Избранные стихотворения (Вилькина)

Избранные стихотворения
автор Людмила Николаевна Вилькина
Опубл.: 1907. Источник: az.lib.ru • Мой сад («Не выйдет тот, кто раз попал в мой сад…»)
Я («Мне с малых лет прозванье дали „Бэла“…»)
Ей («Тяжелый запах роз в моей темнице…»)
«И в этом вся моя вина…»
Влюбленность («Люблю я не любовь — люблю влюбленность…»)
В музее («Пустынный зал. Витрины. Свет и мгла…»)
Женский сонет («Люблю я правду, как полдневный свет…»)
Мещанский сонет («Большая комната. Я в ней одна…»)
Не любовь («Быть может, не любовь — одно стремленье…»)
Обладанье («Страшит меня довольство обладанья…»)
Одно и то же («Я сплю иль умерла — одно и то же…»)
Ожиданье («Не в самое окно — открыто, смело…»)
Освобождение («Я не любви ищу, но легкой тайны…»)
Противоречие («Я небом рождена на свет вакханкой…»)
Разлука («В чертах земных сокрыт небесный лик…»)
Слова («Безмолвное отрадно мне признанье…»)
Страдания («Как в знойный день студеная вода…»)
Товарищу («Я верила, что в мертвенной долине…»)
«Ты в жизнь мою нечаянно проник…»
Цифра 2 («Средь чисел всех милей мне цифра — два…»)
«Я тебя никому не отдам…»
Сонет из Шекспира («Люблю твои глаза и грустный их привет…»)
Сонет из Шекспира («Я нежно вас люблю, но сердцем, не глазами…»)

    Людмила ВилькинаПравить

    Избранные стихотворенияПравить

    МОЙ САД

    Не выйдет тот, кто раз попал в мой сад.

    Меж гротов, спящих вод, аллей, беседок —

    Везде цветы, но аромат их едок,

    И неспокоен сон цветущих гряд.

    Подобный страстной мысли — сад глубок.

    Среди прогалин блещут клумбы лилий.

    А там, где ветви солнце заслонили,

    Болотных роз сплетается венок.

    Из города ведет в мой темный сад

    Воздушный мост, над пропастью висящий,

    На дне ее бежит поток шумящий.

    Чернеют камни, как чудовищ ряд.

    Неверен путь ко мне в мой сад манящий,

    Но от меня дороги нет назад.

    Я

    Мне с малых лет прозванье дали «Бэла»,

    Хоть в память я Людмилы крещена.

    Мысль Бэлы сладострастьем пленена

    И чувства все послушны власти тела.

    Душа Людмилы с жизнью все светлела,

    В толпе людей она всегда одна.

    На Бэлу смотрит с гордостью она,

    От счастия бежит, страшась предела.

    Когда с Людмилой встретилась любовь,

    Она склонилась с нежностью покорной.

    Но в Бэле дерзко взбунтовалась кровь

    И страсть зажглась — пожар над бездной черной.

    Кто ближе мне и кто сильней из двух?

    Дух святости иль страсти бурный дух?

    ЕЙ

    Тяжелый запах роз в моей темнице.

    Темница — комната. Придешь ли? Жду.

    Все ало здесь, как в пламенном аду.

    Одна лежу в прозрачной власянице.

    Как подобает скованной Царице

    (А грех — предатель в жизненном саду) —

    Я телом лишь к ногам твоим паду,

    Моя душа в божественной деснице.

    Вот ты вошла, и шеи и груди

    Коснулась молча тонкими руками.

    Сестра моя, возлюбленная, жди…

    Мы падаем под жгучими волнами.

    Друг друга любим или славим страсть,

    Отрадно нам под знойным вихрем — пасть.

    *  *  *

    И в этом вся моя вина,

    Что каждый взгляд твой понимаю,

    И в этом вся моя вина,

    Что боль, как радость принимаю.

    Он так далек, прощальный вечер,

    Но я той памяти верна —

    Тебя люблю я бесконечно,

    И в этом вся моя вина.

    И в этом вся моя печаль,

    Что без тебя мне одиноко,

    И в этом вся моя печаль,

    Что жду тебя, не зная срока,

    Я за тобой пойду стократно,

    Сквозь все года, сквозь все невзгоды…

    Тебя люблю я безоглядно,

    И в этом вся моя беда!

