Письмо от Петра Дм. Долгорукова (Корнилов)

Письмо от Петра Дм. Долгорукова
автор Александр Александрович Корнилов
Опубл.: 1919. Источник: az.lib.ru

    МИНУВШЕЕ: Исторический альманах. 16.

    М.; СПб.: Atheneum; Феникс. 1994.

    (Из архива А. А. Корнилова)Править

    Петр Дм. ДолгоруковПравить

    Сочи. Дача Калифорния
    7 июня 1919 г.

    Многоуважаемый Александр Александрович! Не писал Вам так долго1, т. к. лишь на днях вернулся из месячной поездки в Екатеринодар и Новороссийск, где я был в поисках заработка. Раньше я с месяц окапывал плодовые деревья в соседнем саду. Но вследствие того, что я порядочно исхудал и все ткани и мышцы сделались несколько дряблыми, а также вследствие того, что здешняя глинистая почва при ливших все время дождях была очень тяжела и я несколько надорвался и получил в зачаточном состоянии небольшую грыжу. В Екатеринодаре имел несколько предложений, но я выбрал неважную службу, но зато в Сочи, чтобы не расставаться с семейством и не перетаскивать его на новое место. Переезды теперь безумно дороги. Я служу здесь в Осваге, т. е. в Осведомительном агентстве при Добров[ольческой] армии2. Пока моя работа состоит главным образом в редактировании и корректировании телеграфных военных сводок для нашего издания бюллетеней с некоторыми вырезками из газет и отмерки шнурками фронтов по картам в зале для публики, писания разл[ичных] сенсационных плакатов в наружные витрины, давании разных справок и т. п. Жалования от 1000 р. до 1500 р. в месяц, что еще не вполне выяснено вследствие пересмотра штатов. Работать приходится ежедневно, в том числе и по праздникам. 9-1 ч. дня и 5-7 ч. вечера, но часто приходится задерживаться на час или полтора. Анна Андреевна3 недурно зарабатывает на продаже пирожков, которые пекут наши родственники Ливены. Т. к. мы жили в 3-х верстах от города, то нам пришлось переехать на другую квартиру из наших веселых, светлых комнат с чудным видом и дивным ви[а]дуком мы очутились в сыром и темном полуподвальном этаже, выходящем во двор. В Екатеринодаре я останавливался у брата4, видел Панину, Астрова, Новгородцева, Н. Н. Ковалевского, Н. Н. Львова, Юренева, Степанова, Мандельштама, Мякотина5 и кое-кого еще. Читал длинное письмо Маклакова6, присутствовал на заседании центрального комитета (всегдашнее препирательство между правым и левым крылом). Кадетская партия стоит пока целиком лишь за поддержание армии. Программных вопросов пока касаются мало. Выплывает поневоле лишь земельный вопрос. Читали ли Вы в «Своб[одной] Речи» ряд статей Зайцева?7 Если нет, то не удастся ли Вам достать эти NoNo через кого-либо из кисловодских кадетов? В № 72 от 30-го

