Открыть главное меню

Соферим, толкователи Торы
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Сол — Стефан. Источник: т. 14: Сараево — Трани, стлб. 495—499 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Соферим, толкователи Торы (םופרים‎, по-греч. γραμματείς). — В религиозной истории иудаизма С. сыграли крупную роль в качестве исследователей и толкователей Торы в побиблейский период. Они являются непосредственными продолжателями пророков. Предание считает последним пророком Малахи, который, как видно из некоторых замечаний в его проповеди, был современником Эзры и Нехемии; последние же начинают собой ряд сведущих в законе людей, которые в преемственной цепи иудаизма заняли место пророков. Исторический смысл этого предания тот, что в эпоху пророков иудаизм не получил еще той прочной формы, которую он приобрел впоследствии, в эпоху побиблейскую; при С. признание обязательности Торы было уже установлено, и религиозная жизнь в своем течении поддерживалась уже не пророческим откровением, a интерпретацией Божественной книги, для чего требовалось знание и исследование, a не вдохновение. При С. Тора перестала быть в исключительном обладании священнического сословия; исследование ее стало достоянием интеллектуальных сил, выходивших из всех слоев народа. В древности священные книги хранились в храме и оберегались священниками (Второз., 31, 26). Отсюда берет свое начало и рассказ ο том, что Тора была найдена во время обновления храма (II Царств, 22, 8 и II Хрон., 34, 14). Еще пророки упрекали священников, что они злоупотребляют своим исключительным правом (Цефания, 3, 4; Иезекииль, 22, 16; Малахи, 2, 9); поднял свой голос и Иеремия против тех, кто «обучает Торе» (תפשי התורה‎ Иерем., 2, 8); он здесь имеет, несомненно, в виду священников. Лишь после Эзры начинается деятельность С., не принадлежавших обязательно к священническому сословию. Изучение Торы стало их профессией (ср. притчи Бен-Сиры, 38, 24—39, 11). По преданию, Эзра начинает собой ряд С. Его называют «опытным софером» (םופר מהיר‎, Эзра, 7, 6; ib., 2, 11, в Нехем., 8, 1 и еще в четырех местах он назван «софером»). Этимологическое происхождение слова С. спорно. На библейском языке софер это лицо, которое пишет книги (Иерем., 8, 8,), a также должностное лицо — архивариус и др.; на этом основании предполагают, что в период Вавилонского пленения в диаспоре имелись люди, занимавшиеся переписыванием священных книг с целью распространения их среди народа. Полагают, что и Эзра был переписчиком Торы. Но он был не только переписчиком; он был сведущим в Писании человеком и учителем (Эзра, 7, 6 и 10—11). О целых семьях писцов, соферов, упоминается в I Хрон., 2, 55, этим же именем названы некоторые левиты (ib., II, 34, 13). Однако другим исследователям кажется недостойным считать великого реформатора иудаизма переписчиком Торы. Они производят слово софер от сефер (книга), и «софер» означает, по их мнению, ученого, сведущего человека, исследователя и интерпретатора Св. Писания. Такой же смысл придает слову софер и иерусалимский Талмуд, где Эзра назван сведущим не только в Торе, но и в учениях мудрецов (Иер. Шекалим, 48с); напротив того, вавилонский Талмуд держится скорее первого понимания (Кид., 30а). Бен-Сира описывает С. как мудрых людей, сделавших изучение Торы своей профессией (Бен-Сира, 38, 24—25), не говоря уже ο том, что они были и судьями, и членами высшего суда (ib., 38, 38). Мишна и Талмуд приписывают им разные постановления, касающиеся религии и права. Их решения носят в Талмуде название םופרים דנרי‎. В Иебам., II, 4 одно юридическое определение, касающееся брака, названо «положением С.», что должно означать заимствование этого определения y C., a не из Торы (ср. также ib., IX, 3). Упоминается также об одном новом религиозно-ритуальном постановлении, не имеющем своего основания в Библии, как исходящем от С. (Мишна Орла, III, 9; ср. также Келим, XIII, 7; Тогорот, IV, 7 и 11). Важно отметить позицию Мишны по отношению к положениям С.; они считаются в Мишне обязательными для евреев, нарушение их суровее карается, чем нарушение библейского закона (Санг., XI, 3). При пользовании аналогиями для интерпретации религиозного закона не разрешалось брать случаи из Библии для сопоставления их с данным положением С., и наоборот, кроме того, не разрешалось сопоставление двух положений С. (Иадаим, IV, 2). Этим Мишна хотела провести ту мысль, что положения С., вызванные требованиями времени, не могут служить материалом для разрешения вопросов принципиального характера. Р. Иошуа, таннай первой половины второго века