Песня из трагедии «Элла» (Чаттертон)

Песня из трагедии «Элла»
автор Томас Чаттертон (1752-1770)
Подстрочный перевод.
 
Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Подстрочник:

ПЕСНЯ МЕНЕСТРЕЛЯ из трагедии «Элла»[1]

О, подпой моей песенке,
О, пролей горкую слезу вместе со мной;
Не пляши больше на празднике
Будь как текущая река:
    Мой любимый мёртв –
    Ушёл на своё смертное ложе
    Навек под этой ивой.

Черны его волосы как зимняя ночь,
Бело его тело, как летний снег,
Красно его лицо, как утренний свет,
Хладен он лежит в могиле внизу,
    Мой любимый мёртв –
    Ушёл на своё смертное ложе
    Навек под этой ивой.

Сладок его язык, как пение дрозда,
Скор он в танце, словно мысль,
Ловок его барабан, крепка дубина;
О, он лежит здесь под ивой,
    Мой любимый мёртв –
    Ушёл на своё смертное ложе
    Навек под этой ивой.

Чу! Ворон бъёт крылом,
В вересковой лощине,
Чу! смерть-сова громко поёт
В страшных снах, когда они кончаются:
    Мой любимый мёртв –
    Ушёл на своё смертное ложе
    Навек под этой ивой.

Взгляни! белая луна сияет в вышине;
Саван моего любимого белей:
Белей, чем утреннее небо,
Белей, чем вечернее облако:
    Мой любимый мёртв –
    Ушёл на своё смертное ложе
    Навек под этой ивой.

Здесь на могиле моего любимого
Пустоцвет будет лежать,
Не сможет ни один святой спасти
Деву от её оцепенения.
    Мой любимый мёртв –
    Ушёл на своё смертное ложе
    Навек под этой ивой.

Я своими руками сплету колючие кусты
Вокруг священного трупа, чтобы они там росли,
Эльф и фея зажгите свои огоньки,
Там, куда я положу своё тело.
    Мой любимый мёртв –
    Ушёл на своё смертное ложе
    Навек под этой ивой.

Придите, с желудёвой чашей и терниями,
Выпустите кровь из моёго сердца;
Жизнь и всё её добро я презираю,
Пляшите всю ночь, или празднуйте весь день,
    Мой любимый мёртв –
    Ушёл на своё смертное ложе
    Навек под этой ивой.

Водяные ведьмы с коронами из лилий,
Несите меня к вашему потоку смерти,
Я умираю! Я иду, мой возлюбленный ждёт –
Так дева сказала и умерла.

<2007>

Чаттертон:

MYNSTRELLES SONGE from "Ælla"

O! synge untoe mie roundelaie,
O! droppe the brynie teare whythe mee,
Daunce ne moe atte hallie daie,
Lycke a reynynge ryver bee;
    Mie love ys dedde,
    Gone to hys death-bedde,
    All under the wyllowe tree.

Blacke hys cryne as the wyntere nyghte,
Whyte hys rode as the sommer snowe,
Rodde hys face as the mornynge lyghte,
Cale he lyes ynne the grave belowe;
    Mie love ys dedde,
    Gone to hys death-bedde,
    Al under the wyllowe tree.

Swote hys tyngue as the throstles note,
Quycke ynn daunce as thoughte canne bee,
Defte hys taboure, codgelle stote,
O! hee lyes bie the wyllowe tree:
    Mie love ys dedde,
    Gonne to his deathe-bedde,
    Alle underre the wyllowe tree.

Harke! the revenne flapes hys wynge,
In the briered delle below;
Harke! the dethe-owle loude dothe synge,
To the nyghte-mares as heie goe;
    Mie love ys dedde,
    Gonne to hys deathe-bedde,
    Al under the wyllowe tree.