    309

    марта была и моя статья. При Министерстве земледелия (как все министерства в Екатеринодаре вследствие ужасной переполненности помещаются в каком-то торговом помещении — амбаре) министры сидят в общей комнате за [одним] столом с другими. Многие, как напр[имер], Н. Н. Ковалевский и П. Н. Соковнин8, спят в министерствах же на столах, работает также земельная комиссия. Общая тенденция: временно представить владение землей ее захватчикам в виде аренды, а затем выкуп9. Говорят, что Колчак идет с этим же. Гр. Панина получила письмо от Петрун-кевичей10 из Афин, куда они бежали из Крыма. Брату обещали собрать до 10 000 р. группы: Екатеринодарская, Крымская и Ростовская. Екатеринодарскую сумму он, кажется, Вам перевел (у него оставалось на руках лишь несколько сот рублей — часть сбора с лекций Родичева11 — остальную часть Родичев поделил между Добров[ольческой] Армией и собой). Крымские надежды теперь лопнули. Остается еще порядочная сумма за Ростовом, которую брат и надеется получить. Теперь, что касается вопроса о переезде Вашем сюда, то откровенно скажу, что при огромном желании моем и жены видеть Вас и Екат[ерину] Антиповну здесь (а Коленькиным — Талочку), я не вижу объективных данных для переезда Вашего. Дороговизна здесь все продолжает страшно расти, хлеб по карточкам и плохой, Кубань продолжает ничего не выпускать сюда, тогда как, судя по газетам и письму Вас. Пав. Симачева12, даже в Кисловодске цены пошли на убыль. Сырость и слякоть здесь страшная, много больных ревматизмом, малярией (у жены и Коленьки) и воспалением легких. Отсутствие спокойствия вследствие близости грузинского фронта и разбойничьих шаек. Плохие пути сообщения — оползни на ж[елезной] д[ороге] и редкие и дорогие пароходы. Многие переехали отсюда и переезжают в разные станицы и на группы Минеральных] Вод. Если Вам уж переезжать куда-нибудь, так уж в какую-нибудь станицу или колонию, где есть медиц[инская] помощь и учебные заведения. Я говорил об этом и брату, и Паниной, и они обещали поискать для Вас что-ниб[удь] подходящее в Кубанской области, если бы Вы обратились к ним. Быть может, и кисловодские кадеты могли бы помочь Вам найти что-ниб[удь] в Терекской области. Тогда, напротив, быть может, уж скорее мы перебрались бы к Вам, если бы пребывание здесь оказалось невтерпеж. Встретил здесь семью Герценштейнов13, младшая дочь вышла на днях за находящегося здесь же сына Любощинского14. Они до декабря жили в Полтаве в нашей квартире, а потом бежали на Одессу и Крым от большевиков. Старицкие остались15 в Полтаве, а Вернадские в Киеве. Молодой Вернадский профессорствовал уже не в Перми, а в Симферополе. Здесь находится Григорович-Барский16. С здешними кадетами я не сходился. Вот, кажется, и все новости. Пишите почаще; так хочется знать про Ваше медицинское, экономическое и душевное состояние. Не переутомилась ли окончательно Екатерина Антиповна, что Та(лочка? Мика держал экзамен во 2-ой класс и провалился на русском устном и природоведении. Нельзя целиком винить его в этом. Многое приходится объяснять беженским учением. А что Ваши воспоминания? Как хотелось бы их почитать в какой-ниб[удь] мирной станице. Или уж не прямо ли в Полтаве? Все наши сердечно кланяются Вам и Вашим.

    Петр Долгоруков

    1 С семьей П. Д. Долгорукова (жена — Антонина Михайловна и двое детей) Корниловы близко сошлись почти сразу по приезде в Кисловодск — в октябре 1917. Вскоре П. Д. Долгоруков уехал в Полтаву, откуда вернулся в марте 1918. «Они нас постоянно навещали, то княгиня, то дети с Анной Андреевной, — вспоминал А. А. Корнилов, — а когда приехал князь, то он не замедлил явиться к нам, привезя привет и деньги от Вернадских» (АРАН. Ф.518. Оп.5. Д.68. Л.201). И после отъезда из Кисловодска П. Д. Долгоруков продолжал опекать семейство Корниловых. «Долг[оруков] видел его [Корнилова] в январе, — записывал в сентябре 1919 В. И. Вернадский, — он очень сильно поддался. Узнать адрес Петр Дм. помогал и собрал 4000 [р.]. /…/ У него удар; он пишет (диктует) воспоминания. Очень тяжело ему приходилось — в связи с голоданием. Ек[атерина] Ант[иповна] все сама делает /…/ Поддерживал ЦК, много [Петр] Долг[оруков]» (АРАН. Ф.518. Оп.2. Д. 10. Л. 14, 32-32об.).

    2 Осведомительное агентство при Добровольческой армии создано летом 1918, просуществовало до марта 1920. К осени 1919 насчитывало свыше 10 000 человек, работавших в различных пунктах России и за рубежом. Возглавляли поочередно кадеты: С. С. Чахотин, Н. Е. Парамонов, К. Н. Соколов.

    3 Воспитательница детей Долгоруковых, немка по происхождению.

