Протокол опроса военнопленного Мейера Вольфганга, санитарного фельдфебеля штаба 3 б-на 1 пп 1пд


ПРОТОКОЛ ОПРОСА
военнопленного Мейера Вольфганга, санитарного фельдфебеля штаба 3 б-на 1 пп 1пд, захваченного в плен 9.3.42 г. в р-не Кондуя. Полевая почта № 12858-А.

Вольфганг Мейер родился 9.3.20 г. в городе Нейштадт (Западная Пруссия). Отец — учитель в гимназии в Дюссельдорфе, преподает математику, физику, химию, биологию, зарабатывает 700-800 марок в месяц. Семья живет в Дюссельдорфе, в собственном двухэтажном доме. Военнопленный имеет одного брата — 24 лет, который призван в армию и трех сестер; две из них работают учительницами и 3-я сестра — врач. Военнопленный окончил народную школу (4 года) и гимназию (9 лет), после чего отбывал трудовую повинность. С апреля 1939 года до октября 1940 года военнопленный учился в Университете, на медицинском факультете. Проучился 3 семестра: 1-й семестр в Университете в г. Галле; 2-й — в г. Фрейбурге и 3-й — в г. Кенигсберге. Военнопленный холост, б/п., имеет значок (за ранение). Призван в армию 17.10.40 г. в Кенигсберге в 7 роту 1 пп 1 пд в качестве ротного санитара.

1-я пехотная дивизия является одной из самых старых кадровых немецких дивизий, существовала еще в Рейхсвере. Дивизия формируется и дислоцируется в Восточной Пруссии. В мирные времена штаб дивизии всегда находился в г. Кенигсберге. Полки дивизии формируются, главным образом, в следующих городах Восточной Пруссии: 1 пп — Кенигсберг, 22 пп — Инстербург, 43 пп — Гумбипен. В этих же городах находились в мирное время штабы вышеуказанных полков. Дивизия находилась в Восточной Пруссии до самого начала советско-германской войны. В начале мая 1941 года дивизия начала разворачиваться и сосредотачиваться у русской границы в районе Контюнен (Мемельская область).

22.6.41 в 3.05 дивизия перешла русско-германскую границу. Обращение фюрера к солдатам об объявлении войны Советскому Союзу было зачитано 21.6.41 г. поздним вечером. Это известие было принято солдатами со смешанным чувством: некоторые выражали свой восторг и тотчас же начали подсчет, за какое время они пройдут от границы до Урала, другие же солдаты были подавлены неожиданностью и тяжестью этого сообщения. У Карачья (Литва) военнопленный был 25.6.41 г. ранен и отправлен в госпиталь. По выздоровлении он находился некоторое время в 1 запасном пехотном батальоне, который расположился после объявления войны в казармах 1 пп в г. Кенигсберге. Вскоре Вольфганг Мейер был переведен в 1-й зап. сан. отряд в г. Тапиау (Восточная Пруссия), где проходил дальнейшее военно-медицинское обучение. В конце августа он получил звание санитарного фельдфебеля и с маршевым батальоном 1/18 был направлен на Восточный фронт, по маршруту: Шреттерсбург, Шауляй, Псков, Красногвардейск, где маршевый батальон был распределен по подразделениям 1 пех. дивизии. Маршевый батальон состоял из 4 рот и насчитывал около 700 человек. Вольфганг Мейер прибыл в штаб 3 батальона 1 пп 1 пд, которая оборонялась в то время в районе Петергофа, в качестве санитарного фельдфебеля. В районе Петергофа 1 пд оборонялась до 2.11.41 г., после чего их сменила 212 пд, только что прибывшая из Франции. 1 пд была отведена в район Бол. и Мал. Колпино, где они находились с 3.11.41 г. до 14.11.41г. Дивизия была разбита на отдельные батальоны, которые отдыхали после боев и приводили себя в порядок. 14.11.41 г. дивизия была переброшена на Невское направление в район Дубровки для обороны предмостных укреплений. Здесь они сменили 7-ю авиадесантную дивизию, которая понесла очень большие потери и должна была отправиться в Германию на переукомплектование. В районе Дубровки 1 пд имела задачу отразить все попытки Ленинградских войск прорвать кольцо блокады. В районе Дубровки 3 батальон 1 пп находился 10 недель, оттуда он был переброшен в район южнее Шлиссельбурга. Оборонительные позиции 3 батальона заняли подразделения 1 и 2 батальона их полка, расширив фронт своей обороны. На новую оборонительную позицию 3 батальон 1 пп прибыл 31.1.42 г., сменив 3 батальон 22 пп. Правый фланг 3 батальона 1 пп на Невском направлении — Пильная Мельница, левый фланг — ГЭС-8. Слева от 3 батальона 1пп располагались: 2 батальон 22 пп и далее — 1 и 2 батальоны 1 пп и подразделения 96 пд. Справа от 3 батальона 1 пп — 1 батальон 374 пп до Шлиссельбурга и далее — подразделения 227 пд. Всем Невским участком фронта командует командир 1 пд генерал-майор Гразе. На Невском направлении 3 батальон 1 пп находился до 21.2.42 г., после чего был сменен сборной саперной ротой (из саперного батальона дивизии) и 1-м батальоном 22 пп. Причина смены — прорыв русских в районе сев. вост. Шапки, куда спешно перебрасывались войска с других направлений. 3 батальон 1 пп был направлен на грузовиках по маршруту: Мга, Шапки, Макарьевская Пустынь, Кондуя, куда прибыл 23.3.42 г. Батальон прибыл для усиления действующих в этом районе немецких частей и имел задачу не допустить дальнейшего расширения русского прорыв;» — всеми силами удерживать оборонительные позиции 1км. сев. зап. Кондуя. Справа от 3 батальона 1 пп находился

