История Российская. Часть I. Глава 5 (Татищев)

История Российская. Часть I. Глава 5 : О Несторе и его летописи
автор Василий Никитич Татищев
Опубл.: 1768. Источник: az.lib.ru

В. Н. ТатищевПравить

ИСТОРИЯ РОССИЙСКАЯ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА ПЯТАЯ

О НЕСТОРЕ И ЕГО ЛЕТОПИСИ

Оригинал здесь: Библиотека Магистра.

1. Нестора рождение. Симона сказание. Несторова летопись искажена. Константин мудрый историю писал. Между явными нам русскими историки древнейший — Нестор, бывший монах Печерского монастыря. Родился на Беле озере и по сказанию Нифонта в Патерике: «Пожив лет довольно, преставился». По исчислению в монастырь он пришел в 1073-м 17 лет, а значит родился 1056-го. Историю кончил 1093-го, когда был 37-ми лет. Петр Могила 1 в предисловии Патерика, лист 6, пишет о нем: «Нестор, инок Печерского монастыря, самым первым деяния русские описал». А Симон 2 епископ в предисловии, как Киприан рассказывает, написал: «Хотя многие писатели о руссах ранее Нестора были, однако или от древности исказились, или не сохранились и мало Константин улучил, а Несторову Сильвестр Выдобожский исполня сохранил». Посему хотя их и много было, но Нестор, может, не только в русских, но во всех славянских народах между оставшимися у нас историями первейшим или старейшим почитаться должен. Однако ж я не отрицаю того, как выше показано, что не только у прочих славян, но и у нас гораздо ранее историки были, да пропали, как выше об Иоакиме епископе показано, или дополнители, те истории исправив и дополнив, своими именовали, а прежних писателей имена и времена умолчали или, имена их положа, времени, когда или до коих мест кто писал, не объявили, как Гагек в Богемской, Гельмольд в Вандальской, Францисций в Краинской 3 и протч. никаких творцов или обстоятельств не упоминают.

2. Могила о Несторе. Синопсис. Доказательства о Несторе. Конец летописи Несторовой неизвестен. Точно так же и с Несторовою летописью учинилось, что Могила, живший в 17-м веке, в предисловии Патерика говорит: «Несторово писание русских деяний чрез войны потеряно для нас, почитай, написал Симон епископ суздальский». Это удивительно и невероятно, что Петр Могила, митрополит киевский, как великий рачитель собрания древностей, имея довольную библиотеку, где не без древних летописей быть могло, ибо он сам историю ту сочинил и за подписанием его осталась в целости, а особенно Синопсис исторический в его время или незадолго сочинен, в котором многократно Нестор приводится, а ему вот Несторова летопись незнаема была, разве потому, что имя Несторово в надписании или заглавии не было положено; как и я (Часть II) к сочинению этой много из разных мест имел, а между всеми только в трех древнейших и надежнейших имя его объявлено так, как здесь в заглавии положено, однако ж если бы и не видел имени его, то по сказанию о Несторе в Патерике и по согласным обстоятельствам в летописи, несомненно доказывается, что оная Несторова летопись есть, потому что Нифонт епископ новгородский, живший в 13-м веке, в житии Несторовом, Патерик, лист 259, написал: «К безмолвствующему Антонию в пещере и Феодосию, строящему монастырь, пришел Нестор, желая монашеского жития, имея только 17 лет от рождения своего». И снова: «При ископании мощей Феодосиевых по ночам трудился». Оба сии обстоятельства писатель летописи в 1051-м и 1091-м годах о себе рассказывает. Итак, несомненно, есть, что Нестор творец той летописи, но скорее думаю, что Могила в том мнении сказал, что Несторовы летописи без продолжения уже не было. О конце же летописи Несторовой сказать точно невозможно из-за того, что Сильвестр и другие, продолжающие после Нестора, хотя в надписании имя Несторово полагали, но своего окончания от Несторова начала не отличали, или после переписчики, от нерассудности в том погрешив, смешали. Однако ж думается, что оное в 1093-м году, где он, описывая о казнях божеских за грехи, кончает речь таким порядком, как обыкновенно книги русские заканчиваются: аминь, что и последователь его Сильвестр в окончании своей летописи точно так же положил. Смотри часть II, н. 284 и 335.

3. Разность наречий в манускриптах. Сильвестрово окончание. Правдивые истории опасны. Боккалини погибель. Здесь, видится, нечто противоречивое может быть в том, что Нестор, по сказанию Нифонта, жил лет довольно, а по исчислению лет его сказания он прожил меньше 40 лет, и следовало бы думать, что он далее жил и летопись продолжил. Другое, что во всех летописцах: в наречии и слоге никакой разности нет, по чему наиболее разность писателей познается. Но сии сомнительства тем могут быть разрешены: о первом, что Нестор хотя б 90 лет жил, но летопись мог почему-либо не до конца жизни своей продолжать, как то и о всех видим, что ни один до дня смерти своей не продолжает. Он же, трудясь описать жития преподобных печерских, может, не имел времени оную продолжить, или болезни и другие неудобности изрядно ему навредили, как то и с Сильвестром было, что задолго прежде смерти своей деяния окончил. А может быть, что настоящих времен и описывать опасались, ибо из того с писателями многократно беды приключаются, как и Тациту Боккалини 4 в его Парнасе в похвалу отметил, что он не о тех, которых опасаться должно было, писал. Но оный Боккалини в достаточной мере своею погибелию свою подобную погрешность засвидетельствовал.

