, не переставали шептать Иоанну, что лучше искать мира, напоминали ему о бегстве Дмитрия Донского в Кострому во время нашествия Тохтамыша и о пленении Василия Темного после Суздальского боя. Иоанн уехал в Москву, чтобы посоветоваться с матерью, митрополитом и боярами; сторонники борьбы с татарами склонили его вернуться к войску. Иоанн приехал в Кременец, в 30 вер. от Медыни. Здесь опять возобладало влияние Ощеры и Мамона. К Ахмату послан был Товарков с мирными предложениями, не имевшими однако успеха. Между тем духовенство напомнило Иоанну ІII его обет стоять крепко за веру и отечество. Великий князь, склонный и сам по себе к осторожности, но не решавшийся явно идти против сторонников борьбы, старался отсрочить время решительного столкновения и велел своей рати отступить от Угры к Кременцу, а затем к Боровску, обещая дать бой в окрестностях этого города; исполнить обещание не пришлось, потому что татары сами удалились от границ Московского государства. 27 февраля 1486 г. Ощера получил в пожизненное владение подмосковное село Кудрино, принадлежавшее Новинскому монастырю. В том же году он умер. По словам родословной из собрания И. Д. Беляева (Московский Румянцевский музей), он получил кормления в Коломне, Русе и Новгороде (т. е. какую-нибудь пошлину в этих городах). У него было 2 сына Иван и Михаил, не оставившие потомства.

Карамзин, "История госуд. Российского" (изд. 4), т. V, стр. 314, т. VI, стр. 148; Соловьев, "История России", кн. 1 (изд. "Обществ. Пользы"); "Полн. Собр. Русских Летописей", т. IV, V, VI, VIII (по указателю); "Акты, относящиеся до юридического быта", т. I, 493—494; Н. П. Лихачев, "Государев родословец" и род Адашевых", 14, 16, 28—30.