Немецкий и коммерческий клубы в Саратове (Хованский)/1893 (ДО)

Yat-round-icon1.jpg

Нѣмецкій и коммерческій клубы въ Саратовѣ
авторъ Николай Фёдорович Хованский
Изъ сборника «Саратовский край». Опубл.: 1893. Источникъ: Саратовский край. Исторические очерки, воспоминания, материалы. — Саратов: Паровая скоропечатня Губернского Правления, 1893. — С. 353—362. Commons-logo.svg Сканы, размещённые на Викискладе
 
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


[353]
НѢМЕЦКІЙ И КОММЕРЧЕСКІЙ КЛУБЫ ВЪ
САРАТОВѢ.


Основателемъ перваго клуба въ Саратовѣ былъ Францъ Иван Штейнъ, нынѣ умершій. По профессіи онъ былъ красильщикъ, пріѣхалъ въ Саратовъ изъ Оренбурга, завелъ суконную фабрику и поставлялъ на войска сукна и одѣяла. У него же въ домѣ помѣщались казармы. Впослѣдствіи всѣмъ саратовцамъ онъ былъ извѣстенъ какъ владѣлецъ домовыхъ квартиръ, составляющихъ цѣлое подворье по Никольской ул., всегда занятое жильцами. Трое воротъ (съ двухъ улицъ) ведутъ въ эту колонію. Ф. И. умѣлъ поддерживать здѣсь отличный порядокъ. Онъ своими руками обставилъ это подворье но Никольской, по М.-Сергіевской и по Провіантской ул., рядами тѣнистаго осокоря и клена, распустившихъ далеко свои вѣтви и закрывающихъ окна домовъ. Онъ же, говорятъ, насадилъ деревья и на дворѣ женской гимназіи. Старожилы не запомнятъ, чтобы на дворѣ Штейнъ когда-нибудь случился пожаръ, хотя дома всѣ деревянные. Ни однимъ изъ домохозяевъ квартиранты не оставались такъ довольны, какъ Фр. Ив. Штейномъ. Вообще онъ былъ личностью весьма интересною, не лишенною образованія, видавшимъ виды.

Онъ-то съ нѣкоторыми другими нѣмцами изъ фабрикантовъ и лицъ, занимавшихъ видныя мѣста въ саратовской администраціи—подалъ въ 1840 г. прошеніе губернатору ген.-маiору Власову о разрѣшеніи учредить „Нѣмецкій танцовальный клубъ“ въ домѣ его, Штейна; цѣлью клуба было выставлено—пріятное препровожденіе времени въ часы досужные. Губернаторъ далъ разрѣшеніе. Учредители составили уставъ клуба и представили его на утвержденіе правительства. По уставу, въ клубѣ допускались танцы, чтеніе газетъ и другихъ изданій, игра въ карты и шахматы. Членскій взносъ былъ опредѣленъ въ 25 р. ас., а съ гостей но 5 р. ас.[1]. [354]

Министерство, въ которое поступилъ на утвержденіе уставъ клуба, нашло его не совсѣмъ соотвѣтствующимъ законамъ. Губернаторъ, на запросъ министерства, отвѣчалъ, что далъ разрѣшеніе на открытіе клуба, такъ какъ онъ существовалъ уже ранѣе. Въ 1841 г. учредители клуба составили дополнительныя правила. Утвержденіе устава вообще затормозилось и только въ 1843 г. уставъ утвержденъ и клубу присвоено именованіе „саратовское городское собраніе“, такъ какъ на учрежденіе собственно „Нѣмецкаго клуба“ въ Саратовѣ министерство разрѣшеніе дать затруднилось да и самое слово „клубъ“ не признало приличнымъ.

При открытіи клуба Ф. И. Штейну были сдѣланы большія оваціи.

Почетными попечителями клуба были: вице-губернаторъ К. Оде-де-Ссіонъ и архитекторъ Мих. Кирхнеръ, а старшинами: А. Шепфъ, Ив. Клейнеръ, Энгельке. Ѳ. Вейсъ, фабриканты Ф. Шехтель и К. Штафъ.