    4 Павел Дмитриевич Долгоруков (1866—1927) — общественный и политический деятель. С 1893 в течение пяти трехлетий предводитель дворянства Рузского уезда Московской губ. Член «Союза Освобождения», председатель ЦК партии кадетов (октябрь 1907 — ноябрь 1909), затем товарищ председателя. После Октябрьской революции целиком отдался идее белой борьбы: был товарищем председателя правления «Национального центра», председателем Объединения общественных и государственных деятелей в Крыму (1920). В эмиграции жил в Константинополе (1920—1922), Белграде (1922—1923), Париже (1923—1926). За это время дважды тайно посетил Россию (в 1924 и 1926). Во второй приход был арестован, провел 11 месяцев в харьковской тюрьме. О его освобождении хлопотал Политический Красный Крест, но в ответ на убийство в Варшаве 7 июня 1927 советского посла П. Л. Войкова, П. Д. Долгоруков был расстрелян в ночь с 9 на 10 июня в числе двадцати других представителей известных дворянских семей. В 1964 в Мадриде под названием «Великая разруха» изданы его воспоминания.

    5 Николай Иванович Астров (1868—1934) — общественный и политический деятель. Секретарь Московской городской думы (1897—1907), с 1910 директор правления Московского городского кредитного общества. Член ЦК кадетской партии, один из создателей Союза городов. В годы гражданской войны один из активнейших деятелей белого движения: член «Совета общественных деятелей», «Правого центра»; один из учредителей в мае 1918 «Союза Возрождения России» и «Национального центра». После отъезда на Кубань летом 1918 политический советник ген. Деникина, член Особого Совещания, возглавлял комиссию по формированию гражданской власти при Особом Совещании. В эмиграции (вместе с гражданской женой гр. СВ. Паниной) жил в Праге. Автор «Воспоминаний» (Прага, 1940). Его братья — Павел Иванович (1866—1919), член Московского окружного суда, и Александр Иванович (1870—1919), профессор прикладной математики и помощник директора Московского высшего технического училища, — были расстреляны в Москве по делу «Национального центра».

    Павел Иванович Новгородцев (1866—1924) — общественный деятель, профессор Московского университета. С 1906 директор Московского высшего коммерческого института. Член ЦК кадетской партии. В годы гражданской войны один из руководителей Правого и Национального центров. После эвакуации из Крыма вместе с войсками бар. Врангеля в 1921 жил в Чехословакии, где в мае 1922 создал Русский юридический факультет и стал его деканом.

    Николай Николаевич Ковалевский (1858-?) — общественный деятель, кадет. Участник земских съездов 1904—1905, член «Союза Освобождения». Депутат 1-й Государственной думы. Член Совета Республики от кадетской партии (1917).

    Николай Николаевич Львов (1867—1944) — общественный и политический деятель. Предводитель дворянства Саратовской губ. (1893—1900). Один из основателей «Союза Освобождения» и партии кадетов, член ее ЦК. Депутат 1-й, 3-й, 4-й Государственных дум. Затем лидер партии прогрессистов.

    Петр Петрович Юренев (1874—1946) — общественный и политический деятель. Инженер-строитель, окончил Институт путей сообщения в Петербурге. Депутат 2-й Государственной думы. С 1907 член Московской городской управы; под его непосредственным руководством был разработан первый проект московского метро. С 1910 член ЦК гадетской партии. Министр путей сообщения третьего состава Временного правительства. В годы гражданской войны руководитель одесской организации «Национального центра». С 1919 председатель организации Союза городов при Добровольческой армии. После эвакуации в Константинополь открыл в городе (вместе с А. В. Жекулиной) Русскую гимназию. В качестве представителя Союза городов много сделал для обеспечения помощи детям эмигрантов, в частности по открытию средних учебных заведений и приютов в Праге, Белграде, во Франции.

    Василий Александрович Степанов (1871—1920) — общественный и политический деятель. Член ЦК кадетской партии. По образованию инженер. Депутат 3-й и 4-й Государственных дум. Временно управляющий Министерством промышленности и торговли, автор проекта декларации Временного правительства по экономическим вопросам (июнь-июль 1917). С июля 1917 председатель военной комиссии ЦК кадетской партии. После октябрьской революции один из организаторов офицерских отрядов в Петрограде. По воспоминаниям А. В. Тырковой, Степанов «одним из первых понял, что войну эту можно вести только извне /…/ Он горячо доказывал, что необходимо всеми силами поддерживать генералов Алексеева и Корнилова, что надо направить всю энергию на создание Добровольческой армии» (Общее дело. 1920. 17 сент.). Работал в «Правом центре», «Союзе Возрождения России»; один из руководителей «Национального центра». Член Особого Совещания при ген. Деникине.

    Михаил Львович Мандельштам (1866—1938) — общественный деятель. Присяжный поверенный, адвокат. Выступал защитником на многих политических процессах.

