Одежда
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ньюфаундленд — Отто. Источник: т. 29: Ньюфаундленд — Отто (1916), стлб. 262—270 ( скан ) • Другие источники: БЭАН : ЕЭБЕ : РСКД : ТСД : ЭСБЕ : ЭСБЕ


Одежда — одно из древнейших приобретений человеческой культуры. Даже в самые отдаленные эпохи существования человека, в ледниковом периоде, мы находим костяные иглы и другие предметы, служившие, несомненно, для изготовления О. Не имея ни волосяного покрова, ни покрова из перьев, человек, естественно, должен был придти к мысли чем-нибудь защитить свое тело. Нечистота кожи, смазка ее маслом, жиром и глиной до известной степени могли защищать ее от холода и укусов насекомых, но такую прикрышку, связанную с самим телом, нельзя еще называть О. Несмотря, однако, на глубокую древность происхождения О. и на ее исключительную важность в борьбе человека за существование, мы знаем немало народов тропических стран, совсем ее не употребляющих. Вопрос о возникновении О. — спорный. Одни считают, что О. возникла из чисто-эстетических стремлений человека, и производят ее развитие из украшений, которые считают древнее О. Другие полагают, что О. обязана своим возникновением чувству половой нравственности. Стремление защитить свое тело от влияний окружающей среды также считается причиной ее возникновения и, во всяком случае, импульсом к ее развитию. Теория возникновения О. из эстетических стремлений и развитие ее из украшений имеет за себя много фактов. Среди племен тропических стран, вовсе не признающих О., едва ли найдется хоть одно, не расписывающее свое тело узорами и не украшающее его татуировкой или не пользующееся в качестве украшений поясками, ожерельями и браслетами. За распространенность и древность окраски тела говорят и находки охры в наиболее древних из известных нам остатков человеческой культуры (конец палеолитического века). При отсутствии О. в качестве украшений или трофеев весьма часто носятся шкуры животных, особенно во время празднеств. В виду известных практических удобств того или иного украшения и постоянного ношения его, нельзя провести грань между О. и украшением. Шкура животного, накинутая на плечи в качестве трофея, является украшением; та же шкура, накинутая на плечи, чтобы обогреть тело, называется уже О. Защитники теории возникновения О. из чувства половой нравственности полагают, что развитие О. начинается с прикрытия половых органов, так как чувство стыдливости в этом отношении присуще самым примитивным народам; при этом допускается, что первоначальное прикрытие половых органов у мужчин практиковалось ради защиты этих частей тела и не имело ничего общего с нравственными побуждениями. Защитники этой теории указывают на многих примитивных обитателей жарких стран, у которых дети до наступления половой зрелости ходят совсем голыми и только на торжестве наступления половой зрелости надевают первую О. С этой точки зрения пояс стыдливости был первой О. независимо от того, прикрывает ли он чресла или заднюю часть тела, как это часто бывает в Африке. Однако, ближайшее знакомство с понятием о стыдливости показывает, что у разных народов оно требует прикрытия совершенно различных частей тела. Обитатели островов Самоа считают верхом срама обнажить пупок; в Китае женщина не покажет мужчине свою обнаженную ногу; при переправе через реку или застигнутая врасплох обнаженная женщина феллахов в Египте заботится только о прикрытии своего лица, и т. п. Таким образом, ни одна из исходных точек зрения к объяснению возникновения О. не может считаться абсолютной. Если расписывание тела, татуировка его и украшения у одних человеческих групп могли дать начало О., если развитие чувства стыдливости, в связи с появлением поясных повязок, у других могло послужить к ее возникновению, то и обитание в холодных странах, желание укрыть себя от холода также могло повести к возникновению О. С успехом культуры и развитием О. совершенствуется, главным образом, практическая сторона костюма, заключающаяся в защите тела от непогоды. Здесь требуется решение двух задач: выбор наилучшего материала, наиболее подходящего для изготовления О., и укрепление на теле человека материала О. так, чтобы она не сползала при самых энергичных движениях. Выбор материала для О., а отчасти и покрой, в главных чертах обусловливаются местной фауной, флорой и занятиями жителей, а потому в своих развитых формах О. различных народов и племен весьма разнообразна. Из растительных материалов для О. служат, прежде всего, широкие листья некоторых пальм, употребляемые для этой цели в теплых странах. Искусство плетения позволило утилизировать для