христианской эры, выразился однажды так: «Этим С. ввели что-то новое, ο чем я не могу дискуссировать» (Келим, ib., Тебул Иом, IV, 6). Надо полагать, что по воззрениям Мишны к С. причислялись только древнейшие интерпретаторы Торы и что талмудическая литература считает концом соферистского периода время деятельности первых Хасмонеев. Франкель, Грец, Вейс и др. считают соферистский период от Эзры до начала господства Хасмонеев. Франкель отождествляет С. с мужами Великого Собора, тогда как Вейс считает С. кругом ученых лиц, откуда вышли мужи Великого Собора. В первой книге Маккавеев говорится ο С., причем С., как и хасидеи, изображаются противниками или, по крайней мере, ненадежными союзниками Хасмонеев. В этом изображении соферим выступают как защитники религиозной свободы, за каковую они боролись на стороне Хасмонеев; но они отнюдь не были склонны придать борьбе политический характер. Это видно из их отношения к первосвященнику Алкиму (см.), законные права которого они защищали наравне с хасидеями. Нельзя, впрочем, точно установить, насколько первая книга Маккавеев является исторически объективной. — Кроме некоторых древнейших постановлений и положений, относимых Мишной и Талмудом к периоду соферистской деятельности, Талмуд приписывает С. критические замечания ο тексте Торы и всей Библии. Так, напр., традиционное чтение Библии, текст которой в древнее время лишен был знаков вокализации и пунктуации, считалось чтением С. (מקרא םופרים‎ Нед., 37б); им приписывались также некоторые правила ο публичном чтении (עיטור םופרים‎). Талмуд, по-видимому, хочет отнести все это к очень давнему времени и связать с деятельностью ученых эпохи Эзры; С. будто бы занимались собиранием и пересмотром религиозных книг, проверкой и точным установлением библейского текста. Более вероятным надо считать, что эти С. имели лишь общее прозвание с учеными интерпретаторами Торы и занимались распространением религиозных книг. Они, несомненно, имели свои традиционные знаки и завитки, עיטור‎, передававшиеся по наследству из рода в род. На языке Талмуда эта и подобные древние традиции, начало которых не установлено, считаются устным откровением, данным Моисею на горе Синае (ср. Синайская Галаха). Далее, талмудическая традиция приписала С. и некоторые эвфемистические изменения текста Библии, носящие названия תקון םופרים‎ (корректура соферов). С. позволили себе в 18 местах библейского текста внести некоторые изменения, особенно в тех случаях, где в основном тексте употреблены обороты речи, неуместные по отношению к Богу (Мехильта к Исх., 15, 7; ср. список параллельных мест в Aruch Compl., IV, стр. 187). В древности полагали, что соферим, которых отождествляли с членами Великого Собора, исправляли текст (Танхума, цитировано в Ar. Compl., ib., 71; cp. Geiger, Urschrift, стр. 310 и Керем Хемед, стр. 54). По-видимому, речь шла лишь ο стилистическом исправлении некоторых неудобных оборотов речи; здесь под С. разумеются не старые интерпретаторы Библии, a переписчики отдельных книг (ср. Пинскер, Керем-Хемед, ib., 59).

С. по христианским источникам. Христианские источники признают за С. выдающуюся роль по меньшей мере до начала 2-го века хр. эры. С., по-гречески γραμματέαις (книжники), упоминаются то наряду с первосвященниками (собственно заместителями первосвященников при Иродиадах; ср. Матф., 2, 4; 16, 21; 20, 18; 21, 15; 27, 41; Марк, 8, 31; 10, 33; 11, 18 и 27; 14, 1, 53; 15, 1 и 31), то наряду с фарисеями (Матф., 5, 20; 12, 38; 15, 1; 23, 2, 13 и сл., 23 и сл.; Марк, 2, 16; 7, 1 и 5; Деяния Апостолов, 23, 9). Судя по Евангелию, С. занимали видное положение в эпоху первоначального христианства, пользовались большим влиянием в синедрионе и были ближайшими помощниками первосвященника; они принадлежали отчасти к фарисеям и иногда отождествляются с последними. В чем же, однако, отличались они от фарисеев? Почему везде упоминаются рядом книжники и фарисеи? Ответ дается в самом Евангелии: фарисеи — это партия и сведущие люди вообще, тогда как γραμματεαις — должностные переписчики священных книг, члены синедриона, судьи и члены администрации и в качестве таковых могли принадлежать к партии саддукеев (ср. Марк, 14, 43 и 53). Как ученые и высшие должностные лица, они повсюду занимали первое место (Матф., 23, 6; Марк, 12, 39; Лука, 11, 43 и 20, 46); они отличались своей одеждой (Марк, 12, 39; Лука, 20, 46), и их почтительно приветствовали (Матф., Марк и Лука, ib.). Евангельский рассказ говорит ο них с тем же чувством вражды и гнева, с каким говорит ο первосвященниках; он возлагает на них ответственность за