Изъ дома Штейна нѣмецкій клубъ впослѣдствіи переселился въ д. Челюсткина, гдѣ нынѣ губернская типографія — на Б.-Сергіевской. Здѣсь онъ и покончилъ свое существованіе: подробностей объ этомъ мы не знаемъ.

Но дѣло, начатое фабрикантами-нѣмцами, продолжено русскими образованными людьми изъ мѣстнаго купечества.

Умственное движеніе, которое охватило все русское общество послѣ крымской войны, отразилось въ Саратовѣ тѣмъ, что здѣсь образовались и обособились отъ остальнаго общества интеллигентные кружки: члены ихъ устраивали чтеніе журналовъ и книгъ и бесѣды по поводу прочитаннаго. Посѣщали такіе кружки нѣкоторые изъ образованныхъ людей мѣстнаго купечества. Таковы были X. П. Образцовъ. А. М. Буркинъ, В. К. и К. К. Шапошниковы, Т. Е. Жегинъ. Б. Д. Вакуровъ. Братья Шапошниковы были московскіе купцы, временно прожинавшіе въ Саратовѣ, А. М. Буркинъ и X. И. Образцовъ получили образованіе въ московскомъ коммерческомъ училищѣ (академіи), Б. Д. Вакуровъ кончилъ курсъ въ казанскомъ университетѣ. Этимъ лицамъ приписывается основаніе въ Саратовѣ клуба, подъ названіемъ сначала „Купеческаго“, потомъ „Коммерческаго“.

22 дек. 1858 г. па первомъ купеч. съѣздѣ произведена была баллотировка гг. попечителей и старшинъ „саратовскаго купеческаго клуба“. Званіе почетнаго попечителя предложено г. начальнику губерніи А. Д. Игнатьеву. Попечителями избраны: И. П. Буркинъ, Ѳ. С. [355]Никитинъ, А. К. Рыбакинъ. Въ старшины избраны: Е. Е. Шапошниковъ, X. П. Образцовъ, К. К. Штафъ, Т. Е. Жегинъ, И. И. Зейфертъ, П. Н. Кузнецовъ (Сар. Губ. Вѣд. 1858 г., № 2).

Около этого-же времени въ дворянскомъ клубѣ произошелъ расколъ и до 42 членовъ вышли изъ него. Произошло это, какъ разсказываетъ К. Н. Ищенко[2]. такимъ образомъ: въ одинъ изъ клубныхъ вечеровъ дворянскаго собранія кѣмъ-то изъ старшинъ былъ предложенъ къ баллотировкѣ въ члены нѣкто бывшій становой приставъ, состоявшій подъ судомъ за взятки и другія злоупотребленія по службѣ. Большинство членовъ собранія, „отъ которыхъ было скрыто это обстоятельство, узнавъ о личности кандидата въ самый день баллотировки оскорбились предложеніемъ старшины, въ результатѣ чего 42 члена возвратили въ контору собранія свои членскіе билеты“.

Ранѣе открытія клуба купеческая молодежь стала было устраивать въ зданіи городской думы танцовальные пикники, имѣвшіе очень скромный характеръ. Угощеніе на нихъ ограничивалось одними прохладительными напитками. Картежная игра была изгнана. Входъ на вечера допускался по билетамъ отъ распорядителей.

Оставшіеся отъ устройства пикниковъ деньги 33 руб. легли въ основаніе капитала для устройства клуба. Около 3 или 4 тыс. на этотъ-же предметъ дали заимообразно учредители клуба изъ своихъ средствъ.

Уставъ клуба былъ составленъ ходатаемъ по судебнымъ дѣламъ, впослѣдствіи работавшимъ въ „Листкѣ“, Н. В. Орловымъ. Утвержденіе устава послѣдовало осенью 1859 г., а 1 ноября этого года „купеческій клубъ“ былъ открытъ въ домѣ Готовицкаго, нынѣ Семенова, на Пріютской ул. Собственно оффиціальное названіе его было „коммерческій клубъ“, но обыкновенно его называли „купеческимъ“ до преобразованія въ 1870-хъ гг. въ „коммерческое собраніе“. По уставу 1859 г. члены клуба раздѣлялись на „дѣйствительныхъ“ и „посѣтителей“. Первыми могли быть только коммерсанты. Они дѣлали взносы первое время свыше 25 р. для поддержанія клуба. Обыкновенно же членскій взносъ былъ, какъ и до сихъ поръ остается, 15 р. въ годъ. Дѣйствительные члены имѣли право голоса въ дѣлахъ клуба, посѣтители были лишены его. Гости допускались съ платою 1½ р. за входъ, при чемъ первое время эта плата давала право каждому гостю ѣсть и пить въ клубѣ что угодно. [356]

