Народные русские сказки (Афанасьев)/Рога

Народные русские сказки
Рога
 : № 192—194
Из сборника «Народные русские сказки». Источник: Народные русские сказки А. Н. Афанасьева: В 3 т. — Лит. памятники. — М.: Наука, 1984—1985.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


192[1]

Жил-был батрак; дал ему бог большую силу. Узнал он, что к царской дочери змей летает, и похвастался:

— Никто, — говорит, — не изведёт лютого змея, а я изведу!

Услыхали его похвальбу люди государевы, пристали к нему: «Иди, батрак! Вылечи царевну». Взялся за гуж, не говори, что не дюж; пошёл батрак к царю и сказывает ему:

— Я-де могу царевну вылечить; что будет за хлопоты?

Обрадовался царь и говорит ему:

— Царевну за тебя отдам.

Вот батрак велел принести себе семь воловьих кож да наделать железных орехов, железные когти и железный молоток; взял он надел семь шкур воловьих да когти железные, в карман насыпал орехов и простых и железных, а в руки большой молоток взял и пошёл к царевне в горницу.


Вот летит к царевне змей; как увидал батрака, так и защёлкал зубами:

— Ты зачем сюда пришёл?

— За тем же, за чем и ты! — сказал батрак, а сам сидит да орешки пощёлкивает.

Змей видит, что силою ничего не возьмёшь, давай к нему подлезать; попросил у него орешков, а тот и дал ему железных. Змей грыз-грыз и плюнул:

— Нехороши, брат, твои орешки! Давай-ка лучше в карты играть.

— Давай, пожалуй; да как же будем играть?

И поладили они на том: кто проиграет, тому зубочистку дать. Стали играть; проиграл змей. Батрак вынул молоток да как даст ему зубочистку, тот ажно насилу опомнился.

— Давай, — говорит змей, — играть на кожу: кто проиграет, с того кожу долой.

Проиграл батрак; змей снял с него одну воловью кожу.

— Давай ещё!

Проиграл змей; как вцепился ему батрак железными когтями в кожу — так всю и снял! Змей тут же издох.


Узнал про то царь да на радости и женил батрака на царевне. Вот царевне и скучно жить с таким мужиком; велела его отвести в лес, да там и убить. Слуги подхватили его, отвели в лес, да пожалели, не убили. Ходит батрак по́ лесу, плачет. Навстречу ему идут три человека, сами спорят. Только поравнялись с ним, так и кинулись к нему с мольбою:

— Скажи, добрый человек, вот мы нашли сапоги-самоходы, ковёр-самолёт да скатерть-самобранку; как нам поделить?

— А вот как: кто прежде всех влезет на дуб — тому всё и отдать!

Те сдуру и согласились, бросились на дерево; только что на дуб влезли, батрак надел сапоги-самоходы, сел на ковёр-самолёт, взял с собой скатерть-самобранку, да и говорит:

— Будь я подле царского города!

Там и очутился. Разбил шатёр, велел скатерти-самобранке приготовить обед и позвал к себе в гости царя с царевною; они его и не признали. Приходят к нему царь с царевною; он зачал их потчевать, потчевал-потчевал и стал показывать царевне ковёр-самолёт, а сам потихоньку взял скатерть-самобранку да толкнул царевну на ковер и велел ему снести себя в тёмный лес. В лесу сказал батрак царевне, кто он таков; она начала его ласкать да умасливать — ну и умаслила! Как только он заснул, царевна схватила скатерть-самобранку, села на ковёр-самолёт, да и была такова!


Проснулся батрак, видит, что нет ни царевны, ни ковра-самолета, ни скатерти-самобранки; остались одни сапоги-самоходы. Бродил, бродил по́ лесу; захотелось ему есть, видит он, что стоят две яблони, взял сорвал с одной яблоко и стал есть. Съел яблоко — вырос на голове рог, съел другое — вырос другой рог! Он попробовал с другой яблони: съел яблоко — в ту ж минуту пропали рога, сам молодцом да красавцем стал! Набрал в карман и тех и других яблок и пошёл в царский город. Ходит батрак мимо дворца; увидал девку-чернавку, царевнину прислужницу, дурную-предурную:

— Не хочешь ли, голубушка, яблочка?