О. ряд таких растений (пальма, ананас, кактус, банан, Hibiscus), которые давали длинные и эластичные нити. С изобретением веретена, прялки и особенно ткацкого станка применение растительных материалов для изготовления О. увеличилось до чрезвычайности. Растительным материалом для изготовления О. во многих странах служит также кора деревьев. Из подобного рода материй особенной известностью пользуется полинезийская тапа. Самым обильным материалом для О., особенно в умеренных и полярных широтах, являются шкуры животных, которые, судя по найденным скребкам и скреблам, выделывались для этой цели еще в ледниковую эпоху. Кроме кожи крупных млекопитающих, на О. в различных местах идут также шкурки птиц, кожа и кишки рыб, тюленей, моржей, кожа ящериц и змей, перья птиц, шерсть животных, из которой изготовляют войлок. Поскольку образ жизни и занятия влияют на выбор материала для О., это видно из сопоставления О. оленевода полярных стран, кочевника-скотовода Средней Азии и алеута. О. первого вся, с ног до головы, сшита из мехов и кож северного оленя; она как нельзя более приспособлена к кочевой жизни в полярных странах. О. среднеазиатского кочевника-скотовода почти вся сшита из кож, меха, сукон и войлока, материалы для которых дают ему его стада. Вряд ли можно придумать что-либо более практичное, чем легкий, не пропускающий воду и не стесняющий движений костюм алеута, сшитый из кишек моржа; в этом костюме он разъезжает в своем каюке по полярному морю, промышляя морского зверя. — Покрой О. обусловливается, прежде всего, опорными точками на теле, какими являются бедра, плечи и голова. Отсюда подразделение типов О. на поясную, плечевую и головную. Не было упущено из вида первобытным человеком, что руки и ноги при полной обвязке также могут служить для прикрепления частей костюма. Не касаясь здесь обуви (см.), рукавиц или перчаток и головных уборов, мы остановимся только на О., прикрывающей тело. Первобытные народы, по крайней мере в тропическом климате, редко пользуются плечами для прикрепления О., так как если она коротка, она плохо защищает тело, а длинная О. является помехой во время работы и на охоте. Голова, не считая легких прикрышек, начинает служить для поддержки О. лишь при полном прикрытии тела. Поясная, набедренная повязка (или фартук) широко распространена в тропических и субтропических странах. Ее носили также египтяне и греки микенской эпохи. Набедренный фартук, прикрывая и заднюю часть тела, превращается в юбку, которая у весьма многих народов является как мужским, так и женским костюмом. Перехваченная между ногами юбка послужила первообразом панталон. Впрочем панталоны могли развиться и из оберток верхней части ног в северных странах, пройдя через стадию двух мешков, одеваемых порознь на обе ноги и привязываемых к пояску, а впоследствии пришиваемых. Штаны — О. вполне северная. Ни египтяне, ни греки и римляне классических времен не знали штанов. Не известны они и первобытным обитателям тропических стран. Обертывание вокруг тела материи в виде пончо, пледа, шали, тоги и т. д. было одним из простейших способов прикрытия тела. В дальнейшем, с перенесением тяжести этой О. на плечи, появляются плащ, бурка, шинель и т. п. Связывание двух шкур, прикрывающих спину и грудь, или прорезывание дырки для головы посредине куска материи одеваемого на плечи, дало начало другой категории О. Края материи под руками сшивались, и получались саккос, хитон, туника, блуза, рубаха. Дальнейшее усовершенствование этого рода О. заключалось в пришивании рукавов, воротника и проч. Разрез спереди (или сзади) дал начало кафтану, казакину, жилету, кофте и т. п. Примером влияния образа жизни на покрой может служить узкая цельная О. (малица) полярного оленевода, а также разрезанный спереди кафтан азиатских кочевников, которые в костюме оленевода не в состоянии были бы сидеть верхом на лошади. Была попытка (Герланда) распределения одежд, в зависимости от климатических условий на области: бореальную, субтропическую и тропическую. В тропической О. основной одеждой считался пояс или набедренная повязка. В субтропическом костюме считалась преобладающей мантия, но большая часть тела оставалась неприкрытой. Бореальный костюм, в противоположность предыдущим, плотно облегает все тело и тесно связан с ним. Однако, удовлетворительно распределить О. по климатическим поясам нельзя, так как развитие О. совершалось под влиянием многих причин. О. у многих народов видоизменяется от времени года; характер ее нередко зависит также и от исторических судеб данного народа и особенно от его культурного уровня. — Об О. в историческое время см. Костюм.