Тотчасъ по открытіи клуба положено было начало библіотекѣ. Денегъ на нее не пожалѣли. Въ числѣ книгъ и періодическихъ изданій считалось необходимымъ имѣть такія, которыя касаются нуждъ купечества. Выписывались, между прочимъ, „Биржевыя Вѣдомости“, стоившіе тогда 75 р. въ годъ.

Вообще учредители клуба имѣли въ виду при посредствѣ его внести просвѣщеніе въ купеческую среду, уничтожить ту замкнутость, которою тогда отличалась жизнь купеческаго сословія. Уставъ допускалъ устройство литературныхъ вечеровъ, чтеній, концертовъ. Купечество приглашалось къ общей бесѣдѣ, къ взаимному обсужденію своихъ дѣлъ. При клубѣ учреждена была должность „коммерческихъ агентовъ“. Они доставляли свѣдѣнія о цѣнахъ на саратовскомъ рынкѣ. Въ таковой должности состояли, между прочимъ, въ 60-хъ гг. нѣкіе Игнатовъ и Губаревъ.

Дѣла клуба пошли не дурно, благодаря участію въ немъ богатыхъ саратовскихъ коммерсантовъ и тѣхъ лицъ изъ этого сословія, которыя выдавались своимъ образованіемъ. Въ число членовъ вступило также много лицъ, бывшихъ членами незадавшагося нѣмецкаго клуба.

Разумѣется, тогдашнее саратовское купечество въ массѣ-то своей было чуждо духовныхъ интересовъ и сосредоточивало всѣ помыслы свои на торгашескихъ разсчетахъ. Въ большинствѣ семей даже дѣтей учили лишь читать да писать, не видя надобности ни въ чемъ другомъ. Удовольствія большинства купцовъ ограничивались посѣщеніемъ гостинницы „Биржа“, гдѣ въ дружной компаніи, ни въ чемъ не стѣсняя себя, купечество уничтожало въ изобиліи яства и питія. Одѣвались купцы въ длиннополые сюртуки и лисьи шубы. Дочки и жены ихъ, разодѣтыя богато, но съ поразительнымъ безвкусіемъ, показывались только въ церкви и на катаніи, которое происходило тогда по Б.-Сергіевской, отъ угла Московской почти до Тріумфальныхъ воротъ.

О посѣщеніи театра купеческія семейства и не помышляли, считая театръ чуть-ли не бѣсовскимъ навожденіемъ.

Затѣѣ немногихъ молодыхъ купцовъ открыть клубъ старшіе члены купеческихъ семействъ не только не сочувствовали, но и препятствовали.

Однако, затѣя эта осуществилась, а скоро за богатыми и видными коммерсантами въ „купеческій клубъ“ потянулись и купцы средняго достатка.

Въ очень скоромъ времени клубъ уплатилъ свой долгъ по [357]обзаведенію, а спустя два года перемѣнитъ помѣщеніе на болѣе удобное, занявъ домъ Тюльпина, въ Гимназическомъ пер., при чемъ владѣлецъ дома обязался расширить его пристройкой и приспособить къ потребностямъ клуба. До времени пристройки, каковая произведена въ половинѣ 60-хъ гг., первоначально клубъ размѣстился такимъ образомъ: билліардная была тамъ, гдѣ теперь столовая, танцы устраивались тамъ, гдѣ теперь играютъ въ карты: библіотека помѣщалась тамъ, гдѣ теперь контора клуба.

На пристройку клубъ далъ изъ своихъ средствъ 5000 р., Тюльпинъ-же принялъ на себя расходъ въ 10000 р.