Та взяла у него яблочко, съела и сделалась такая красавица, что ни в сказке сказать, ни пером написать. Приходит девка-чернавка к царевне, та так и ахнула.

— Купи, — говорит, — непременно купи мне таких яблок.

Чернавка пошла и купила; съела царевна, а у ней рога выросли. На другой день приходит батрак к царевне и сказывает, что он может сделать её опять красавицей. Та зачала его просить. Он велел ей идти в баню; там раздел её донага да так железными прутьями отпотчевал, что надолго не забудет! После сказал, что он её законный муж; царевна спокаялась, возвратила ему и ковёр-самолёт и скатерть-самобранку; а батрак дал ей хороших яблок. И стали они жить да поживать да добра наживать.


193[2]

Бывал-живал старик со старухой; у них был сын Мартышка, а работы никакой не работал, отец никуда его нарядить не может, и с того отдал он сына своего Мартышку в солдаты. Мартышке в солдатах ученье не далось: поставили один раз его на часы, а он ушёл с часов домой и положил своё ружьё на грядку[3], взял палку да шар и пошёл на парадное[4] место, сделал буй[5], стал играть шаром и щёлкнул шариком федьфебелю в лоб. Говорит федьфебель:

— Что ты, Мартышка, робишь?

— Я ведь жил у своего батюшки и всё шаром играл!

— Где ж у тебя ружьё?

— У моего батюшки десять ружьев, и все на грядке; и я своё ружьё на грядку снёс!

Начали его за это розгами бить; после битья заснул он крепко, и привиделось Мартышке во сне: «Сбежи, Мартышка, в иное королевство — там тебе жира[6] будет добрая! Дойдёшь ты до этого королевства, и будет тут речка, через речку мост, а подле моста трёхэтажный каменный дом; зайди в этот дом — в том дому никого нет, а стоит стол, на столе довольно всякого кушанья и разных напитков; наешься ты, напейся и в стол загляни; в том столе в ящике лежат карты однозолотные[7] и кошелёк с деньгами. Однозолотными картами хоть кого обыграешь, а из кошелька хоть полную гору насыпь золота — из него всё не убудет!» Пробудился Мартышка от сна, наладил сухарей и сбежал из полку вон. Шёл он дорогою, а больше стороною три месяца и пришёл к иному королевству; вот и речка, через речку мост, подле моста трёхэтажный каменный дом. Зашёл в этот дом, в доме стоит стол, на столе всякого кушанья и питья довольно. Мартышка сел, напился-наелся, заглянул в ящик, взял однозолотные карты и кошелёк с деньгами, положил к себе в карман, и опять в дорогу. Пришёл в чужестранное королевство и забрался в трактир; встречает его маркитант, камзол на нём красный, колпак на голове красный и сапоги на ногах красные. Говорит Мартышка тому маркитанту:

— А ну, подай мне с устатку[8] крепкой водки рюмку.

Глянул маркитант на солдата и налил рюмку воды. Мартышка покушал — в рюмке вода, осердился и стегнул его по́ носу и расшиб до крови. Завопил маркитант:

— Господа генералы! Вот этот солдат меня всего прибил.

Тут прибежали генералы, говорят Мартышке:

— Зачем в наш трактир пришёл? Сюда простые люди не ходят, а ходят министры да генералы, да сам король приезжает.

Отвечает солдат:

— Я, братцы, вашего заведения не знаю; я — человек русский и зашёл в ваш трактир с устатку выпить рюмку водки; попросил у маркитанта крепкой водки, а он подал мне рюмку воды. За это я осердился, ударил его в лицо, а попал по́ носу.

— Экой ты! Весь в рямках[9]… где тебе деньги взять? — говорит ему маркитант. — У меня рюмка водки рублём пахнет.

Мартышка вынул свой кошелёк и насыпал из кошелька золота с сенную кучу.

— Бери, — говорит, — сколько надобно за водку!

Все генералы тут обвинили маркитанта: зачем воду продаёт! Взяли этого солдата к себе и стали попаивать. И говорит им Мартышка:

— Пейте, братцы, и мою водку! Денег моих вам не пропить… да не угодно ли вам со мной в карты поиграть?

