Мордовские народные сказки (Аникин)/Добрый брат и злая сестра/1989 (СО)

Добрый брат и злая сестра
автор неизвестен, пер. Степан Васильевич Аникин (1869—1919)
Язык оригинала: эрзянский. — Из сборника «Мордовские народные сказки». Опубл.: 1909 (впервые). Источник: Аникин, С. В. Добрый брат и злая сестра // Плодная осень / Сост. А. В. Алешкин — Саранск: Мордовское книжное издательство, 1989. — С. 226—230. — ISBN 5-7595-0137-2. • Мордовская (эрзянская) народная сказка, переведена на русский С. В. Аникиным. Точный эрзянский оригинал неизвестен (не издавался), но есть похожая сказка «Сыре скалнэ» («Старая коровка») в сборнике эрзянских сказок, изданном под редакцией М. Е. Евсевьева в 1928 г. — см. сказку в эрзянской Викитеке

ДОБРЫЙ БРАТ И ЗЛАЯ СЕСТРА

Жили-были старик со старухой. Было у них двое детей: сын и дочь. Сын был хороший парень, добрый такой, доверчивый, а дочь — злая, хитрая да завидущая. Была она в дружбе со злым волшебником, семиголовым Мекерем. Старики жили бедно. У старика всего добра было только две верных собаки, а у старухи — гребень да веретенце. Собрались старики умирать. Сын говорит отцу:

— Чем благословишь меня, тятя?

— Пусть, сынок, останутся тебе в наследство две моих верных собаки. С ними ты не пропадешь.

— Спасибо тебе, тятя, я охоту люблю и собаками доволен! — Так сказал сын и потом подошел к матери:

— Ты, мама, чем благословишь меня?

— Чем отец благословил тебя, то тебе будет и от меня, сынок! — сказала мать.

— Спасибо тебе, мама, я доволен!

Потом пошла за благословеньем дочь. Подошла она вперед к матери:

— Ну, мать, благослови и меня, чем благословишь?

— Пусть останутся тебе гребень с веретенцем.

— Спасибо. А ты, отец, чем благословишь?

— Чем мать благословила, то будет и моим благословением. Живите хорошо!..

— Спасибо на добром слове.

Умерли отец с матерью, остались брат с сестрой одни. Говорит брат сестре:

— Остались мы с тобой, сестрица, одни, что будем делать теперь?.. Я, пожалуй, пойду на охоту!

— Ступай.

Собрался брат на охоту, взял с собой верных собак: полюбилось ему очень с собаками по лесу ходить, зверей травить.

А сестра осталась дома и думает: «Как бы мне брата с рук сбыть, самой хозяйкой в доме остаться?» Думала, думала и придумала.

Через два дня приходит брат с охоты. Сестра лежит больная.

— Что-нибудь хоть поймали? — спрашивает она как бы через силу.

— Нет, сестрица, ничего!.. Ты здорова ли?

— 3дорова?.. Куда там, совсем расхворалась!

Стала она стонать. Уж она стонет!.. Уж она убивается! Испугался брат, спрашивает:

— Что с тобой, сестрица?

— Умираю! Сходи, братец, за лекарственным зельем! Сходи, пожалуйста!

— Куда же я, сестрица, пойду?

— Пойди, братец, туда-то и туда-то, на дне глубокого темного оврага найдешь землянку. В землянке есть змеиное сало. Принеси мне его. Укради, да принеси!

— Пойду, сестрица, раздобуду как-нибудь, принесу!

Пошел брат за змеиным салом, взял с собой и верных своих собак. Шел он, шел, далеко ли, долго ли, — нашел тот самый глубокий темный овраг, а на дне оврага землянку: все так, как сестра толковала.

Землянка на замок заперта, а запоры железные, тяжелые. Думает он:

— Как же раздобыть теперь змеиного сала?

Собаки говорят:

— Пошли нас: мы запоры зубами перегрызем.

Послал он. Собаки стали запоры грызть; грызли, грызли, грызли — перегрызли. Перегрызли собаки запоры, и дверь на ржавых петлях отворилась. Бросились собаки в землянку, и только вошли — хлоп! Дверь за ними захлопнулась. Остался парень один снаружи и стал думать:

— Что я буду делать без собак?

Вдруг слышит — над головой хворостинка хрустнула, — сидит на ветке сорока и хвостом мотает, на парня смотрит. Говорит ему сорока:

— Не тужи, добрый молодец, собаки твои раньше тебя дома будут, иди себе.

Пошел парень по дну оврага и выбрался на вольный свет. Пришел он домой, а верные собаки у ворот дожидаются. Вошел он в избу, сестра спрашивает:

— Пришел, братец?

— Пришел!

— Принес змеиного сала?

— Какого тебе сала? Сам чуть не попал под запор. Спасибо, собаки у меня ловкие да проворные, другим бы ни за что не выбраться из западни!

Опять стала думать злая сестра, как бы ей все-таки от брата отделаться. Принялась она стонать еще жалобней, мечется в постели, говорит брату:

— Братец! Сходи еще раз в ту землянку, укради ты мне змеиного сала, а то ведь умру!..

Усомнился было брат, да подумал: «А что если и вправду умирает она?.. Как-никак, ей надо помочь». Проснулся он утром пораньше, взял верных собак и пошел. Шел, шел, пришел опять к тому месту и думает: «Как бы так достать мне змеиного сала?» Собаки опять говорят:

— Мы будем запоры грызть, а ты смотри.

