Любовь и брак (Дюгар)

Любовь и брак
автор Мари Дюгар, пер. Н. В.
Оригинал: фр. Amour et Mariage, опубл.: 1914. — Источник: az.lib.ru Текст издания: журнал «Вестник моды», 1914, № 45, 47.

    Любовь и бракПравить

    Сочинение М. Дюгар.

    «Любовь и брак» [Amour et Mariage. М. Dugard. Libr S. A. Fischbacher. Paris] — так называется прекрасная книга, посвященная автором «Женщине будущего», — с которой я хочу познакомить читательниц. М. Дюгар известна как глубокий мыслитель-моралист.

    Новая книга носит на себе отпечаток не только таланта автора, но и обстоятельность его личности: глубокую последовательность мысли, любящее сердце и возвышенную, поэтическую душу. Не отрываясь от земли, он поднимает всею силою и чистотою своей мысли в ту область, где вы не только видите идеалы, но и убеждаетесь, что они осуществимы.

    Книга подразделена на 4 отдела: 1. Преобразование. 2. На пути к браку. 3. Новая жизнь и 4. Действительность и идеал. Браку в древности не доставало свободного согласия жены. Обреченная на замужество в колыбели, молодая девушка должна была отделить идею о замужестве от чувства любви, и это разделение прошло чрез века и дошло до нас. Но современная женщина в лице лучших своих представителей уже смеет сказать: лучше идти в жизни одной и опираться на одну себя, чем отдать свою руку человеку, чтобы войти в жизнь, без любви! Из глубины веков голос Человечества взывает к современной женщине и говорит ей, что она может и должна искать любви в браке.

    Отныне доводы сердца будут решать вопрос о браке — и в этом заключается нравственный прогресс.

    Любовь есть сила оздоровляющая и облагораживающая.

    Там, где ее нет, брак — без радостей и даже иногда без достоинства.

    Но не всякая любовь благодетельна, не по своей сущности, т. к. настоящая любовь всегда возвышена, а потому что то, что принимается за любовь, не есть любовь.

    В числе причин соединяющих мужчину и женщину друг с другом, физическое влечение приводит к пресыщению, а род чувственного любопытства служит только для удовлетворения первого; есть также умственный сантиментализм — который быстро высыхает, и романтический сантиментализм, который испаряется при первом соприкосновении с действительностью; есть также: coups de tête — капризы сердца, ревность, пожирающая сама себя, и различные формы страсти, которые не что иное, как формы эгоизма, близкие к ненависти.

    Но только отсутствие самой ходячей психологии, или громадная потребность в иллюзии могут заставить эти преходящие формы любви принимать за настоящую любовь.

    Что же нужно, чтобы любовь стала одним из действительных факторов брачного союза, и чтобы молодая девушка не смешала ее с простым волнением сердца или ума? Нужно воспитание чувства. В то время, как социологи и врачи давно указывают на ту опасность, которая происходит от того, что молодых девушек держат в невежестве о некоторых биологических законах, их едва слушают в то время, как единение самого сильного чувства с идеей брака ставит брачному союзу совершенно новые проблемы, оно, воспитание, игнорирует любовь. Женщины, которые знают суть любви, и не думают просветить своих дочерей о сути сердца. И вот завтрашняя «молодая» входит в брачную жизнь, просвещенная в области «физиологии брака», но истина о чувстве, которое есть начало брака и должно остаться его душой, остается для нее тайной.

    Вместо воспитания молодых девушкам говорит о любви воображение. Большинство писателей находят, что весь интерес в любви сосредоточивается на «победе». И потому, когда после трех-четырех сот страниц романа или пяти актов драмы, герой наконец получает героиню, роман кончается, занавес падает. Если же он продолжается, то можно заранее сказать, что речь идет об «незаконной любви», об адюльтере.

    О новой жизни, в которой союз мужчины и женщины есть нормальная точка отправления, и где любовь может развиваться во всей свой полноте жизни двух существ с их разочарованиями и радостями, которые приносятся возвышенной, или низкой природой мужа и жены, литература ничего знать не хочет. Любовь для нее — это шелковая лестница Ромео.