2 батальон 469 пп, слева —1 батальон 489 пп. 9 рота 3 батальона 1 пп подчинялась какому-то другому подразделению, весь батальон подчинялся 269 пд, которая руководила боевыми действиями так называемой «Боевой группы фон Лейзера» (фон Лейзер — генерал-майор, командир 269 пд). По прибытии на наш участок фронта

3 батальон 1 пп имел боевой состав свыше 400 чел., в том числе:

офицеров — 6,

унтер-офицеров — 50,

рядовых — 350;

пех.орудий — 4,

орудий пто — 2.

С 22.3. до 27.3. включительно батальон понес следующие потери:

офицеров: убитых — нет, ранено —3; всего —3;

унтер-офицеров: убито — 8, ранено — 22; всего — 30;

рядовых: убито — 30, ранено —140; всего —170.

Итого: убито — 38, ранено — 165; всего — 203.

Военнопленному известно, что 2 батальон 469 пп потерял за последние дни из 250 чел. 130 чел. убитыми и ранеными.

Пополнение. С декабря дивизия получила на пополнение 2 маршевых батальона, в конце декабря и в середине февраля. Подразделение 1 пд находившиеся на этом участке фронта пополнения не получали.

Командование:

Командир 1 батальона 1 пп — майор фон Кейслер. Командир 2 батальона 1 пп — капитан фон Тиковиц. Командир 3 батальона 1 пп — капитан фон Зихард. Командир 1 пп 1 пд — полковник фон Прекк. Командир 22 пп 1 пд — полковник Шейдис. Командир (43 пп) 1пд — полковник Лаш.

Военнопленный заявил, что из разговоров офицеров он заключил, что немецкое командование придает этому участку фронта очень большое значение, ибо оно считает его исходной позицией для весеннего наступления. Кроме того, немецкое командование стремится не дать русским войскам выйти до весны из болотистой местности, а весной — разогнать одним массированным ударом эту сильную группировку русских. Вот поэтому, заявляет пленный, немецкое командование перебрасывает сюда такое большое количество частей. Ходят слухи, что сюда должна прибыть горно-стрелковая дивизия. Офицеры говорят, что немецкое командование не допустит, чтобы русские перерезали столь важные для немцев коммуникации.

Военнопленный заявил, что когда батальон находился на Невском направлении, все солдаты жили в теплых уютных блиндажах, так что случаи обмораживания были весьма редки. На Невском направлении была проведена поголовная дезинфекция всех блиндажей и всех солдатских вещей, была развернута широкая борьба со вшами, так что вшивость была ликвидирована. Настроение солдат на этом спокойном участке фронта было неплохое. Здесь же, заявил пленный, появились и вши, появилась сильная усталость, появились первые обморожения, хотя погода была не такой холодной, появились и первые признаки недовольства, раздражения. Солдаты крайне измотаны, непрерывными боями, бессонными ночами и постоянным напряжением. Насколько ему известно, офицеры на фронте ведут скромный, простой образ жизни, в обращении с солдатами приветливы, хотя строги, как начальники. Но военнопленный подчеркивает, что речь идет об офицерах фронтовиках. Чем занимаются офицеры в тылу— ему неизвестно. Командир 1 пп полковник фон Прекк очень резок и часто груб. О перспективах войны военнопленный заявил следующее: «Сейчас трудно сказать что либо определенное. Во всяком случае обе стороны усиленно готовятся к лету и лето покажет настоящего победителя в этой войне. Одно мне совершенно ясно, что наша пропаганда недооценила противника. Мало того, что мы не знаем об отступлении наших армий на многих участках Восточного фронта, многие солдаты действительно предполагают, что у русских почти нет ни авиации, ни танков, в чем нам приходится горько разочаровываться, когда мы попадаем в жаркие места».

Опрос производил: Нач. 2 отд. РО майор— Журавлев.

Переводил: т/интендант 2 ранга — Медведев.

Архив УФСБ СПб и ЛО, д. 151, л. 207—212, (машинописная копия).

Приведено по изданию «Блокадные дневники и документы» (Серия «Архив Большого Дома»). — СПб.: Европейский Дом, 2004 ISBN 5-8015-0169-X стр. 471—478.