Открыть главное меню

Бани
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Баала — Бделлий. Источник: т. 3: Арабско-еврейская литература — Бделлий, стлб. 760—763 ( скан ) • Другие источники: ВЭ : МЭСБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕ : ЭСБЕ


Бани. — Наряду с законами о пище, в Библии имеется ряд предписаний о сохранении телесной чистоты и опрятности по мотивам чисто гигиеническим, хотя впоследствии большинство этих предписаний потеряло свою гигиеническую подкладку, приняв характер религиозных обрядов, символизирующих духовную чистоту и нравственную святость (ср. Л. Каценельсон, «Инст. ритуальной чистоты у др. евр.», «Восход», 1897, I, II, III; его же сборник «Газман», 1903 I и II). Обычай частых омовений у евреев приобретает особое значение, если принять во внимание то обстоятельство, что в Палестине, как и в других странах Востока, атмосферные осадки обыкновенно весьма скудны и поэтому приходится всегда соблюдать большую экономию при пользовании водой (ср. Benzinger, Hebräische Archäologie, стр. 108, примечание). В различных случаях нечистоты тела закон прямо предписывает совершать омовение (очищение через погружение в воду). Так, евшие падаль или мясо растерзанного животного (Лев., 17, 15—16), а также прикасавшиеся к трупу (Числ., 19, 18, 19) обязаны были выкупаться в воде, дабы сделаться чистыми. Особенное соблюдение телесной чистоты требовалось от священников, как лиц, вступавших в более тесное общение с Божеством; перед входом в Скинию был помещен медный умывальник, כיור, из которого священники омывали руки и ноги при вступлении в святилище (Исх., 30, 18—21). Об отдельных случаях ритуального очищения см. Омовение и Ритуальная чистота.

Переходя специально к вопросу о купании для поддержания чистоты тела, видим, что уже в библейскую эпоху существовал обычай омовения ног при возвращении из путешествия (Быт., 18, 4; 24, 32; 43, 24); понятно, что и в Палестине с ее жарким климатом и песчаной почвой жители, ходившие в открытых сандалиях, должны были часто прибегать к омовению ног (Суд., 19, 21; I Сам., 25, 41; II Сам., 11, 8). Ежедневному омовению подвергались лишь лицо, руки и ноги. По Талмуду, даже «назорею», который должен был тщательно наблюдать, чтобы ни один волос не упал с его головы, дозволялось тереть лицо, руки и ноги содой и песком, несмотря на то, что таким путем он рисковал удалить несколько волос. В эпоху Талмуда, кроме соды и песка, употреблялись для натирания лица порошок толченого кирпича (עפר לבינתא, Шаббат, 50б), перцовый порошок (עפר פלפלי, ib.) и род мыла, изготовленного из отбросов сезама, смешанных с жасминовыми цветами (כוספא דיסמין, ib.). Этими препаратами, по всей вероятности, пользовались только в исключительных случаях; обыкновенно же довольствовались для омовения холодной водой по утрам и теплой водой по вечерам. «Немного холодной воды по утрам и омовение рук и ног в горячей воде по вечерам лучше для здоровья, чем всевозможные лекарства в мире» (ib., 108б). Ho и эти простые гигиенические меры возведены были в религиозные требования. Считалось опасным прикасаться к глазу неумытой рукой после ночного сна, и требовалось троекратное обливание рук утром, что и до настоящего дня считается обязательным в еврейской семье[1]. Нередко, впрочем, мотивом этого приводится требование в приличном виде являться перед Богом на молитву.

Местом купания в библейскую эпоху служили исключительно реки и ключи (II кн. Цар., 5, 10). Самый значительный из ключей в Иерусалиме был источник Силоа; раскопками здесь были открыты развалины купального заведения (ср. Baedeker, Palästina u. Syrien, 6 Aufl., Leipzig, 1904, стр. 75). Раввины считали эту купальню идеальной (Иер. Таан., II, 65а). Другое купальное заведение было на реке Бетесда близ Иерусалима; там была купальня, окруженная пятью колоннадами.