Въ 60-хъ гг. коммерческимъ клубомъ выпускались въ обращенье особыя денежныя марки, рублей на 300—400 въ годъ. Выпускъ ихъ объяснялся ничтожнымъ количествомъ серебра, находившимся въ обращеніи. Марками расплачивались съ извощиками, въ магазинахъ и съ частными лицами. На этихъ маркахъ клубъ, получилъ пользы 200 р., такъ какъ именно на эту сумму клубу не было представлено марокъ для оплаты.

Въ 1864 г. въ клубѣ состояло дѣйствительныхъ членовъ 128, членовъ-посѣтителей 143. Въ 1866 г. число первыхъ увеличилось до 147, а членовъ посѣтителей до 157, т. е. къ концу 60-хъ гг. общее число членовъ превышало 300 чел.

Въ 1867 г. затѣяно было изданіе при клубѣ „Коммерческаго Листка“. Онъ сталъ выходить съ 6 декабря 1867 г. еженедѣльно, по средамъ, вечеромъ. Газета печаталась по образцу дѣловыхъ коммерческихъ писемъ, на почтовой бумагѣ темносиняго цвѣта. Редакторами утверждены были старшины клуба А. И. Недошивинъ, впослѣдствіи саратовскій городской голова, и баронъ Буксгевденъ, агентъ пароходнаго общества „Кавказъ и Меркурій“. Оба они ограничивали свою дѣятельность подписью въ концѣ газеты. Статьи передовыя въ газетѣ писались сначала редакторомъ „Саратовскаго Справочнаго Листка“ г. Раевскимъ, а потомъ Д. Л. Мордовцевымъ, бывшимъ въ то время чиновникомъ канцеляріи губернатора. Каждый № „Листка“, кромѣ передовой статьи, неизмѣнно заключалъ въ себѣ телеграммы с.-петербургской биржи и мѣстныя свѣдѣнія о партіонныхъ сдѣлкахъ и фрахтахъ. Г. Раевскій, совершенный профанъ въ мірѣ „купли и продажи“, по необходимости отдѣлывался громкими безсодержательными фразами о значеніи проектированной тогда тамбово-саратовской ж. д. или пережевывалъ на разные лады общеизвѣстныя свѣдѣнія о неистощимыхъ богатствахъ Елтонскаго озера. Убѣдившись въ полной [358]несостоятельности кавказскаго ветерана Раевскаго вести сколько-нибудь сносно промышленный органъ, редакторы обратились къ г. Мордовцеву, который послѣ неотступныхъ просьбъ согласился въ мѣсяцъ поставлять по 4 статьи по общимъ экономическимъ вопросамъ.

Были-ли подписчики у этого оригинальнаго изданія — неизвѣстно; если и были, то едва ли свыше нѣсколькихъ десятковъ. Печатался „Листокъ“ въ количествѣ 200—300 экз. и складывался кучкой на подзеркальникѣ швейцарской коммерческаго клуба, для безплатной раздачи желающимъ членамъ... Изданіе „Коммерческаго Листка“ вообще оказалось самой неудачной затѣей клуба. Не будучи вызвана дѣйствительною потребностью, газета велась спустя рукава и канула въ Лету чрезъ годъ или 1½ также незамѣтно, какъ и издавалась, даже безъ обычнаго въ такихъ случаяхъ „анонса“. Многіе изъ саратовцевъ того времени едва-ли и подозрѣвали о существованіи этого мертворожденнаго мѣстнаго органа.

Въ 1869 г. дѣйствительныхъ членовъ клуба было 152, посѣтителей 157. Въ слѣдующемъ году общее число членовъ достигло 300, а въ 1871 г. убавилось довольно значительно.

Отчеты клуба рисуютъ слѣдующимъ образомъ положеніе его дѣлъ.

1864 г. былъ годомъ обзаведенія и перестройки. Строилась зала. Игра въ домино-лото увлекала почти наравнѣ съ игрою въ карты. Игра въ биксъ также имѣла сторонниковъ. На библіотеку было затрачено 982 р. Общій доходъ за этотъ годъ выразился въ суммѣ 18493 р. 68 к.

