РБС/ВТ/Бениславский, Ян

Бениславский, Ян
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Алексинский — Бестужев-Рюмин. Источник: т. 2 (1900): Алексинский — Бестужев-Рюмин, с. 691—692 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : НЭС : ЭСБЕРБС/ВТ/Бениславский, Ян в дореформенной орфографии
 
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Бениславский, Ян, деятель римско-католической церкви в России, род. в 1735 г. в Инфлянтах, в молодых летах вступил в орден иезуитов, в 1768 г. принял священный сан. После закрытия ордена, по назначению эдукационной комиссии, некоторое время был ректором брестских школ. Переселившись затем в Россию, Бениславский чрез своего родственника Михельсона (известного усмирителя Пугачева) познакомился с Потемкиным и сумел совершенно очаровать его, а вместе с тем приобрести полное доверие, так что Потемкин советовался с ним обо всех мероприятиях, касавшихся католичества в России. Этим обстоятельством с обычным искусством сумели воспользоваться иезуиты для выгод своего ордена. При посредстве Бениславского, явившегося в этом случае послушным орудием иезуитов, проведен был проект об учреждении в России должности римско-католического архиепископа, каковым назначен был Сестренцевич; на должность же коадъютора назначен был (1782 г.) Бениславский, чем имелось в виду парализовать преимущества, данные неугодному иезуитам Сестренцевичу. В 1783 году Бениславский послан был русским правительством в Рим для переговоров с папой об утверждении римско-католического архиепископства в России, а также об оставлении иезуитов в Белоруссии на прежних основаниях. Пред отправлением в Рим Бениславский имел аудиенцию у Екатерины ІІ, которая сказала ему: «Помните, что я поручила вам важнейшее дело для моего государства». 1-го марта 1783 г. Бениславский прибыл в Рим и на третий день по приезде принят был в торжественной аудиенции папою. Утвердив Сестренцевича и Бениславского в должностях архиепископа и коадъютора, папа решительно отказался признать каноническое существование иезуитского ордена в Белоруссии. Впрочем, по возвращении в Россию Бениславский утверждал, будто бы папа словесно признал законным существование ордена в Белоруссии и не выдал письменного документа лишь вследствие протеста бурбонских дворов; впоследствии Бениславский не постеснялся это ложное показание свое подтвердить письменно и даже присягою. 8-го февраля 1784 г. Бениславский хиротонисан был нунцием Аркетти в сан епископа Гадаринского, а вскоре за тем (19 марта) уехал с Потемкиным в Крым, где предполагал заняться устройством церковных дел ввиду наплыва колонизаторов из-за границы. При учреждении шести римско-католических епископий в России Бениславский назначен суффраганом полоцким; при этом на него возложена была обязанность цензуровать книги, печатавшиеся в полоцкой типографии, но в 1800 г. Бениславский был отрешен от должности цензора за напечатание в календаре на 1800 г. статьи, наполненной похвалами английскому флоту (что было нарушением изданного тогда для журналистики приказа — отзываться с порицаниями обо всем, что касается Англии). Назначенный в 1801 г. председателем римско-католической коллегии, Бениславский отдал всего себя в распоряжение иезуитов и направлял все дела по их указаниям. Бениславским написаны два сочинения: «Institutiones logicae seu brevis tractatus de cultura ingenii» (Wilno, 1774) и «Rozmyślania dla księźy swieckich o powinnościach chrzesciańskich z listów i Ewangelii wzięte» (2 т., Polock, 1779, Warsz. 1859).

В записке Сестренцевича, поданной им императору Александру I (заглавие см. ниже), содержатся очень нелестные отзывы о Бениславском — особенно относительно поведения его в Риме, где он будто бы «многие благочестия своего оказал знаки нахальными и бесстыдными поступками». Вообще, Бениславский был типичным иезуитом. На его долю выпала роль исполнителя довольно сложных планов, направленных к поддержке ордена в одну из самых критических минут его жизни, и эту роль Бениславский выполнил с успехом, не разбирая, конечно, средств. Он снискал расположение Сестренцевича, чем воспользовался исключительно для целей ордена и митрополит разгадал его лишь тогда, когда власть фактически оказалась изъятою из его рук: отсюда объясняются упреки в неблагодарности, рассыпанные в записке Сестренцевича.

«Encykloped. powszechna» Olgelbrand’а, t. III. — Морошкин «Иезуиты в России» (СПб., 1867—70). — Толстой, «Римский католицизм в России» (т. II). — «Изображение происшествий в духовенстве Западного последования, в России пребывающем, от того времени, как поручено оное епископу, а ныне митрополиту Сестренцевичу Богушу» (Русский Архив, 1870 года).