    ВЛЮБЛЕННОСТЬ

    Люблю я не любовь — люблю влюбленность,

    Таинственность определенных слов,

    Нарочный смех, особый звук шагов,

    Стыдливость взоров страсть и умиленность.

    Люблю преодоленную смущенность

    В беспечной трате прожитых часов, —

    Блужданье вдоль опасных берегов, —

    И страх почуять сердцем углубленность.

    Люблю мгновенно созданный кумир:

    Его мгновенье новое разрушит.

    Любовь — печаль. Влюбленность — яркий пир.

    Огней беспечных разум не потушит.

    Любовь как смерть. Влюбленность же как сон.

    Тот видит сновиденья, кто влюблен.

    В МУЗЕЕ

    Пустынный зал. Витрины. Свет и мгла

    Здесь борются как боги Зороастра.

    Стремится к своду легкая пилястра,

    Брожу одна и к вазе подошла.

    Две длинные волюты, два крыла,

    Как руки из сквозного алебастра,

    Средина округленная, как астра,

    Два нежных разветвленья у ствола.

    С волнением нежданным пред тобою,

    О бледная подруга я стою.

    Как ты чиста! Влюбленною мечтою

    Ловлю мечту прозрачную твою.

    Ты чутко спишь. Ты ждешь неутомимо…

    Всегда одна. Часы проходят мимо…

    Для тщетных ласк, для чистых обнажений.

    ЖЕНСКИЙ СОНЕТ

    Люблю я правду, как полдневный свет.

    Тот всех смелей, кто духом всех правдивей.

    Кто смел, мне дорог. На вопрос стыдливый

    Он страстное услышит «да» в ответ.

    Но правда страсти в тайне. Страсти нет,

    Где взор чужой, печальный и пытливый

    Змеей прокрался в мой приют счастливый,

    Нарушив наготы святой запрет.

    И я люблю обман, как свет луны,

    Сплетенный только под уснувшей чащей.

    В глаза мои взгляни: моей вины

    Ты не прочтешь в пучине их молчащей.

    Я лгу затем, что правду я люблю,

    Но правду тайной страсти, — не твою.

    МЕЩАНСКИЙ СОНЕТ

    Большая комната. Я в ней одна.

    В ушах звучат недавние укоры,

    Упреков гул — весь ужас мелкой ссоры.

    Не плачу я. К себе я холодна.

    Но, кажется, задвигалась стена.

    Как грозно разошлись на ней узоры.

    Хочу я встать, спустить на окнах шторы

    И снова падаю. Как жизнь страшна!

    Мне вспомнилась из детских лет минута.

    Все я одна, все так же, как теперь.

    Лишь меньше комната; ко мне чрез дверь

    Доходит гул упреков. Ссора. Смута.

    Но в будущем мне брезжит нежный свет…

    Оно пришло. Теперь надежды нет.

    НЕ ЛЮБОВЬ

    Быть может, не любовь — одно стремленье

    Моя любовь к тебе, далекий друг.

    Боюсь скреплять желаний тайный круг,

    Страшнее смерти мне успокоенье.

    Душа — алтарь. Свершается горенье.

    Любовь? — Иль не любовь? — Не злой недуг,

    А сладостный предчувствия испуг,

    Простых вещей мое обожествленье.

    Иду к тебе. И в этот вечный миг

    Никто иной желанья не достоин,

    Иду к тебе! Как светел нежный лик,

    А взор горит, взывает, беспокоен…

    Быть может, не любовь моя любовь.

    Священна страсть. Молись. И славословь.

    ОБЛАДАНЬЕ

    Страшит меня довольство обладанья

    И достиженья мертвенный покой.

    Ужасней, чем забвенья мрак пустой,

    Час дерзко утоленного желанья.

    Обманный час! О если б на свиданья

    Молитвы приносили мы с собой, —

    Молитвы ласк! Стремясь к любви душой,

    Мы для любви любили бы страданья.

    От смертных жал бегу к своим мечтам

    И легкие ищу прикосновенья:

    Взгляд нежности — нетленный цвет мгновенья, —

    Безмолвный поцелуй — венок в мой храм.

