Народные русские сказки (Афанасьев)/Купленная жена

Народные русские сказки
Купленная жена
 : № 230—231
Из сборника «Народные русские сказки». Источник: Народные русские сказки А. Н. Афанасьева: В 3 т. — Лит. памятники. — М.: Наука, 1984—1985.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


230

Жил-был Иван купеческий сын: промотал по смерти отца своё имение и нанялся к родному дяде в приказчики. Дядя нагрузил свои корабли товарами и поехал вместе с племянником за море — в чужестранных землях торг вести. Приплыли они к знатному столичному городу, привалили к пристани, выгрузились и начали одни товары сбывать, а другие покупать да денежки наживать. Говорит дядя племяннику:

— Вот тебе в награду сто рублей денег; ступай купи себе товару, какой полюбится. Долго прохлаждаться здесь не будем; как покончим дело, так и домой повернём.


Иван взял сто рублей и пошёл на рынок, ходит около лавок в раздумье, приглядывается: какой бы товар купить? Вдруг откуда ни взялся — подходит к нему старик:

— Чего, добрый человек, ищешь?

— Хочу купить на сто рублей товару.

— Давай деньги, я тебя наделю таким товаром, что ты сроду этакого не видывал.

Купеческий сын отдал ему сто рублей; старик взял деньги и говорит:

— Ступай за мною!

Приводит его на самый край города — в прекрасный сад; в том саду за золотою решёткой сидит душа-де́вица — такая красавица, что ни вздумать, ни взгадать, разве в сказке сказать.

— Вот мой товар — красная де́вица; бери её за руку и веди домой!

— Что ты, старина, этот товар мне не надобен; я и так на красных девушек всё отцовское добро промотал, да теперь закаялся.

— Ну, брат, коли тебе товар мой неугоден, так ступай с пустыми руками; нет тебе ни товару, ни денег!

Иван купеческий сын залился горькими слезами: «Что я за несчастный такой! — думает про себя. — Сто рублей задаром потерял».

Вернулся к дяде.

— Что ж, купил товару?

— Нет, дядюшка! На сто рублей не укупишь.

— Ну вот тебе ещё сотня.


На другой день пошёл Иван на рынок, попадается ему навстречу тот же самый старик:

— Здравствуй, добрый человек!

— Здравствуй, божий старичок! — отвечает Иван; смотрит старику прямо в глаза, а признать его не может.

Что вчера было, то и теперь случилось; пропала у Ивана и другая сотня. На третий день получил он от дяди ещё сотню и опять повстречал старика; старик взял с него деньги, привёл к золотой решётке:

— Вот, — говорит, — мой товар — красная де́вица; бери её за руку и веди домой!


Купеческий сын подумал-подумал: «Знать, судьба моя такова!» — взял де́вицу и повёл с собою. Спрашивает её дорогою:

— Скажись, красная де́вица, ты какого рода, какого племени?

— Я королевская дочь, а зовут меня Настасья Прекрасная; назад тому десять лет выпросилась я у батюшки, у матушки и пошла погулять на реку; увидала на воде лодочку хорошо приукрашенную, захотела на ней покататься, и только села в лодочку — как она поплыла, да так шибко, что в пять минут совсем берега пропали; принесло меня волной к зелёному саду, посадил меня старик за золотую решётку, и жила я там, пока ты меня выкупил.

— Как же я теперь покажусь дяде? — спрашивает Иван купеческий сын. — Триста рублей истратил, а товару не купил.

— Ничего, это дело поправное! — отвечала Настасья Прекрасная. — Наймём прежде всего квартиру.


Наняли квартиру, она уложила его спать, а сама за работу села и вышила чудный ковёр; поутру будит купеческого сына:

— На, — говорит, — ковёр! Неси на рынок; коли кто станет покупать, ты денег не бери, а проси, чтоб напоил тебя допьяна.