В талмудическую эпоху местом купаний служили שיהין ומערות, בורות, ямы, цистерны и пещеры; последние находились, вероятно, за городом в горах, и ими более прочих пользовались; выражение הרוחץ במי מערה весьма часто встречается в Мишне и Талмуде. В то время как термальные ванны запрещались по субботам из опасения, чтобы не топить в субботу, купанье в пещерах было разрешено (Шабб., 14а). Ямы и цистерны находились на дворах и в домах (ср. II Сам., 11, 2, где речь, очевидно, идет о цистерне, наполнявшейся дождевой водой и находившейся на дворе; ср. также купальню Сусанны, находившуюся в парке, согласно версии Феодосия, 15). В башне Фазаеля в Иерусалиме, где было и жилое помещение, находилась и купальня (βαλανεῖον), «чтобы не было недостатка ни в чем», как выражается Флавий («Иуд. войн.», V, 4, 3, § 168). Сюда относятся в известном смысле и так называемые מפיל (νυμφαῖον), фонтаны, упоминаемые в Мидраше. Талмуд говорит также о корыте, служившем ножной ванной, עריבת הרגלים (M. Jad, IV, 1). Купались и в реках (Berach., 22а), в Палестине — преимущественно в Иордане, в Вавилонии же — в Евфрате. Любимым местом для купанья считалось море (Шабб., 35а), особенно Средиземное.

Теплые купанья и специальные приспособленные к тому общественные бани появляются у евреев лишь после знакомства их с греческой цивилизацией; талмудические названия Бани, или бе-Бани, בני, בי בני (баня), или Балон, בלן (банщик) или Баанора, בלנר (утиральник) и т. д. указывают на греческое происхождение еврейских бань (βαλανεῖον — баня). Однако чаще встречается и еврейское название «мерхац», מרחץ, или Бет-га-Мерхац, בית המרחץ; нередко встречается арамейское название מסותא (от מסחותא, корень סחא) или בית מסחותא (Кидуш., 33а); последнее выражение употребляется исключительно в вавилонском Талмуде; выражения же «тебила», טבילה, и «миква», מקוה, употребляются только в ритуальном значении. Нормальная баня состояла по меньшей мере из трех помещений: 1) внутреннего помещения (בית פנימי), где находились бассейны и куда посетители входили нагими; 2) предбанника (בית החיצון), служившего раздевальней, и 3) приемной, где все сидели одетыми, отдыхая и развлекаясь беседами перед купаньем. В банях существовали также специальные женские отделения, состоявшие из трех помещений (Нидда, V, 15, מרחצאת של נשים). Кроме означенных трех помещений, было еще четвертое, предназначенное для потения (מקום הזיעה), которым можно было пользоваться самостоятельно, без употребления бассейнов для омовения (ср. выражение נכנס להזיע, Шабб., 40а и в др. мест.).