С. Р.

Гигиена одежды. — О. служит для защиты от неблагоприятных условий климата и погоды — слишком низкой или чересчур высокой температуры, солнечных лучей, дождя, ветра и т. д. О. должна содействовать согласованию с внешней температурой производства тепла в нашем организме и отдачи его окружающей среде. До известной степени это согласование происходит при помощи свойственного нашему организму естественного регулирования теплопроизводства и теплоотдачи; но это не может защитить нас, в надлежащей мере и на продолжительное время, от крайностей внешней температуры, не может избавить нас от неприятных ощущений, вызываемых действием на обнаженное тело холодного воздуха или палящих лучей солнца. Отсюда искание средства обеспечения такого состояния кожи, такой температуры ее, такой степени наполнения ее кровью, которые необходимы для нормальных функций этого органа. Физические свойства основных материалов и одежных тканей. Наиболее важными с санитарной точки зрения, свойствами одежных тканей являются те, которыми обусловливается их способность передавать тепло путем излучения, прикосновения (теплопроводность) и испарения содержащейся в них воды (так наз. термические свойства). Условия передачи тепла, при совершенно однородных по основному материалу тканях, могут быть весьма различны, в зависимости от способов обработки материала, обусловливающих неодинаковый удельный вес, неодинаковую толщину и эластичность тканей, а равно и неодинаковое количественное отношение между самым материалом и содержащимся в ткани воздухом. Отделка, глажение, накрахмаливание и т. п. значительно умаляют упругость ткани или совершенно уничтожают ее. Многие важные в санитарном отношении качества одежных тканей зависят от распределения в ткани плотного вещества и воздуха, т.-е. от общего объема пор в ткани и от их отношения к плотному ее веществу. Процесс крашения уменьшает проходимость тканей для воздуха, т.-е. уплотняет их; в особенности заметной становится меньшая проницаемость ткани при окрашивании ее в черный цвет. То же действие производит и отделка тканей, накрахмаливание их и т. п. Стирка содействует восстановлению нормальной проницаемости. Все ткани гигроскопичны; поглощаемая ими вода не может быть удаляема из них выжиманием. Количество поглощаемой (гигроскопической) воды зависит, при одном и том же характере ткани, исключительно от относительной влажности окружающего воздуха. Не одинаковая степень гигроскопичности различных тканей сказывается и в отношении их к поглощению продуктов кожной испарины: при ношении, на одном и том же месте кожи, одинаково построенных тканей из шерсти, бумаги, шелка и полотна, в эти ткани переходят различные количества продуктов кожной испарины; всего меньше их будет в чистой шерсти, несколько больше в рыхлой бумажной ткани (Lahmann’а), еще больше в шелке, больше всего в гладкой бумажной ткани и в полотне. — Все указанные физические и механические качества одежных тканей имеют огромное значение для самого важного в санитарном отношении свойства их — для их способности передавать тепло. Бумажные ткани и полотно, в общем, представляют меньшее препятствие для передачи теплоты, нежели шерстяные материи. Но общая передача тепла какою-нибудь тканью является функцией двух процессов: проведения тепла через всю массу ткани и излучения его с поверхности ее. Одинаковые по способу тканья материи обладают одною и тою же способностью теплоизлучения, хотя бы они были приготовлены из различных основных материалов. При различной обработке волокна получаются ткани, заметно отличающиеся друг от друга в отношении теплоизлучения: гладкие ткани, независимо от материала, из которого они приготовлены, теряют меньше тепла путем излучения, нежели ткани с шероховатой, неровной поверхностью; отделка уменьшает теплоизлучаемость. При смачивании ткани водой