Иван купеческий сын так и сделал, напился допьяна, вышел из кабака и упал в грязную лужу; собралось много всякого народу, смотрят на него да смеются:

— Хорош молодец! Хоть сейчас под венец веди!

— Хорош — нехорош, а велю — Настасья Прекрасная меня в маковку поцелует.

— Не больно хвастайся! — говорит богатый купец. — Она на тебя и взглянуть не захочет — вишь ты какой захлюстанный[1]!

Начали спорить; купец говорит:

— Давай об заклад биться — хочешь на десять тысяч?

— Есть из чего хлопотать! Коли биться, так на всё имение.

— Ну, пожалуй, на всё имение!

Только порешили это дело, глядь — идёт Настасья Прекрасная, подняла купеческого сына за руку, поцеловала в самую маковку, обтерла-обчистила и повела домой.


Выиграл Иван у того купца и лавки с товарами и подвалы с самоцветными каменьями; первый богач сделался. Говорит ему Настасья Прекрасная:

— Беги — созывай кирпичников да заказывай работу; пусть скорёхонько кирпичи готовят, внутрь каждого кирпича самоцветные камни заделывают.

Сказано — сделано. На много возов уложил Иван купеческий сын те кирпичи, покрыл рогожами и повёз к своему дяде на корабль.

— Здравствуй, племянник! Где был-пропадал? Какого добра накупил?

— Да вот кирпичу привёз.

— Эх ты, голова! Этого товару и в нашем царстве довольно. Какой с него барыш будет?

— Бог милостив! Авось что-нибудь перепадёт и мне на бедность.

— Ну, вали на корабль!

Иван тотчас свалил весь свой товар, съездил за Настасьей Прекрасною и её на корабль доставил. Дядя увидал красну де́вицу и говорит племяннику:

— А я думал — ты совсем остепенился; ан выходит, ты всё такой же! Старины не покидаешь…


Вот якори подняты, паруса поставлены, и поплыли корабли в открытое море. Долго ли, коротко ли — приехали дядя с племянником в своё государство: надо им к царю идти и подарки нести. Дядя берёт кусок парчи да кусок бархату, а племянник два кирпичика.

— Ты куда? — спрашивает дядя.

— К царю пойду.

— А что понесёшь?

— Вот два кирпичика.

— Эх, брат, лучше не ходи — и себя не срами и меня в ответ не вводи. Не ровён час — царь прогневается; беда будет!

— Нет, дядя! Какой есть товар, тот и понесу.

Дядя уговаривал его, уговаривал, видит, что никак не уломает.

— Ну, — говорит, — коли что случится — на себя пеняй, а я в твоей вине не ответчик.

Являются они к самому царю; дядя бил челом парчою да бархатом, а Иван купеческий сын подал на золотом блюде два кирпичика:

— Извольте разломить, ваше величество!

Царь разломил кирпичи; оттуда так и посыпались дорогие самоцветные камни — всю комнату осветили.

— Спасибо тебе за подарочек; этаких каменьев я отродясь не видывал. Выбирай себе первое место в городе и торгуй безданно-беспошлинно.


Иван купеческий сын выбрал лучшее место в городе, поставил дом и лавки и завёл большой торг; а как всё по хозяйству устроил, вздумал жениться на Настасье Прекрасной, а вздумавши, послал к её отцу просить родительского благословения. Король думает: «Как-таки отдать королеву за простого торгаша? И смех и срам будет!» И начал он манить купеческого сына разными проволочками, а сам нарядил целый полк и приказал выкрасть Настасью Прекрасную.


Раз отлучился куда-то по своим делам Иван купеческий сын, больше месяца дома не бывал, а как воротился, невесту его уже выкрали и к отцу увезли. Заплакал он и пошёл куда глаза глядят; шёл-шёл, много горя принял и холоду и голоду испытал; начал молитву творить: «Хоть бы господь послал мне попутчика — всё б веселей было!» Смотрит — старичок идёт.

— Здравствуй, добрый мо́лодец! Куда путь держишь?