    Самым типичным изображением любви, как она понималась и понимается современной литературой служит следующая характеристика ее Поля Бурже. «Существует — говорит он, — такое состояние душевное и физическое, когда все рушится в нас: в нашем сердце, чувствах, самолюбии, обязанностях, прошлом, будущем, привычках, потребностях, при одной мысли о существе, которое делается для нас счастьем. Я называю это состояние любовью. Истинная любовь не знает ни сомнений, ни обязанностей, ни интереса, она не считается ни с честью, ни с нравственностью».

    Так понимаемая страсть есть поток, который на своем поставляет только разрушения и… высыхает. Истинная любовь подобна рекам долин. Они спокойны, потому что глубоки и сильны. Там, где они текут, они приносят с собой жизнь, но они текут так тихо, что проходя мимо не замечаешь их.

    Но об этой любви книги не говорят. Молодая девушки вступают в брак, отдавшись опьяняющим их мечтам, ожидая от них того счастья, которое никакое существо человеческое дать не может.

    Таким образом является необходимость в искусстве, в умении любить? Но разве любовь не похожа на ветер, который дует, не зная никаких правил?

    Пути, по которым два существа сходятся, очаровывают друг друга, души которых сливаются, так таинственны и так индивидуальны, что другие не могут ими пользоваться.

    Но если для любви, как и для создания художественного произведения нет правил, зато есть истины, незнание которых может принести любви зло.

    К этим-то истинам мы и переходим в отделе: на пути к браку.

    Любовь, которую Апостол в послании к Коринфянам находит необходимой для общества, конечно, также необходима прототипу общества, семье, т. е. мужу и жене. Жить вдвоем это значит не только понимать друг друга, но и угадывать. Это значит так отрешиться от эгоизма, что пожертвование собой делается так же просто, как дыхание и то, что называют жертвой, становится обогащением. Это значит взаимно прощать друг другу свои несовершенства не с унизительным великодушием или легкой любезностью, а с снисхождением людей, которые знают, что сами нуждаются в нем. Это значит любить вместе благородные проявления человеческой природы. Это, наконец, значит желать дать жизнь существам более совершенным, чем мы сами, которые продолжат наши идеи и наши усилия к совершенству.

    Таким образом целью любви оказывается жизнь, жизнь лучшая не только у того, кто любит и кого любят, но во всем человечестве и потому любовь связывается с Вселенной и отсюда получает свое величие.

    Это же делает и счастье. Только счастливы бывают, не потому что женаты. Бывают счастливы только те, которые носят в себе условия счастья.

    Два ноля не составляют единицы. Два существа без мысли, чувства, нежности, могут прожить вместе шестьдесят лет и не дадут друг другу ни минуты радости. Поэтому счастье в браке измеряется глубиной любви, a последняя — глубиной души. Артист не может создать произведения выше своего таланта. Нельзя любить больше, чем душа может дать.

    Чем источник богаче, тем река шире и глубже. Но, кроме внутренних и духовных условий, влияющих на выход замуж, есть еще и внешние: красота, флирт и др. Из них особенного внимания заслуживает то, что автор называет «прямотой характера». Есть молодые девушки, говорит он, которые бывают серьезны или легкомысленны, жизнерадостны или мрачны и т. п. в зависимости от того, с кем они беседуют; и это происходит от естественного желания «нравиться» и «драгоценной» способности приспособляться, драгоценной потому что не зная еще за кого молодая девушка выйдет замуж, она приобретает пластичность воска, воспринимающего форму сосуда, в который его льют. Отсюда-то и происходят те печальнее «сюрпризы», которые являются иногда на другой день брака. Молодая женщина не считает более нужным играть роль скульптурной глины и проявляет себя такой, какой она есть.

    К указанным условиям принадлежать также знания. В то время, как для самой скромной деятельности требуется знание, диплом, для самой священной, для самой важной, которая есть на свете — призвать к жизни новое существо и создать из него человека физически и нравственно здорового и совершенного-знание не дается.

    Чтобы защищать родину от вторжения врагов молодежь посвящает чуть не полжизни учению, а чтобы спасти от вымирания рода человеческого молодую девушку не учат как дать жизнь.

