Описание Петергофа/Предисловие


Стр.I

Представляя читателямъ Описаніе Петергофа, одного изъ замѣчательнѣйшихъ лѣтнихъ мѣстопребываній Императорской Фамиліи, я полагалъ не лишнимъ предпослать ему краткій историческій очеркъ той мѣстности, на которой, впослѣдствіи, возникъ городъ Петергофъ. Изъ этого очерка можно видѣть, что, въ этнографическомъ отношеніи, южный берегъ Финскаго залива, между Ораніенбаумомъ и Петербургомъ, за нѣсколько столѣтій до Петра Великаго былъ столь же русскимъ, какъ и въ наше время. Что же касается нынѣшняго Петергофа, какъ Императорской лѣтней резиденціи, то читатель найдетъ въ предлагаемой книгѣ довольно подробныя описанія главныхъ зданій, какъ памятниковъ искусствъ, съ необходимыми поясненіями и рисунками.

Въ произведеніяхъ русскихъ писателей и въ запискахъ иностранныхъ путешественниковъ весьма много встрѣчается любопытныхъ извѣстій и замѣтокъ о Петергофѣ; но до настоащаго времени никто, однакожъ, не привелъ этихъ извѣстій въ систематическій порядокъ и не составилъ изъ нихъ особаго описанія. Желая пополнить этотъ недостатокъ, я, по возможности, собралъ разбросанныя по разнымъ изданіямъ свѣдѣнія о Петергофѣ, дополнилъ ихъ, и, свѣривъ съ имѣющдмися документами въ архивныхъ дѣлахъ, рѣшился изложить все въ особой книгѣ. Источники, которыми я пользовался при составленіи этого Описанія, указаны въ подстрочныхъ примѣчаніяхъ.

Вполнѣ сознавая неполноту и несовершенство настоящей монографіи, я буду считать, однакожъ, цѣль достигнутою, если посѣтители

Стр.II

Петергофа найдутъ трудъ мой не безполезнымъ при обозрѣніи достопримѣчательностей этой исторической мѣстности. Для ознакомленія же съ мѣстностію Петергофа приложснъ подробный планъ города съ окружающими его парками и садами.

Считаю долгомъ сказать также нѣсколько словъ по поводу изданной за границей особой брошюры: «Testament de Pierre le Grand, ou plan de domination européenne, laissé par lui à ses successeurs au trône de Russie, déposé dans les archives de Péterhoff près de Saint-Pétersbourg. Paris. 1855 an». Еслибъ такое завѣщаніе Петра Великаго дѣйствительно существовало и хранилось, какъ утверждаютъ французскіе писатели, въ петергофскихъ архивахъ, то было бы, конечно, и мнѣ извѣстно, такъ какъ съ 1849 по 1858 годъ я служилъ совѣтникомъ петергофскаго дворцоваго правленія и болѣе года, за болѣзнью управляющаго, завѣдывалъ всею дворцовою частью въ Петергофѣ. Въ продолженіи этого времени, по должности моей, я имѣлъ въ своемъ вѣдѣніи, a слѣдовательно на полной своей отвѣтственности, всѣ петергофскіе дворцы, со всѣмъ находящимся въ нихъ имуществомъ, равно какъ и единственный въ Петергофѣ архивъ дворцоваго правленія. Поэтому не могу не знать, что находится въ архивѣ правленія или во дворцѣ и чего нѣтъ. Издавая въ настоящее время Описаніе Петергофа, я считаю себя какъ бы нравственно обязаннымъ, положительно удостовѣрить, что никакого завѣщанія Петра Великаго не находилось и не находится ни въ одномъ изъ петергофскихъ дворцовъ, ни въ архивѣ правленія. При составленіи Описанія Петергофа, всѣ дѣла этого архива были мною тщательно пересмотрѣны, начиная съ дѣлъ временъ императрицы Анны Іоановны. Но, ни изъ сохранившихся описей, ии изъ самыхъ дѣлъ, не видно, чтобы когда-либо въ Петергофѣ хранились дѣла политическаго значенія или имѣвшія государственную важность. Для того, чтобы лучше уяснить