теплоизлучение сразу значительно уменьшается (от охлаждения при испарении) и лишь через некоторое время приходит к прежней норме. При равных условиях быстрее излучают тепло черные ткани, медленнее всего — белые. Ткани, окрашенные в различные цвета, поглощают тепловые лучи далеко не одинаково. Белая ткань всего меньше поглощает лучистой теплоты; чем ткань темнее, тем более она способна поглощать лучистую теплоту: черные ткани всего энергичнее воспринимают тепловой луч. Вследствие влияния солнечных лучей одетые в черное платье страдают от жары гораздо больше, чем в светлом костюме из той же ткани. Особенное значение это свойство различным образом окрашенных тканей имеет для солдат во время летних маневров, для туристов и т. п. — Степень поглощения химически действующих лучей зависит от толщины ткани и от окраски ее: неокрашенные ткани пропускают гораздо больше химически действующих лучей, чем окрашенные; синие ткани пропускают эти лучи легче, чем окрашенные в другие цвета; наименьшей проходимостью для химически-действующих лучей отличаются, повидимому, черные ткани. Теплопроводность одежных тканей, вследствие разнообразия их составляющих основных материалов и способов обработки, представляет сложное явление, трудно поддающееся точному изучению. Теплопроводность основных материалов, в зависимости от их происхождения, неодинакова, и все эти материалы проводят тепло значительно лучше воздуха. Принимая теплопроводность воздуха за единицу, мы имеем: шерсть (овечья, верблюжья, человеческие волосы, гагачий пух) 9,00; шелк (китайский, миланский и проч.) 16,66; растительная клетчатка (хлопок, лен, пенька и пр.) 26,67. Таким образом наибольшею теплопроводностью отличается растительная клетчатка, затем идет шелк, хуже всего проводят тепло различные сорта шерсти, но ткани, сработанные из какого-либо основного материала, могут иметь различную теплопроводность, в зависимости от их плотности, т.-е. от того количества основного материала, который находится в единице (1 кб. стм.) ткани. Чем больше шерсти, шелка, бумажных или льняных волокон заключается в единице объема шерстяной, шелковой, бумажной ткани или полотна, чем меньше, стало-быть, в том же объеме ткани находится воздуха, тем больше становится теплопроводность данной ткани, следовательно, в общем теплопроводность какой-либо ткани обратно пропорциональна ее удельному весу. Весьма плохим проводником тепла является мех разл. животных (а также и перистое одеяние птиц), удельный вес которого вдвое ниже уд. веса шерстяной фланели. Весь мех, с волосами и кожею, состоит на 95—98% из воздуха, а если взять одни волоса, то в них 97,5—98,8% воздуха и лишь 1,2—2,5% плотного вещества. Естественное одеяние покрытых волосами или перьями животных является, следовательно, идеальной, в санитарном отношении, одеждой, прекрасно приспособленной к временам года: летом она состоит преимущественно из крупных и грубых волос и перьев, большей частью гладко прилегающих к телу, и потому обладает сравнительно большой теплопроводностью; зимой же в костюме этих животных между крупными волосами и перьями содержится огромное количество чрезвычайно мелких и тонких волосков («пух»), покрывающих всю поверхность кожи мелкопористой, объемистой, но в то же время весьма легкой оболочкой, отличающейся малою теплопроводностью и представляющей хорошую защиту против внешнего холода. Такое же значение имеют для человека ткани из тонкой мягкой шерсти или из пуха. Вода проводит теплоту немногим лучше, чем растительная клетчатка, но гораздо лучше, нежели шелк и шерсть. Шерсть, как наиболее гигроскопическое вещество, подвергается наибольшему возрастанию теплопроводности; хлопчатобумажное волокно, в совершенно сухом виде, проводит тепло почти так же хорошо, как при насыщении его водяным паром. — Смачивание тканей увеличивает их теплопроводность, а потому человеческое тело, одетое в мокрое платье, теряет в короткое время огромные количества теплоты, при чем при мокрых бумажных тканях потеря тепла значительно сильней, чем при шерстяных. Достоинство всякой ткани, предназначенной для О., обусловливается способом обработки основного материала от которого зависят ее плотность, удельный вес, общий объем ее пор, т.