Озеро (Ламартин; Фет)

Озеро («Итак, всему конец! К таинственному брегу…»)
автор Альфонс де Ламартин (1790—1869), пер. Афанасий Афанасьевич Фет
Оригинал: фр. Le Lac. — Из сборника «Méditations poétiques». Перевод созд.: ориг. 1820. Источник: Фет. Полное собрание стихотворений. С.-Петербург. Изд. Т-ва А. Ф. Маркс. 1912. Том 2. С 385—6.

    ОЗЕРО.

    Из Ламартина


    Итак, всему конец! К таинственному брегу
    Во мрак небытия несёт меня волной,
    И воспротивиться на миг единый бегу
    Не в силах якорь мой.

    Ах, озеро, взгляни: один лишь год печали
    Промчался, — и теперь на самых тех местах,
    Где мы бродили с ней, сидели и мечтали,
    Сижу один в слезах...

    Ты так же со скалой угрюмою шептало,
    И грызло грудь её могучею волной,
    И ветром пену с волн встревоженных кидало
    На ножки дорогой.

    О вечер счастия, где ты, когда я с нею
    Скользил по озеру, исполнен сладких дум,
    И услаждал мой слух гармонией своею
    Согласных вёсел шум?

    Но вдруг раздался звук средь тишины священной,
    И эхо сладостно завторило словам,
    Притихло озеро, — и голос незабвенный
    Понесся по волнам:

    «О время, не лети! Куда, куда стремится
    Часов твоих побег?
    О, дай, о, дай ты нам подоле насладиться
    Днём счастья, днём утех!

    Беги для страждущих, — довольно их воззвала
    Судьба на жизни путь! —
    Лети и притупи их рока злое жало
    И счастливых забудь.

    Напрасно я прошу хоть миг один у рока:
    Сатурн летит стрелой.
    Я говорю: о ночь, продлись! — и блеск востока
    Уж спорит с темнотой.

    Любовь, любовь! Восторгов неужели
    Не подаришь ты нам —
    У нас нет пристани, и время нас без цели
    Мчит быстро по волнам».

    О время, неужель позволено судьбою,
    Чтоб дни, когда любовь все радости свои
    Дает нам, пронеслись с такой же быстротою,
    Как горестные дни?

    Ах, если бы хоть след остался наслаждений!
    Неужели всему конец и навсегда,
    И время воротить нам радостных мгновений
    Не хочет никогда?

    Пучины прошлого, ничтожество и вечность,
    Какая цель у вас похищенным часам?
    Скажите, может ли хоть раз моя беспечность
    Поверить райским снам?

    Ах, озеро, скалы, леса и сумрак свода
    Пещеры, — смерть от вас с весною мчится прочь!
    Не забывай хоть ты, прелестная природа,
    Блаженнейшую ночь,

    В час мёртвой тишины, в час бурь освирипелых,
    И в берегах твоих, играющих с волной,
    И в соснах сумрачных, и в скалах поседелых,
    Висящих над водой

    И в тихом ветерке с прохладными крылами,
    И в шуме берегов, вторящих берегам,
    И в ясной звездочке, сребристыми лучами
    Скользящей по струям, —
     
    Чтоб свежий ветерок дыханьем ароматным,
    И даже шелестом таинственным тростник, —
    Всё б говорило здесь молчанием понятным:
    «Любовь, заплачь о них!»