преследования Иисуса. По-видимому, С. принадлежали к администрации, ибо всякая новая политическая или религиозная партия жалуется на стеснения со стороны администрации. С. «сидели на стуле Моисеевом» (Матф., 23, 2), т. е. исполняли высшие административные функции (ib., 23, 3). Противоречие в изображении С. y законоучителей и евангелистов объясняется отсутствием точного определения слова соферим. Нигде в Мишне и Талмуде не говорится ο соферим как ο людях определенного класса и определенной эпохи; кроме Эзры, ни один еврейский законоучитель не носит титула софер (законоучитель Иошебаб, живший в первой половине второго века, носил звание софер не как титул, a для обозначения своей профессиональной деятельности). Везде, где упоминаются соферим, речь идет ο постановлениях законоучителей прежнего времени. Р. Иошуа говорил, что он не считает себя вправе оспаривать их постановления (см. выше). Эпоху талмудистов отделяет значительный промежуток времени от эпохи С.; вот почему в Талмуде искали определения для слова С. (Кид., 30а). Нельзя допустить, чтобы в талмудической литературе не было упоминания ο целом авторитетном классе ученых, деятельность которых относится ко второй половине первого века по Р. Хр. Несомненно, что γραμματεαις евангелистов — это хахамы, ученые члены синедриона в Иерусалиме, из которых составлялись суд и администрация. Они принадлежали отчасти к саддукейской, отчасти к фарисейской партии и играли крупную роль в синедрионе, как ученые люди, на обязанности коих лежала интерпретация Закона. Их значение усилилось после катастрофы 70-го года, когда синедрион был перенесен в Ямнию. С уничтожением последних остатков политической самостоятельности и культа жертвоприношений сломлена была сила саддукейской партии. Синедрион в Ямнии состоял уже из одних фарисеев, и сведущие в Писании фарисеи-члены синедриона пользовались огромным авторитетом. До сих пор остается невыясненным вопрос, когда завершилась эпоха С., какой она изображена y талмудистов. Тут важно религиозно-историческое понятие, с которым она связана. Следующие соображения помогут в разрешении вопроса. Мы выше видели, что С. вместе с хасидеями не одобряли политических тенденций Хасмонеев и хотели ограничиться защитой свободного религиозного исповедания. Первая книга Маккавеев, написанная к концу второго века до Р. Хр., выражается неодобрительно ο С. С победой Хасмонеев не прекратилось, конечно, распространение Торы; утратилось только влияние тех, которые раньше занимались этим делом как профессией и играли крупную общественную роль. Победа Хасмонеев отодвинула их на задний план, и их место заняли новые люди, приверженцы новой первосвященнической фамилии. К этому времени прекратила свое существование и корпорация, которая была известна под именем «мужей Великого Собора»; ее место в качестве политической силы занял «иудейский сенат» (Cheber ha-Jehudim). Место С., из среды которых вербовались члены прежней корпорации, заняли «старейшины дома Хасмонеев» (זקני נית חשמונאי‎), или «хасмонейская судебная камера» (חשמונאי נית דין של‎), ο которой изредка упоминается в Талмуде (Абода-Зара, 36б; ср. Франкель, ib., стр. 41). Но эта перемена не повлекла, конечно, за собой прекращения ревностного изучения Торы. В фарисейских кругах память ο С. передавалась с благоговением дальнейшим поколениям. Политические события на время оборвали цепь традиций; но когда после падения Хасмонеев сила снова оказалась на стороне фарисеев, цепь была поднята, и стали нанизываться новые звенья. Так как победа фарисеев в ямнинском синедрионе была полная, то старое учение С. вновь возродилось еще с большим значением и силой. С. образовали звено в цепи религиозной традиции, им принадлежит эпоха от Эзры до восстановления фарисейской интерпретации Библии. Но название С. не было принято вновь. Флавий нигде ο нем не упоминает, потому что в его время оно больше не было в употреблении. Фарисеи являются простыми продолжателями дела С., в которых они видели носителей законной религиозной традиции, в противоположность Хасмонеям, легитимизм коих они оспаривали.

Ср.: Frankel, Darke ha-Mischna, 3; Zunz, Gottesdienstliche Vorträge, 38 и 45; Grätz, Gesch., II, 125 и 180; Weiss, Dor, I, 48; Wellhausen, Israelitische u. jüdische Geschichte, 6-е изд., Берлин, 1907; idem, Prolegomena zur Gesch. Israels, 5-е изд., Берлин, 1899; Winer, Realwörterbuch, II, 425—428; Herzog, Realencyclopädie, XII, 731—741 и ХVII, 775—779; Hamburger, Realencyclopädie, II, s. v. Sopherim, Bacher, Die Agada der Tan., I, passim; Schürer, Geschichte, II, 373.

С. Бернфельд.1.3.