— Эх, дедушка! Было в руках счастье, да не дал бог владать! Иду искать Настасью Прекрасную.

— Поздно собрался! Её уж просватали за одного царевича.

— Мне хоть бы раз посмотреть на неё!

— Ну, пойдём вместе, и мне туда ж дорога лежит.


Вот и пошли вдвоём; шли-шли, порядком проголодались. Вынул старик из-за пазухи просвирку, переломил пополам; себе взял одну половину, а другую даёт своему товарищу. Купеческий сын отказывается.

— Тебе самому, — говорит, — мало!

— Бери! Бог даст — и этого не съедим, а сыты будем.

Так и вышло: просвиры не съели, а уж оба сыты. Долго ли, коротко ли — приводит старик Ивана купеческого сына в королевский сад и говорит:

— Стань под эту яблоньку и смотри — выйдет Настасья Прекрасная гулять по́ саду и как раз мимо тебя пройдёт; только как станут падать яблоки, ты их не моги сбирать да кушать, а не то заснёшь непробудным сном.


Купеческий сын стал под яблоню; начали с дерева яблоки валиться, да такие славные, наливные, пахучие; он не вытерпел, поднял одно яблочко и скушал; скушал и заснул непробудным сном. Вышла Настасья Прекрасная по саду погулять, увидала своего суженого и бросилась будить его; будила, будила, никак не могла разбудить, написала записочку: «Прощай, милый друг! Завтра моя свадьба», — и положила ему в правую руку. Наутро проснулся Иван купеческий сын, прочитал записку и залился слезами. Приходит старик:

— Я ж тебе говорил: не бери, не ешь яблоков; а ты не послушался! Ступай поскорее — не найдёшь ли где дощечки.


Купеческий сын побежал по улице, нашёл дощечку и принёс старику. Тот взял её, навязал струны, остановился у кабака и давай разные песни наигрывать. Что тут народу собралось — видимо-невидимо! Тотчас доложили королю: возле кабака такой-де музыкант проявился, что лучше королевских играет! Король приказал позвать его во дворец: «Пусть на свадьбе поиграет да гостей повеселит». Побежали гонцы, зовут старика на свадьбу; он отвечает: «Сейчас приду!» Снял с себя одёжу, нарядил в неё купеческого сына, дал ему самодельную скрипочку и говорит:

— Ступай ты заместо меня.

— Как мне идти, когда я играть не умею?

— Ничего; ты только смычком води да руками перебирай, а скрипка сама играть станет.


Вот Иван купеческий сын пришёл во дворец, стал промеж музыкантов, начал играть — его скрипка всю музыку покрывает, на диво гостям целые речи выговаривает. Раз заиграл — скрипка говорит: «Спи, спи, да не проспи!» В другой заиграл — скрипка говорит: «Гуляй, гуляй, да не прогуляй!» А в третий раз заиграл — скрипка стала выводить: «Спите крепко непробудным сном!» В ту ж минуту где кто стоял, где кто сидел — так все и заснули. Иван купеческий сын взял Настасью Прекрасную за белые руки, повёл в церковь и обвенчался с нею. Король проснулся, видит — дело сделано, ничем не воротишь! И велел свадьбу справлять, пир пировать, гостей угощать.


231[2]

В некотором городе жил-был купец, имел у себя много казны и двенадцать лавок, и было у него детей всего-навсего один сын Иван. Вот захворал этот купец, призывает к себе сына и говорит:

— Сын мой любезный! Я теперь хвор и скоро помру; после моей смерти оставляю тебе всё моё имение[3]; живи честно, никого не обижай и меня поминай!

Вскоре купец умер; сын похоронил его, сделал богатые поминки и принялся сам за дела: торгует — не плошает, покупателей в лавки зазывает, всем умеет услужить, всем умеет удружить; народ к нему так и валит! Видя то, старые купцы начали говорить своим сыновьям: «Вот Иван купеческий сын так торгует! После отцовской смерти новый капитал приобрёл, а вы только из дому в дом, из трактира в трактир бегаете».