    Венедикт Александрович Мякотин (1867—1937) — общественный и политический деятель, историк, публицист. Один из лидеров партии народных социалистов. Руководитель Союза союзов (1905—1906), член редколлегии журнала «Русское богатство». С 1918 председатель «Союза возрождения России». Осенью 1922 выслан из России. В эмиграции — профессор Софийского университета. Автор воспоминаний «Из недавнего прошлого» (На чужой стороне. 1924. № 2, 3, 5, 6, 9).

    6 Василий Алексеевич Маклаков (1869—1957) — общественный и политический деятель. Член ЦК кадетской партии с 1905. Депутат 2-4-й Государственных дум. После Февральской революции — посол во Франции, где вел большую работу по материальному обеспечению русских эмигрантов, создатель в 1924 Эмигрантского комитета. Автор многочисленных воспоминаний.

    7 Кирилл Осипович (Иосифович) Зайцев (Константин, архимандрит) (1887-?) — историк, богослов, ученик А. А. Корнилова по петербургскому Политехническому институту. Кадет. В эмиграции с 1920 — приват-доцент, затем профессор Русского юридического факультета в Праге и Педагогического института в Харбине; в 1936—1938 профессор политэкономии в Харбине. Профессор богословия в Троицкой семинарии. Сотрудничал в газете «Возрождение» у П. Б. Струве. В «Свободной Речи» опубликовал ряд статей, посвященных земельным мероприятиям Сибирского правительства в 1919.

    8 П. Н. Соковнин — министр народного просвещения Крымского краевого правительства.

    9 Один из самых болевых вопросов российской политики и истории — земельный — так и не получил разрешения на территориях, занятых Добрармией. Противостояние гражданского и военного окружений ген. А. И. Деникина, разногласия внутри Особого Совещания, наконец, нараставшая социальная конфронтация между добровольцами и местным населением не позволили провести аграрную реформу, предусматривавшую возможность принудительного отчуждения части помещичьих земель за вознаграждение. Только правительство бар. Врангеля решилось на передачу всех пригодных к обработке земель в собственность обрабатывающих их крестьян. По мнению Г. В. Вернадского, «если бы подобный закон был в свое время проведен правительством Деникина, то весьма вероятно, что Белая армия победила бы в гражданской войне» (Крым // Новый журнал. 1971. Кн. 105. С. 218).

    10 Петрункевичи Иван Ильич (1843—1928) и Анастасия Сергеевна (урожд. Мальцева, в первом браке гр. Панина; 1850—1932). И.И. — общественный деятель, «патриарх» российского либерализма. Председатель «Союза Освобождения» (1905), один из учредителей кадетской партии и председатель ее ЦК (1909—1915). Соиздатель ЦО кадетской партии — газеты «Речь» (1908—1917). В эмиграции в США (1920—1921), Швейцарии (1921—1924), Чехословакии (1924—1928). Автор воспоминаний «Из записок общественного деятеля» (Прага, 1934). На протяжении более чем тридцатилетнего общения Петрункевича и Корнилова связывали самые теплые дружеские отношения. «Вы, — писал Петрункевич В. И. Вернадскому в 1916, — А. А. Корнилов, Д. И. Шаховской занимаете в моей душе и сердце самое интимное место» (АРАН. Ф.518. Оп.3. Д. 1261. Л. 12).

    11 Федор Измаилович Родичев (1856—1933) — общественный и политический деятель. В течение многих лет один из активнейших тверских земцев. Участник «Союза Освобождения» и «Союза земцев-конституционалистов». Депутат Государственных дум всех созывов. По словам А. В. Тырковой, «…оратор Божьей милостью. Его голос, интонации, выражение лица, нервное движение рук, чертивших в воздухе рисунок, дополнявший его слова, а главное струившиеся от него флюиды идейного энтузиазма — зачаровывали слушателей, подчиняли ему даже тех, кто далеко не во всем с ним был согласен» (Новый журнал. 1954. Кн.38. С. 207). С 1906 член ЦК кадетской партии. В марте-мае 1917 министр Временного правительства по делам Финляндии. В эмиграции жил в Греции, Сербии, Франции, Швейцарии, Англии.

    12 О ком идет речь, установить не удалось.

