Обувь
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ньюфаундленд — Отто. Источник: т. 29: Ньюфаундленд — Отто (1916), стлб. 155—158 ( скан ); приложение, I—II ( скан ) • Другие источники: БЭАН : ТСД : ЭСБЕ


Обувь. Простейшая форма О. — сандалии; они известны уже за 500 лет до Р. Хр. и в наше время составляют самую важную часть О. — подошву. Чаще всего их делают из сырой или выделанной кожи, но также плетут из древесной коры и других материалов, в особенности там, где мало крупных зверей, напр., на мелких островах Тихого океана, в Новой Зеландии, в Японии, в древнем Перу. Сандалии обыкновенно прикрепляются к ноге спереди и сзади ремнями или веревочками, или над подошвой делается переплет, в который вставляется нога, и О. прикрепляется особыми завязками. В индийских и вообще восточных сандалиях на переднем конце имеется вертикальный штифтик, который помещается между первым и вторым пальцами стопы, служа для нее опорой. Найденные при раскопках в Ассирии сандалии снабжены задниками, что является уже переходом к употребляемой нами О. К типу сандалии следует отнести и наши берестяные или липовые лапти, одну из старинных форм русской О. Переход от сандалии к башмакам легко проследить по многочисленным промежуточным формам: есть формы сандалий, у которых подошва много шире ступни ноги, так что края ее можно заворачивать вверх для прикрытия ноги с боков. Несмотря на простоту и распространенность сандалий, вряд ли правильно считать их прототипом всей О., как это делает Шурц. Сандалий мы не знаем, напр., у скифов-кочевников; их О. были мягкие кожаные сапоги или башмаки. Римляне впервые увидели этого рода О. на варварах. Кусок шкуры или кожи животного, обмотанный вокруг ноги, также можно считать прототипом некоторых видов О., в частности — поршней. Особого рода поршнями являются и американские мокассины. За развитие из поршней О. среднеазиатских кочевников и ряда других народов говорит отсутствие в их О. пришивной подошвы (подметки). Туфли — любимая О. вост. народов — ведут свое происхождение от сандалий в виде толстой подошвы, за что свидетельствует далеко не полная прикрышка стопы верхней и боковыми частями этой О. и известная незаконченность ее. При большом разнообразии материала для О. ножные покровы животных редко употребляются для ее изготовления; как на пример, можно указать мокассины из медвежьих лап у канадских индейцев. У гиперборейских народов, а возможно и у кочевников, одежда ног сливается с поршнями или башмаками в меховые или кожаные сапоги, О. с длинными голенищами. О производстве О. см. в приложении.

Обувь (гигиена). — О. должна не только защищать ногу от холода, пыли и мокроты, но и делать для нее нечувствительными неровности, в то же время ничем не стесняя свободу движений, кожную испарину и т. д. и не изменяя естественной формы стопы и пальцев. Особенное значение хорошая О. имеет для войска и главным образом для пехоты. Выдающиеся военачальники во все времена обращали специальное внимание на солдатскую О. Поводом к этому служат частые заболевания ног у солдат, ведущие к массовому выбыванию их из строя, и притом в самое критическое для армии время — в периоде наступления. Человеческая стопа состоит из 26 костей (см. рис. 1), которые по форме Рис. 1. Скелет стопы.
Рис. 1. Скелет стопы.