Стр.III

всю невѣроятность передачи столь важнаго документа, — если бы онъ дѣйствительно существовалъ, — на храненіе въ архивъ правленія, необходимо знать, что такое было мѣстное дворцовое правленіе въ прежнія времена? До вступленія на престолъ императора Павла І-го, всѣ императорскіе дворцы состояли въ вѣ дѣніи канцеляріи отъ строенш, a въ Петергофѣ находилась только контора, всѣ обязанности которой заключались въ исправномъ содержаніи зданій и въ наблюденіи за порядкомъ и чистотою въ садахъ. При таковомъ ограниченномъ кругѣ занятій конторы, не могло быть и рѣчи о храненіи въ архивѣ ея другихъ дѣлъ, кромѣ отчетностей въ израсходованіи неболыпихь суммъ по исправленію зданій или найму рабочихъ. Самыя дѣла за прежніе года, по ничтожному значенію своему, cвалены были въ связкахъ на чердакѣ правленія и въ сыромъ подвалѣ, и только въ послѣднее время, въ пятидесятыхъ годахъ, для архива устроено приличное помѣщеніе, и дѣла приведены въ надлежащій порядокъ. Лицамъ, знакомымъ съ нашими канцелярскими порядками, въ особенности съ прежними, полагаю понятна очевидная невозможность и несообразность предположенія, чтобы документъ столь великой важности, былъ переданъ на храненіе въ архивъ низшаго учрежденія, неимѣвшій даже приличнаго помѣщенія. Считаю не лишнимъ обратить вниманіе также и на то обстоятельство, что означенное завѣщаніе, приписываемое Петру Великому, появлялось въ печати за границей всегда въ такіе моменты, когда Франція находилась въ разладѣ съ Россіею. Извѣстно, что впервые оно напечатано въ книгѣ чиновника дипломатической канцеляріи Наполеона І-го, Лесюра, подъ заглавіемъ: «Des progrès de la puissance russe, depuis son origine jusqu'au commencement du XIX siècle», — весною 1812 года, слѣдовательно предъ самою отечественною войною. Также и во время послѣдней восточной войны, завѣщаніе Петра Великаго, заграничной

Стр.IV

фабрикаціи, было отпечатано нѣкіимъ Пассаромъ, отдѣльною брошюрою, въ значигельномъ числѣ экземпляровъ и раздавалось безденежно всѣмъ желающимъ. Нѣтъ сомнѣнія, что таковой способъ ознакомленія публики съ мнимымъ завѣщаніемъ Петра Великаго, не могъ не возбудить во многихъ желанія удостовѣриться при случаѣ на мѣстѣ, въ дѣйствительности существованія завѣщанія Петра Великаго въ архивахъ петергофскихъ. И дѣйствительно, года черезъ два по поступленіи моемъ на службу совѣтникомъ петергофскаго дворцоваго правленія, мнѣ привелось сопутствовать, при обозрѣніи петергофскаго дворца, одному путешественнику, графу К—Б., пользовавшемуся нѣкоторою извѣстностію. Осматривая все съ большимъ любопытствомъ, онъ, между прочимъ, спросилъ меня, гдѣ помѣщается архивъ съ знаменитымъ завѣщаніемъ Петра Великаго. Я отвѣчалъ, что этотъ вопросъ мнѣ доводится уже слышать не въ первый разъ, но что y насъ, въ Россіи, существуетъ всеобщее убѣжденіе, что Петръ Великій скончался, не оставивъ послѣ себя никакого завѣщанія. Такъ какъ рѣчь о завѣщаніи Петра возобновлялась со стороны посѣтителей особенно иностранцевъ довольно часто, то, при случаѣ, я доложилъ о томъ бывшему въ то время министромъ императорскаго двора, князю Петру Михайловичу Волконскому. Князь, которому лучше, чѣмъ кому либо, извѣстны были всѣ дѣла, исходившія отъ нашихъ Государей, одобривъ мой отвѣтъ, замѣтилъ, «что помянутаго завѣщанія въ дѣйствительно«сти никогда не существовало, что оно было изобрѣтено въ свое «время иностранцами, собственно для напуганія Европы, a что, «впрочемъ, нѣтъ такой нелѣпости, которой бы легковѣрные люди «не повѣрили».

А. Гейротъ.