РБС/ВТ/Алексеев, Федор Яковлевич

Алексеев
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Алексинский — Бестужев-Рюмин. Источник: т. 2 (1900): Алексинский — Бестужев-Рюмин, с. 15—17 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1РБС/ВТ/Алексеев, Федор Яковлевич в дореформенной орфографии


Алексеев, Федор Яковлевич, знаменитый перспективный живописец и декоратор, род. в 1753 г., ум. 11 ноября 1824 г. в С.-Петербурге. Сын отставного солдата, сторожа при Академии наук, Алексеев обучался сперва в гарнизонной школе, а в 1764 г. поступил в закрытое училище при Академии художеств и в течение курса, продолжавшегося тогда 9 лет, выказал особенную наклонность к перспективной живописи, так что его посылали брать уроки декоративного искусства у специалиста вне академии. Замечена была в Алексееве и наклонность к живописи цветов. В 1773 г. Алексеев, получив за пейзажную живопись золотую медаль, был послан для усовершенствования на три года за границу, в Венецию, славившуюся в ту пору своими перспективными мастерами. В Венеции по рекомендации русского агента Алексеев поступил к мастеру Моретти, ученику Каналетти, изучив в совершенстве все технические приемы этих художников. Но ни Моретти, ни Каналетти не знали основательно линейной перспективы, и этот пробел впоследствии в трудах Алексеева был очень заметен. Пробыв в Венеции три года, Алексеев просил в 1776 г. о дозволении остаться ему еще на год, что было исполнено, вероятно, под влиянием отзыва об Алексееве архитектора Тишбейна, строителя в Петербурге Большого театра, — отзыва, сообщенного академии Рейфенштейном, ее римским корреспондентом. Тишбейн говорил, что Алексееву нужно пройти основательно курс теории перспективы и что Моретти руководить его в этом не может. Действительно, Алексеев успел начать курс теории перспективы Поцци под руководством театрального декоратора Гаспари. В августе 1777 г. Алексеев был вызван в Петербург и как искусный декоратор приглашен на службу в Императорские театры. При дирекции театров Алексеев служил до 1785 г., а затем вновь отправился путешествовать за границу на свои средства при пособии от великого князя Павла Петровича. Время возвращения из этого второго путешествия Алексеева совпадает с признанием его академиком (1794 г.). После этого Алексеев отправился по Высочайшему повелению в Крым для снятия видов местностей, посещенных императрицей в 1787 г. По этюдам Алексеев написал несколько картин; некоторые из них находятся в академическом собрании, а именно виды городов: Николаева, Херсона и Бахчисарая. Судя по имеющимся на лицо экземплярам, эти работы должны быть отнесены к лучшей поре расцвета таланта художника. В них много прозрачности воздуха и колоритности без усиления синевато-черных теней, что замечается в работах Алексеева позднейшего времени. Фигуры для оживления архитектурных пейзажей в сценах «Путешествия Екатерины II в Тавриду» картинны и смелы. За два эскиза с разных пунктов Михайловского замка и за вид Спб. литейного двора Алексеев получил от императора Павла денежные награды и чин 1-го класса. Талантливому перспективисту государем были заказаны 4 картины для Михайловского дворца, по исполнении которых кроме условленного вознаграждения ему пожалован перстень. Вместе с тем Алексеев от Павла I получил поручение, выполнить которое, однако, не удалось. Это было отправление художника во главе экспедиции, членами которой были археологи, этнографы, рисовальщики и ученики Алексеева, в средние губернии Европейской России с целью снять с натуры и передать в картинах и рисунках все местности, замечательные в отношениях историческом и археологическом, равно как и вообще живописные. Центром, откуда должны были отправляться участники экспедиции для выполнения возложенных поручений, избрана была Москва, где Алексееву удалось сделать немало эскизов и написать две картины — Красная площадь с церковью Василия Блаженного и фасад нового военного госпиталя, — поднесенные в 1801 г. Александру I. Возвратившись в Петербург, Алексеев получил в Академии художеств место профессора перспективного пейзажного класса (в марте 1803 г.). Этим классом управлял профессор батальной и пейзажной живописи М. М. Иванов; Алексеев же с учениками своими Мошковым и Кунавиным все светлое в году время проводили в писании видов по сделанным в Москве эскизам, получая академическое содержание с квартирой и 1 200 руб. из кабинета Его Величества, производившихся ему с 1800 г., кроме платы за те картины, которые угодно было государю оставлять для себя. Произведения Алексеева охотно раскупались. Это обстоятельство, выгодное для художника, может быть, заставляло его не особенно заботиться о законченности исполнения, довольствуясь только эффектом издали, без соглашения красок, при недостатке полутонов и силы оттенения. Присутствуя (с 22 мая 1803 г.) в совете академии, Алексеев получил заказ написать 13 видов: 1) Московскаго Кремля с каменным мостом; С.-Петербургской биржи (за эти две картины, поднесенные государю, художник был награжден перстнем); 3) Московского воспитательного дома из- за Москвы-реки с видом Кремля вдали; 4) входа в храм Спаса за золотой решеткой; 5) Китая-города от Николаевских ворот; 6) вида от Троицких ворот из Кремля; 7) Воскресенских ворот от Тверской с Иверской часовней; 8) Ивана Великого и Успенского собора; 9) вида на Николаевские ворота из Китая-города; 10) Спасской площади с воротами и Василием Блаженным; 11) Спасских ворот из Кремля; 12) другого вида на каменный мост из-за Москвы-реки и 13) внутренней части Кремля с Грановитой палатой и соборами Успенским и Архангельским. Когда возникли толки о памятнике в Полтаве, Алексеев послан был туда и попутно снял много видов в средней России, выполнив два вида в Полтаве, где бы мог быть поставлен памятник. Кроме вознаграждения за труд и расходов на поездку художник получил из Кабинета перстень. До 1812 г. Алексеев продолжал совершать летние экскурсии внутрь России, заезжая и в Москву, где число покупателей его картин было довольно значительно среди любителей живописи, собиравших коллекции; поэтому, зная быстроту работы Алексеева и его постоянное трудолюбие, трудно определить количество им написанного. Алексеев повторял по несколько раз свои удачные по эффекту произведения, кое в чем варьируя детали. Картины по Высочайшим заказам, как предполагалось вначале, должны были гравироваться в академическом пейзажном гравировальном классе и составить такую же коллекцию, только несравненно более обширную, чем виды императорских подстоличных резиденций с картин С. Ф. Щедрина, но эта мысль осталась неисполненной. Любителей произведений Алексеева при Александре I можно насчитать довольно много. В нескольких экземплярах произведения кисти Алексеева были: у гр. Орлова-Чесменского и брата его гр. Владимира, гр. А. С. Строганова, гр. Зубова, гр. Безбородко, кн. И. И. Барятинской, А. С. Кожухова, П. П. Свиньина и др. Академией художеств тоже приобретались картины Алексеева по разным случаям, напр., при посещении прусским королем академии (1809 г.). Покупались картины Алексеева также в Англию и в Северную Америку.

Дела арх. Имп. акад. худож. и Кабин. Е. И. В. — «Энциклоп. лекс.» Плюшара. — «Энциклоп. слов.», т. III, 214—15. — «Сборник матер. для ист. Имп. акад. художеств», т. I—II. — «Отеч. зап.» 1824 г., ч. 20, стр. 52 (некролог Алексеева). — Н. И. Собко, «Словарь русских художников», т. I, в. 1, стр. 112—119.