Протокол опроса военнопленного Пеера Иосифа, ефрейтора 11 роты горно-стрелкового полка 5 горно-стрелковой дивизии


ПРОТОКОЛ ОПРОСА
Военнопленного Пеера Иосифа, ефрейтора 11 роты горно-стрелкового полка 5 горно-стрелковой дивизии, захваченного в плен в апреле 1942 года. В районе координат 3613. Полевая почта 24010-В.

Иосиф Пеер родился 28.4.1920 г. в дер. Неймаркестендорф у г. Зальцбурга. Отец военнопленного — вспомогательный рабочий лесной промышленности, зарабатывает 120 марок в месяц. Брат военнопленного — солдат, находился под Ленинградом, обморозил обе ноги, которые ампутировали.

Военнопленный окончил народную школу, холост, до призыва в армию был сельскохозяйственным рабочим, зарабатывал 80 марок в месяц и бесплатное питание. Никаких наград военнопленный не имеет. С сентября 1940 г. до октября этого же года был членом «союза гитлеровской молодежи». Призван в армию 3.10.1940 г. в 5 роту 137 горно-стрелкового зап. полка в гор. Зальцбург, обучение проходил в течение 6 (не точно) месяцев. Помимо общевойсковой подготовки проходил специальное обучение: альпинизм и миномет.

137 горнострелковый зап. полк состоит из трех батальонов, каждый батальон имеет 5 рот и штабную роту. Полк находился в горном лагере, в 2 км. от г. Зальцбург. Во время обучения все солдаты в обязательном порядке совершали 1 восхождение на одну из гор с полной выкладкой. 30.5.41 г. Иосиф Пеер был переведен в полевую часть в И роту 100 гсп в Грецию на остров Айпея, где полк находился до 18.10.41 г. Оттуда полк был переброшен на остров Крит, где находилась вся 5 гсд. На острове Крит подразделения 5 гсд были разбиты поротно на отдельные гарнизоны и несли караульную службу у важных военных объектов и на побережье. 18.12.41 г. дивизия была переброшена в Германию, в Баварию, куда она прибыла в начале января 1942 г. По прибытии в Германию почти все солдаты получили 2-3 недельные отпуска. С 17.1.42 г. до 15.3.42 г. дивизия находилась в курортной местности Рейхенгаале, где полки проходили усиленную лыжную подготовку. По заявлению военнопленного, дивизия должна была начать весною наступление на Мурманск, сменив остатки 3-й горно-стрелковой дивизии. На восточный фронт дивизия перебрасывалась эшелонами в 2-3 роты с мат. частью по следующему маршруту: Пидинг, Мюнхен, Регенсбург, Лейпциг, Берлин, Франкфурт на Одере, Познать, Гоензальце, Торн, Остероде, Аллеиштейн, Гумбинец, Каунас (20.3), Двинск, Псков, Луга, Красно-гвардейск, Любань. 11 рота 100 гсп прибыла в Любань 23.3.42 г. и была тотчас же направлена в северном направлении. До 28.3.42 г. 3-й батальон 100 гсп располагался бивуаком в палаточном лагере в районе Новинка. На передний край батальон прибыл 29.3.42 г. для усиления действующих в этом районе частей; задача батальона — атаковать опушку леса в районе 8613 на восток, оттеснить русских. Атака началась 31.3.42 г. в 6.00. Через полчаса после начала атаки военнопленный был ранен, поэтому подробностей о ходе боя и о потерях роты во время первой атаки сообщить не мог. 5 горно-стрелковая дивизия состоит из 100 и 85 горно-стрелковых полков, 95 горно-саперного полка, артполка, батальона связи и велоотряда. 100 и 85 гсп имеют по 3 батальона. Каждый батальон состоит из 5 рот и штабной роты. В штабную роту входит саперный взвод, взвод связи, канцелярия батальона и обоз... 3 батальон 100 гсп имеет 6 рот. 6-я рота является 16 ротой 100 гсп и прибыла точно также с острова Крит, где она являлась ротой береговой обороны. Военнопленный заявил, что на этот участок фронта прибыли следующие части 5 гсд: ^ 1 и 3 батальоны 100 гсп, 2 батальона 95 горыо-саперного полка, несколько рот (до батальона) 85 гсп. к;.

Командир 5 гсд — генерал-майор Ригль.

Командир 100 гсп—полковник Утц.

Командир 85 гсп — полковник Кракка.

Перед вводом в бой все подразделения были проинструктированы о борьбе с русскими танками. Было категорически запрещено разбегаться при появлении русских танков. Солдаты обязаны были оставаться в окопах, стрелять по смотровым щелям, забрасывать танки связками гранат и бутылками с горючей жидкостью. В пути солдаты много говорили о предстоящих боях, были такие, которые хвастливо заявляли, что они одним ударом возьмут Мурманск. Прибыв на фронт, солдаты были поражены, что вместо гор они увидели непроходимые леса и болота. Солдаты ругали русскую погоду, ибо многие из них сильно мерзли. Так, во время марша из Любани в Новинку 3 солдата 11 роты 11 гсп обморозили себе ноги. Многие печально вспоминали о теплой Греции, об острове Крит, где они еще в декабре купались в Средиземном море, загорали и ничего не делали. 1-е боевое крещение было весьма неприятным, — заявил Иосиф Пеер. Кругом рвались мины и снаряды, на деревьях русские снайперы, которые стреляли редко, но всегда попадали. Основной и излюбленной темой для разговоров в Германии, как среди гражданских лиц, так и среди военных— разговоры о предстоящем весеннем наступлением, которое должно начаться тотчас же, когда растает снег. Условия жизни в Германии значительно ухудшились. Почти совершенно нет мяса и жиров. Особенно тяжело приходится тем семьям, в которых много детей и все работники взяты на фронт.

Все чаще и чаще на улицах встречаются калеки. Все госпитали переполнены ранеными; так, в г. Зальцбург имеется три громаднейших госпиталя, в которых находятся исключительно обмороженные солдаты Восточного фронта, у которых ампутированы руки или ноги. Мужчин с военных предприятий забирают в армию, а на их место берут женщин. В армию призваны уже 1924 и 1900 года. Об исходе этой войны военнопленный заявил следующее: «русские все-таки победят, ибо у них в десять раз больше танков и солдат».

Опрос производил: Нач. РО Полковник — Алексанкин.

Переводил: в/переводчик т/интендант 2 ранга — Медведев.

Архив УФСБ СПб и ЛО, д. 151, л. 202—205, (машинописная копия).

Приведено по изданию «Блокадные дневники и документы» (Серия «Архив Большого Дома»). — СПб.: Европейский Дом, 2004 ISBN 5-8015-0169-X стр. 471—478.