-е. все термические свойства ее; особенности самого основного материала, играют второстепенную роль. Рыхлая ткань, с небольшим удельным весом, с значительным объемом пор, в большинстве случаев имеет важные преимущества перед гладкой тканью (в особенности по отношению к тепловой экономии человеческого тела), из какого бы материала она ни состояла. Шерсть, в силу своих природных свойств, легче других основных материалов поддается такой обработке, при которой ткань получает все выгодные в санитарном отношении свойства, и потому многие признают за шерстяными тканями во всех отношениях огромные преимущества, а с некоторых сторон рекомендуется даже исключительное употребление шерсти для О. (Jaeger и др.). Однако, современная техника научила изготовлять рыхлые, легкие ткани и из других основных материалов: шелковые и в особенности бумажные ткани, с санитарной точки зрения, немногим уступают шерстяной фланели или шерстяному трико, при чем бумажные ткани, одинакового или почти одинакового достоинства с шерстяными тканями, всегда значительно дешевле последних. — Санитарное значение одежды, как целого. Санитарные достоинства или недостатки того или другого способа одеваться при различных внешних условиях возможны только на основании знакомства с физическими свойствами одежных тканей, с одной стороны, и наблюдений над воздействием одежды, как целого, на организм — с другой. Когда различные части одежды надеты на тело, то они неплотно прилегают к поверхности последнего или друг к другу; ткани ложатся неровно, образуют складки, и, благодаря этому, непосредственно у кожи, а также и между отдельными частями одежды, являются пустые пространства, которые наполняются воздухом. По своему составу воздух в О. отличается от окружающего комнатного и атмосферного: он воспринимает газообразные выделения кожи и загрязненной О. Типическая и легко констатируемая разница между ним и окружающим воздухом заключается в бо́льшем содержании углекислоты. При пребывании в комнатах, воздух которых содержал 0,5—0,8% углекислоты, в воздухе, извлекаемом из-под платья, углекислоты было найдено до 1,5 и даже до 1,7%; при пребывании на дворе воздух из-под платья обыкновенно содержит лишь на 0,2—0,3% больше углекислоты, чем атмосферный воздух. В последнем случае сильнее, чем в первом, сказывается влияние того воздухообмена, которому постоянно подвергаются воздушные слои, заключающиеся в О. Вентиляция О. еще усиливается во время ходьбы на вольном воздухе, а потому воздух из-под платья содержит тогда наименьшее количество углекислоты. Большие количества углекислоты встречаются под плотными, не допускающими воздухообмена, головными уборами (каски и т. п.). Содержание в одежном воздухе углекислоты, превышающее содержание этого газа в окружающем воздухе более чем на 0,3%, вызывает неприятные субъективные ощущения. Огромным, сравнительно, содержанием углекислоты отличается воздух в сапогах, в зависимости от ограниченной вентиляции сапогов при особенно ведущих к загрязнению воздуха условиях. Содержание углекислоты в платяном воздухе служит верным мерилом естественной вентиляции нашей О. При снимании той или другой части О. количество углекислоты в остающейся О. уменьшается, так как при этом облегчается доступ наружного воздуха к поверхности тела; наоборот, когда мы одеваемся теплее, количество углекислоты в платяном воздухе увеличивается по причине того затруднения, которое при этих условиях встречает вентиляция О. Чем больше температурная