    Но вот наступает самый решительный момент в жизни девушки, когда рассудок больше чем когда-нибудь должен напрячься, так как речь идет о всей ее жизни — решении выйти замуж. В вопросах сердца никто, даже самое близкое существо, не должно оказывать влияния. Но как перед битвой воину дают, последний решительный совет, так и молодым девушкам раньше, чем произнести да или нет, должны быть преподаны следующие наставления:

    Не выходите никогда замуж вследствие сердечной усталости: тот, кто выходит замуж только для того, чтобы быть замужем, скоро раскается.

    Не выходите замуж за человека только потому, что он богат или известен: бедно то счастье, которое основано на богатстве или славе.

    Не выходите замуж за человека с исключительно умственными способностями, ни за чувственного, ни за карьериста. Первый вас иссушит, второй унизить, третий пожертвует вами своей карьере.

    Не выходите замуж за человека слабого: как он может содержать семью, когда не может поддержать самого себя.

    Не выходите замуж за человека, в котором вы чувствуете презрение к женщинам: если это презрение без основания, тогда это признак порочного ума, а если он имеет основание, то это признак порочного поведения.

    Не выходите замуж за человека, которого вы не можете сделать вашим другом; все те элементы, которые составляют прелесть дружеских отношений: уважение, доверие, великодушие, обоюдное желание добра — также необходимы в брачном сожительстве.

    Не выходите замуж за человека, на которого вы не хотели бы, чтобы походили ваши дети.

    Не выходите замуж за человека, в присутствии которого вы не испытываете того таинственного чувства «по себе», как будто вы были одни и в то же время чувствуете вашу жизнь полнее, богаче, а себя — окруженной благодетельной атмосферой широкого простора. Это чувство не есть любовь, потому что его можно испытывать к лицу того же пола, а также и к тем, которые по своему возрасту могут внушить только симпатию, но она также необходима для любви, как воздух для дыхания.

    Не выходите замуж за человека, к которому вы не испытываете истинной любви.

    Но не нужно строить химерических идеалов о будущем муже, которым мог бы удовлетворить разве только легендарный герой или рыцарь Круглого Стола.

    Тот, за кого выходят замуж, обладает человеческими несовершенствами, это нужно сказать себе заранее и заранее к этому приготовиться, и еще лучше вспомнить и о своих собственных недостатках.

    Но как отличить настоящую любовь от поддельной и можно ли? Да, можно, несмотря на все разнообразие любви, так как истинная любовь имеет типичные свойства. Любовь, которая не вмещает в себе мысли, возвышенных грез, жажды прекрасного, всего того, что составляет ценность существования — не есть настоящая.

    Настоящая любовь кладет конец кокетству: молодая девушка, которая любит, не может желать нравиться всем.

    Истинная любовь заставляет чувствовать свои недостатки. Она заставляет сожалеть о потерянном времени для совершенствования и внушает страстное желание быть как можно лучше, чтобы быть достойным или достойной того, кого любишь. Она становится необходимостью.

    Чувствуют, что с исчезновением любимого существа у жизни останутся только обязанности, она потеряет все радости. Отсутствующий или присутствующий, среди занятий или в мечтах, любимый человек всегда в «основе» нашей мысли; он в нас самих и больше чем мы. Истинная любовь желает счастья любимому существу больше чем самому себе. Тогда не спрашивают: сделает ли он вас счастливой, потому что забывают о себе. Соглашаются на все, лишь бы только «другой» был счастлив. Всякий труд для него есть радость.

    Когда испытывают такое чувство и больше: когда язык человеческий оказывается недостаточным, чтобы выразить всю тайну и беспредельность любви, тогда можно произнести: да. Тогда наступает новая жизнь.

    Первые дни брака составляют опьяняющее счастье. Каждый открывает в другом новый мир для наслаждения, для которых кажется не хватит жизни. И отдаются этому счастью без мысли, без усилий, с неизменным чувством…

    Но любовь не дана раз и навсегда. Ее нужно постоянно отвоевывать у привычки, творить ежедневно для нее новое, питать ее.

    Любящие не должны жить любовью, но заставлять жить любовь всем, что есть лучшего в них.

    Женщина всецело отдается своему чувству. Для нее любовь бесконечна и требует полного самоотречения. Она любит всегда, а не только в известные моменты. Не то мужчина. У него любовь не имеет этого постоянства; более живой, у него страсть концентрируется с особенной настойчивостью в известные минуты, он переменчив, у самых влюбленных из мужчин бывает временами охлаждение. Мужчина отдает всего себя своей деятельности, а любви — только часть себя. Когда эта часть оказывается большой, он находит, что женщина должна быть удовлетворена.