Водой бани снабжались посредством труб (סילון, σωλήν) из прудов (בריכות) или водоемов (מגורות, М. Баба Батра, IV, 6). Топливом служили дрова, которые хранились в особом помещении (אוצרות עצים), солома и трава, а для богатых людей к топливу примешивали благовонные вещества. Печь находилась в подземном помещении (בית היקמין, Баба Батра, 67б; вернее בית הקמין), оттуда огонь нагревал котлы (יורות), стоявшие в особом помещении (בית היורות, ib.). Потолок этих подземных помещений покоился на колоннах, чтобы он не рухнул под ногами посетителей бани, что однажды действительно случилось с р. Аббагу (Берах., 60а). Другая опасность угрожала от гладкого мраморного или мозаичного пола бани, на котором легко можно было поскользнутся и сломать ногу; один такой случай описывается в Талмуде (Хулин, 45б). Вот почему при входе в баню и по выходе из нее невредимым произносились особые молитвы (Берах., 60а). — Во внутреннем отделении (בית הפנימי) помещались ванны или бассейн с теплой водой, אמבטי, который, по-видимому, был настолько поместителен, что в нем можно было плавать (Шаб., 40б); несмотря на то, он не мог вместить в себе одновременно всех посетителей, число которых иногда превышало сотню, как видно из приведенного случая с р. Аббагу. Поэтому посетители, ждавшие очереди, сидели на широком краю (גידודי) бассейна, к которому поднимались по лестнице, и вели беседы между собою; в старину эти беседы так и назывались «банными». Сверх того, бани имели и свой подвижной инвентарь: скамейки, доски и белье. Скамейки (ספסלון, ύψέλλον — subsellium) были из мрамора (в таких пропитанных сыростью помещениях, как бани, иначе нельзя было) и находились во всех отделениях бань. Доски (נסרים) служили для настилки на горячем полу в помещении для потения; они также связывались вместе и образовывали верхний пол, под которым стекала вода из ванн. Белье, известное под общим названием בל נראת (balnearia), разделялось на мужское и женское. Для обтирания после купанья употреблялись утиральник (מפה, Derech Erez rab., гл. 10) или ספוג (губка), простыня (מטפחות; Мишна Килаим, IX, 3) или полотенце (אלונטות, lintea); женщины употребляли סכנתא (вероятно, головной убор), а мужчины — אנטיטיה. После бани обыкновенно выпивали бокал вина (Kohelet rabb., к V, 11). За пользование банями взималась плата, которая вносилась при входе банщику (בלן, Меила, 20а), выдававшему посетителю марку (אסימון, плоский металлический кружок в виде монеты), которую отбирал olearius (אולייר), служитель при банях, специальность которого состояла в натирании тела купающихся благовонными маслами. К услугам купающихся при банях находились еще утиральщики (ספג, Кил., IX, 3), цирюльники (ספר) и чистильщики, а также обливавшие купающихся холодной или теплой водой после купания — פמכיטא (Береш. раб., 63, 8). Насколько в талмудическую эпоху ценилось теплое купанье, видно из того, что ввиду запрещения купаться в субботу евреи имели обыкновение посещать баню немедленно после исхода субботы. Талмуд (Гиттин, 68а) относит слова Экклез. (2, 8) «наслаждения людей» к баням; под словами נשיתי טובה (забыл о добром; Плач Иерем., 3, 17) также подразумевается баня (Шаб., 25б), которой евреи не имели в изгнании. Талмуд с сожалением говорит о пастухах и жителях пустыни, лишенных бани (Эруб., 55б). Любопытны правила, регулировавшие купанья в общих банях. Так как мужчины купались совершенно раздетыми, то считалось неприличным совместное купание с лицами, к которым по их званию или личным отношениям следовало чувствовать особенное уважение; так, нельзя было купаться вместе с царем и первосвященником (М. Санг., II, 5), ученику вместе с учителем (Песах, 51а) и т. д. В банях решительно не дозволялось ни произносить «слова Торы» (Шаб., 40б), ни приветствовать друг друга и т. д.

Древний обычай пользования речной или ручьевой водой для купанья в так называемых ритуальных банях сохранился и по сие время; вода в таких банях должна быть обязательно проточной, а водоемкость бассейна равняться 40 сеа, סאה (около 120 галлонов). Наряду с обыкновенными банями, в Палестине были заведения для ванн из минеральных источников; такие целебные источники и ванны имелись в Эммаусе (חמת — термы), близ Тивериады (Иосиф Флавий, «Древн.», XVIII, 2, § 3), в Калиррое, на берегу Мертвого моря (ib., XVII, 6, § 5) и в Гадаре.

В Средние века существовали специальные еврейские бани лишь для ритуальных целей; устройство и содержание «миквы» составляло одну из важнейших обязанностей каждой общины. Евреи строго соблюдали предписания об очистительной ванне (Лев., 15, 19—33); менструирующие женщины должны были ходить в баню, которая устраивалась согласно вышеизложенным постановлениям (проточная вода и определенная водоемкость). Практиковавшиеся запрещения властей купаться евреям и еврейкам в реках (Abrahams, Jewish life in the iniddle ages, стр. 73, примечание) вынуждало их заботиться обустройстве специальной бани В Андернахе, близ Кобленца, существует очень старая миква (см. Андернах). — Ср.: Benzinger Hebräische Archäologie, стр. 108, 168, Фрейбург в Бадене, 1894; Spitzer, Baden und Bäder be den alten Hebräern, 1884; Krauss, Bad und Bade wesen in Talmud, в Ha-Kedem, №№ 3—4 за 1907 и 1908 гг. [J. E., II, 596—597]. А. Драбкин.3.

ПримечанияПравить

  1. Обычай троекратного омовения рук, который на еврейской народной речи называется Nägelwasser (вода для ногтей), впервые был введен р. Натаном из Вавилонии (Шабб., 109а) и несомненно парсийского происхождения; в символике парсизма число «три» играет важную роль (см. Авеста). — Ред.