Промышленные товарищества и Франции и Германии. Андрея Исаева... Задачи и метод политической экономи… (Анненский)/ДО

Yat-round-icon1.jpg
Промышленные товарищества и Франции и Германии. Андрея Исаева... Задачи и метод политической экономии. Вступительная лекция, читанная А. А. Исаевым...
авторъ Николай Фёдорович Анненский
Опубл.: 1879. Источникъ: az.lib.ru

    Промышленныя товарищества и Франціи и Германіи. Андрея Исаева. М. 1879 г.Править

    Задачи и методъ политической экономіи. Вступительная лекція, читанная А. А. Исаевымъ въ демидовскомъ юридическомъ лицеѣ. Ярославль. 1879 г.Править

    Г. Исаевъ — писатель, небезъизвѣстный публикѣ, интересующейся отечественной экономической литературой" Уже года два тому назадъ" онъ обратилъ на себя вниманіе весьма добросовѣстнымъ изслѣдованіемъ кустарныхъ промысловъ Московской Губерніи, о которомъ мы имѣли случай упоминать въ свое время. Теперь передъ нами лежатъ, два труда г. Исаева: его магистерская диссертація, посвященная изученію промышленныхъ ассоціацій во Франціи и Германіи, и брошюра «Задачи и методъ политической экономіа», въ которой г. Исаевъ налагаетъ свое общее научной profession de foi.

    «Политическая экономія, говорить г. Исаевъ: — изслѣдуетъ законы, управляющіе хозяйственными явленіями. Она не моломъ при этомъ ограничиваться какой-либо одной страной или одной эпохой. Она расширяетъ область своихъ изслѣдованій и стремится обнять все человѣчество. Но человѣчество, при внимательномъ наблюденіи, не представляется одной безразличной массой. Оно является совокупностью отдѣльныхъ, болѣе или менѣе крупныхъ, болѣе или менѣе различныхъ группъ. Особенности внѣшней природы и различныя историческія условія придаютъ неизбѣжно своеобразный характеръ хозяйственной жизни каждой изъ этихъ группъ; но въ то же время общность человѣческой природы обусловливаетъ извѣстныя сходства между всѣми группами. Отсюда, задачею политической экономіи является: „вывести, на основаніи физіологическихъ и психологическихъ данныхъ, общіе законы, управляющіе людьми въ ихъ хозяйственной дѣятельности, и указать, какъ видоизмѣнятся эти законы въ теченіе исторической жизни отдѣльныхъ группъ человѣчества, какое вліяніе оказывали и оказываютъ они на хозяйство данной страны и въ данную эпоху“. „Изучивъ законы, управляющіе хозяйственною жизнью въ прошедшемъ, понявъ строй хозяйства въ настоящемъ, она должна указать тѣ пути, по которымъ пойдетъ хозяйственная жизнь будущаго. Принимая на себя обязанность прорицательницы, она не создаетъ идеаловъ изъ ничего, не вдавливаетъ жизни будущихъ поколѣній въ искуственно проложенную колею, а, прислушиваясь къ требованіямъ своего времени, понимая его нужды, намѣчиваетъ, въ связи со всѣми особенностями даннаго историческаго періода, тѣ новыя формы, которыя, вѣроятно, приметъ жизнь и на которыя уже настоящее даетъ намекъ“. Методъ экономической науки обусловливается ея предметомъ и задачею. Имѣя дѣло съ явленіями, въ высшей степени сложными, она не можетъ довольствоваться исключительно ни выводомъ, ни наведеніемъ и должна употреблять вмѣстѣ тотъ и другой пріемъ изслѣдованія.