разница между кожей и внешним воздухом, тем энергичнее происходит воздухообмен в О.; поэтому мы можем зимой одеваться теплее, чем летом, без ущерба для вентиляции О. С санитарной точки зрения весьма важно, как вентилируется О., и каково качество содержащегося в ней воздуха. Через легкое летнее платье в час проходит более 930 литров воздуха. — Относительная влажность того воздуха, который при одетом теле находится между поверхностью кожи и бельем и между различными частями О., бывает незначительна, благодаря высокой температуре этого воздуха. Она, повидимому, колеблется, в общем, между 20 и 40%; наименьшие величины встречаются непосредственно у тела, наибольшие — в наружных слоях О., благодаря господствующей здесь более низкой температуре. Ветер, усиливающий вентиляцию одежного воздуха, уменьшает его относительную влажность. — Исходящая от тела теплота нагревает платяной воздух, температура которого зависит от температурной разницы между поверхностью тела и окружающей атмосферой, а также и от рода О. Наиболее низкая темп. встречается на поверхности О.; по мере приближения к телу воздух оказывается все более и более нагретым. Когда температура воздуха в прилегающих непосредственно к коже слоях превышает 31—32° Ц., то легко выступает пот, и является ощущение чрезмерной теплоты. Наиболее привычной, нормальной, температурой внутреннего слоя платяного воздуха, при которой человек чувствует себя хорошо, должно считать 28—30° Ц. Главная задача О. заключается в том, чтобы дать человеку эту температуру и сохранить ее при изменяющихся внешних обстоятельствах. Наилучшей должна быть признана та О., при помощи которой этот результат получается при наименьшем расходе теплоты со стороны тела и без каких-либо неудобств для человека. — Хорошая О. представляет большие выгоды в экономическом отношении, так как она сберегает более или менее значительное количество тепла и предохраняет от излишних расходов на необходимую для теплопроизводства пищу. С другой стороны, О. не должна чересчур затруднять теплоотдачу с поверхности тела, а должна допускать ее свободно постольку, поскольку это необходимо для благополучия организма. Она не должна препятствовать воздухообмену на поверхности тела, а должна лишь умерить движение воздуха в такой мере, чтобы оно не вызывало неприятных ощущений. Количество теплоты, сберегаемой О., может быть определено экспериментально. При низкой температуре окружающей среды одетый человек теряет тем больше тепла, чем выше температура поверхности О., а эта температура тем выше, чем легче мы одеты, т.-е. чем меньше препятствий теплота тела встречает для своего прохождения через О. Следовательно, зимой целесообразна рыхлая и достаточно толстая О., представляющая большое препятствие для передачи тепла и уменьшающая таким образом температуру в наружных, граничащих с внешним воздухом слоях платья; она сберегает более или менее значительное количество тепла. О., состоящая из ряда слоев, должна быть признана вполне целесообразной, потому что такая только О. дает возможность вполне приспособляться к разл. условиям климата и погоды, не нарушая нашей тепловой экономии. — Ношение на теле более или менее быстро изменяет физические свойства тканей О.; но о характере этих изменений, за почти полным отсутствием экспериментальных данных, нельзя сказать ничего общего. Многое зависит от отделки ткани и от способа носки ее. Отдельные волоски, выдающиеся над поверхностью новых тканей, при носке мало-по-малу стираются; местами волокна сваляются, и ткань становится плотнее, местами она редеет. Водоемкость ношенных тканей также бывает повышена; будучи смоченными, они значительно лучше проводят тепло, чем новые. Наиболее заметным отличительным признаком ношенной О. является загрязнение ее. Бывшие в употреблении белье и платье всегда содержат более или менее