See! the whyte moone sheenes onne hie;
Whyterre ys mie true loves shroude;
Whyterre yanne the mornynge skie,
Whyterre yanne the evenynge cloude;
    Mie love ys dedde,
    Gon to hys deathe-bedde,
    Al under the wyllowe tree.

Heere, uponne mie true loves grave,
Schalle the baren fluers be layde,
Nee one hallie Seyncte to save
Al the celness of a mayde.
    Mie love ys dedde,
    Gonne to hys death-bedde,
    Alle under the wyllowe tree.

Wythe mie hondes I'lle dente the brieres
Rounde his hallie corse to gre,
Ouphante fairie, lyghte youre fyres,
Heere mie boddie stylle schalle bee.
    Mie love ys dedde,
    Gon to hys death-bedde,
    Al under the wyllowe tree.

Comme, wythe acorne-coppe & thorne,
Drayne mie hartys blodde awaie;
Lyfe & all yttes goode I scorne,
Daunce bie nete, or feaste by daie.
        Mie love ys dedde,
        Gon to hys death-bedde,
        Al under the wyllowe tree.

Waterre wytches, crownede wythe reytes,
Bere mee to yer leathalle tyde.
I die, I comme; mie true love waytes.
Thos the damselle spake, and dyed.

<1769, опубл. 1777>

В современной орфографии:

MINSTREL’S SONG

O, sing unto my roundelay!
O, drop the briny tear with me!
Dance no more at holiday;
Like a running river be.
    My love is dead,
    Gone to his death-bed,
    All under the willow-tree.

Black his hair as the winter night,
White his neck as the summer snow,
Ruddy his face as the morning light;
Cold he lies in the grave below.
    My love is dead,
    Gone to his death-bed,
    All under the willow-tree..

Sweet his tongue as the throstle's note;
Quick in dance as thought can be;
Deft his tabor, cudgel stout;
O, he lies by the willow tree!
    My love is dead,
    Gone to his death-bed,
    All under the willow-tree..

Hark! the raven flaps his wing
In the briered dell below;
Hark! the death-owl loud doth sing
To the nightmares as they go.
    My love is dead,
    Gone to his death-bed,
    All under the willow-tree.

See! the white moon shines on high;
Whiter is my true-love's shroud,
Whiter than the morning sky,
Whiter than the evening cloud.
    My love is dead,
    Gone to his death-bed,
    All under the willow-tree.

Here, upon my true-love's grave
Shall the barren flowers be laid,
Nor one holy saint to save
All the coldness of a maid.
    My love is dead,
    Gone to his death-bed,
    All under the willow-tree.

With my hands I'll bind the briers
Round his holy corse to gre;
Ouphant fairy, light your fires;
Here my body still shall be.
    My love is dead,
    Gone to his death-bed,
    All under the willow-tree..

Come, with acorn-cup and thorn,
Drain my heart's blood away;
Life and all tis good I scorn,
Dance by night, or feast by day.
    My love is dead,
    Gone to his death-bed,
    All under the willow-tree.

Water-witches crowned with reytes,
Bear me to your lethal tide.
I die! I come! my true-love waits.
Thus the damsel spake, and died.


  1. Песня менестреля из трагедии «Элла» (1769) написана в форме roundelay – короткой песенки с припевом (или рефреном). Трагедия включена в цикл произведений вымышленного священника-поэта XV века Томаса Роули (Rowley). В пьесе англосаксонский вождь Элла, чтобы отразить нападение датчан, покидает свою возлюбленную Берту в день свадьбы. Берту похищают в его отсутствие, и Элла, узнав об этом, кончает жизнь самоубийством. Песня во многом перекликается с песней Дездемоны об иве из «Отелло» Шекспира. Чаттертон использут здесь старинное правописание: mie=my; brynie=briny; ne moe=no more; ate=at: hallie day=holiday; lycke=like; reynynge=running; cryne=hair; cale=cold; ynne=in; swote=sweet, и т. д.

Другие переводыПравить