Открыть главное меню

Билга
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бернайс — Блашки. Источник: т. 4: Бе-Абидан — Брес, стлб. 568—569 ( скан ) • Другие источники: БЭАН
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Билга (Валла), בלהה (Септуагинта Βαλλά, но в I Хрон., 7, 13, Βαλάμ или Βαλαάμ) в Библии — рабыня Рахили, родоначальница колен Нафталиина и Дана, наложница Якова и его старшего сына Реубена (Быт., 30, 3; 35, 22; 49, 4). Выражение Рахили: «Пусть она родит на колена мои, чтобы и я имела детей от нее», — указывает, что Рахиль считала Нафтали и Дана своими детьми или, действительно, усыновила их. Она же дала им и имена. [J. E., III, 212]. 1.

В агадической литературе. — Согласно Beresch. rab., LXXIV, 14, Б. была одной из дочерей Лабана. После смерти Рахили Б. заняла ее место в сердце Якова, и он поселился в ее шатре. Это не понравилось Реубену, видевшему в Б. новую соперницу своей матери Леи, и он вынес поэтому ложе Якова из шатра Б. На этот эпизод намекал, по мнению талмудистов, Яков в благословении детей (Быт., 49, 4) словами: «Ибо ты взошел на ложе отца своего» (Beresch. r., ХСVIII, 4, и несколько иначе — Schab., 55б). 3.

Взгляд критической школы. — В настоящее время уже вполне установлено, что в приведенном генеалогическом повествовании, как и во всяких других ему подобных, речь идет не ο взаимоотношениях отдельных лиц, но целых родов. В древних преданиях брак знаменует слияние воедино двух родов, первоначально самостоятельных, живших раздельно друг от друга. Муж является воплощением более сильного рода и, согласно с этим, передает свое имя слабейшему; жена же символизирует более слабый элемент, сливающийся с сильнейшим. В тех случаях, когда более слабый род значительно уступал сильнейшему по своей авторитетности, он изображался в виде наложницы (ср. Stade, Gesch. des Volk. Israel, 2 изд., Ι, 30). Таким образом и Б. (подобно Агари, Кетуре и др.) должна быть признана именем рода, хотя бы на то и не было определенных указаний и даже само имя оставалось не вполне уясненным (гипотеза Балля ο связи Б. с арабским «baliha» — «простая, безыскусственная» — не подтверждается). Так как Дан и Нафтали изображаются сыновьями прислужницы Рахили, матери и родоначальницы колена Иосифа, то носящие их имена колена характеризуются, как второстепенные и подчиненные Иосифу. Последнее подтверждается историческими данными. Не установлено, было ли колено Нафтали всегда тесно связано с Дановым или присоединилось к последнему в то время, когда потомки Дана были вытеснены из своих обиталищ и принуждены двинуться к северу. Возможно, что первоначально Дан был лишь кланом колена Иосифова, подобно Веньямину безуспешно пытавшимся устроиться самостоятельно вне пределов главного рода; возможно, что часть колена Данова, переселившаяся на север, вступила в близкие сношения с соседним родом Нафтали. Подобные события находят отражение в т. наз. генеалогических рассказах. — По Быт., 35, 22, Реубен совершил прелюбодеяние с Б., а по Быт., 49, 4, его падение явилось следствием осквернения им ложа отца своего. Внутренний смысл этого повествования неясен. В своем комментарии к кн. Бытия Дилльман, а с ним и Штаде (l. c., I, 151), полагает, что тут делается упрек Реубену за его приверженность к древнему обычаю, по которому сын наследует наложниц отца своего, в такое время, когда прочие колена израильтян от этого обычая уже отказались. Этому утверждению можно противопоставить то обстоятельство, что указанный обычай (наследовать наложниц) существовал в местности западнее Иордана еще во времена царей (ср. И Сам., 16, 21; I кн. Цар., 2, 17—22). Поэтому более правдоподобно объяснение Гольцингера (в комм. к Быт., 35, 22): первородство Реубена указывает на его большее могущество перед остальными; но это доминирующее положение было им каким-то образом утрачено. В этот-то период могущества Реубен и пытался распространить свою власть далее к западу, на те области, которые были заняты родами, ведшими свое происхождение от Б. Впоследствии это было признано грехом относительно Якова. Аналогичная интерпретация допустима и к Быт., 34, 30, где выражается упрек по адресу Симеона и Леви, коварно напавших на Сихем. [J. E., III, 212—213]. 1.