И вынул из кармана свои однозолотные карты, что этаких карт господа и на веку не видали. Начали в карты играть. Мартышка у них все деньги выиграл, и лошадей, и повозки, и кучеров, и фалетуров[10], да опосля взать[11] воротил, ещё своих денег подарил им сколько-то.


Вот напился Мартышка допьяна; генералы видят, что он хмелён стал, и приказали постлать под него постелю, а маркитанта заставили с него мух опахивать.

— Да смотри, — говорят ему, — если возьмёшь кошелёк у солдата или денег убавишь и он на тебя пожалится[12], то уж не прогневайся — быть тебе без головы.

Приехали господа генералы к самому королю, объявили, что «есть в нашем трактире русский солдат Мартышка, и у него такой кошелёк с золотом — полны твои палаты засыплет, а из кошелька всё не убудет. Да есть ещё у Мартышки однозолотные карты — на веку ты этаких не видывал».


Король приказал шестёрку лошадей под карету заложить, взял кучера, фалетура и запятника[13] и сам сел в карету и поехал в трактир. Как приехал — и скричал:

— Что за человек спит?

Мартышка скочил и говорит:

— Ваше королевское величество! Я — солдат Мартышка, а человек русский и сбежал из команды.

Тут приказал король трактирщику принести графин водки, наливает рюмку и подает солдату:

— Опохмелься, служивый!

— Пейте сами, ваше величество! Мне своих денег не пропить будет.

Король выпил сам рюмку, а ему подал другую. И говорит ему король:

— Что, служивый, я слышал, ты мастер в карты играть?

Вынимает солдат однозолотные карты, и дивится король, что этаких карт на веку не видал. Стали играть в карты. Мартышка у короля все деньги выиграл, и платье, и лошадей с каретою, и кучера с фалетуром и запятником; опосля ему всё взать отдал.


С того король возлюбил Мартышку, пожаловал его набольшим министром и состроил ему трёхэтажный каменный дом; живёт солдат министром управно. И спросили короля на три года в другую землю; то наместо себя оставляет король нового министра править его королевством. И повёл Мартышка по-своему: приказал он шить на солдат шинели и мундиры из самого царского сукна, что и офицеры носят, да прибавил всем солдатам жалованья — кому по рублю, кому по два — и велел им перед каждою вытью[14] пить по стакану вина и чтоб говядины и каши было вдоволь! А чтоб по всему королевству нищая братия не плакалась, приказал выдавать из казённых магазинов по кулю и по два на человека муки. И так-то за его солдаты и нищая братия бога молят!


А у того короля осталась в дому дочь Настасья-королевна, и посылает она свою служанку позвать нового министра Мартышку к себе в гости. Приходит служанка к нему в дом:

— Господин министр! Наша королевна Настасья зовёт тебя в гости.

Говорит Мартышка:

— Хорошо, сейчас оденусь!

Пришёл к королевне. Просит она:

— Поиграй со мной в карты!

Вынул Мартышка из кармана однозолотные карты, что этаких карт королевна на веку не видала. Стали играть, выиграл он у королевны все деньги и уборы и говорит:

— Убери-ка, Настасья-королевна, все свои деньги и уборы; у меня своих денег довольно — не прожить будет!

Настасья-королевна посадила его за стол и сама с ним села; пили, ели, веселилися. И приказала она тайно служанке поднести ему рюмку усыпающего зелья; Мартышка выпил рюмку и уснул, и спал трои сутки. Тогда отобрала она у него кошелёк с золотом и карты однозолотные, сняла с него платье — в одной рубашке оставила — и приказала в навозную яму бросить. Мартышка спал трои сутки в навозной яме, пробудился и говорит:

— Видно, я в добром месте сплю!

Вылез он на сходе солнца и пошёл к речке, вымылся бело. «Куда же мне идти?» — думает. И нашёл он старое солдатское платье, оделся и побрёл вон из того королевства.