могут быть разделены на две различные группы: а) задний отдел стопы или «пятка»; она состоит из 7 коротких и плотных костей, до такой степени тесно связанных между собой, что движение между отдельными костями весьма ограничено; б) средний отдел или так наз. «плюсна» стопы и в) передний отдел или «пальцы»; эта группа составлена из 19 продолговатых, цилиндрических и трубчатых костей, при чем кости плюсны хотя и связаны между собою, но все же расположены сравнительно свободно, а кости пальцев представляют наиболее подвижную часть стопы. Взаимное расположение всех этих костей обусловливает внешнюю форму стопы. Нормальную, здоровую ногу скорее всего можно найти у маленьких детей, еще не носивших О., или же у взрослых, никогда не носивших тесной О. и привыкших или ходить босиком, или носить О. мягкую, не производящую никакого насилия над стопой. Такая нога отличается, главным образом, следующими свойствами: 1) Общее расположение костей должно быть веерообразное, т.-е. нога, начиная от пятки и кончая верхушками пальцев, должна постепенно расширяться; оси пальцев должны служить продолжением их плюсневых костей, и пальцы, вследствие этого, должны иметь стреловидное направление. Особенное значение это имеет для большого пальца, положение которого играет важную роль при ходьбе: при обыкновенной ходьбе приподнятие стопы с почвы совершается не разом; прежде всего приподнимается пятка; затем постепенно, по направлению сзади кпереди, поднимаются и остальные части стопы, при чем последняя, перед окончательным снятием ее с почвы, упирается еще некоторое время на большой палец, вершина которого приподнимается последнею. Но «развертываться» правильно стопа может только в таком случае, если продольная ось большого пальца, будучи продолжена кзади, проходит через середину пятки (так наз. Мейеровская линия), т.-е. если действительно большой палец, по отношению к внутреннему краю стопы, имеет стреловидное направление. Мейеровская линия представлена на рис. 2, изображающем стопу почти нормальной ноги. 2) Стопа должна быть в состоянии выдерживать и правильно распределять тяжесть тела, что достигается особым расположением костей двух задних отделов стопы (пяточных и плюсневых), имеющих, в архитектурном отношении, форму полукупола или, точнее, полуовоида. 3) Стопа должна обладать известной эластичностью — это качество стопы достигается тем, что отдельные элементы ее связаны между собой хотя и весьма прочно, но в то же время довольно подвижно. Таким образом стопа, с одной стороны, легко прилаживается к Рис. 2. Форма почти нормальной стопы взрослого человека.
Рис. 2. Форма почти нормальной стопы взрослого человека.
неровностям поверхности, по которой идет человек, а с другой — уменьшается и становится безвредной сила ударов, получаемых при столкновении ноги с почвой. — Свою нормальную форму и природные свойства человеческая стопа может сохранять только в таком случае, если она не будет изменена неподходящей О., если не будет оказано над ней никакого насилия. Между тем обычная О. культурного человека нередко не соответствует естественным потребностям стопы, сильно изменяет ее природную форму, делает ее источником страданий для человека и часто затрудняет ее нормальные, физиологические, отправления. Разительным примером того, насколько форма стопы изменяется под влиянием несоответственной О., может служить изуродованная нога китаянок, носящих чересчур короткую и тесную О. с самого раннего детства; пяточная кость у китаянок не только суживается и удлиняется, но и изменяет свое положение настолько, что длинная ось ее стоит вертикально; вместе с тем поднимается и свод стопы, а плюсневые кости и фаланги искривляются, и последние походят на когти. При несоответствии формы О. с нормальной стопой прежде и сильнее всего поражаются пальцы, которые надвигаются друг на друга: большой палец, вместо прямого, принимает косое направление, с обращением его верхушки кнаружи, тогда как плюснево-фаланговый сустав его выгибается кнутри, нередко сильно утолщается; другие пальцы искривляются разнообразно, смотря по форме сапога: весьма часто маленький палец представляется совершенно изуродованным, приплюснутым и прижатым к четвертому пальцу или надвинутым на него. Чем уже носок сапога, тем значительнее перемещение последних. Неизбежными последствиями такого изуродования пальцев являются более или менее глубоко сидящие мозоли, воспаления в находящихся под мозолями слизистых сумочках, нарывы, переходящие иногда в хроническую фистулезную язву, врастание ногтей с его последствиями, воспаление надкостницы, нередко переходящее на кость и причиняющее образование экзостозов; кроме того, между прижатыми друг к другу пальцами застаивается ножной секрет, от которого мацерируется и слущивается эпителий, образуя затем ссадины, язвы и нарывы. Такое же неблагоприятное влияние, какое на форму и на отправления стопы обнаруживает О. с неправильно выкроенной подошвой, оказывает и чересчур короткая О., а равно