    И вот, когда опьянение первых дней проходит, женщина замечает эту разницу и печалится, воображая, что она больше нелюбима. «Он» продолжает любить, но по-своему. И много слез проливается, много недоразумений создается из-за этой психологической разницы между «нею» и «им».

    Любовь нуждается в уважении, которое выражается в скромности и в дисциплинировании самого себя, потому что иначе интимность переходит в фамильярность, и физическая сторона брачной жизни получает преобладающее значение.

    Как бы ни была независима и образована женщина, она всегда будет испытывать интимное удовольствие опереться на своего мужа, воспользоваться его жизненный ь опытом и быть введенной им в ту или иную область науки или искусства. Но тут есть предел, который не должен быть перейден. Не нужно потеряться в своем муже, не нужно сделаться его эхом и в замен удовольствия получить от своего мужа, уметь дать ему в свою очередь и сохранить таким образом свое я. В жизни вдвоем на ряду с высшими радостями неизбежны разочарования, и нет ничего более унизительного, оскорбительного, когда то или другое событие семейной жизни делается достоянием посторонних лиц.

    Есть женщины, которые желают собой заменить мужу окружающий мир. Они не хотят видеть в муже ни мыслящего существа, ни брата, ни сына, ни друга, ни члена общества, для них он только — муж.

    Но в жизни вообще, а в брачной в особенности, счастье одного не может быть построено на несчастье другого. Существование без нравственного интереса, которое налагает эта тираническая любовь жены на мужа, заставляющая его отказаться от общества, от родственных и дружеских связей, от его духовных интересов, это существование в конце концов делается скучным и для нее.

    Когда Данте хотел наказать Франческо и Паоло за их преступную любовь, он поселил их в аду неразлучными.

    Любовь поддерживается доверием, а не беспокойством и подозрением, и весь секрет счастья обладать любимым человеком заключается в способности любить то, что он любит.

    Но при условии, если жена из желания нравится мужу не будет спускаться до удовлетворения его фривольных желаний в известные минуты. Тогда она теряет над ним навсегда свое благодетельное влияние сдерживающего начала, — единственную власть, которую она имеет над ним.

    Когда праздничная пора семейной жизни проходит и наступает ее будничный порядок, совершается кризис — это критическая минута, когда супруги замечают, что они становятся друг для друга прочитанной книгой. Они еще любят друг друга, но им нечего друг другу сообщить, и вокруг их сердец ткется скука. Против нее есть одно средство — это сохранить свою душу живой, чувствующей, думающей, вечно обновляющейся. Но этого еще не достаточно для прочности семейного очага. Кем бы мы ни были вне дома, какую бы роль не играли в обществе, дома мы остаемся тем постоянным существом, изменить которое ничто не может. И когда к этому сознанию присоединяются еще моменты, когда души обоих супругов объединяются в общем наслаждении художественным произведением, красотой природы, величием истинны, проявлением великодушного порыва, тогда можно сказать, что они соединены навеки, и их не разлучит ни время, ни расстояние. Это, однако, не избавляет семейную жизнь от разных мелочей, которые создают столкновения. Желание настоять на своем, неточность, беспорядок, несдержанность и невнимательность со стороны жены ко вкусам и привычкам мужа и обратно, и наконец, любезность в обращении, которую как роскошь приберегают к приему посторонних--вот причины их и избежать их не трудно. Нужно только помнить, что чувство, которое не проявляется ежедневно под предлогом, что оно сильно, рано или поздно слабеет; недовольно любить друг друга, нужно еще говорить об этом, а главное проявлять это постоянно предупреждением. И потому, когда оглядываются на прошлую семейную жизнь, светлыми точками, которые освещают эту жизнь, остаются минуты нежности, которые мы проявили любящему нами существу. Жизнь несет с собой не одни радости, и те, которые никогда не плакали друг перед другом, никогда не утешали друг друга, никогда не поймут, что горе здесь создает сильную таинственную связь, какая только может соединить две души, и есть самый обаятельный образ любви.

    Есть натуры, столь заключенные в себя, что они проявляют себя только во время больших событий в жизни. Они рискуют умереть, не быв понятыми никогда.