Принялись собаки грызть железные запоры. Грызут — искры из железа сыпятся. Но чем больше они грызут, тем толще запоры становятся. Устали собаки, пар с них валит столбом. «А день уж прошел, и солнце вот-вот за гору спустится. Но как только стемнело совсем, запоры вдруг поддались, дверь сама распахнулась.

Бросились собаки в землянку, и не успел их хозяин шагу ступить‚ как дверь снова захлопнулась. Смотрит он: вместо одного — по семи новых замков понавешено.

Испугался парень, закручинился, говорит:

— Что буду делать?.. Ведь собаки уже не вырвутся... Придется опять с пустыми руками домой идти, да еще без верных собак, — беда!

Пошел парень домой. А сестра уже поправилась, веселая да радостная вышла навстречу.

— Где твои верные собаки, дорогой братец?

— Собаки мои, сестрица, за семью замками заперты!.. Не знаю, как теперь быть? — Рассказал он ей все, что было.

Обрадовалась сестра, что брат без верных собак остался, думает себе: «Собак сбыла, от самого легко отделаюсь». Прикинулась она заботливой, спрашивает брата:

— Ты, чай, братец, устал?.. Пойду-ка я баньку тебе истоплю!

Пошла сестра топить баню, вытопила, приготовила что надо, пришла домой, посылает брата в баню:

— Собирайся, братец, в баню: готова!

Дала она ему белье чистое и проводила. Пошел брат в баню, и только вышел он на задний двор, откуда ни возьмись — сорока. Припорхнула, села на плетень, хвостом качает, сизыми перышками шевелит, сама стрекочет:

Чики-чики, молодец,
Чики-чики, удалец!
С добрым вечером тебя!
В баню иди — не спеши.
Вперед шагни, назад шагни,
Попятишься — не раскаешься!
Иди, иди — назад гляди,
Назад гляди попристальней!
К сеням придешь — задумайся,
Входить — входи, в оба гляди.
Белье сними, назад надень,
Опять сними, опять надень!
Будешь мыть себя — скорехонько!
Будешь париться — легохонько!!!
Торопись скорей на вольный свет:
В бане ждет тебя семиглавый зверь,
Семиглавый зверь — злодей Мекерь...

Стал парень делать так, как велела сорока: идет не идет, назад пятится, не торопится.

А собаки той порой опять вырвались из землянки и, высунув язык, прикатили домой. Видят собаки — хозяина дома нет, бросились по следу, прискакали в баню. В это время парень уже попарился, моется, торопится. Семиглавый Мекерь под полком сидит, ждет, когда парень распарится‚ разнежится, чтобы съесть его чистого да пареного.

И только Мекерь вылазить стал, высунул три головы, собаки — тут как тут. Бросились они на Мекеря, схватили за что ни попало, вытащили наружу и в клочки разорвали, только шерсть зеленая по ветру разлетелась.

Обмыл парень чистой водой своих верных собак, оделся и домой пошел. Пришел он домой и говорит сестре:

— Ну, сестрица моя злая, завидущая, хотела ты меня со света сжить, да не пришлось: я жив-здоров остался, а Мекеря твоего собаки мои в клочки разорвали. Уйду теперь от тебя: как знаешь, так и живи! Встретимся мы с тобой тогда, когда два мельничных жернова друг с другом столкнутся. Прощай!..

Взял парень своих верных собак и пошел с ними куда глаза глядят.

Долго ли, коротко ли они шли — лесами да полями, болотами да оврагами — нашли избушку. Стоит избушка на дне темного глухого оврага. Вошли. В избушке сидит красивая молодая девушка и плачет.

— О чем ты плачешь, девушка-солнце? О чем ты горюешь, ласковый денек?

Говорит девушка:

— Ох, молодой парень! Как же мне не плакать?.. Вот-вот прибежит сюда семиглавый зверь, злодей Мекерь и съест меня!.. Да и тебе не миновать того же.

— Коли так, то не плачь, девушка-солнце, твоя беда давно прошла: мои верные собаки разорвали злого Мекеря.

Обрадовалась девушка, и на радостях поменялись они кольцами. Проводил парень девушку домой. Там ее считали уже мертвой: семиглавый Мекерь много девушек потаскал из деревни, и эта была последняя.

Сбежался к ним народ, стал удивляться, говорить:

— Почему эту девушку не съел злой Мекерь? Всех, кого уносил он в лес, поедал, а эта осталась? Надо сход собрать, рассудить это дело.

Собрали сход. Привели на сход парня с собаками и девушку. Рассказал парень все старикам: и про сестру свою, и про собак, и про злого Мекеря. Показали они с девушкой кольца, которыми поменялись.

Посмотрели старики, видят — и вправду они кольцами поменялись. Сказали старики:

— Ну, коли так, надо вас повенчать!.. Живите себе счастливо, мирком да ладком!

Обвенчали девушку с парнем, справили богатую свадьбу. Я на свадьбе той был, вино и брагу пил, да только усы обмочил. Пошел со свадьбы домой, завернул к сестрице злой. Угостит, думал, медком, но дверь была под замком. Говорят, долго она после брата злилась и куда-то без вести скрылась. Берегитесь ее, детки!