    Изъ всѣхъ экономическихъ школъ какъ прежнихъ, такъ и теперешнихъ, всего ближе къ осуществленію намѣченныхъ выше теоретическихъ требованій стоитъ, по мнѣнію г. Исаева, нѣмецкая историческая или реалистическая школа. „Реалистическое направленіе, говоритъ онъ: — не изучаетъ общества какой-либо одной эпохи; оно изслѣдуетъ хозяйственную жизнь людей въ теченіе всей исторіи человѣчества. Оглядываясь назадъ, оно изучаетъ прошлыя судьбы человѣчества; оно приводитъ въ связь каждое хозяйственное явленіе съ цѣлымъ рядомъ обусловливающихъ его событій, со всѣмъ складомъ общества даннаго времени. Не считая какой*либо хозяйственной формы безусловно прекрасною, пригодною во всякое время, на каждой ступени цивилизаціи, оно старается уяснить смыслъ экономическихъ явленій тщательнымъ изученіемъ прошедшаго. Изслѣдуя отдаленныя отъ насъ многими столѣтіями эпохи, оно пытается понять явленіе, понять его значеніе для его времени. Умудряемое исторіей, оно видитъ въ настоящемъ только одну изъ переходахъ ступеней и не хочетъ навязывать будущему современныхъ намъ, быть можетъ, необходимыхъ теперь, но далеко не совершенныхъ формъ. Получивъ толчекъ отъ Мюллера и Листа съ одной стороны, отъ соціалистовъ — съ другой, историческая школа, наиболѣе извѣстными представителями которой въ настоящее время являются Книсъ, Ганссенъ и Рошеръ въ Германіи, пріобрѣла значительное число сторонниковъ и въ нашемъ отечествѣ“ („Задачи и методъ политической экономіи“, 9—10).

    Мы привели эти выписки, такъ какъ онѣ характеризуютъ общее научное направленіе г. Исаева, отражающееся и на его большомъ трудѣ. Читатели видятъ, что г. Исаевъ старается сойдти со стараго рутиннаго пути и поставить экономическое изслѣдованіе на широкомъ основаніи. Но нельзя не отмѣтить и другой стороны въ его разсужденіяхъ. Нѣсколько странно и неожиданно встрѣтить указаніе на Рошера, какъ на ученаго, наиболѣе удовлетворяющаго новымъ научнымъ требованіямъ. Какъ бы высоко ни цѣнить значеніе историческаго метода въ экономической наукѣ, но вѣдь въ немъ еще далеко не все; къ тому же, историческій методъ Рошера и настоящій научный, историко-сравнительный методъ не вполнѣ одно и тоже. Впрочемъ, г. Исаевъ не первый у насъ грѣшитъ преувеличеніемъ значенія нѣмецкой исторической школы; грѣхъ этотъ раздѣляютъ съ нимъ и многіе другіе изъ нашихъ молодыхъ экономистовъ.

    Диссертація г. Исаева составляетъ попытку примѣненія указанныхъ выше научныхъ пріемовъ въ изслѣдованію частнаго экономическаго вопроса. Диссертація эта посвящена, какъ мы уже упоминали, изученію промышленныхъ товариществъ во Франціи и въ Германіи.

    Г. Исаевъ знакомитъ насъ, насколько это позволяютъ имѣющіеся матерьялы, съ судьбами промышленныхъ ассоціацій, возникшихъ въ двухъ названныхъ странахъ, начиная съ сороковыхъ годовъ нашего столѣтія, показываетъ внутренній строй этихъ ассоціацій, отношенія законодательства къ промышленному движенію, выразившемуся въ основаніи товариществъ, и, наконецъ, пытается вывести общее заключеніе о значеніи товариществъ въ хозяйственной жизни и о тѣхъ условіяхъ, при которыхъ коллективная, товарищеская форма предпріятій можетъ сдѣлаться господствующею въ промышленности. Здѣсь г. Исаевъ выходитъ уже на болѣе общую почву; изслѣдованіе французскихъ и нѣмецкихъ товариществъ служитъ ему только конкретнымъ основаніемъ для вывода, затрогивающаго вопросъ болѣе широкій.