4. Прежние летописи Несторовы. Что же касается различия наречия, то оное если бы переписчиками переменяемо и переправляемо не было, то б, конечно, достоверно решить можно, но ныне, поскольку по большей части в наречии переправленное, той разности показать не может. Еще же видно, что некоторые нерассудные дерзнули и в средину его летописи нечто внести, а иное растеряли, например о посольствах для испытания веры, а особенно о месте крещения Владимирова сомнительство, невероятное положено, н. 174, хотя Нестору подлинно знать было можно, потому что в его время могли быть люди, присутствовавшие при том крещении, и подлинное место крещения Владимирова сказать, особенно Ярослав сын Владимиров, который незадолго пред этим умер. И вполне возможно, что от Нестора прямо и точно положено было, да после, утратив истинное, по сказанию кто-либо внес. Еще же видим, что во многих списках нужные и достоверные обстоятельства пропущены, например, договоры с греками в четырех древнейших и в Никоновском точно положены, а в прочих нет. Закон, данный от Ярослава, в одном только попа Иоанна 5 положен, а в прочих всех кратко о даче оного сказано. В гл. 4 объявленная выписка монаха Вениамина то объявляет, чего я ни в одном не нашел. Никон патриарх немало в сочиненной им летописи либо изменил, либо исключил или страннее внес, ч. II, н. 236, 238, 477, 486, 499 и пр.

5. Стрыковского летопись. Все манускрипты, которые я в руках моих имел, хотя начало Несторово имеют, но в продолжении ни один с другим точно не сходен, в одном то, в другом другое прибавлено или сокращено, как в гл. 7 показано и выше, р. 1, Симон уже искажение видел, и посему можно думать, что где-либо еще сыщется полнейший или исправнейший. Более всего удостоверивает о том Стрыковский, который, 170 лет назад прилежно в русской и литовской истории трудясь, из русских 15 разных летописцев собрал, и хотя он порядок переменил и во многом сокращал, однако ж у него много таких обстоятельств находится, которых в собранных мною нет. А самое главное дела такие, каковых ему, как чужеземцу и в вере с нами противному, к чести русской вымыслом прибавить нужды не было. Да и он жалуется, что небрежением много из них растеряно, поскольку явное того доказательство есть, что Длугош и Меховий не один поход Владимира первого в Польшу и победы на Мечислава описывают и что Владимир в лето 990 принудил Мечислава к миру, Стрыковский, стр. 146. А поскольку сам он пишет, что польские историки, первый Кадлубек 6 и после него, истории польские из русских сочиняли. В русских же оный 990 год победы и мира с Мечиславом не находится и во оных годах, кроме пространного описания о крещении, ничего не положено, из чего явно, что многое растеряно. У Иоакима же то самое кратко упомянуто, если обстоятельное не утрачено переписчиками. Сего ради, если о снискании оных древних более кто рачения приложит, можно уповать, что еще сыскать немалое к дополнению и изъяснению сего возможно, как мне последний из манускриптов, купленный на площади, много к дополнению и изъяснению обстоятельств послужил.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Петр Могила (1596—1647), митрополит киевский.

2 Симон (ум. 1226), епископ владимирский и суздальский, автор входящего в «Патерик Печерский» «Послания смиренного епископа Симона, владимирского и суздальского к Поликарпу, черноризцу печерскому».

3 Францисций. Францисци Эразм (Franciscus Erasmus, 1627—1694) перевел на немецкий язык и издал со своими примечаниями сочинение Вальвасора (Valvasor’a) «Ehre des Herzogthums Crayn» (Nürnberg, 1689), которое в данном случае и имеет в виду Татищев под названием «Краинской» хроники, или истории. Вальвазор Вейнгард Янец Байкорт (Valvasor Weinhard Janez Baikort), словенец, был членом Лондонского королевского общества наук.

4 Боккалини Траян (Boccalini Trajano, 1556—1613), итальянский писатель. По некоторым данным, Боккалини погиб насильственной смертью, что якобы явилось актом мести за его произведение «Pietra del paragone politico» (Cosmopoli, 1653), направленное против испанской монархии. «Парнасе» Боккалини — Ragguagli di Parnassi. Venezia, 1612—1613.

5 Список Новгородской первой летописи младшего извода. Татищев часто называет его летописью попа Иоанна.

6 Кадлубек Викентий (Kadlubek Vincentius, ум. 1223), краковский епископ. Автор польской Хроники («Chronica Polanorum»).