О чем нам пишут (Беляев, Жизнь и техника связи, № 5)

О чем нам пишут
автор Александр Романович Беляев
Дата создания: 1924, опубл.: «Жизнь и техника связи», 1924, № 5, С. 117—123. Источник: az.lib.ru

О чем нам пишутПравить

По-прежнему привлекает внимание наших корреспондентов кольцевая почта.

Т. П. Нечаев из с. Тулун, Иркутск. губ., сетует на то, что «наши завпреды никак не могут сделать кольца». В виде примера он приводит свой район.

«Тулун. Райконтора. В сторону Братский тракт. До Братского п.-т. отделения 240 перст; но пути есть еще два п.-т. отделения: Тангуй, Шаманово; расстояние между этими учреждениями: от Тулупа до Тангуя 100 верст, от Тангуя до Шаманова 60 верст, и до Братска 80 верст. По дороге через каждые 20-25 верст есть селения, некоторые даже со школами и сельсоветами. Почта ходит еженедельно с почтальоном, крестьяне возят почту бесплатно».

Причем, по нашим «старым каноническим правилам», — пишет автор, — заказная и страховая заделывается в трактовую кожаную вещь, которая не вскрывается от учреждения до учреждения. Вследствие этого, корреспонденция провозится мимо адресатов, которым потом приходится за ней же ездить. В результате — потеря времени, труда, замедление в доставке, и понятное недовольство населения почтой. И. Нечаев проектирует «дать почтальону аванс марок на 20 рублей, книги № 2, 9, 8, штемпель с подушкой и сумку с газетами и письмами, простыми, заказными и доплатными, следуемые по трактовым селениям. В каждой деревушке, где меняют лошадей, где почтальон всегда пьет чай, за это время почтальон мог бы раздать почту, продать марки, конверты и проч.».

За чем же дело стало?

Целый ряд корреспондентов взыскивают способы ведомственной экономии.

Т. А. Пас пишет о мерах сокращения расходов на перевозку почт.

«Многие почтовые и п.-т. учреждения с малой деятельностью, отстоящие от учреждений, с которыми они обменивают почту, на 12-15 верст, имеют возчиков, платя им сумму, превышающую оклад содержания почтальона, и возчики эти перевозят 15-20 фунтов почты.

По моему мнению, было бы целесообразно для таких учреждений вместо возчика почт принимать в штат почтальона для переноски почт, там, где его содержание будет стоить меньше содержания возчика почт и, следовательно, будет представляться выгодным.

Такой способ может практиковаться в период весны, лета и части осени, когда же дни становятся меньше и крестьянские лошади вновь свободны, можно переходить к перевозке, которая в этот период будет дешева».

Мысль не нова: за границей уже практикуется, — и не без успеха, — доставка почты подобным образом.

Независимо от практической ценности предлагаемых т. т. Нечаевым и Пасом мероприятий, важно то, что люди не ждут пассивно, пока все образуется, но ищут выхода, принимая близко к сердцу интересы ведомства.

Ту же заботу о ведомственной копейке проявляет и т. Петров.

«Случайно мне пришлось побывать. — пишет он, — в одной бывшей первоклассной конторе, пониженной в настоящее время в третий класс. Громадный зал, разделенный перегородкой на две половины, кабинет начальника и анфилада других комнат с надписями на дверях: канцелярия, бухгалтерия, разборочная, архив и т. п. При помещении центральное отопление, водопровод, электрическое освещение и др[угие] современные удобства службы и жилья.

Значительная часть этих помещений пустует, так как работа конторы сократилась.

С уверенностью можно сказать, что таких домов по обширной сети предприятий ПКПиТ с пониженной деятельностью найдется не малое количество и не мало средств затрачивается на дорого стоящее содержание пустующей площади.

Я не берусь обсуждать те мероприятия, которые необходимы для утилизации свободного от служб помещения. Дело сложное и требует к себе осторожного подхода, в особенности в тех случаях, когда здание, в котором помещается п.-т. предприятие, не совсем закреплено за ведомством. Но никто не станет претендовать и ставить препятствия, если НКПиТ, изыскивая средства на ремонт зданий, на содержание их и на др. расходы, в обильном количестве взваливаемые на плечи ведомства, найдет возможным и для себя выгодным часть площади пустующих зданий эксплуатировать тем или иным способом».