Вот вся молодежь — купеческие сыновья рассердились: «Через него-де родители нам нагоняй задали!» — и стали подзывать с собой Ивана в трактир идти. Он никак не мог отговориться и пошёл с ними. Вот они пришли в трактир, начали пить-гулять, в карты играть, и пробыли там до полуночи. Воротился Иван домой, мать у него спрашивает:

— Где, сынок, так долго был?

— Ох, матушка! Всё в лавке сидел, страх как много покупщиков было!

Настаёт другой день; полюбилось Ивану в трактире сидеть, ждёт не дождётся своих товарищей, чтоб туда идти. Вот пришли за ним товарищи: «Ах, друзья мои любезные! Я давно вас дожидаюся». Прогулял Иван в трактире дольше вчерашнего, воротился домой и говорит матери:

— Ходил-де сбирать с должников деньги, оттого и запоздал маленько!


На третий день он сам пошёл зазывать товарищей; прогулял в трактире и день и ночь; приходит домой уж на рассвете, стучится в ворота — они заперты; сильнее стучится — ему отвечают: «Ступай прочь. Нам не надо пьяницы». Приходит он в лавки, и лавки все заперты, запечатаны. Что ему делать? Видит, что мать всё узнала; с горя пошёл в кабак, прокутил с себя верхнее платье и до того напился, что его в шею вытолкали. Пришлось доброму мо́лодцу голодать да по улицам скитаться.


В то самое время двое дядей его сбирались ехать в иные города за разными товарами; купеческий сын кинулся на двор к одному дяде. Тетка его спрашивает:

— Зачем пришёл?

Он и говорит:

— Не возьмёт ли меня дядюшка к себе в работники?

— Не знаю, его дома нет; приходи завтра, я его спрошу.

Наутро приходит за ответом; тётка ему сказывает:

— Говорила про тебя мужу, да он не берёт; всё ему думается, что ты и себя и его пропьёшь!

Он, бедный, заплакал и пошёл к другому дяде. Тот подумал-подумал: «Авось из племянника и человек выйдет!» — и принял его в работники.

— Завтра, — говорит, — выезжаю, будь готов!

На другой день они выехали. Дядя ему и говорит:

— Мать тебя благословляет тремя стами рублями; коли будешь хорошо себя вести, то и деньги получишь».


Вот они едут путём-дорогою, торгуют разными товарами, и племянник так себя хорошо ведёт, что даже другой дядя скаялся, зачем не́ взял его в работники, и начал его переманивать: «Перейди ко мне жить; я тебе вдвое дам жалованья!» Отвечает купеческий сын:

— Эх, дяденька! Ведь ты сам говорил, что я и тебя и себя пропью.

Приезжают в большой город товары закупать; дядя даёт ему сто рублёв: «Купи и себе что-нибудь!» Племянник пошёл в ряды, ходил-ходил, не нашёл по мысли товара и повернул назад на квартиру; попадается ему старичок и спрашивает:

— Куда идёшь, добрый мо́лодец?

— Да вот ходил по вашему городу, искал для себя товару, только не нашёл по мысли!

— А много ль у тебя денег?

— Сто рублёв.

— Ну пойдём ко мне; у меня есть какой хочешь товар!

Приводит его в белокаменные палаты.

— Давай, — говорит, — деньги; сейчас тебе чудный товар покажу!

Взял старик сто рублёв и выводит к нему де́вицу красоты неописанной. Купеческий сын рассердился: «Чёрт тебя возьми с этим товаром! Не надо мне ни денег, ни де́вицы». Так и ушёл с пустыми руками.


Приходит на квартиру, дядя и спрашивает:

— Купил ли что?

Он отвечает:

— Нет, дядюшка! На сто рублёв ничего не купишь.