Шёл он долгое время, и похотелось ему есть; увидел яблоню, сорвал два яблока, съел, и с того заболела у него голова и выросли на голове рога, и такие большие, что еле носить может. Дошёл до другой яблони, поел других яблоков, и с того отпали у него рога. Тут набрал он этих яблоков обоих сортов и воротился взать в королевство. «Ну, — думает, — доберусь же я до королевны, что меня в доброе место впястала[15]». Увидел Мартышка — сидит в лавке старая старушка, вся трясется, и сказал:

— На-ка, бабушка, съешь яблочек.

Съела она яблочек хорошего сорта и стала молодая и толстая; спрашивает:

— Где ты, дитятко, взял эти яблоки?

Говорит ей Мартышка:

— Это моё дело! Нет ли у тебя, бабушка, хорошего маркитантского платья? Пойду я этих яблоков продавать.

— Ну, служивый, я для тебя хоть всю лавку отдам.

И дала ему чистое платье и однозолотную тарелку.


Пошёл Мартышка яблоков продавать, идёт мимо королевского дома и громко кричит:

— У меня сладкие яблочки! У меня сладкие яблочки!

Услышала Настасья-королевна, послала свою служанку:

— Спроси, почём продаёт яблоки?

Прибежала служанка; Мартышка ей говорит:

— Извольте, сударыня, покушайте моего яблочка.

Она съела и сделалась молодая, красивая и толстая, даже королевна её не опознала:

— Да ты ли это?

— Я самая! — отвечает ей служанка.

Настасья-королевна дала ей двести рублёв:

— Ступай скорее, купи мне парочку!

Служанка сбегала, купила яблоков и подала королевне; она сейчас их съела, и в то время заболела у ней голова и выросли большие рога. Лежит она на кровати, а над кроватью поделаны грядки, и на тех грядках рога положены. А Мартышка побежал к той же старушке, отдал ей прежнее платье и срядился дохтуром. В те́ поры приезжает король, объявили ему, что маркитант окормил Настасью-королевну, и приказал он собрать маркитантов со всего королевства и посадил их в тюрьму.


Между тем идёт мимо государева двора дохтур и кричит:

— Нет ли дохтуру работы?

Говорит король своим слугам:

— Зовите его скорее!

Мартышка пришёл в палаты:

— Что прикажете, ваше величество?

— Ты, видно, не нашего королевства; не знаешь ли, чем пособить моей дочери, Настасье-королевне? Окормил её какой-то маркитант яблоками. Если пособишь, пожалую тебя первым министром и отдам за тебя дочь мою, королевну, в замужество, а при старости лет моих поставлю тебя на своё королевское место.

— Ваше величество, — говорит дохтур, — прикажите вытопить баню, а я в рынок пойду, искуплю снадобья.


Пошёл Мартышка в рынок, купил три прута: первый — медный, другой — железный, третий — оловянный, и приказал королевну в баню вести. Как привели королевну в баню — едва в двери рога впихали. Мартышка отослал всю прислугу прочь, вынул медный прут, взял Настасью-королевну за рога и почал драть, приговаривая:

— За грехи у тебя эти рога выросли! Повинись: не обманывала ли кого, не обирала ли кого?

— Батюшка-дохтур! Я на веку никого не обманывала и чужого себе не присваивала.

Взял он другой прут, железный, бил-бил — королевна всё не признаётся. Изломал железный прут, вынул третий — оловянный, и начал потчевать. Тут Настасья-королевна и повинилася:

— Виновата, батюшка-дохтур! Бросила я нового министра в навозную яму, содрала с него платье, забрала однозолотные карты и кошелёк с деньгами.

— А где ты однозолотные карты с тем кошельком девала?

— У меня в любимом ящичке.

— Отдай их мне!

Говорит ему королевна:

— Я теперь вся твоя! Что хочешь, то и делай со мною.

Мартышка дал ей хороших яблоков; съела она одно — один рог свалился, съела другое — и другой отпал, съела третье — и сделалась лучше и красивей прежнего. Пришли в королевский дом; королю это возлюбилось, пожаловал он Мартышку опять набольшим министром и отдал за него дочь свою Настасью-королевну в замужество. Стали они жить благополучно — в радости и спокойствии, и теперь живут да хлеб жуют.


