Кооперация и сахарные кооператоры (Афонин)

Кооперация и сахарные кооператоры
автор Ефим Лаврентьевич Афонин
Опубл.: 1915. Источник: az.lib.ru

    РЖАНОЙ ВЕНОКПравить

    СБОРНИК ПАМЯТИ Е. Л. АФОНИНА
    «НОВАЯ МОСКВА»
    И «СОЮЗ КРЕСТЬЯНСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ»

    1924Править

    КООПЕРАЦИЯ И САХАРНЫЕ КООПЕРАТОРЫ.Править

    В переживаемый нами исторический момент, который внес полную разруху в хозяйственно-экономическую жизнь нашей страны, из которой нет прямого выхода, а выход настоятельно нужен, все взоры обращены на кооперацию; в ней видят спасение и те, кто никогда не знал ее, и те, кто не любил ее, и даже те, кто ненавидел, боялся ее. Произошло чудо. У нашего обывателя, у того самого, у которого оказывалась всегда «хата с краю», пропал индифферентизм и вместо него, как вы думаете? — появилась активность. Да, да, она у него появилась и потянула его на собрания по кооперации. Ведь это не шутка!

    На собрания в Петрограде, в Москве, в Калуге, в Черноболотинске и т. п., пришел обыватель и завопил благим матом: — Грабят! Матушка кооперация, спасай, ведь ты все можешь, а я с большим моим удовольствием нее для тебя сделаю, — денег, сколько хочешь, хоть пять, хоть десять рублей дам, а ты уже не оставь в нужде, посмотри, что творится-то на Руси. Сахар перескочил за двугривенный; цены на хлеб не выговоришь, на мыло тоже, да и то, чтобы купить это, неугодно ли стать в очередь. А, главное, закрыт кредит.

    Сколько лет платил честно, благородно и вдруг, в самый что ни на есть критический момент, говорят: Неугодно ли стать в очередь и за наличный расчет. Серии и купоны в уплату не принимаем.

    А, как вам это кажется? И после этого я к нему пойду? Нот, никогда.

    — Господа, кооперация честная лавка, в ней нас не обмерят и не обвесят. Она объединяет нас бороться с капитализмом.

    — А, как?

    — То-есть, виноват, бороться с лавочниками, с этими грабителями-спекулянтами. Кооперация бескорыстна, она примет от нас пай (бояться нечего, ей можно доверить) и откроет нам кредит

    Это не какой-нибудь Сидоркин, который жаждет наживы, кооперация бескорыстна…

    — Что, как? Ты говоришь, что не можешь в кредит, т.-е. как? А пай?

    — Ну, да, потому и не может, что там пай: твой, мой и других, она должна оберегать их…

    — Не понимаю… Даю деньги вперед, трачу время на собрания, а в долг ты говоришь не дадут; что же это за кооперация?

    Да, милый «сахарно-кредитный кооператор», очевидно, ты еще долго будешь задавать вопрос… «Что такое кооперация»?

    Она долго тебе будет недоступна, хотя бы ты и начал с нэп заигрывать и флиртовать…

    Кооперация прошла сквозь горнило страданий и ей нужны гораздо большие жертвы, чем обывательская «десятка». Кооперация смотрит гораздо дальше и глубже направлено ее самосознание в определении своих целей и задач в интересах трудового класса.

    Кооперация родилась в Англии, в критический период, переживавшийся рабочими но случаю появления машины на фабриках и заводах. Фабриканты ставили машины и выбрасывали рабочих, как ненужный хлам. Восприемниками кооперации были рочдельские ткачи, а купелью ее была Жабья улица в Рочделе. Их было 28 чел., они собрали 280 руб. и открыли лавку и тут же написали на вывеске своей лавки: 1) Продажа за наличные, 2) Продажа по умеренным рыночным ценам, 3) Дивиденд на забранный рубль.

    Вот те основные принципы кооперации, которые рочдельские ткачи считали справедливыми. Этот кооператив потом имел миллион членов, 3 1/2 миллиарда годового оборота о 3 миллионами чистой прибыли и 12 миллионов запасного капитала. Вся эта масса членов и капитала распределена на 1.300 потребительских обществ, объединенных одним центральным союзом и двумя федерациями; вся эта стройная организация спаяна единством интересов, а духовный огонь, питающий ее, есть неуклонное стремление к социальному переустройству.

    Также чрезвычайно интересен и тяжел путь и русской потребительной кооперации. Она ведет свое начало с 23 октября 1835 г., и за 50 лет путь ее усеян бесчисленными крестами и надгробиями, и только с 1908 г., когда были приняты рочдельские принципы, в ее истории появились светлые страницы. К 1-му июля 1915 г. в России насчитывалось 13.300 погребительских обществ; с 1906 по 1913 г., за 7 лет открылось 9.554 общества, тогда как, за 41 год до этого, число открытых обществ равнялось всего 1807. Другими словами это значит, что с пробуждением и ростом народного самосознания, росла и кооперация.

    Теперь, когда кооперация самоопределилась и окрепла, она сама будет способствовать культурному росту народных масс.

    Вот что значит действительная кооперация, милый обыватель. Кооперация не лавочка, в которую ходят с заборной книжечкой, туда нужно итти не с книжечкой, а с авансом, нужно войти в нее для того, чтобы изучить ее, сродниться с ней, чтобы образовать нечто цельное, спаянное обменностью интересов. Тогда и ты, «кредитно-сахарный кооператор», будешь, действительно, кооператор.

    Тебе не чужды будут и заботы настоящего дня и далекие светлые перспективы будущего, а с таким взглядом, с каким ты смотришь на кооперацию сейчас, ей с тобой не по пути, ты задавишь ее своим тупым мещанским эгоизмом, ты заглушишь ее светлую грезу о правде и справедливости своим диким криком:

    Караул, грабят!

    Кр. Е. Л. Афонин.

    № 139, «Калужский Курьер» — 1915 г.