    Такимъ образомъ, въ трудѣ г. Исаева мы можемъ отличить двѣ задачи: одну такъ сказать спеціальную, другую болѣе общую, теоретическую. Къ сожалѣнію, должно сознаться, что выполненіе той и другой сдѣлано не съ одинаковымъ достоинствомъ. Какъ спеціальное изслѣдованіе о современныхъ французскихъ и германскихъ промышленныхъ товариществахъ, книга г. Исаева отличается такою же обстоятельностью и добросовѣстностью, какъ и его первое сочиненіе о промыслахъ Московской Губерніи. Г. Исаевъ не щадилъ труда, чтобы сообщить возможно полное представленіе о предметѣ; недовольствуясь изученіемъ литера туры вопроса, онъ постарался на мѣстѣ ознакомиться съ нѣкоторыми товариществами и собралъ много свѣдѣній непосредственно отъ лицъ, завѣдывающихъ ассоціаціями. Благодаря этому, книга его даетъ богатый матерьялъ по изслѣдуемому предмету и съ этой стороны заслуживаетъ полнаго вниманія. Но едва ли можно приписать такое же значеніе и общимъ теоретическимъ выводамъ автора.

    Г. Исаевъ — горячій сторонникъ товарищеской, коллективной формы промышленныхъ предпріятій. Онъ видитъ въ ней противовѣсъ тому приниженному, печальному положенію рабочаго, которое является результатомъ господства капиталистическаго строя производства. Естественно поэтому, что ассоціаціонное движеніе новѣйшаго времени должно было обратить его вниманіе. Но внимательное изученіе рабочихъ товариществъ Германіи и Франціи привело его къ убѣжденію, что товарищества эти стоятъ не на темъ пути, чтобы отъ нихъ можно было ожидать пересозданія современнаго хозяйственнаго строя; развиваясь въ такомъ же направленіи, товарищества не могутъ замѣнить всѣ другія формы предпріятій, не могутъ обнять весь рабочій классъ. Дѣло въ томъ, что товарищества въ большинствѣ своемъ исключительны. Возникая съ цѣлью открыть доступъ всѣмъ, они постепенно ограничиваютъ число своихъ членовъ и превращаются въ предпріятія полукапиталистическаго характера, съ полноправными членами съ одной стороны и наемными рабочими съ другой. Процессъ такого „вырожденія“ г. Исаеву удалось подмѣтить по отношенію въ очень многимъ товариществамъ. Для того, чтобы они могли сдѣлаться господствующей формой предпріятій, долженъ быть измѣненъ самый характеръ ихъ основанія. Товарищества должны быть не единичными попытками небольшихъ группъ рабочихъ, а дѣломъ всего рабочаго класса. По мнѣнію г. Исаева, промышленныя товарищества, отвѣчающія цѣли, могутъ основываться только рабочими союзами. Когда будетъ основано нѣсколько такихъ товариществъ и товарищества эти станутъ на ноги, государство можетъ и должно придти къ нимъ на помощь, для дальнѣйшаго развитія дѣла. Такимъ совмѣстнымъ путемъ самодѣятельности рабочихъ и государственнаго содѣйствія можетъ совершиться мирно и постепенно пересозданіе современнаго строя. Въ настоящее время уже замѣчаются признаки движенія въ сказанномъ направленіи въ средѣ рабочихъ; но „движеніе это еще въ зародышѣ. Нужно много времени, чтобы оно перешло изъ области мысли, слова и слабыхъ, единичныхъ попытокъ въ убѣжденіе большинства. Чтобы общество было подготовлено къ такой перестройкѣ, нужно измѣненіе въ условіяхъ воспитанія, нужно болѣе широкое развитіе просвѣщенія во всѣхъ слояхъ населенія, нужно большее распространеніе здравыхъ экономическихъ воззрѣній. Возможное въ будущемъ, такое общественное пересозданіе въ высокой степени желательно. Только тогда, когда рабочіе классы увидятъ, что въ ихъ рукахъ средства къ вѣрному, хотя и медленному, измѣненію своей участи, когда они увидятъ, что ихъ умственныя и нравственныя качества — могущественнѣйшія условія успѣха, когда они увидятъ, что мирныя усилія — вѣрный залогъ достиженія цѣли, тогда пробьетъ послѣдній часъ волненій, нарушающихъ плавное развитіе современнаго общества. Вражда классовъ умолкнетъ подъ вліяніемъ сознанія своей силы тѣмъ изъ нихъ, который нынѣ считаетъ себя безсильнымъ. Спокойно измѣнитъ общественно-хозяйственная жизнь свое теченіе и проложитъ себѣ новое русло“ („Промышл. товар.“ 378—9).

