Письмо к H. M. Языкову (Киреевский)

Письмо к H. M. Языкову
автор Петр Васильевич Киреевский
Опубл.: 1833. Источник: az.lib.ru

    П. Я. Чаадаев: pro et contra

    Личность и творчество Петра Чаадаева в оценке русских мыслителей и исследователей. Антология

    Издательство Русского Христианского гуманитарного института, Санкт-Петербург, 1998

    П. В. КИРЕЕВСКИЙПравить

    Письмо к H. M. ЯзыковуПравить

    (отрывок)
    17 июля 1833. Воронки

    Наикрепчайше тебя обнимаю и благодарю за сообщение песен!1 Вы там собрали такие сокровища, каких я даже и не ожидал. Мы не только можем гордиться богатством и величием нашей народной поэзии перед всеми другими народами, но, может быть, даже и самой Испании в этом не уступим; несмотря на то что там все благоприятствовало сохранению народных преданий, а у нас какая-то странная судьба беспрестанно старалася их изгладить из памяти; особенно в последние 150 лет, разрушивших, может быть, не меньше воспоминаний, нежели самое татарское нашествие. Эта проклятая Чаадаевщина, которая в своем бессмысленном самопоклонении ругается над могилами отцов и силится истребить все великое откровение воспоминаний, чтобы поставить на их месте свою одноминутную премудрость, которая только что доведена ad absurdum[1] в сумасшедшей голове Ч.2, но отзывается, по несчастью, во многих, не чувствующих всей унизительности этой мысли, — так меня бесит, что мне часто кажется, как будто вся великая жизнь Петра родила больше злых, нежели добрых, плодов. Впрочем, я и сам чувствую, что болезненная желчь негодования мутит во мне здоровый и спокойный взгляд беспристрастия, который только один может быть ясен.

    Это болезненное состояние духа уже давно меня теснит и давит, и кипа песен, тобою присланная, была мне студеной рекой в душной пустыне. Я с каждым часом чувствую живее, что отличительное, существенное свойство варварства — беспамятность; что нет ни высокого дела, ни стройного слова без живого чувства собственного достоинства, что чувства собственного достоинства нет без национальной гордости, а национальной гордости нет без национальной памяти. Эти истины так глубоко и горячо проникли во все жилки моего нравственного и физического существа, что в некоторые минуты доходят до фанатизма.

    Однако довольно об этом. Все это вещи, в которых мы с тобою согласимся и об которых писать нечего.

    КОММЕНТАРИИПравить

    Впервые: Письма П. В. Киреевского к H. M. Языкову. Л., 1935. С. 42-44. Печатается по тому же изданию.

    Киреевский Петр Васильевич (1808—1856) — славянофил, собиратель русского фольклора, брат И. В. Киреевского.

    1 О фольклорных занятиях П. В. Киреевского см.: Парилова Г. Н., Соймонов А. Д. П. В. Киреевский и собранные им песни // Литературное наследство. 1968. Т. 79.; Соймонов А. Д. П. В. Киреевский и его собрание народных песен. Л., 1971.

    2 Термин «чаадаевщина», по-видимому, впервые был употреблен П. В. Киреевским. Характерно сходство в оценке первого «Философического письма» с реакцией официальных кругов по поводу «телескопской истории», вплоть до обвинения в сумасшествии.



    1. до абсурда (лат.). — Примеч. сост.