и О. с чрезмерно высокими каблуками (или с так наз. «внутренними» каблуками), перемещающими центр тяжести тела, изменяющими нормальное положение стопы и дающими постоянный повод к соскальзыванию ее вперед. Обычная наша О. неблагоприятно влияет и на форму свода стопы; и в этом приходится винить, главным образом, неправильную выкройку передка сапога, который, благодаря симметричной форме «правил», на которых вытягивается кожа, получает крышеобразный вид, при чем наивысшая линия свода (конек крыши) пролегает посередине его. Между тем у человеческой стопы наивысшая линия свода проходит не по середине, а по внутреннему краю его. Вследствие этого сапог неизбежно жмет ногу на месте головки таранной кости (в подъеме), так как эта последняя в сапоге приходится на внутреннем скате передка. Чтобы сохранить, по возможности, естественную форму ноги и не нарушить ее функций, О. должна быть по форме и отдельным очертаниям подобна правильно сформированной стопе и, кроме того, должна быть приготовлена из мягкой и гибкой кожи. Подметка такой О. выкраивается так, чтобы большой палец мог занимать на ней свое стреловидное положение и не уклонялся бы верхушкой кнаружи. Ширина подметки равняется самому широкому поперечнику передней части ноги во время ступания, а длина ее, вследствие увеличения размеров стопы во время хождения, должна быть несколько больше расстояния от пятки до конца большого пальца. Форма и контуры ее должны соответствовать контурам неиспорченной правой и левой ноги (каждой в отдельности), при чем две подметки, положенные рядом, друг около друга, соприкасаются своими внутренними краями везде, за исключением места, соответствующего изгибу свода стопы. При снятии мерки нужно иметь в виду, что в покойном положении стопы размеры ее бывают несколько меньше, чем при стоянии на ней, когда тяжесть тела заставляет ступню распластываться и принимать, до известной степени, форму плоской ноги. Каблуки необходимы для того, чтобы придать пятке должную опору и упругость; но их следует делать широкими и низкими — не выше 15—20 мм., и они должны подпирать одну пятку. Особенное внимание заслуживает так наз. «стаптывание каблуков», происходящее, главным образом, тогда, когда, под влиянием неправильного распределения тяжести тела по стопе свод последней несколько «опрокидывается», с наклонением вершины его кнутри (начало образования плоской ноги).

ПриложениеПравить

Со второй половины XIX в. применение швейных машин разного типа находит в производстве обуви все бо́льшее распространение и вытесняет ручное изготовление. Различают изготовление обуви на индивидуальный заказ и на рынок. В первом случае снимается специальная мерка, во втором — обувь изготовляется по выработанным на основании опыта и многочисленных измерений стопы человека шаблонам — колодкам. Колодки приготовляются разнообразных размеров и фасонов с таким рассчетом, чтобы в продаже имелась готовая обувь для лиц всякого возраста, пола и размера стопы. В видах большего соответствия обуви требованиям гигиены выработаны общие основания приемов снятия мерки (см. т. XXIX, 158); те же основания соблюдаются и при изготовлении колодок. При изготовлении обуви по мерке приходится также пользоваться готовыми шаблонами-колодками и пригнать их к мерке, срезывая, сглаживая дерево, где оказывается лишнее, и набивая куски кожи, где материала недостает. В ручной работе главные операции изготовления обуви — следующие. Передняя часть сапога предварительно выкраивается заготовщиками, а затем переходит к сапожнику, который прилаживает ее к выбранной по мерке колодке. Главные части сапога: передок, «задник», подкладка в пятке, «поднаряд» — подкладка для верхней части «голенища» — так назыв. «футор», «капик», служащий подкладкою в «головке» сапога, и каблук (см. рис. 1). Подошва Рис. 1.
Рис. 1.
выкраивается из хребтовой части воловьей или буйволовой кожи, внутренняя стелька из более слабых частей такой же кожи, а на «флики», из которых составляется каблук, идут разные обрезки. «Рант», узкий ремешок из толстой кожи, служащий связью между подошвою и самим сапогом, и «кранец», заменяющий рант около каблука, вырезываются из части шкуры средней толщины; рант срезывается накось с одной стороны, т.-е. в сечении он подобен школьной линейке, а кранец разрезывается по диагонали на два ремешка клинообразного сечения. Перед работою все заготовленные части кожи насквозь промачивают в чистой воде и потом дают им подсохнуть, чтобы кожа оставалась лишь очень влажной. Тогда подклеивают клейстером футор, капик и поднаряд, прострачивают по краям футор и капик и осторожно подшивают края поднаряда так, чтобы шов не проникал через всю толщу кожи наружу, пришивают «ушки» и тачают вертикальный шов голенища. Тогда предстоит «затянуть сапог на колодку»: на подошву ее наколачивают сначала «стельку», сильно размоченную и проколоченную молотком так, что она хорошо прилегает к колодке, потом надевают сапог и огибают края кожи около носка, слегка Рис. 2.