Въ 1866 г. карты возобладали надъ домино и биксомъ. Доходъ съ картъ составилъ 3638 р., что противъ 1864 г. составляетъ превышеніе 743 р. За то на игрѣ въ домино-лото клубъ потерялъ 1077 р. Игра на билліардѣ дала клубу 2872 р. 90 к., свыше 1864 г. на 1734 р. 70 к. Въ этотъ годъ дано нѣсколько танцовальныхъ вечеровъ и кромѣ того по средамъ бывали семейные дамскіе вечера, на которыхъ также, какъ на танцовальныхъ, играла музыка и разносился десертъ. По библіотекѣ израсходовано 589 р. 75 к. Общій доходъ былъ 15397 р.

Въ 1869 г. клубъ имѣлъ капиталу въ билетахъ 3½ тыс. р. Въ этотъ годъ прибыль отъ картъ возросла до 5000 р., съ билліарда 2211 р., домино-лото исчезло. На библіотеку затрачено 1125 р.

На изданіе „Коммерческаго Листка“ израсходовано 1395 р. Общій доходъ клуба былъ 22,846 р.

Въ 70-хъ гг., съ наплывомъ въ клубъ пришлыхъ людей: [359], адвокатовъ и чиновъ судебнаго вѣдомства, дѣленіе членовъ на дѣйствительныхъ имѣвшихъ право голоса и посѣтителей лишенныхъ права участія въ дѣлахъ клуба, возбудило недовольство уставомъ клуба. Обиженные безправьемъ въ дѣлахъ клуба, члены-посѣтители перешли въ дворянское собраніе, которое въ это время было возобновлено на правахъ полнаго равенства для всѣхъ сословій.

На несправедливость установленной градаціи членовъ нѣкоторые члены коммерческаго клуба и ранѣе жаловались. На уравненіи всѣхъ членовъ особенно настаивалъ г. Столыпинъ.

Напуганный бѣгствомъ членовъ-посѣтителей и раздоромъ среди дѣйствительныхъ членовъ, клубъ исходатайствовалъ измѣненіе устава, по которому прежнее дѣленіе членовъ уничтожено и клубъ получилъ названіе „коммерческаго собранія“.

Авторъ исторической замѣтки о клубѣ въ „Саратовск. Дневникѣ“ считаетъ долгомъ справедливости отмѣтить, что „время до послѣдовавшаго измѣненія устава было золотое время процвѣтанія клуба“. Корпоративный характеръ клуба побуждалъ старшинъ строго и педантично относиться къ своимъ обязанностямъ: малѣйшее нарушеніе приличія влекло за собой исключеніе изъ членовъ: баллотировкѣ кандидатовъ предшествовало обсужденіе нравственныхъ качествъ и т. п., благодаря чему забаллотировывались такія лица, какъ Л—е, занимавшій видный постъ въ мѣстной судебной іерархіи.

Въ 1870 г., по отчету клуба, прибыль отъ картъ убавилась до 4250 р., съ билліардовъ до 1914 р. На библіотеку затрачено 1084 р. Въ этомъ году клубъ сталъ получать торговыя телеграммы и израсходовалъ на нихъ 752 р. 93 к„ получивъ отъ подписчиковъ 50 р. 50 к. Общій доходъ упалъ до 19705 руб.

Въ 1871 г. дѣла были еще хуже. Прибыль отъ картъ составила 2008 руб., отъ билліардовъ 1197 руб. Расходы на все сокращены. На библіотеку всего израсходовано 567 руб. Общій доходъ былъ 15143 р.

Въ 1872 г. вошелъ въ дѣйствіе новый измѣненный уставъ (онъ утвержденъ 8 октября 1871 г.). § 1-й гласитъ: „Цѣль собранія: 1) доставить обществу чрезъ взаимное сближеніе возможность къ обмѣну коммерческихъ свѣдѣній; 2) по мѣрѣ средствъ собранія, содѣйствовать развитію образованія и другимъ современнымъ потребностямъ общества. и 3) свободное отъ занятій время проводить въ общественныхъ удовольствіяхъ и дозволенныхъ правительствомъ играхъ“.