К экономии призывает и т. Крылов, приводя следующий факт:

«В ноябре месяце прошлого года Наркомпочтель заключил в Москве с Карачаево-Черкесским обисполкомом договор на постройку в Карачае телеграфной линии протяжением в 144 версты с одновременным фонопорным телефонированием и открытием 5 п.-т. отделений. По этому договору НКПиТ обязывает себя предоставить на свой счет все необходимые материалы и аппараты, за исключением столбов (которые предоставляет Обисполком), произвести постройку линии и берет на свой счет содержание штатов в открываемых отделениях и, очевидно, возку почт, о чем в договоре умалчивается. Конечно, остается только приветствовать такое начинание, но нельзя и отрицать того положения, что такую роскошь, как постройка телеграфной линии, да еще с одновременным фонопорным телефонированием, с открытием 5 п.-т. отделений при нашей не изжитой бедности допускать еще преждевременно. С успехом можно было бы ограничиться открытием простейшего типа почтовых и, в крайнем случае, почтово-телефонных предприятий, обеспечив, главным образом, регулярную почтовую связь. Этого было бы вполне достаточно для крестьянского населения области, являющегося самым главным потребителем почтовой продукции и то только на 20 %, и притом в таком малонаселенном районе. Спрашивается, предусмотрел ли НКПиТ, что кроме бесполезной и преждевременной затраты большого капитала на постройку линии, он еще будет терпеть от вновь открываемых отделений дефицит в 80 %, ибо пункты, намеченные для открытия в них отделений, да и вся Кар.-Чер. Автобласть в промышленном и культурном отношении стоят еще весьма низко».

К вопросу о том, как поднять доходность почтово-телеграфных предприятий, наши корреспонденты подходят с разных сторон. Одни из них делают попытки найти выход в улучшении и удешевлении аппарата, другие рекомендуют популяризацию почты, с целью приблизить ее к населению и тем поднять ее доходность.

«По нашему мнению, — пишет т. Н. 3., — нужно обратить серьезное внимание на информацию в печати о работе почты и телеграфа, отсутствие каковой является одной из главных причин слабого пользования услугами наших предприятий. Информация в данном случае должна играть огромную роль».

Чтобы газеты охотнее помешали материал, популяризирующий почту, автор рекомендует вступить на путь «взаимных услуг с редакциями», и указывает, какие именно услуги он имеет в виду.

Редакция одной местной крестьянской газеты просила в свое время, в целях расширения сети корреспондентов, предоставить последним возможность пересылать всю корреспонденцию в редакцию без оплаты почтовым сбором, с тем, чтобы редакция сама оплачивала эти письма. Округ, на основании распоряжения НКПиТ, просьбу отклонил. Автор считает этот отказ нецелесообразным. Указанный порядок оплаты корреспонденции повысил бы количество их и тираж газет, что увеличивало бы доходность почты. Газета же, по мнению автора, предоставляла бы, — как услуга за услугу, — большее место материалу, касающемуся жизни связи.

На это положение, — заканчивает автор, — нужно обратить внимание, ибо здесь разрешаются два больших вопроса: сообщение города с деревней и повышение доходности ведомства.

Т. Кузьмин подходит несколько шире к вопросу о популяризации почты.

Он говорит о распространении элементарных почтово-телеграфных правил пользования услугами почты в населении через школы и казармы, об изготовлении и рассылке в сельские школы плакатов — как правильно заадресовывать письма и т. п. В городах — организация экскурсии в почт.-тел. предприятия. Но особое внимание должно быть уделено деревне.

«Многие крестьяне, — говорит он, — и сейчас обращаются на почту с просьбой послать посылку по телеграфу, а также приложив ухо к телеграфному столбу, надеются уловить телеграмму».

«Имея фонарь и диапозитивы, — пишет далее т. Кузьмин, — дающие всестороннее, наглядное представление об обработке корреспонденции, каждый завпред по конспекту может рассказать в школе о почте.

Для местностей, где имеются кинотеатры, можно изготовить фильмы».

Мысли не новые. Кое-что из рекомендуемого автором уже проводится в жизнь (популяризация почты школой, выставки, экскурсии), но еще очень слабо и разрозненно. На этом пути к центру и местам еще много работы, требующей инициативы и живого подхода к делу.