    О, приходи для неземных сближений,

    ОДНО И ТО ЖЕ

    Я сплю иль умерла — одно и то же.

    Кровать иль гроб, — но тесны мне они.

    Прервутся ли мелькающие дни,

    Иль вечность будет длить одно и то же.

    В домах у всех людей одно и то же.

    В домах мы узники — всегда одни.

    Дома людей — большие западни.

    В них жизнь и смерть почти одно и то же.

    Я в дом вошла в рассветный час, весной,

    Но мрак стоял за мертвыми стенами.

    Я в дом вошла с небесными мечтами,

    Но погрузилась в бледный сон земной.

    Я в дом вошла с весельем и цветами,

    Но, плача, дверь захлопнулась за мной.

    ОЖИДАНЬЕ

    Не в самое окно — открыто, смело —

    Через портьеру, издали, глазком

    Гляжу на путь, который мне знаком.

    Придет? Иль не придет? Вот затемнело…

    Но нет. То тень от фонаря. Стемнело.

    Спокойна сердцем я. Пришла не днем —

    Не с солнцем встречу я тебя — с огнем —

    Светла душа, пускай страдает тело…

    Вот целый день прошел, как долгий сон,

    Мелькали чувства, люди и приметы.

    Смешалися вопросы и ответы…

    И к вечному мой взор был устремлен.

    Обманешь ты — не жаль мне ожиданья.

    Моей мечты мне дороги — скитанья.

    ОСВОБОЖДЕНИЕ

    (Из женских сонетов)

    Я не любви ищу, но легкой тайны.

    Неправды мил мне вкрадчивый привет.

    Моей любви приюта в жизни нет,

    Обман во мне — и жажда легкой тайны.

    Обман — знак божества необычайный,

    Надежда на несбыточный ответ.

    Тот победит, кто в панцирь лжи одет,

    А правда — щит раба, покров случайный.

    Болезнью правды я как все страдала.

    Как мерзкий червь я ползала в толпе.

    Среди людей, на жизненной тропе

    Она меня, свободную, сковала!

    Теперь передо мной широкий путь:

    Прославить ложь! от правды отдохнуть!

    ПРОТИВОРЕЧИЕ

    Я небом рождена на свет вакханкой,

    Здесь стала бледной, верною рабой.

    Была б я людям счастьем и судьбой —

    И тесной дорожить должна землянкой.

    Вослед за мной — победной куртизанкой —

    Народ бы шел, прикован красотой,

    Гордился б храм моею наготой, —

    И вот средь вас блуждаю чужестранкой.

    К необычайному привыкли все,

    Я ж и обычное считаю чудом,

    Я — цвет, заглохший в житной полосе,

    Я — свет в плену, томящийся под спудом,

    Я — мир, в котором солнце не зажглось.

    Я — то, что быть должно и не сбылось.

    РАЗЛУКА

    В чертах земных сокрыт небесный лик.

    Лицо Христа все лица освятило.

    Как в складках туч далекое светило,

    Ищу его. И подвиг мой велик.

    Ты в жизнь мою нечаянно проник.

    Тебя мое доверье осветило.

    Но слабого величие смутило,

    И ты бежишь, как от горы родник.

    Не возвращайся. Больше не узнаю

    Твои черты — они подобны всем.

    Лишь только раз доступен нам Эдем,

    И нет путей к утраченному раю.

    Твои слова — для сердца тишина.

    Ты здесь, иль ты далеко — я одна.

    СЛОВА

    Безмолвное отрадно мне признанье

    Храню его. Я говорю без слов:

    Люблю любовь, как робкий вздох цветов,

    Как звезд вечерних бледное мерцанье.

    О, полюби и ты мое молчанье!

    Слова мертвы и тяжелей оков.

    Слова — души обманчивый покров,

    В словах — любви с угрозой сочетанье.

    Покуда ты любовь свою таил,

    Я верила — ей нет предела в мире.

    Она была светилом меж светил,

    Далеким сном, пылающим в эфире.

    Но ты нашел пределы и слова.

    Зажегся лень. Звезда любви — мертва.

    СТРАДАНИЯ

    Как в знойный день студеная вода,

    Как медленные острые лобзанья,

    Отрадны в жизни мне мои страданья.