значительные количества грязи, приставшей к ним либо снаружи — главным образом, в виде пылевых частиц, либо изнутри — в виде газообразных, жидких и плотных (эпителий) выделений кожи. Грязь, удаляемую из О. выколачиванием, можно назвать «устранимой»; ту, которая удаляется только вымыванием ткани в горячей и слегка щелочной воде, называют «постоянной» грязью. Одежные ткани легко поглощают газообразные, летучие, дурно пахнущие вещества; есть указания на то, что этим свойством в наиболее сильной степени обладают черные ткани. Такие вещества (аммиак, летучие жирные кислоты) находятся уже в кожных выделениях или образуются в самой О. при разложении накопившейся в ней грязи (органических составных частей пота и пр.). Этим свойством тканей объясняется тот специфический, чрезвычайно неприятный и тяжелый запах, которым отличается грязное, засаленное и надлежащим образом не очищаемое платье простого народа. Вместе с пылевыми частицами О. задерживает и микроорганизмы, которые в нем застревают тем легче, чем шероховатее ее поверхность и чем рыхлее ткань. При прочих равных условиях, наиболее чистыми в бактериальном отношении являются гладкие бумажные ткани и полотно; больше всего микроорганизмов встречается в трико и в фланели. Повидимому, микробы в О. долгое время сохраняют свою жизнеспособность. Значение этого факта особенно важно по отношению к патогенным микробам, которые могут находиться в О. заразных больных или людей, бывших в более или менее близком соприкосновении с ними. Не подлежит сомнению, что многие заразные болезни могут передаваться посредством зараженной О. Особенно часто подобные случаи наблюдаются в отношении острых заразных сыпей (корь, скарлатина, оспа), сыпного тифа и возвратной горячки; этим же путем распространяется, повидимому, и чума; передача сибирской язвы посредством шерсти павших от этой болезни животных наблюдаются довольно часто. О., происходящая из зараженной холерой или желтой лихорадкой местности, может вызвать заражение даже в том случае, если она не находилась в непосредственном соприкосновении с больными; тряпье на писчебумажных фабриках иногда заключает в себе бациллу злокачественной эдемы и в таком случае вызывает повальные заболевания среди рабочих. При появлении сыпного тифа в войсках во время войны, одною из главных причин быстрого и широкого распространения болезни является недезинфицированная О. больных и умерших. Способы обезврежения тряпья — уничтожение (сожжение) или дезинфекция подозрительных вещей. В тряпичные склады должны быть принимаемы только вымытые или дезинфицированные тряпки, или же дезинфекция их должна производиться в складах. Последние не должны находиться в городских центрах. — О. может быть вредной и вследствие употребления ядовитых красок или протрав при крашении тканей. Растительные и животные краски должны быть признаны безвредными; но среди металлических красок и протрав, употребляемых для окраски тканей, встречаются такие, которые не могут считаться безразличными. Сюда относятся, между прочим, краски или протравы, содержащие мышьяк, сурьмяные препараты (рвотный камень и пр.), свинец (хромокислый свинец). Сурьма была находима в красных чулках, вызвавших экзему, а равно и в плисовых материях, окрашенных в зеленый цвет различных оттенков; хромокислый свинец употребляется, главным образом, для окрашивания бумажных тканей. Иногда к появлению экземы дают повод ткани, окрашенные анилиновыми (не содержащими мышьяка) и смоляными красками (пикриновой кислотой, мартиусгельбом, сафранином). Серьезные расстройства здоровья такими тканями едва ли причиняются, так как количества идущего в дело красящего материала слишком ничтожны. Иногда форма и покрой отдельных частей О. стесняют тот или другой орган и даже затрудняют его функцию и его нормальное развитие. Сюда относятся обувь (см.) и корсет (XXII, 864).