194

В некотором царстве, не в нашем государстве, за тридевять земель, жил король; у него была дочь красоты неописанной, звали её по имени Марья-королевна. И была она большая мастерица играть в карты. Изо всех стран съезжались к ней цари и царевичи, короли и королевичи, князья и бояре, но никто не сумел её обыграть ни единого разу. В том же самом государстве проживал доктор и имел при себе три волшебные вещи: шапку-невидимку, неисчерпаемый кошелёк и тросточку. Взял он ударил этой тросточкой в землю — и тотчас явились перед ним три мо́лодца:

— Что велите, что прикажете?

— Чтобы сейчас же супротив королевского дворца была палатка раскинута, а в той бы палатке музыка играла и песельники пели.


Не успел он проговорить всего, а уж супротив королевского дворца знатная палатка стоит, и музыка гремит, и песельники поют. Услыхал король и посылает узнать: кто без его королевского позволения раскинул супротив дворца палатку и забавляется музыкой? Отвечает доктор:

— Я-де из дальних стран приехал; хочу с вашей королевною в карты поиграть.

Доложили про то королю, и велел он позвать доктора во дворец. Доктор ударил тросточкой — явились три мо́лодца:

— Что велите, что прикажете?

— Убрать палатку и музыку!

Тотчас все и пропало. Приходит доктор во дворец, король его встречает ласково, а Марья-королевна уж карты готовит. Положили они промеж себя такой уговор: если королевна да не сможет обыграть этого доктора дочиста, то ей выходить за него замуж, а ему на ней жениться.


Сели играть; доктор всё проигрывает да из кошелька золото вытрясывает, а Марья-королевна всё выигрывает да к себе забирает. Весь дворец завалила золотом, а доктор всё не обыгран! Вызывает её девка-чернавка и говорит на ухо:

— Ах, Марья-королевна, ведь вам его ни за́ что не обыграть!

— Отчего не обыграть?

— Чай, сами видите: у него неисчерпаемый кошелёк — сколько ни берёт оттуда, он всё полон!

— Что ж теперь делать мне?

— А вот что: садитесь-ка опять играть в карты, а я тем временем сошью точно такой же кошелёк да насыплю в него золота. Вот как подменим у доктора кошелёк, он тотчас проиграется!

Сказано — сделано; Марья-королевна с доктором играет да всё его сладкой водочкой потчует, а девка-чернавка живой рукой кошелёк шьёт. Как скоро сшила, королевна взяла его подменила, и не прошло полчаса, а уж доктор совсем проигрался — нет в кошельке ни копеечки! «Что за диво! — думает. — Дай стану играть на тросточку; авось отыграюсь». Куда тебе! Проиграл и тросточку и шапку-невидимку — ни при чём остался! Выгнали его из дворца взашеи, и пошёл доктор в чистое поле.


Шёл-шёл и пришёл в лес. Захотелось ему голод утолить, глядь-поглядь — перед ним три куста с ягодами: на одном кусту ягоды белые, на другом красные, а на третьем чёрные. Попробовал, скушал чёрных ягод — выросли у него большие рога, скушал красных ягод — всё тело шерстью обросло. Что тут делать, как тут быть? «Эх, заодно пропадать! Дай ещё попробую». Сорвал белых ягод, съел — и рога свалились, и шерсти как не бывало, да ещё таким красавцем сделался, что ни в сказке сказать, ни пером написать… (Окончание такое же, как и в предыдущем списке; доктор продаёт королевне коробочку чёрных и красных ягод, а после вылечивает её и берет за себя замуж.)


Примечания

  1. Записано в Малоархангельском уезде Орловской губ. П. И. Якушкиным.
  2. Записано в Архангельской губ.
  3. Полка в избе наравне с полатями.
  4. Парадное, т. е. место, где производятся парады (Ред.).
  5. Черта, проводимая для игры.
  6. Хорошее житье, довольство.
  7. Из чистого золота (Ред.).
  8. С усталости.
  9. В лохмотьях (оборвыш).
  10. Форейторов (Ред.).
  11. Назад.
  12. Пожалуется.
  13. Слугу на запятки.
  14. Выть — время для еды.
  15. Бросила, засадила (Ред.).