    О, если б я могла страдать всегда!

    Пускай весь мир падучая звезда,

    Пускай на миги горе и желанья —

    Одна из всех вновь перешла за грань я —

    Мне жизнь милей на миг, чем навсегда.

    Я знаю, радость тяжелей печали.

    Она веселья мне не принесла.

    Страдания для душ колокола:

    О вечности твердят, влекут нас в дали…

    Страданья бесконечны. Оттого

    В них отраженным видом божество.

    ТОВАРИЩУ

    Я верила, что в мертвенной долине

    У нас с тобой мечты всегда одне,

    Что близких целей, отдыха на дне

    Равно страшимся, верные святыне.

    Товарищ мой… Врагом ты стал отныне.

    Жила слепой в бездонной глубине.

    Ты — сновиденьем был в солгавшем сне,

    Я — призрак создала в своей гордыне.

    Но ты расторг сплоченный мною круг.

    Отдай слова, которым не внимал ты.

    Отдай мечты. Как мне, им чуждый стал ты, —

    Мой враг — моя любовь — источник мук…

    Иль может быть, все это сон и ныне —

    И ты не враг! И ты, как я, в пустыне?

    *  *  *

    Ты в жизнь мою нечаянно проник.

    Тебя мое доверье осветило.

    Но слабого величие смутило,

    И ты бежишь, как от горы родник.

    Не возвращайся, больше не узнаю.

    Твои черты — они подобны всем.

    Лишь только раз доступен нам Эдем,

    И нет путей к утраченному раю…

    Твои слова для сердца тишина.

    Ты здесь, иль далеко — я одна.

    ЦИФРА 2

    Средь чисел всех милей мне цифра — два.

    То — лебедь белая средь темных знаков,

    Цветок поникший средь поникших злаков,

    На длинном теле сфинкса голова.

    Земля и небо — оба естества —

    В ней слиты тайной всех лучей и мраков.

    Она — обетованье вечных браков,

    И там, где дышит жизнь, она жива.

    В ней таинство зачатья и порока,

    В ней отдых от единого добра.

    В ней веры и сомнения игра,

    В ней пестрый шум и разноцветность рока.

    Она — достойный образ божества,

    Языческая лебедь — цифра два.

    *  *  *

    -Я тебя никому не отдам.

    Разве это не ты мне сказал?

    -Я тебя никому не отдам!

    А вчера и сегодня отдал.

    Тишине, что стоит за спиной,

    Вместе с ней мы глядим тебе вслед.

    Одиночество разве со мной?

    Без тебя одиночества нет!

    -Я тебя никому не отдам!!!

    Разве это не ты мне сказал?

    -Я тебя никому не отдам!

    А вчера и сегодня отдал…

    Сонет из Шекспира

    Люблю твои глаза и грустный их привет.

    Узнав, что ты меня казнишь пренебреженьем,

    Они в знак траура оделись в черный цвет

    И на печаль мою взирают с сожаленьем.

    Востока бледного не красит так заря,

    Так неба мирного не красит Веспер ясный,

    Один в вечерний час над западом горя,

    Как эти грустные глаза, твой лик прекрасный.

    Так пусть в твоей груди, беря пример с очей,

    И сердце гордое исполнится печалью.

    Печаль тебе к лицу. Все в красоте твоей

    Прелестней быть должно под траурной вуалью.

    Я черной звать готов богиню красоты,

    Уродливыми всех, кто создан не как ты.

    Сонет из Шекспира

    Я нежно вас люблю, но сердцем, не глазами:

    Лишь недостатки зрит мой неподкупный взор,

    А сердце любит их. Все то, что в вас, что с вами,

    Оно клялось любить глазам наперекор.

    Спокойный голос ваш мне слуха не чарует,

    Блаженства не сулит пожатье ваших рук,

    И чувственный восторг мне крови не волнует,

    Когда наедине вас жду, мой строгий друг.

    Но сердце ни уму, ни чувствам не подвластно.

    Его желание — одной лишь вам служить.

    И, гордость позабыв, безропотно и страстно

    Любить я осужден, пока дано мне жить.

    В страданиях моих одна лишь есть отрада:

    Любовь — мой грех; в любви познал я муки ада.