Число членовъ клуба въ этомъ году увеличилось сразу до 400. Прибыли отъ картъ получено 4932 руб., съ билліардовъ 1739 руб. Съ [360]гостей входной платы, вмѣсто прежнихъ 1500—1700 руб., получено около 3000 р. На библіотеку затрачено 971 руб. На устройство клубныхъ вечеровъ съ этого времени, вмѣсто прежнихъ 700—800 руб., стали расходовать свыше 2000 руб. ежегодно. Общій доходъ былъ 26765 руб.

Въ 1873 г. прибыли отъ картъ получено 5703 руб., съ гостей входной платы 3½ тыс. руб. На библіотеку израсходовано 1283 руб. Общій доходъ возросъ до 31162 руб.

Въ этомъ году клубная библіотека получила приращенье помимо средствъ клуба: нѣкто г. Меркуловскій пожертвовалъ клубу книгъ на сумму около 4500 руб., провозъ коихъ по почтѣ обошелся въ 130 р. Библіотека клуба сдѣлалась лучшею въ городѣ и ради ея одной многіе записывались въ члены клуба.

Въ 1874 г. прибыли отъ картъ получено 6910 р., съ билліардовъ 2115 руб. На библіотеку затрачено 2199 р., въ томъ числѣ въ первый разъ ассигнована сумма на жалованье библіотекарю 488 руб. 66 коп. До этого времени библіотекою завѣдывали безвозмездно по очереди старшины клуба. Общій доходъ былъ 30,182 р. Капиталу имѣлось у клуба около 8000 руб.

Въ 1875 г. прибыль отъ картъ возросла до 11295 р.. съ билліардовъ получено до 1708 р. На библіотеку израсходовано до 2000 р. Капиталъ клуба возросъ до 15 тыс. р. Общій доходъ былъ 43103 р.

Съ увеличеніемъ картежной игры увеличивалась и сумма штрафовъ, взимаемыхъ за излишніе часы, проводимые въ клубѣ сверхъ положеннаго времени. Въ прежнее время цифра штрафовъ колебалась отъ 800 до 2000 р.; въ 1875 г. цифра эта превзошла 4000 р.

Въ 1876 г., въ пору увлеченія всего русскаго общества сербскою войной, саратовское коммерческое собраніе рѣшило пожертвовать изъ своего запаснаго капитала въ пользу славянъ 5000 р. и кромѣ того въ пользу ихъ обложило особымъ сборомъ въ 50 к. игру картъ, что составило еще 991 р. 50 к. Разсказываютъ, что одинъ изъ членовъ, наиболѣе содѣйствовавшій въ бытность старшиною накопленію запаснаго капитала клуба, энергично уговаривалъ членовъ умѣрить щедрость, но его не слушали. Всѣ были въ чаду, въ угарѣ. Щ. не на шутку вообразилъ, что наступаетъ полный разгромъ клуба, что вотъ сейчасъ изъ клуба потащутъ послѣднее, вслѣдствіе чего въ этотъ вечеръ Щ. даже не пошелъ и домой, а ночевалъ въ клубѣ, какъ его вѣрный стражъ. Въ этомъ году отъ картъ получено прибыли 9260 р., т.-е. менѣе 1875 г. почти на 2000 р., въ чемъ конечно сказался 50-ти [361]копѣечный сборъ съ игры. Содержаніе библіотеки обошлось въ 2260 руб., въ томъ числѣ жалованье библіотекарю 500 руб. и его помощнику, нанятому въ концѣ года, 56 р. 70 к. Въ библіотекѣ въ этомъ году получались отдѣльныя политическія телеграммы. Общій доходъ за 1876 г. былъ 45580 р.

Съ 1877 г. дѣла клуба начинаютъ ухудшаться. Общій доходъ въ этомъ году былъ 85523 р. Израсходовано по библіотекѣ до 2300 р. и кромѣ того на политическія телеграммы 400 р.

Въ 1878 г. общій доходъ еще упалъ до 30796 р. На библіотеку, однако, израсходовано до 3000 р. Въ послѣдующіе годы расходъ на библіотеку сокращенъ до 1600—1400 р.