Дядя дал ему ещё сотню:

— Теперь у тебя двести рублёв; есть на что купить!

На другой день пошёл племянник в лавки; попадается ему средних лет человек:

— Куда ты, добрый мо́лодец?

— Ищу себе товару, да ничего нет по мысли в вашем городе.

— Пойдём ко мне; у меня есть товары хорошие.

Приводит его в белокаменные палаты и спрашивает:

— А много ли денег у тебя?

— Сто рублёв.

— Давай их сюда!

Взял деньги и выводит ему красную де́вицу. Купеческий сын рассердился, покинул свои деньги и вернулся домой ни при чём; дядя стал допытываться:

— Купил ли что?

— Нет, дядюшка! Много ли купишь на двести рублёв!

Он ему отдал последнюю сотню:

— На, любезный племянничек! Авось теперь купишь; на триста рублёв можно товару найти.


Поутру отправился купеческий сын товару искать; все лавки, все рынки обошёл, а по мысли ничего не нашёл; поворотил назад на квартиру, а навстречу ему молодой парень идёт и спрашивает:

— Куда идёшь?

— Да вот по всем лавкам, по всем рынкам ходил; нигде не нашёл товару по мысли.

— Пойдём ко мне; у меня есть хороший товар.

Приходят они в белокаменные палаты; спрашивает хозяин купеческого сына:

— А много ли денег у тебя?

— Сто рублёв.

— Подавай сюда.

Взял деньги и вывел ему красную де́вицу.

— Что у вас за город — только и торгуют, что де́вицами! — сказал купеческий сын, подумал-подумал, взял эту де́вицу и повёл с собою.

Она говорит дорогою:

— Отчего ты не брал меня с первого разу? Только даром двести рублёв потерял. Я — королевна Елена Прекрасная, а купец, что меня продал, злой колдун; как гуляла я в зелёном саду, он украл меня у батюшки, у матушки и унёс к себе.


Иван купеческий сын нанял особый дом и перешёл туда на житьё вместе с королевною. Елена Прекрасная дала ему три копейки.

— Вот, — говорит, — поди, купи мне на три копеечки разноцветного шёлку.

Приходит он в лавку, спрашивает всех цветов шёлку, купил и приносит домой. Елена Прекрасная села ковёр вышивать, а Иван купеческий сын спать залёг; поутру проснулся; она подаёт ему ковёр и говорит:

— Поди — продай моё рукоделье.

— А много ли просить?

— Да ты не торгуйся; что дадут, то и бери.

Вот приходит он в лавки, все купцы в одно слово говорят: «Нет, этот ковёр не по нашим деньгам. Ступай-ка ты к богатейшему, именитому купцу; разве только ему осилить, а мы не можем купить». Бросился Иван к именитому купцу, показывает ему ковёр; тот спрашивает:

— Что тебе за него?

— Да что толковать? Товар не худ, купец не глуп; чай, сам цену знаешь.

— Возьми три тысячи.

— Давай!

Продал ковёр за три тысячи, взял деньги и вернулся домой.


Даёт ему Елена Прекрасная шесть копеечек:

— Поди — купи мне разноцветных шелков.

Иван купеческий сын купил ей разноцветных шелков; села она за работу и в одну ночь вышила такой ковёр, что всем на удивление. Поутру говорит Ивану:

— Неси ковёр продавать.

Он спрашивает:

— А что за него просить?

— Продавай без торгу; что дадут — то и бери.

Приходит он к купцам; они все от ковра отказываются: «Не по нашим деньгам! Отнеси к первостатейному купцу — может, он осилеет». Приносит к первостатейному купцу; тот спрашивает:

— Сколько тебе за ковёр надо?

— Товар не худ, купец не глуп; чай, сам цену знаешь.

— Возьми шесть тысяч.

— Давай! — говорит Иван; взял за ковёр шесть тысяч и вернулся домой.

В третий раз даёт ему Елена Прекрасная девять копеек и посылает за шёлком; опять вышила чудный ковёр.

