ЕЭБЕ/Алфавит рабби Акибы бен-Иосиф

Алфавит рабби Акибы бен-Иосиф
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Алмогады — Анаия. Источник: т. 2: Алмогады — Арабский язык, стлб. 78—80 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Алфавит рабби Акибы бен-Иосиф (называемый также Отиот де рабби Акиба, Мидраш или Агада де р. Акиба) — заглавие агадического трактата о названиях букв еврейского алфавита. Он существует в двух вариантах: вариант А. — древнейшего происхождения, по мнению Иеллинека, и, наоборот, недавнего происхождения, по мнению Блоха, — излагает спор букв еврейского алфавита за честь образовать первое слово истории миросотворения — Брешит. Этот Мидраш является собственно дальнейшим развитием легенды, приводимой в Beresch. r. I и Schir ha-Schir. r. V, 11. Там повествуется, что первая буква алфавита — алеф — жаловалась Богу на предпочтение, оказанное букве бет, которою начинается Пятикнижие — בֹראשית‎, и успокоилась только тогда, когда ей было обещано, что ею будут начаты десять заповедей,, данных Богом на горе Синае (אנכי‎—Я есмь),

Несколько иначе передается эта легенда в Мидраше рабби Акибы. Согласно последнему, все буквы, начиная с последней, тав, предъявили свои права на первенство. Но все они были отвергнуты вплоть до бет, начальной буквы слова берака («благословление», «восхваление»), которая и была выбрана. Между тем, один только алеф выказал скромность, не принимая участия в общих жалобах; ему было предоставлено за это быть первой в ряду всех букв (означая собою Божественное единство) и было обещано пер вое место в тексте синайского откровения. Это соперничество сопровождается агадическим изложением форм различных букв и толкованием различных сочетаний букв алфавита: напр. соединяя 1-ю букву алфавита с последней, 2-ю со второй с конца, 3-ю с третьей с конца и т. д., мы получим сочетание את בש גר דק‎ и т. д. Если соединить первую букву с 12-ой, 2-ую с 13-й и т. д., то получим сочетание אל בם גן דס‎; при этом таким двухбуквенным словам подыскивается более или менее подходящий нравоучительный смысл. — Вариант Б есть компиляция аллегорических и мистических агад, внушенных названиями различных букв, причем каждое название буквы образует особый акростих (нотарикон). Так, например, алеф, אלף‎, представляет нотарикон фразы אמת למד פיך‎ — «к правде приучай уста твои». Кроме того, א — начальная буква названий многих добродетелей: правды (אמת‎) веры, אמונה‎, творческого слова Божия אמר‎ и т. д. Бет, ב, напоминает по форме дом (баит; отсюда и название) и представляет первую букву слов ברכה‎ «благословение», בינה‎ созерцание, которое всего более ценится в изучении закона. Гимел, ג, намекает на гмилут хасадим (милосердие — и особенно Божие), на дождь (гешем), падающий по милости Божией, и на Его величие (гедула) в небесах и т. д. — Оба варианта приведены вместе в амстердамском издании 1708 г., как будто бы один из них служил дополнением другому. Вариант A отличается большим единством плана и, как доказал Иеллинек (Beth Hamidr., VI, 40), древнее. Он если не совпадает, то непосредственно следует по времени за Мидрашем. В этом отношении интересно место Шаб. 104а, согласно которому школьников эпохи Иошуи бен-Леви (начало третьего столетия) обучали еврейскому вероучению при помощи указанных мнемонических приемов, вместе с тем сообщая им правила нравственности. Иеллинек даже полагает, что данный Мидраш был составлен с целью познакомить детей с алфавитом. С другой стороны, вариант Б (который Грец в Monatsschrift, VIII, 70 и след. считает первоначальным, еврейский же «Енох» и «Шиур кома» — лишь отрывками из него), не обладает внутренним единством плана, а представляет лишь простую компиляцию агадических отрывков, выхваченных наудачу из различных каббалистических и мидрашитских трудов, без всякой связи, кроме чисто внешней, обусловленной порядком букв алфавита; этот вариант также основывается на Шаб., 104а. Иеллинек доказал, что составление его относится к сравнительно позднейшему времени, как это явствует из арабской формы букв и многочисленных указаний на арабский быт. Он получил, однако, особую ценность как хранилище тех чисто каббалистических идей, которые едва не подверглись забвению из-за выраженных в них грубо антропоморфических взглядов на Божество, оскорблявших более просвещенных людей последующего времени. По этой же причине Алфавит р. Акибы подвергся серьезным нападкам и насмешкам со стороны караима Соломона бен-Иерухама в первой половине десятого столетия. Вариант A был также известен караиму Иегуде Гадасси в тринадцатом столетии (см. Иеллинек, l. с., III, XVII, 5). — Начиная свои труды словами «Р. Акиба сказал», составители обоих вариантов приписывают тем самым авторство их Акибе. Оправдание этого усматривается в том, что, согласно Талмуду (Мен., 29б), Моисею на Синае было сказано, что каждая буква Торы сделается предметом галахических толкований Акибы бен-Иосифа и что, по Beresch. r., I, он и p. Элиезер сумеют найти сокровенный смысл в двойственной форме букв מנצפ"ך‎. — В действительности существует третий вариант, называемый «Midrasch de r. Akiba al hatagin we siunim», приписываемый р. Акибе и занимающийся изучением букв алфавита с целью найти в каждой из них какое-либо символическое обозначение Бога, творения, Торы, Израиля, а также еврейских обычаев и обрядностей. Этот вариант опубликован Иеллинеком в Beth Hamidr., V, 31—33. — Ср.: Bloch, в Winter и Wünsche, Jüd. Lit, III, 225—232, где приведены образцы на немецком языке. Относительно различных изданий см. Steinschneider, Cat. Bodl., col. 519; S. Wiener, Bibliotheca Friedlandiana, p. 71; Imher, Letters of Rabbi Akiba, or the Jewish primer as it was used in the public schools two thousand years ago), в Report of N. S. Commissioner of Education, 1895—96, pp. 701–719, Washington, 1897. [J. E., L 310—311].

3.