Программа на будущий год (Жаботинский)

Программа на будущий год
автор Владимир Евгеньевич Жаботинский (18801940)
Опубл.: 1933 год[1]. Источник: "Добровольная Еврейская Пропаганда"


(Перевод с идиш)

… В программу на будущий год входят: борьба с «Третьим Рейхом», — всемирная петиция, — устройство в Палестине второго «Гистадрута», профессионального союза непризнающего классовой борьбы в течение всего периода национальной колонизации. Остановился на последнем.

I Необходимость этой организации, вероятно, будут оспаривать те, кто полагают, что «в Палестине важны дела, а не политика». Но разгром германского еврейства показал, что именно «политика» может в кратчайший срок разрушить основы даже богатейшей и прекрасно организованной части мирового еврейства. Следовательно, «политикой» пренебрегать не следует. — но даже с точки зрения практического дела, стремления к реальным достижениями, ясно, что без здоровых взаимоотношений различных социальных групп, участвующих в строительстве Палестины, прочность практических завоеваний и достижений подвержена сомнению. То, что еще недавно было предметом спора, теперь считается установленным: вся наша хозяйственная жизнь в Палестине находится под знаком господства «Гистадрута», — организации, проникнутой ясно выражеными кассовыми тенденциями. Одним это нравится, другие считают это положение вредным и опасным и задумывается о том, как изменить положение вещей. Истекший год, ведь, показал, до чего может дойти упоение классовой борьбой — до дела Ставского и до пражского конгресса!

II

Лозунг сломать монополию «Гистадрута» (не самый Гистадрут, а его привилегированную монополию) восприятие 90 процентами палестинской общественности, которая не перестает думать о том, как ликвидировать гегемонию красного безумия и спасти будущее строительство Палестины. Для этого есть только путь — помочь сорганизоваться тем еврейским рабочим, которые с презрением отметают классовую политику колонизации, а не борьбы. Таких рабочих в Палестине много, и не все они — ревизионисты или бейтаровцы. Их приблизительно две с половиной тысячи. Притом ни для кого в Палестине не секрет, что в рядах Гистадрута имеются тысячи, которым опротивела гистадрутская теория и практика, но которые пока остаются в ней, так как это — вопрос хлеба. Биржи труда почти целиком в руках Гистадрута, и кто не признает их, работы получить не может. А если, все-таки, после разных мытарств, получил работу, его будут бить смертным боем, как бьют ревизионистов и бейтаровцев. Тот, кто не признает Гистадрута, не имеет в своем распоряжении ни ссудной кассы, ни вообще тех учреждений, куда рабочий обращается в случае беды. Кто не признает Гистадрута, живет, как загнанный зверь.

В этих условиях живут многие и многие молодые наши товарищи. Рабочие Гистадрута не знают про исторический период халуцианства, с его подвижничеством и самопожертвованием. 15 лет подряд кормят Гистадрут пожертвованиями буржуазии (кстати: и автором этих строк тоже кое-что сделано — почти половина Эмека построена на средства, выпрошенные при его содействии у американского «среднего сословия»). Хорошо мы кормили Гистадрут: теперь многие европейские рабочие, даже самых культурных стран, могут позавидовать учреждениям Гистадрута и условиям труда еврейского рабочего. Но есть в Палестине рабочие, которые до сего дня живут, как нищие, без крова, и часто полуголодные. Это — наши рабочие, молодые люди и девушки, из «плугот автола», вроде той к которой принадлежит Розенблат в Кфар-Саба, и др. Только на днях пришел ко мне только что прибывший из Святой Земли знакомый. Вместо приветствия — он напал на меня: «Ведь, это — позор! ваши бейтаровцы мучаются в Палестине, как — цветные «кули» в Индии! Почему вы не велите им вступить в Гистадрут? Тогда они жили бы так, как живут другие рабочие (дай Бог так жить моим друзьям!)». Я сам себя часто спрашиваю: откуда у этой молодежи берутся силы — выдерживать адские муки?ведь им труднее, чем халуцим в 1920 — 1925 г. г. и даже, чем первым «билуйцам», потому что тогда жили и терпели лишения все пионеры, а теперь лишения приходится лишь на их долю, и тогда на пионеров глядел весь свет с любовью и преклонился перед их страданиями, а теперь моих молодых товарищей забрасывают камнями, а иногда еще и тащут… на виселицу. Почему? Потому что они не верят, что всякий еврей, если он не рабочий, кровопийца и враг! Я часто задаю себе вопрос: заслуживает ли наше слабое сердцем «среднее сословие» в Палестине, чтобы наша молодежь приносили для них такие жертвы!.. Тысячи и тысячи остаются в Гистадруте только потому, что они не хотят жить жизнью индийских «кули»!

III

Нужно быть справедливым: несчастье заключается в том, что Гистадрут располагает разными институтами. Хотя мне и обидно, что в такие руки текли гроши, повсюду собираемые, в частности, и при моем содействии собранные, но раз это теперь их — пускай пользуются на здоровье! Но беда в том, что национальные рабочие —бедны, голы и босы. Еврейский народ должен помочь — снабдить национальный Гистадрут нужными учреждения ми: ссудно-сберегательная касса, которая должна превратиться в банк, — и больничная касса. Второй Гистадрут должен быть внепартийной организацией, открытой для всех еврейских рабочих, но с одним условием: защита интересов его членов будет осуществляться через арбитраж. Как только будет создана новая организация, начнется «исход из Египта», бегство из классового Гистадрута, из красного рая. Уходить будут тысячи, так как у людей красного лагеря тоже иногда бьется сионистское сердце. Во избежание недоразумений, нужно помнить, что новая организация будет защищать интересы рабочих, а не работодателей, — что она не даст своего благословение на введение не-еврейского труда: чужой, не еврейский труд несовместим с сионизмом (кстати: если кто скоро вынужден будет согласиться на не-еврейский труд, то это — красный Гистадрут, объединяющий всех пролетариев и организующий арабов). Когда образуется вторая организация, станет невозможным трагический абсурд, что Палестина дает преобладающее число стачек, и максимум стачечников, по сравнению с другими странами. Еще важнее будет результат идеологический. Прекратится натравливание одних евреев на других, разговоры о диктатуре, об экспроприации, отпугивающие капитал, — и парадирование по еврейским улицам знамени, красного гитлеровского знамени, только без гакенкрейца

  1. Рассвет 5.11.1933