Целый ряд корреспонденции посвящен вопросу о пересылке периодических изданий.

Т. В. Агафонов говорит о том, что во всех случаях недоставки и пропажи газет редакции винят почту, хотя часто оказываются виноватыми сами. Об этом у нас писалось уже не раз и приводились документальные данные.

Целый ряд таких фактов приводит, между прочим, один из наших корреспондентов т. Владыкин (невысылка газет самими редакциями и т. п.).

Во избежание этого сваливания с больной головы на здоровую т. Агафонов предлагает изменить порядок пересылки периодических изданий таким образом, чтобы всякие случаи пропажи легко могли быть выяснены.

Для этого газетные пост-пакеты, по его мнению, следует приписывать к документам и самую надпись на пакетах изменить в следующем направлении:

номера обозначают: числители — номер газеты, а знаменатели — количество номеров данной газеты. При всяких неточностях оболочка пост-пакета будет служить доказательством и оправдательным документом и навести справку, в случае пропажи газет, представляется полная возможность. В месте получения газеты проверяются по оболочке пост-пакета и затем записываются в тетрадь, примерно, следующей формы:

В выдаче газет автор рекомендует не соблюдать больших формальностей, чтобы не тормозить скорейшего получения их подписчиками, а отдавать односельчанам, знакомым и попутчикам, с тем, однако, чтобы была возможность выяснить, в случае пропажи газеты, кому она сдана.

По поводу этого проекта следует сказать, что часто недостача газет объясняется тем, что редакции не вкладывают в пост-пакет полный комплект газет. Моск[овский] почтамт проверяет пост-пакеты, но иногда, очевидно, «просматривает» неполные комплекты.

Если вина в неаккуратной доставке газет часто лежит на редакциях, то и агентство «Связь», по мнению корреспондентов, не всегда безгрешно.

Т. Тверяк выступает с проектом улучшения пересылки газет, но уже со стороны ускорения их доставки самим агентством.

"В Твери, — говорит автор, — газеты получаются двумя путями: через частных контрагентов и через почту (агентство «Связь»). У первых доставка налажена лучше, скорее, в результате чрез почту проходит, примерно, 200 газет, а чрез контрагентов — 3500. Губисполком, губком РКП и пр. выписывают чрез частных контрагентов.

«Дело дошло до того, что мы сами (в лице расправления союза), думаем выписку газет производить для себя (для клуба.) чрез чужой, частный аппарат». Дальше, действительно, идти некуда!.. По мнению т. Тверяка, необходимо следующее:

1) установить, как правило, подписку на газеты, во всех случаях, когда она доставляется через почту, исключительно в предприятиях связи;

2) пересылать в адресный пункт все газеты без ярлыков, заделанными в определенные пачки, но количеству газет;

3) обязательно использовать, для пересылки газет, все поезда, и для Твери, в частности, поезд 64, местного сообщения;

4) установить выдачу газет адресатам по карточной системе, выдавая эти карточки (определенной формы и цвета по изданиям) при подписке;

5) установить обязательно, в день получения газет, если не доставку их по адресу, то хотя бы выдачу из предприятий, и

6) установить во всех крупных предприятиях (губернских и уездных безусловно) розничную продажу центральных газет.

Нельзя не согласиться с автором, что многое у нас в этом деле неладно. В частности, что касается обязательной выдачи и возможности доставки газет в день их получения, то это можно и должно организовать на местах и не ожидая распоряжения свыше.

Малоуспешно конкурирует агентство «Связь» и с Госиздатом, — как пишет К. П.

«Контрагенты Госиздата принимают подписку на периодические издания до 28 числа каждого месяца, с обязательством доставки к первому числу, пересылая деньги по телеграфу. Почта же принимает подписку только до 20 числа, с обязательством доставки к 1-му числу, так как деньги высылаются почтой и должны быть в Москве не позже 27 числа. Затем, контрагенты Госиздата принимают подписку на все периодические издания, что является удобным для подписчика, почта же не на все. Прибавьте к этому еще и то, что газеты, выписанные через контрагента Госиздата, приходят раньше, так как идут багажом, а выписанные через почту — проходят еще ж.-д. отделение и не всегда попадают на первый отходящий поезд. Бывали случаи, что газета, выписанная 8-го февраля, не получалась до 9 апреля, несмотря на неоднократные обращения, как в редакцию, так и в агентство „Связь“.