— Поди, — говорит, — продай!

Вот он приходит к первостатейному купцу и взял с него без торгу, без ряду двенадцать тысяч.


«Ну, — думает Елена Прекрасная, — теперь у нас денег довольно!» — и велела Ивану купеческому сыну, чтобы он заказал обедню за упокой души его батюшки да сделал бы обед на всю нищую братию. На другой же день, вставши пораньше, Иван купеческий сын заказал отслужить обедню и сделал богатые поминки; на тех поминках и сам подпил, охмелел и свалился прямо в грязь. Подхватили его нищие и повели под руки. В это время проходил мимо молодой купец с женою-красавицей и стал насмехаться: «Вот каково без молодой жены на свете жить!»

— Врёшь ты! — отозвался Иван. — У меня жена получше твоей; хочешь, об заклад побьёмся?

Слово за́ слово, и побились они об заклад: у кого жена лучше — тот берёт у спорщика всё его имение. Только по рукам ударили, вдруг прикатила карета; из кареты вышла Елена Прекрасная, подбежала к Ивану купеческому сыну и всю грязь с него вычистила. Тут все в один голос закричали, что у Ивана жена лучше купеческой, и купец принуждён был отдать своё имение. Елена Прекрасная увезла Ивана купеческого сына с собою и говорит ему:

— Вот придёт купец и станет тебя упрашивать, чтоб пустил его на житьё в старую баню, ты отдай ему назад и дом, и лавки, и всё его имение, а себе возьми помойную яму, куда всякий сор убирают.


На другой день приходит купец и просится на житьё в старую баню; Иван купеческий сын отдал ему и дом, и лавки, и всё его имение, а себе выговорил одну помойную яму. Купец обрадовался, поблагодарил его и побежал к жене с радостной весточкой. «Экий чудак! — думает. — Нашёл на что польститься!» А Иван нанял работников и велел вычистить яму; вот они начали чистить и дорылись до бочек: те бочки были крепко заколочены, златом, се́ребром и драгоценными камнями насыпаны. Купеческий сын обмазал бочки дёгтем, навалил на подводы и повёз к дяде, у которого жил за работника. Дядя уже к отъезду готовился, увидал племянника и спрашивает:

— Каких накупил товаров?

Иван отвечал, что купил несколько бочек дёгтю.

— Вот нашёл невидаль! Ну зачем ты купил дёгтю? Чай, сам не ведаешь!

— Что ты, дядюшка! — говорит Иван. — Я купил по денежке фунт, а в нашем городе дают по семи копеек; вот почему я дёгтю купил.

— Ну, брат, я твоего товару не могу нагружать на одно судно с моим; нужно тебе нанять другое.


Иван купеческий сын нанял под свою кладь другое судно; не забыл взять и Елену Прекрасную. Долго ли, коротко ли — приехали они со всеми прочими купцами в своё государство; тут купцы стали готовить подарки царю. Иван взял хрустальную миску и наложил полную бриллиантов; а Елена Прекрасная сделала ковёр, на котором вышила всё как есть царство, и этим ковром миску покрыла. Вот купцы собрались и пошли к царю; понёс и Иван свой подарок. Идут они путём-дорогою и рассказывают — кто какой дар изготовил; спрашивают у Ивана:

— А ты что несёшь?

— Дёготь, — отвечает он. Все купцы так и прыснули, начали над ним смеяться да подшучивать.


Пришли, стали в царских чертогах; Иван позади всех. Через полчаса времени выходит царь и отбирает у всех подарки с благодарностью; тут толкают Ивана, чтобы и он подносил свой подарок. Иван только подошёл к царю, так все купцы, не удержась, громко расхохотались. Царь спрашивает:

— Ты что принёс?

— Миску дёгтю, ваше величество!

— Ничего, подавай! — говорит царь. — Годится и дёготь кареты смазывать.