    Принцесса Анангара, одна из поэтических героинь, на вопрос своего жениха, отчего она его мучила, скрывая так долго свою любовь, отвечает ему:

    — Это было также мучением для меня. И не знаю, почему этот яд страдания был в то же время нектаром для моей души. Узнай, мой господин, что это в природе женщины любить мучить любимое существо.

    Откуда же происходит эта черта женской природы?

    Не из недостатка нежности, а из потребности ощущений. Есть женщины, для которых спокойное течение сердечной жизни кажется сухой, граничащей с равнодушием. Им нужен время от времени кризис, острое проявление чувства. Они возбуждают чувство, чтобы оживить его и выходят из бурь освежении ими и любящими как никогда.

    Нельзя сказать, однако, чтобы их любили за это больше, и чтобы семейная атмосфера становилась после этого очищенной, спокойной.

    Правда, после дождя цветы распускаются, но воздух иногда остается тяжелым.

    «Я потеряла дорогу, которая ведет к милому и забыла слова, которые трогали его сердце» — поет старинная песня. Сколько самых достойных женщин, которые хранили как божество свое счастье, повторяли и повторяют ее! Какой таинственный процесс совершается в душе «его», вследствие которого иногда достаточно одного слова, чтобы наступил разрыв — никто не знает. Путь к сердцу мало-помалу закрывается, и одно сердце больше не находит другого…

    Что делать? Уйти в себя? Жаловаться?

    Только не это! Никогда еще жалобы не возвращали никому потерянного сердца. Но, как и во всем, нужно бороться, нужно во чтобы то ни стало вернуть его. Но при условии, не вносить в эту борьбу ни горечи обиды, ничего искусственного и действовать так, как будто вина была на вашей стороне…

    Нужно верить в свой успех. Но нужно также внести в ежедневную жизнь ту ровность характера со всеми другими лучшими свойствами женской души--мягкость и самообладание, чтобы создать вокруг себя атмосферу мира, которая есть лучшая радость семейного очага.

    Его нужно в особенности оберегать от неизбежных столкновений ежеминутного общения двух несовершенных существ скорее не замечая, чем подчеркивая, выставляя на вид взаимные мелкие недостатки. Эта взаимная снисходительность есть лучшая школа для взаимного воспитания и установления хороших отношений, потому что истинная привязанность дальновидна и хочет только добра любимому существу. Она знает, что лучший упрек ошибке другого есть улыбка, а не повторение этой ошибки. Такая снисходительность есть та чудодейственная сила, которая вызывает и заставляет действовать во взаимных отношениях самые благородные силы души.

    Отношениями мужчины и женщины руководили два начала: закон природы и требования общества. Первое выражается в двух главных инстинктах, направляющих человеческую деятельность — это питание и сохранение рода. Роли мужчины и женщины в деятельности их, вытекающей из этого закона, неравномерны. Отсюда происходила такая противоположность между ними, что совместная жизнь невозможна. Внутренний инстинкт, руководящий женщиной, заставляет ее привязаться к одному мужчины и удержать его около себя. Иначе не было бы семьи и погиб бы род. Мужчина обратно, стремится привязаться ко многим женщинам и меняет их общество на общество мужчин для умственной и трудовой жизни. Такова действительность во всей своей трагической наготе. Чтобы спасти продолжение рода и таким образом — общество, последнее противопоставило этому закону природы свой закон и в интересах женщины, а главное, чтобы спасти ребенка, создало брак, единоженство и почти нерасторжимость брака. Мужчина подчинился этому требованию общества в принципе, но всегда стремился избавиться от него.

    Ожидать иного, это значило бы надеяться, что законы природы могут измениться. Но несмотря на все нарушения закона общества, он все-таки выше закона природы; с оставлением женщины гибнет и ребенок.

    Ввиду этих трагических условий будущей совместной жизни мужчины и женщины, справедливо ли оставлять молодую девушку в неведении о них и пускать ее в эту неравную борьбу, совершенно обезоруженной, неподготовленной? Конечно, нет.

    Не нужно, чтобы вуаль, покрывающая ее как эмблема ее чистоты, была также и эмблемой иллюзии, которую ей внушают, чтобы войти в истинную жизнь, потому что когда она спадет и иллюзии рассеются, она уже будет связана навеки.

