Кедр (Шишков)

Кедр
автор Вячеслав Яковлевич Шишков
Опубл.: 1908. Источник: az.lib.ru

    Вячеслав Шишков.
    Кедр
    Править

    Юбиляру П. М. Вяткину

    в день его 25-летнего юбилея
    педагогической деятельности

    — посвящается [*]

    [*] — П. М. Вяткин (? -?) — преподаватель словесности Томской классической гимназии, в семье которого В. Шишков жил в первые годы пребывания в Томске.

    Кедр, высокий, развесистый, мощный, с глубоко ушедшими в родную землю корнями, гордо стоял на поляне и шумел своей буйной, вечно зеленой хвоей.

    Солнце склонялось к западу и, рассекая мрачную тучу, повисшую на холодном сибирском небе, бросало свои радостные лучи на поляну и дрожало тихими отблесками на раскидистых, ароматных хвоях кедра.

    И радовалось солнце, торжествуя победу над тучей.

    Радовалось и звенело чуть внятной, победной песнью на голубых колокольчиках, незабудках, ландышах, притаившихся возле, в зеленой мураве поляны.

    И весело рокотал кедр, содрогая свои пышные хвои, и вторил песне солнца.

    А туча плакала горько и неслась дальше, бессильная, роняя скорбные слезы.

    Возле кедра стояла белая березка, с нежными листами, с белым, стройным стволом, радостная, нарядная, пышная.

    И кедр любовался ею.

    Фиалки, ландыши и другие цветки с детскими, ясными глазками любовно жались к ней, вползали вверх, стараясь перегнать друг друга, а она, белая березка, свесив свои зеленые кудри, что-то тихо шептала им.

    И ликовали фиалки и ландыши и другие цветы с детскими, ясными глазками.

    Но, чу! Дрогнула и затихла вдруг песня солнца, и все притаилось и замерло.

    Хищным клекотом огласилась поляна. То стая коршунов, взмахнув раз-другой крыльями, неслась за роем испуганных птичек.

    А те в ужасе, в смертельном страхе молили небо дать им защиту.

    Небо глядело на них миллионами равнодушных глаз.

    Небо молчало.

    Они, обессиленные птички, то припадали к земле, то вспархивали кверху и не замечали, что кедр давно уже машет им своими ветвями, давно посылает проклятья хищникам и ласково манит к себе трепещущих в ужасе птичек.

    Но вот — увидали. Чирикнули радостно и ринулись к кедру, и прильнули к нему, и замерли между зелеными хвоями.

    Тихо шептали:

    — Спаси нас, кедр… заступись… О, кедр, не дай нас в обиду…

    А кедр рокотал, кедр потрясал вершиною, кедр был гневен.

    И боялись хищники грозных взмахов его ветвей.

    Боялись, и презирали себя, и ненавидели кедр.

    В злобной ярости бросались они к кедру и отлетали прочь с подшибленными крыльями.

    Кедр был справедлив и гневен.

    Кедр рокотал.

    Злобно кричали коршуны, яростно сжимая острые когти. И бросались вновь, ломая ветви кедра.

    Но недолго продолжалась неравная битва. Все больше и больше вылетали крылья у коршунов, все грозней становился кедр.

    И полетели прочь хищники — мимо березки, мимо одного кедра, мимо другого, стоящих вблизи.

    Много раз спускалось на землю лето, и заливало поляну ярким, играющим светом солнца, и украшало ее цветами и травами.

    Много раз приходила зима и приносила с собою стон и хохот метелей и белый покров холодного снега.

    А кедр все стоит на той поляне, угрюмо смотрит вперед, высоко подняв голову, как рыцарь с приподнятым забралом.

    И в тихие летние зори, и в морозные зимние дни слетаются до сих пор к нему птички со всех концов обширной поляны, смело садятся в его пушистые хвои и поют ему песни.

    — Спасибо, спасибо, кедр… Кедр, ты справедлив… Мы тебя любим… Ты защищаешь нас… Ты учишь нас жизни… Спасибо, спасибо, кедр…

    Впервые: Сибирская жизнь. 1908, № 240, 8 ноября.