В этом отношении уже принимаются меры. Нельзя забывать, что агентство „Связь“ существует всего полгода. Недостаточная наличность до сего времени лишала его возможности принимать подписку в такие же сроки, как и у контрагентства Госиздата. Крепнущее положение агентства сделает излишним ожидание подписных денег; заказ на подписку будет делаться по телеграфу.

Т. Валерианов затрагивает вопрос о книжных киосках при почт.-тел. отделениях. По словам т. Валерианова, в этом чувствуется большая нужда. „Население уездов, лишенное книги, высказывает желание о скорейшей организации таких киосков“.

Автор высказывает надежду, что агентство „Связь“ поможет провинции указанным путем стать ближе к книге.

Целый ряд статей можно определить, как попытки масс работников связи подойти к ПОТ’у.

Т. Энбе пишет о проникновении в самую гущу работников связи идей НОТ и о возникновении производственных кружков. У нас уже была помещена статья т. Эль в № 4 „Ж. и Т. С.“ по этому вопросу.

Т. Энбе вносит только одно новое предложение: во избежание разобщенности работы этих кружков, автор рекомендует поставить их под наблюдение финансово-экономических комитетов.

„Они наблюдают за кружками. Они дают им живую воду — инициативу, книги и совет. Они проводят в жизнь, а может быть, и дают инициативу для центра, всякое конкретное достижение кружка. Кроме того, кружки уже не являются самодовлеющими. Они прикреплены как филиальные отделения фин. — эконом, комитета“.

Вот против этого-то „наклеивания официального ярлыка“ и преждевременных „прикреплений“ и предостерегал т. Эль в указанной статье. „Пусть эти кружки существуют на первое время даже разбросанно, пусть даже в одном и том же городе они не свяжутся между собою, что, естественно, будет лишь в дальнейшем; но важно сохранить инициативу работников, входящих в эти ячейки…“, иначе можно погубить все дело, — говорит т. Эль. И с этим нельзя не согласиться.

Т. А. Леушин проектирует расширить способ оплаты марками отправлений, распространив его на все виды, что „сократит труд приемщиков корреспонденции, бухгалтерии и делопроизводства“.

Однако, с этим взглядом, по-видимому, согласны далеко не все. По крайней мере, т. В. Т. находит, например, введение оплаты марками телеграмм лишь осложняющим дело, в виду трудности для подателей телеграмм подсчитать стоимость телеграммы и возможных на этой почве недоразумений. Поэтому В. Т. предлагает, оставив обычные марки для почтовых отправлений, сделать телеграфную марку „безвалютную с чистым местом для проставления суммы от руки“, стоимость же на них будет проставлять завпред или завтель.

Какой, однако, смысл марки, которая является только „местом для проставления цены“? На этот раз „НОТ“ не вытанцевался.

Т. Н. Н. вносит предложение „замены повесток, выписываемых в местах получения на денежные переводы, посылки, заказные, ценные письма — бланками, написанными самим подателем посылки, перевода, письма, вместо подачи последних. Этот бланк у перевода на деньги, у сопроводительного адреса к посылке, служит составной частью бланка перевода, сопров. адреса, как отрезной купон, — является их составной частью. Этот бланк, в месте получения отправления, отрезается и посылается адресату повестки“. Автор полагает, что такой порядок сделал бы излишними получательские книги X» 7. «Недоставленным переводам, посылкам, письмам можно вести (составлять) в конце месяца особый список для контроля. Для той же цели контроля наличия основных бланков переводов, сопров[одительных]. адресов в местах получений вести журнал с графами:

1) порядкового номера (для каждого рода почт, отправления) по данному предприятию,

2) места подачи,

3) No подавательской книги».

Автор добавляет, что на ту же тему помещена статья т. Агеева и № 5 «Прол. Связи», но он, — И. П., — пришел к указанной мысли самостоятельно.

Т. С. возражает на незаслуженный, по его мнению, упрек, имеющийся в циркуляре от 31 марта с. г. за № 22/1352 («Бюллетень» от 9 апреля с. г., № 14), где сказано, что «по вине нотельпредприятий, продажа гербовых марок протекает крайне вяло».