    Какъ ни прекрасны эти надежды и пожеланія, въ нихъ трудно искать ключа къ серьёзному разрѣшенію вопроса, затронутаго г. Исаевымъ. Г. Исаевъ очень недалеко уходитъ отъ того шульце деличевскаго пути т. н. „самопомощи“, недостаточность котораго опровергается данными его же книги. Обратите вниманіе на подчеркнутыя слова въ приведенной выше тирадѣ. Для того, чтобы могла осуществиться предлагаемая г. Исаевымъ программа, необходимо предварительное измѣненіе въ условіяхъ воспитанія, болѣе широкое развитіе просвѣщенія во всѣхъ слояхъ населенія, нужно большее распространеніе здравыхъ экономическихъ воззрѣній. Но всѣ эти цѣли встрѣчаютъ препятствія именно въ современномъ хозяйственномъ строѣ и зависящемъ отъ него положеніи рабочихъ массъ. Мы попадаемъ въ своего рода circulum vitiosum. Затѣмъ, какое примѣненіе могутъ имѣть выводы г. Исаева къ такимъ странамъ, гдѣ, какъ напримѣръ у насъ, капиталистическій строй еще не обозначился вполнѣ и рабочее сословіе не могло образовать большихъ „союзовъ“? Должно ли государство оставаться пассивнымъ въ начинающейся борьбѣ труда съ капиталомъ, дожидаясь, пока борьба эта обострится? У г. Исаева мы не находимъ даже я намека на этотъ вопросъ. Вообще исторія французскихъ и нѣмецкихъ товариществъ, и при томъ только современныхъ, представляетъ еще слишкомъ недостаточный матерьялъ для разрѣшенія общаго вопроса о коллективной формѣ предпріятій и объ отношеніи къ ней государства, такъ что выводы, построенные на этомъ матерьялѣ, поневолѣ будутъ нѣсколько односторонни. Въ разсужденіяхъ г. Исаева мы можемъ замѣтить извѣстную односторонность и въ другомъ отношеніи. Для того, чтобы выяснить, насколько возможна замѣна единоличной формы предпріятій коллективною, необходимо обратить вниманіе нетолько на условія основанія товариществъ, но также и на условія успѣшности ихъ борьбы съ капиталистическими предпріятіями. Строй хозяйственныхъ предпріятій находится въ зависимости отъ обстановки ихъ дѣятельности. Симъ г. Исаевъ во вступительныхъ словахъ своей книги говоривъ, что старыя формы промышленныхъ предпріятій разбились, благодаря измѣненіямъ въ условіяхъ рынка; между тѣмъ, въ дальнѣйшемъ изслѣдованіи онъ обращаетъ слишконъ мало вниманія на эти условія. Если г. Исаевъ предполагаетъ, что измѣненіе въ будущемъ хозяйственномъ строѣ должно касаться только формы производства, не затрогивая системы обмѣна, то онъ долженъ бы подробно изслѣдовать, насколько могутъ быть приспособлены товарищества къ требованіямъ всемірнаго рынка и выдержатъ ли они конкуренцію съ единоличными предпріятіями. Если же реформа хозяйственныхъ отношеній должна идти глубже, касаясь и самой системы обмѣна товаровъ, то въ такомъ случаѣ естественно и самая постановка вопроса должна быть нѣсколько иная» нежели мы находимъ у г. Исаева.

    Всѣ приведенныя слабыя стороны книги г. Исаева относятся, повторяемъ, въ теоретической, общей ея части и не отнимаютъ отъ нея значенія очень дѣльнаго изслѣдованія собственно промышленныхъ ассоціацій Германіи и Франціи. Во всякомъ случаѣ, книга эта заслуживаетъ полнаго вниманія и можетъ быть съ интересомъ и пользою прочтена каждымъ, интересующимся предметомъ.

    "Отечественныя Записки", № 7, 1879