    13 Герценштейны — семья Михаила Яковлевича Герценштейна (1859—1906) — экономиста, одного из теоретиков кадетской партии по аграрному вопросу, депутата 1-й Государственной думы, убитого черносотенцами. Одна из его дочерей — Вера Михайловна — вышла замуж за Марка Марковича Любощинского-младшего (1891—1980 или 1981) (об этой семье см. ниже). До революции М.М.-младший — юнкер Константиновского артиллерийского училища в Петрограде, затем прапорщик 1-й Запасной артиллерийской бригады. Летом-осенью 1919 мобилизован, служил при английском авиационном отряде. В эмиграции — в Чехословакии (курорт Песчаны), некоторое время в Индии.

    14 Любощинские — Анна Егоровна (урожд. Старицкая; 1865—1930), сестра Н. Е. Вернадской, и Марк Маркович (1864—1945), внук Н. И. Пирого-ва. Женаты с 1888. М.М. окончил юридический факультет Петербургского университета, Сельскохозяйственные курсы И. А. Стебута (1894), слушал курс в Институте практического семеноводства и полеводства И.Шмидта в Эрфурте (1895—1896). Служил в 1-м департаменте Сената, после выхода в отставку в 1893 жил в имении сына в Тамбовской губ. В течение 12 лет возглавлял Козловское общество сельского хозяйства. На протяжении 15 лет — научный сотрудник Козловской опытной станции. В 1912 переселился в Москву, занимался управлением делами частных лиц и организацией административно-хозяйственного надзора за постройкой жилых домов. После 1917 неоднократно арестовывался и высылался (Тобольск, Пермь). С 1926 завхоз Сапропелевой станции Комиссии по изучению естественных производительных сил АН СССР в Залучье (быв. имение Н. С. Таганцева). В 1930-е годы жил у детей в Чехословакии. Вернулся в ССС. Р. Похоронен на Введенском кладбище.

    В семье Любощинских было 9 детей. Софья (1889—1979?) — окончила московскую гимназию Алферовой; вышла замуж за М. А. Бакунина (в годы гражданской войны — офицер Добровольческой армии, состоял при штабе ген. Кутепова), жила в имении «Горная щель» на Южном берегу Крыма, где у нее неоднократно бывали Вернадские. В эмиграции в Бельгии. Мария (1894—1988) — училась в университете Шанявского, в 1918—1919 работала в Главлескоме, затем в Главархиве. В 1919 вышла замуж за А. М. Фокина. Жила в Москве, Красной Поляне (Северный Кавказ). Георгий (1897—1921) — окончил гимназию Флерова, учился в Московской консерватории и на физико-математическом факультете Московского университета. Владимир (1899—1920?) — окончил гимназию Флерова, учился на юридическом факультете Московского университета и в Московской консерватории по классу скрипки (1918—1919), в 1918 — сотрудник отдела по делам музеев и охране памятников искусства и старины Наркомпроса, с лета 1919 — в Добровольческой армии. Наталья (р. 1901), в замужестве Мостовая. Ныне проживает в Москве. Анна (1902-?) — в замужестве Сербина, жила во Франции. Павел (1906—1992) — окончил Лесотехническую академию в Праге; жил в Чехословакии до середины 50-х годов, затем вернулся в ССС. Р. Дмитрий (1911—1989) — в 1930-е неоднократно подвергался арестам и высылкам (Новосибирск, Ухта), жил в Караганде.

    Любощинским-старшим принадлежали в Москве два дома (Зубовский бульвар, 15), в одном из которых в течение многих лет жили Шаховские, Кокошкины, Бакунины, Новгородцевы, Булгаковы, Старицкие и др. друзья и родственники хозяев.

    15 В Полтаве проживал огромный клан Старицких. Вероятно, Долгоруков имеет в виду прежде всего ближайших родственников Н. Е. Вернадской. Ее брат — Георгий Егорович (1867—1945) — кадет, в администрации Деникина полтавский губернатор. В 1920 эмигрировал в Болгарию, где работал в банке, подрабатывая художественной фотографией. Сестры — Мария Егоровна (1869—1943), жила позднее в Москве на Зубовском бульваре; Нина Егоровна (1871—1921) — в замужестве Жедринская, в 1920 со всей семьей эмигрировала в Югославию.

    16 Дмитрий Николаевич Григорович-Барский — член ЦК кадетской партии, председатель ее Киевского городского комитета. В эмиграции один из руководителей юношеского объединения «Юных добровольцев».