Рис. 2.
приколачивая ее обойными гвоздиками или особыми «тексами» (с англ. Teaks). Задник при этом остается еще не вполне натянутым на колодку, для облегчения работы; его натягивают сапожными клещами и ударами молотка по колодке лишь по затягивании носка. Потом также сильно и тщательно затягивают и боковые края сапога. После затяжки пригоняют подошву, сильно и равномерно проколачивая ее молотком, не только с целью придать ей соответственную колодке слегка выпуклую форму, но главным образом для уплотнения материала. Пришивку подошвы начинают с «сшивания ранта с верхнею кожею и со стелькою», потом накладывают самую подошву и пришивают ее к ранту «в два конца». Рисунок 2 представляет разрез средней части сапога: C подошва, B наклонный надрез с отогнутым кверху краем для защиты шва, E место, занимаемое ногою, G стежки шва, соединяющего верх D со стелькою F и рантом H, A «рантовое шило», прокалывающее дырку для дратвы; прокалывать надо прямо, так как наклонные стежки расходятся при носке. Между подошвою и стелькою виден еще разрез «еленки», куска кожи, заполняющей посредине подошвы углубление, окаймленное рантом. В «пучке» для этого кладут войлок или картон, если хотят утолстить подошву, подкладывают слой пробки. «Рантовое шило» затачивается плоско, но не «лопаточкой», а в плоскости своей кривизны рант начинается и кончается у каблука, а вокруг него подошва прямо сшивается с кожею задника, и шов прикрывается пригнутым краем. После этого приподнятый край надреза подошвы намазывают клейстером и заглаживают крепким натиранием палкою из твердого дерева, чтобы он закрыл собою дратву. Тогда тщательно обрезывают край подошвы и ранта «рантовой срезкою». Место подошвы, где будет каблук, выпуклое; его выравнивают, приколачивая кругом «кранец». На выравненную площадку наклеивают и приколачивают железными шпильками «флики», составляющие каблук. Подошву сглаживают рашпилем, трут стеклянной бумагой и, наконец, наводят глянец нагретым железным «урезником» или фумелем, т.-е. гладилкой соответственной формы, слегка смазывая стеарином. Для каблука служит с тою же целью «амбус». Такого же рода гладилки из твердого дерева, употребляющиеся без нагревания, называются «токмачками». Работа гвоздяного сапога начинается точно так же, как и для рантового, но верх сшивается с одною стелькою, а подошва прибивается к ним деревянными гвоздями, заготовляемыми из клёна, механически, на фабриках. Легкая обувь — башмаки, туфли и полусапожки — бывает «выворотная»; это значит, что заготовку затягивают на колодку изнанкою кверху и края пришивают к заранее прилаженной к колодке, лицом книзу, подошве, не протыкая ее насквозь.

Первая привилегия на машину для пришивания подошвы выдана в Англии в 1790 г. Сенту (Saint), а в 1810 г. и позднее еще некоторые другие, но лишь в 1858 г. Блэк (Blake), в Америке, и в 1859 г. компания Blake-Mackay получила привилегии на машину, пришивавшую подошву в одну нитку, так назыв. «тамбурным швом». В 1862 г. Goodyear и Макэ патентовали машину с иглой, согнутой по дуге круга, для пришивания ранта, и другую — для пришивания подошвы к ранту. Первую с успехом стали заменять машиной, привинчивающей рант к сапогу. Ныне имеются швейные обувные машины, сшивающие в две нитки, обыкновенною машинною строчкою, рант и подошву. Главные операции при машинном производстве — следующие: выкраивается обувь закройщиками ручным способом, по выкройкам — «моделям»; только подошвы и «флики» для каблуков вырезываются помощью штампов и особого пресса, как в картонажном производстве. Подошвенная кожа предварительно строгается на особой машине, где два валка с насечкою на поверхности протаскивают кожу против неподвижного горизонтального ножа, а верхний вал служит для установки первых двух по толщине кожи, чтобы снять мягкий слой бахтармы, и потом вальцуется для уплотнения. Затем выкроенные части передаются в заготовочную мастерскую, где работают швейные машины, приспособленные одни для толстой кожи мужской обуви, а другие для более мягкой. Эти машины шьют в обыкновенную строчку; особая машина прорезывает и обмётывает петли, а другая прошивает кожаные ленты, которые загибаются вдвое вокруг шнурка и служат