Иван развязал платок; царь, увидя полную миску бриллиантов да ковёр, на котором всё его царство вышито, обнял купеческого сына, поцеловал в уста и говорит:

— Спасибо тебе! Выбирай за то любую невесту у трёх богатейших купцов.

Иван отговорился:

— Ваше величество! Я привёз себе невесту из чужих земель.

Царь приказал Ивану сделать вечерины[4]:

— Я-де сам у тебя побываю.


На другой день всё было приготовлено, собрались на вечерину гости; приехал и царь, и как только увидал Елену Прекрасную, тотчас в неё влюбился. Вызвал Ивана и велел ему на следующее утро прийти к себе. Вечерины пропировали, ночь проспали, а наутро отправился Иван к царю; приходит, царь ему и говорит:

— Иди в такое-то государство и выпроси у тамошнего короля, чтобы он приказал три моих корабля отпустить, а свадьбу свою отложи до приезду.

Иван вернулся домой невесел; спрашивает его невеста:

— Что ты, голубчик мой, кручинен?

Он ей сказал:

— Царь велел мне отправиться в такое-то государство и выпросить у тамошнего короля, чтобы он отпустил три его корабля.

— Не кручинься попусту; этот король мой отец. Вот возьми мой именной перстень; если понадобится, чтобы я к тебе приехала, напиши письмо и запечатай этим перстнем.

Иван взял перстень и отправился в дорогу.


Приехал Иван к королю, рассказал ему, кто он, на ком сосватался и зачем его царь прислал. Как услыхал король про свою дочь, сейчас написал к ней письмо, чтобы она немедля к нему приехала; ждал-ждал: дочь и сама не едет и вестей не присылает. «Что б это значило?» — думает король; вышел из терпения, напоил наречённого зятя допьяна и начал допытываться, отчего дочь и сама не едет и вестей не шлёт. Иван купеческий сын спьяну и проговорился, что есть у него такой перстень, которым коли запечатать письмо, так она наверно явится. Король положил в вино сонных капель; Иван выпил и заснул крепким сном. Тем временем король написал письмо к Елене Прекрасной, запечатал тем перстнем и послал с лёгким гонцом. На другой день, только Иван проснулся, король ему и говорит:

— Поезжай, любезный зять, в своё отечество и скажи царю, что три корабля его будут вскоре отпущены.


Иван купеческий сын собрался и поехал наскоро; приезжает домой — а его невесты давно нету! Спрашивает: где она? Ему сказали, что как получила письмо за такой-то печатью, так и уехала в своё королевство. Спрашивает про царя; царь, говорят, умер, и теперь люди думают, кого бы царём выбрать. В тот же день выбрали царем Ивана купеческого сына. Он устроил своё царство и опять к тому королю отправился. А Елена Прекрасная как только к отцу приехала, тотчас и в беду попала. Закричал на неё король.

— Что ты задумала за купеческого сына замуж выходить!

Посадил её в терем на хлеб, на воду и велел взаперти держать, никуда не выпускать; только позволил в праздники в малой лодочке по́ морю кататься.


Иван купеческий сын приехал, узнал про всё, побежал на взморье и подкупил лоцмана, чтобы он взял его к себе в работники. В первый воскресный день вышла Елена Прекрасная по́ морю покататься; смотрит — за веслом новый гребец сидит, на руке у него золотой перстень горит; ухватила его за руку:

— Где взял этот перстень? — и тотчас своего суженого узнала.

Тут они обнялись, поцеловались и вернулись во дворец рука об руку. А король уж прослышал, что купеческий сын царём сделан, ну и смиловался и принял их ласково. Вот они обвенчались, погостили тут несколько времени и уехали в своё государство и начали жить-поживать да добра наживать.


Примечания

  1. Неопрятный, у кого по́лы всегда в грязи.
  2. Записано в Новгородской губ.
  3. Имение — имущество. (прим. редактора Викитеки)
  4. Предсвадебный вечер в доме невесты (Ред.).