Въ 1878 г. произошелъ, между прочимъ, въ жизни клуба такой эпизодъ. Къ подъѣзду клуба былъ подброшенъ новорожденный ребенокъ-дѣвочка. Кому-то пришла счастливая мысль не отправлять малютку въ „полицію“, а сдѣлать ее „дочерью клуба“ и воспитать на клубскія средства. Созвано было общее собраніе, которое и рѣшило воспитать ребенка и ассигновало на содержаніе его въ первый годъ 200 р. Разъ въ годъ, во время елки 26 декабря, дочь клуба торжественно, въ сопровожденіи няньки, посѣщала собраніе. Говорятъ, что впослѣдствіи былъ еще подброшенъ младенецъ-мальчикъ, но „сына клуба“ изъ него не сдѣлали.

Въ 1878 г. затрачена была сумма на устройство при клубѣ сада и балкона. Нынѣ садъ разросся и представляетъ собою очень приличное мѣсто гулянья въ лѣтніе вечера.

Въ 1879, 1880, 1881, 1882, 1883 гг. доходы клуба продолжали понижаться и въ послѣдній изъ этихъ годовъ расходъ по клубу, вмѣсто прежнихъ 30—35 тыс. р., сократился до 15 тыс. р. Сталъ даже на очередь вопросъ: бытъ клубу или не быть?

Судьба рѣшила этотъ вопросъ въ утвердительномъ смыслѣ. Годы 1884 и 1885 нѣсколько улучшили матеріальныя средства клуба. Въ послѣдующіе годы они вновь поколебались, но однако не настолько, чтобъ поставить вопросъ о бытіи клуба.

По числу членовъ, по составу ихъ — коммерческій клубъ по настоящее время представляетъ собою одно изъ видныхъ учрежденій Саратова. Устраиваются въ немъ ежегодно „студенческіе вечера“, успѣхъ которыхъ бываетъ чрезвычайнымъ. Въ 1880-хъ гг. драматическое общество устроило въ залѣ клуба сцену и давало спектакли, но успѣха особеннаго не имѣло.

Библіотека клуба въ настоящее время является одною изъ [362]лучшихъ библіотекъ города. Она составляетъ любимое дѣтище членовъ клуба и несмотря на уменьшившееся количество доходовъ, расходы по ея пополненію и содержанію не только не уменьшаются, но мало по малу возрастаютъ, такъ что за послѣднее время минимальный расходъ доходитъ до 2000 руб. сер. Особенно хороши отдѣлъ историческій, русской беллетристики и отдѣлъ журналовъ. Въ настоящее время въ библіотекѣ состоитъ 5274 названіи книгъ, журналовъ и газетъ въ 13996 томахъ на сумму 28056 руб. 92 коп.

Распредѣленіе книгъ по отдѣламъ таково:

Русскій:

Книгъ 4011 названій въ 5676 томахъ стоимостью 9500 руб. 51 к.

Журналовъ 99 " " 5272 " " 6199 " 40 "

Газетъ и иллюстрацій 35 наз. 247 " " 1425 " 51 "

Французскій:

Книгъ 810 названій въ 110 томахъ стоимостью 3912 руб. — к.

Журналовъ 1 " " 955 " " 1267 " 50 к.

Нѣмецкій:

Книгъ 289 названій въ 595 томахъ стоимостью 1383 руб. 90 к.

Журналовъ 11 " " 134 " " 927 " 20 "

Англійскій:

Журналовъ 1 " " 17 " "10 " 5 "

„Въ 1889 г. образовался въ Саратовѣ новый клубъ подъ названіемъ „Общества любителей изящныхъ искусствъ“. „Общество“ проявило какъ-бы протестъ противъ преобладанія въ числѣ развлеченій картъ и выпивки Оно образовало у себя студію художниковъ, литературную секцію, открыло любительскіе спектакли, устроило выставки художественныхъ предметовъ, находящихся во владѣніи частныхъ лицъ Саратова, и проч.

ПримечанияПравить

  1. Арх. Губ. Правленія, 1810 г. д. № 10
  2. 25-лѣтній юбилей саратовскаго коммерческаго собранія. Сар. Дневн. 1884 г., № 237.