потом для обшивки краев легкой обуви. В следующей мастерской, в ручную, «затягивают на колодки» стельки и заготовки, прибивая их временно гвоздиками. Рант и кранцы нарезываются особыми машинками, край кожи увлекается между гладким и насеченным валками и нажимается на лезвия вертикального и наклонного ножей, вследствие чего отрезается ремешок и разрезывается во второй машинке диагональным сечением на два клинообразных ремешка, для кранца, а в первой лишь срезываемая одна кромка, для ранта. Для сгибания «кранца» (части ранта, огибающей каблук), его пропускают чрез другую машинку, действующую на тот же манер, наподобие машины с тремя валками для сгибания металлических листов. Надрез вокруг подошвы, в котором пройдет шов, делается особой машиной, снабженной колесом с острым краем, насаженным на общей оси с другим, тупым, несколько меньшего диаметра, увлекающим кожу вместе с нижним зубчатым колесом. Подошву проводят между колес руками так, чтобы край ее всегда прижимался к третьему, гладкому колесу, вращающемуся свободно около вертикальной оси, и обводят надрез кругом. При этом край надреза, «закрой», отгибается вверх и в сторону, а по окончании шва этот край вновь пригибают назад для защиты дратвы от истирания. Для выворотной обуви служит машина с иглою, изогнутою по дуге круга. Эта машина снабжена обыкновенным челноком для второй нити, но челнок этот имеет попеременное круговое движение около вертикальной оси; игла движется в вертикальной плоскости и прошивает сапог, натянутый на колодку, со стороны стельки чрез заготовку, как при ручной работе. Дратва, которой шьет эта машина, просмолена варом, поэтому во время работы вся машина подогревается газовыми горелками. Для сшивки ранта с подошвою служит другая машина, тоже работающая в нагретом состоянии, двумя нитками. Нижняя пропускается с катушки в отверстие прочной опоры; игла, снабженная крючком на месте ушка обыкновенной машинной иглы, протыкает подошву и рант, захватывает нижнюю дратву и вытаскивает ее петлею кверху. В этот момент ее подхватывает особый горизонтальный крючок, и передает на вращающийся около вертикальной оси крючок со шпулькой, содержащей вторую дратву. Петля проходит вокруг круглой шпульки и затягивается в стежок крепче, чем в состоянии затянуть самый искусный сапожник. Другая машина служит для прошивной работы. Шов у нее такой же, как и у предыдущей, но нижняя нитка проходит с катушки чрез крепкий рог, поворачивающийся около вертикальной оси, составляющей продолжение направления движения иглы. После пришивания подошвы каблук приклепывается особой машиной. Она состоит из высокой, конической наковальни, аккуратно поднимаемой винтом, и молота в виде вертикального стержня, просверленного вдоль оси и снабженного внизу зажимом и отрезывающим механизмом, подобным машине для изготовления проволочных гвоздей. Сапог надевают на наковальню, а латунную проволоку пропускают в отверстие молота сверху. Каждый удар вбивает выставленную часть проволоки до самой наковальни, где образуется головка и отрезывает ее у самой поверхности каблука. При обратном движении особый рычаг передвигает немного каблук, чтобы новая заклепка пришлась на желаемом расстоянии от первой. После укрепления каблука остается лишь ряд отделочных работ. Начинают с проглаживания подошвы и заправки подрезов, на особой машине. Обувь надевается на подобие колодки, бронзовый ролик с вогнутым профилем быстро вращается от двигателя, а работник одним рычагом проводит под ним подошву вдоль, а другим нагибает ось ролика вправо и влево, чтобы он затрогивал последовательно все части поверхности этой подошвы под большим давлением. Потом, на особом шарошечном станке, сглаживают урез подошвы и каблук. После этого шлифуют на валиках и колесах, покрытых кремневою бумагою, подошву, урезы и каблуки; урезы и каблуки полируют еще нагретыми гладилками (фумелями) на особой машине. Она подражает ручной работе: фумель, подогреваемый газовой горелкою, делает быстрые маятникообразные колебания, а урез подошвы принимают к нему снизу, от руки. Последней машиной служит полировальная, состоящая из горизонтального вала с круговыми щетками и кружками, обтянутыми тканью.