    Истина должна быть известна молодой девушке еще и потому, что она находится не на стороне защитников законов природы и общества и их соотношения, которые во чтобы- то ни стало не только хотят сохранить создавшееся положение отношений между женщиной и мужчиной, но и оправдать его.

    У нас так мало сведений о первых годах жизни человека на земле, что говорить о полигамии, вытекающей будто бы из природы мужчины и об его инстинктивном стремлении бежать общества женщины нет никакого основания. Напротив, из того, что доисторическая семья жила изолированными группами можно предположить, что человечество начало свою брачную жизнь моногамией, единоженством. Полигамия предполагает не только уже большее общество, но и роскошь в средствах, и потому является пороком цивилизации.

    Также мало психологических оснований для того, чтобы мужчина бежал общества женщин. Напротив, обыкновенно человек избегает того, что может отнять у него, лишить его чего-нибудь, а не обогатить. И вот, с тех пор, как женщина сохраняя свою сущность, оставаясь женщиной с присущим ей искусством и таинственностью, присоединила еще культура ума, мужчина ищется общества, чтобы закончить в нем свое собственное совершенствование. Не труднее показать, что противоположности законов природы и общества в браке нет и интересы личные (закон природы) и продолжение рода (закон общества) вполне согласованы.

    И в самом деле, откуда явилось общество с своими обязанностями, как не из той же природы? Где индивидуум находит полноту жизни и счастье, как не в отдании себя обществу? Это противоположение есть не больше как антагонизм между эгоизмом и альтруизмом, один из видов вечной борьбы между силами духовными и физическими, — борьбы в которой пол не причем.

    Одной из грубых ошибок общества всегда было, что оно забывает о законе эволюции. Так и теперь, когда закон этот стал общим достоянием, в вопросе о любви и браке, общество забыло что-то, что было, не останется таким всегда. И цель, которой руководился до сих пор мужчина в любви, не всегда будет только «продолжением рода». Он возвысится до сознания, что руководствоваться только эгоистичным удовлетворением своих желаний нельзя. Ненависть, голод, привязанность к жизни существовали всегда, но под влиянием цивилизации изменились и управляются не своею только примитивною целью, а нравственным достоинством и самопожертвованием. Что это так, мы видим на женщине.

    Она совершенно подчинилась требованиям любви и брака, и нет причин думать, что и мужчина не может подчиниться им.

    Если, например, девственность до брака была до сих пор обязательна для девушки, нет причины, чтобы она не была обязательной также и для молодого человека.

    Он не хотел этого, но те же силы, которые заставили сделать это женщину, заставят сделать и его. Это в руках женщины, матери, жены и сестры.

    Некоторые медики и воспитатели уже работают над мужской молодежью, чтобы установить тают над мужской молодежью, чтобы установить «дисциплину любви». Нужно теперь, чтобы женщина помогла этому движению своими влиянием, убеждением и требованием.

    Пусть каждая жена покажет, что ее любовь есть высший дар.

    Пусть каждая мать внушит своим сыновьям не только уважение к женщине, но и ответственность, принимаемую ими в отношениях с женщиной и научат их, что путь в спальню к женщине лежит только чрез алтарь, a всякий другой приносит зло и тем, которые уже вовлечены в него, и тем, которых увлекают.

    Она может еще больше. Она может воспитать своего спутника любить ее не только за те или иные женские качества по сравнению с другими женщинами, но за ее личные, человеческие свойства, за то, что есть в ней самого сокровенного, самого священного и обходиться с ней, как с другом, счастья которого он хочет.

    Любовь создана для победы. И придет день, когда женская нежность победит животное чувство мужчины и эгоизм. Тогда муж и жена пройдут жизненный путь в полной гармонии чувств и счастье.

    *  *  *

    Я расстался с этой книгой с большим сожалением.

    Если мне удалось внушить моим читательницам интерес к ней, мой труд будет вознагражден, потому что она принесет много пользы каждой женщине. Она убедит ее, что стремление женщины стать полноправной достижимо и не только в ее интересах, но и в интересах мужчины, их обоюдного счастья, а главное, в интересах семьи, ее благополучия.

    Н. А.

    Источник текста: журнал «Вестник моды», 1914, № 45, 47>. С. 390—392, 402—405.