К вдове С. Ф. Безобразовой в деревню (Вяземский)

К вдове С. Ф. Безобразовой в деревню
автор Пётр Андреевич Вяземский (1792—1878)
См. Стихотворения 1822. Источник: lib.ru
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


К вдове С. Ф. Безобразовой
в деревню


Что делает в деревне дальной
Совсем не сельская вдова?
Какие головы кружит в глуши печальной,
Хоть, может быть, и есть в селенье голова?
Где двор, блестящий двор вздыхателей любезных,
Хоть дворня и полна дворовых бесполезных
И крепостных рабов по милости судьбы
В России крепостной искать нам не со свечкой!
Но добровольные рабы,
Которые, гордясь цветочною уздечкой,
Накинутой на них любовью с красотой,
Предпочитают плен и вольности самой…
Их нет! Не красота душами там владеет:
Её плохие барыши!
И ловко взятки брать с души
Один подьячий дар имеет!
Какая ссылка для вдовы,
Которой вдовствовать совсем бы не у места,
Для милой красоты, которая, как вы,
Вдова случайностью, но прелестью — невеста!
Как должен длиться скучный день!
Как медленно вертит бездейственная лень
Колёса тяжкие часов однообразных!
Там скука мрачная, владычица дней праздных,
На жизнь навесть должна безжизненную тень
И на окрестность мрак кладбища!
Есть книги — знаю я — уму, занятью пища;
Но книги — всё одни бездушные листы!
Есть зеркало, последняя отрада
Уединенной красоты;
Но в нём не вспыхнет жизнь от пламенного взгляда,
Как ни сиди пред ним, не дашь ему ума,
А только влюбишься в лице своё сама.
Нужнее воздуха красавице мужчины!
Желанье нравиться с ней вместе родилось;
Оно — вторая жизнь и нравственная ось,
На коей движутся все женские пружины.
Потомства женского отлив и образец,
Прабабка Ева нам быть может в том порукой:
В раю — уж, кажется, в раю ли знаться с скукой? —
Ей стало скучно под конец!
Явился змей! Подбитый Асмодеем,[1]
Он с яблочком умел к ней хитро подойти,
И на безлюдии, чтоб время провести,
Шутя, кокетствовать она пустилась с змеем.
Таких чудес не видим в наши дни!
В наш бедный век остепенились змеи
И, позабыв любовные затеи,
Не донжуанствуют они!
Но яблока желудок женской
Переварить ещё не мог:
Красавицам оно на память и в залог!
Что ж делает вдова в пустыне деревенской,
Где Евы яблоко бессильно на умы,
Где б первенством никто не предпочёл Киприды
И где уездные Париды,[2]
Боясь красавиц, как чумы,
Для яблок лучшего не знают назначенья,
Как впрок солить их для зимы?
Пора вам разорвать оковы заточенья
И бросить скучный плен, чтобы других пленять,
Оставьте вы леса медведям и соседям —
Они уж свыклися, но вам тут не под стать!
Столица вас зовёт к забавам и победам,
И зов её услышьте вы!
Любовь без вас глядит сироткой средь Москвы,
Блестящий храм её — заброшенная келья!
И пылкие веселья
Печально вдовствуют в отсутствие вдовы!


15 ноября 1822
Москва


Примечания

Первая публикация: Полное собрание сочинений князя П. А. Вяземского. Спб., 1878—1896. Т. 3. — Печ. по авториз. копии в РСб-3, с последующей правкой, вписанным Вяземским загл. и датой (рукою копииста): «Москва. 15 ноября 1822 года» (в РСб-3 далее следует текст письма Вяземского Безобразовой, сопровождавший стихотворение). Две авториз. копии: одна — под загл. «К Софье Фёдоровне Безобразовой», с правкой и датой: «1822», вторая — под загл. «К Б»: обе — ранняя ред. Безобразова Софья Фёдоровна (урожд. Вадковская; во втором браке — с 1828 г. — Тимирязева; 1799—1875), вдова полковника П. М. Безобразова (1788—1819), сестра декабриста Ф. Ф. Вадковского, приятельница Карамзиных, Тургеневых, Вяземских, Жуковского, Пушкина и Боратынского; зимой 1822 г. жила в имении отца Красная Пальна (с. Петропавловское) Московской губ. Безобразова откликнулась на послание восторженным письмом от 8 декабря 1822 г. (ЦГАЛИ). «Стихи твои… «Безобразовой» прелестны, — писал Вяземскому А. И. Тургенев 28 ноября 1822 г. — …Читаю <их> встречному и поперечному…» («Остафьевский архив» Т. 2. С. 282).

  1. Асмодей (библ.) — злой дух, глава демонов; возможно, здесь содержится намек на арзамасское прозвище Вяземского.
  2. Париды (греч. миф.) — так Вяземский именует сельских помещиков, производя кличку от Париса (Парида), троянского царевича-пастуха, призванного разрешить спор между богинями, претендовавшими на яблоко с надписью «прекраснейшей»; Парис отдал его Афродите (Киприде).