«Могу доказать имеющимися документами, что вина в этом не потельпредпрнятий, а предприятий НКФ».

На примере Тихорецкой п.-т. конторы т. С. иллюстрирует свое положение, приводя цифры и данные о том, что присылаемое органами НКФ количество гербзнаков совершенно недостаточно. Оно, но получении, продается в один час, новые же авансы высылаются с опозданием и тоже в недостаточном количестве. В результате — недоразумении с публикой…

Т. Перевозен приводит факт, который может служить хорошей иллюстрацией к вопросу о руководствах по направлению корреспонденции.

17 апреля с. г. 2 экспедицией почтамта принята была посылка за № 543/Е к Пьянский-Перевоз, имеющий почтовое отделение, которое производит 4 раза в неделю обмен почт с почт[овыми] вагонами № 135—136, и казалось бы, что посылка, при самом худшем случае, должна получиться 19 апреля. Оказалось, что «спецы-связисты» размышляли иначе: раз «Перевоз», то его нужно направлять «навигационным способом» куда-нибудь на Самару, а если можно, то и дальше, и действительно, после таких мытарств, посылка получена только 25 апреля, т.-е. ровно через 8 дней. Характерно то, что такие случаи с направлением корреспонденции регулярны. Помимо этого, за посылки взыскивается дополнительный сбор за трактовую перевозку посылок, — словом по «всем правилам».

Т. Баринов пишет о работе почты в праздники и говорит, что распоряжение производить в сельских местностях почтовые операции в праздничные дни дало самые благоприятные результаты, так как крестьяне только в эти дни имеют возможность посетить почту, в особенности летом.

«Особенный наплыв клиентов на почту в праздничные и воскресные дни, в которые приходится работать от 6 час. утра и до вечера». Т. Баринов находит Целесообразным распространить этот порядок на весь СССР, — приурочив движение кольцевой почты также к воскресным и праздничным дням.

Т. Валерианов пишет о том, что воспрещение НКФ позаимствования из переводных сумм для сберегательных касс вредно отразилась на деятельности последних. Об этом мы уже неоднократно говорили.

Наконец, последняя группа корреспондентов пишет по трудовым вопросам: о зарплате, отпусках и т. п.

«Переверните другим концом» разряды ставок, — пишет т. Вейтаи. «Ставка на апрель, май, июнь по 1 разряду Одесса — 12 руб., Симферополь — 11 руб., Ялта — 9 руб., а сельские местности — 8 руб. 50 коп. Между тем, — говорит он, — в Крыму дороговизна жизни идет в обратной порядке: деревня кормится городом».

Соображение не лишено основательности, по крайней мере, в отношении курортных местностей южного берега, где жизнь действительно дороже, чем, напр., в Симферополе. Ялта и др. местности южного берега живут привозом из Симферополя. При том наплыв курортных взвинчивает цены.

Зарплате посвящает свою статью и т. Южанин. Он находит слишком низкими ставки, установленные для Южного округа, — далеко отстающие от дороговизны жизни. Т. Южанин считает необходимым: 1) увеличить прожиточный минимум, и 2) увеличить заработок.

К сожалению, для разрешения этого вопроса недостаточно одного доброго пожелания, и напрасно т. Южанин винит в тяжелом положении связистов ЦК связи. Дело сложнее, чем это кажется т. Южанину.

Т. С. А. на основании работ обследования Ср.-Волж. округа отмечает, что количество служебных упущений значительно увеличивается в летние месяцы. Автор объясняет это явление тем, что летом начинаются отпуска, причем временные заместители уходящих в отпуск, очевидно, проявляют недостаточное внимание к работе «чужой» конторы. С. А. призывает товарищей проявлять более внимания к работам при замещении должностей за отпускных.

Т. Будилов сетует на то, что заведующих п.-т. предприятиями не причисляют к работникам на производстве, хотя фактически им приходится и принимать корреспонденцию, и штемпелевать и т. п. В результате же этого «непризнания» они лишены права на помещение в домах отдыха. «Было бы, кажется, более справедливым, — говорит он, — направлять в дома отдыха, санатории и на курорты больных работников связи, независимо от того, на какой ведомственной работе они потеряли или надорвали здоровье. И уж во всяком случае, завпредов не вычеркивать, их работа не легка».

Этим «сезонным» вопросом мы и закончим наш обзор.