НЭС/Ответственность министров

Ответственность министров
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ньюфаундленд — Отто. Источник: т. 29: Ньюфаундленд — Отто (1916), стлб. 888—891 ( скан ) • Другие источники: ЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Ответственность министров. — Министры, подобно прочим должностным лицам и всем гражданам, ответственны в судебном порядке за нарушения общих законов, в том числе и законов о преступлениях должностных. «За преступные по должности деяния председатель совета министров, министры и главноуправляющие отдельными частями подлежат гражданской и уголовной О. на основаниях, в законе определенных» (ст. 124 осн. зак. 1906 г.). Эта гражданская и уголовная О. министров, особенно существенная в странах англо-американского права, не знающих административной гарантии и особых административных судов, не имеет ничего общего с О. министров в специальном смысле слова, существующей только в конституционных государствах. Теоретические обоснования О. министров как института sui generis можно свести к двум учениям. Классическая доктрина, ярко формулированная Эсменом («Eléments de droit constit.», 6-е изд., П., 1914), выводит О. министров из безответственности главы государства. Привлечь к О. монарха или президента республики за совершенный ими незакономерный или нецелесообразный акт равносильно лишению их верховной власти, т. е. революции. Необходимо поэтому исходить из предположения, что «the king can do no wrong». В государстве нового времени, с его многочисленными функциями, верховный носитель власти осуществляет ее не иначе, как посредством призванных к сему органов, и высшие агенты исполнительной власти, министры, должны нести ответственность за все действия главы государства. Чтобы безответственность главы государства не влекла за собой нарушения законности управления, чтобы всякий акт главы государства действительно покрывался О. министра, устанавливается институт контрасигнирования, т. е. обязательного участия какого-нибудь министра в каждом акте главы государства (см. XXII, 597). Новейшая теория выводит О. министров из общего, принадлежащего народному представительству права контроля под управлением и из природы и характера министерской деятельности. Власть министров не ограничивается выполнением велений закона, как власть органов подчиненного управления. Министры, призванные блюсти общие интересы государства, обладают значительной долей дискреционной власти; посему они отвечают не только за формально незаконное в своих действиях, но (формула английского права) и за «честность, справедливость и пользу» принимаемых ими мер. — Различают две главные формы института О. министров: судебную или государственно-правовую и парламентарную. Ученые, не признающие правового характера парламентарной О. и называющие ее политической, называют первую форму юридической О. Эта форма О. министров исторически предшествует второй и имеет своей родиной Англию. В царствование Эдуарда III возникает impeachment — возбуждение общинами обвинения министров перед судом палаты лордов. Это был один из способов контролирования палатой общин исполнительной власти. В ту эпоху, когда король и министры не были склонны считаться с законами, а парламент не был в состоянии оказывать на них постоянное давление, этот способ осуществления О. министров имел крупное значение. С 1621 г. до нашего времени в Англии было 54 случая применения на практике impeachment; из них 19 случаев относится к первым трем годам Долгого парламента. Сначала эта форма О. министров имела две слабые стороны. Во-первых, процедура impeachment рассматривалась как особый вид уголовного преследования, и применение его допускалось только в случаях совершения министром уголовного правонарушения. Впоследствии действие impeachment было распространено и на такие мероприятия министров, которые клонились ко вреду страны, хотя бы в них и не было формально признаков уголовного деяния. Во-вторых, король мог пользоваться и фактически пользовался правом индивидуального помилования и, след., мог свести на нет действие impeachment. Актом о престолонаследии (1701) было постановлено, что королевское помилование не может служить препятствием к impeachment со стороны палаты общин. К концу XVIII ст., по мере установления в Англии второй формы О. министров — парламентарной, impeachment потерял свое значение и постепенно перестал применяться. Последние случаи его применения относятся к 1788 г. (Уоррен Гастингс) и к 1805 г. (Мельвиль). Из Англии институт судебной О. министров перешел почти во все другие конституционные страны. Органом предания суду министров является обыкновенно, как и в Англии, нижняя палата; в редких случаях для этого требуется соглашение обеих палат; в нескольких странах это право принадлежит каждой палате парламента. Министры могут быть предаваемы суду как за преступления и проступки, предусмотренные законом, так и за деяния, законом не предусмотренные, но нанесшие ущерб государству. Судит их либо верхняя палата, либо высший общий судебный орган, либо особый трибунал, состав которого определяется при участии парламента. Конституции или специальные законы об О. министров предусматривают, в большинстве случаев, что к осужденным министрам глава государства может применить помилование не иначе, как с согласия парламента. На практике государственно-правовая О. министров применялась редко; некоторые ученые говорят об отмирании этого института. В последние годы судебная О. министров вновь начинает играть роль на практике (проекты ее установления, внесенные в 1908—1909 гг. в германский рейхстаг; постановления 1909 и 1911 гг. о привлечении к суду министров в Болгарии; суд над бывш. датским министром-президентом Кристенсеном в 1910 г.), и нет оснований отрицать ее значение, особенно в тех странах, где удельный вес парламента не очень велик. — Вторая, наиболее совершенная форма О. министров, исторически развившаяся из первой, состоит в том, что если в парламенте (обычно — в нижней палате) большинство выразило недоверие министерству или порицание его образа действий, то министерство должно либо подать в отставку, либо распустить парламент. Об этой форме О. министров см. Парламентаризм. В государствах не парламентарных имеются некоторые институты, отчасти сходные с парламентарной О. и являющиеся промежуточными стадиями на пути к парламентаризму, как к «О. министров, доведенной до ее крайних пределов» (Эсмен); таковы обязанность министров представлять парламенту отчеты, парламентские запросы и вопросы (см. XVIII, 277), вотирование резолюций и формул перехода, парламентские анкеты, отказ в утверждении бюджета. — В дореформенной России, при неограниченной власти Государя, не могло быть речи об О. министров. Идея о ней, возникшая в начале XIX ст. (см. Министерства в России, XXVI, 588), не могла воплотиться в жизнь. Сперанский ясно формулировал необходимую связь между установлением О. министров и наличностью представительного собрания, и в задуманном им плане преобразования предлагал наделить членов госуд. думы правом предъявлять обвинение против министров (см. XXVI, 591). Общий план Сперанского не осуществился, и положительным правом была усвоена только уголовная О. министров. Преобразование государственного строя в 1905 г. вновь поставило на очередь вопрос об О. министров, и разные возникшие в то время проекты преобразований различно его разрешали. Проект основного государственного закона, выработанный союзом Освобождения, установлял О. министров «за умышленное нарушение основного государственного закона, а также за нанесение тяжкого ущерба интересам государства превышением, бездействием или злоупотреблением власти». Право привлечения министров к О. предоставлялось проектом каждой из палат парламента; судить министров должен был особый суд; о порядке судопроизводства должен был последовать особый закон. Проект, составленный С. А. Муромцевым, предусматривал парламентское предание министров суду общего собрания 1-го и кассационного департаментов сената. Основные законы 23 апреля 1906 г. устранили вопрос об О. министров перед палатами. «Председатель совета министров — гласит ст. 123 осн. зак. изд. 1906 г. — министры и главноуправляющие отдельными частями ответствуют пред Государем за общий ход государственного управления. Каждый из них в отдельности ответствует за свои действия и распоряжения». Учреждениями гос. совета и гос. думы введен институт запросов и вопросов, и установлено право каждой из палат постановлять большинством ⅔ голосов о неудовлетворительности ответа министра на предъявленный ему запрос, с последующим представлением дела Государю через председателя гос. совета (см. XVIII, 279). За первые 10 лет своего существования дума ни разу этим правом не воспользовалась. В 1915 г., в связи с политическим лозунгом ответственного министерства, в государственную думу было внесено законодательное предположение 42 членов о расширении интерпелляционных прав гос. думы: думе предоставляется обращаться к министрам за разъяснениями по всем предметам ее ведения; министры обязаны незамедлительно представлять просимые разъяснения, равно как и отвечать на запросы о незакономерных действиях; в случае же признания думой сообщения министра неудовлетворительным, дело представляется Государю председателем гос. думы. Это законодательное предположение движения пока не получило. — Литература. А. С. Алексеев, «Безответственность монарха и ответственность правительства» (М., 1907); Жилин, «О. министров» (Киев, 1908); А. А. Алексеев, «Министерская власть в конституцион. государстве» (Харьк., 1910); М. Вишняк, «О. министров» («Право», 1910, № 1); его же, «К вопросу о судебной О. министров» («Юрид. Зап. Демид. Лицея», 1914, 1—2); А. Болдырь, «О. министров и ответственное министерство» («Русск. Мысль», 1915, IX); в названных сочинениях, особенно у Жилина, указана иностранная литература. Ср. Парламентаризм.

И. Яшунский.