Дух Русских (Гонорский)/ДО

Yat-round-icon1.jpg
Дух Русских
авторъ Разумник Тимофеевич Гонорский
Опубл.: 1813. Источникъ: az.lib.ru

    ДУХЪ РУСКИХЪ
    ОСЕННЯЯ ПѢСНЬ
    1812 года.
    Non sono anco estinti
    Gli spirit! in noi di valor primiero?
    Tasso G. L.
    САНКТПЕТЕРБУРГЪ.
    Въ ИМПЕРАТОРСКОЙ типографіи
    1813 года.
    печатать позволяется
    Санктпетербургъ, декабря 18 дня, 1812 года.
    Цензорѣ Статскій Совѣтникѣ и Кавалерѣ
    Ив. Тимковскій.

    Вопль ратный

    Въ уныломъ отголоскѣ

    Несется отъ развалинъ

    Наводитъ трепетъ.

    Стукъ орудій,

    Трескъ пожаровъ,

    Стонъ нещастныхъ, —

    Вѣстники опустошенья!…

    *  *  *

    Ужъ близко, близко, шагъ — не болѣ —

    Онъ ступитъ и — сквозь дымъ

    Клубящійся во мракѣ

    Осенней ночи,

    Но освѣщаемый кровавымъ свѣтомъ

    Пылающихъ развалинъ —

    Сквозь дымъ увидимъ лишь слѣды

    Чертоговъ, хижинъ — олтарей!

    *  *  *

    Помедли возносить убійственнную руку

    Дай разъ еще взглянуть

    На кровныхъ и друзей,

    На домы, на поля,

    На родину свою,

    Потомъ — рази скорѣй.

    *  *  *

    Еще дымятся древни стѣны

    Разрушенной Москвы

    И странникъ изумленный,

    Чрезъ холмы, долы, рвы

    Бѣжитъ въ вертепы

    И кроется въ лѣсахъ.

    Онъ слышитъ дикій вой

    И ратный гулъ,

    Не доумѣетъ,

    Дрожитъ

    И ждетъ минуты роковой.,

    *  *  *

    Гдѣ древній духъ Славянъ? — Иль эхо брани

    Носясь по окрестнымъ странамъ

    Не возтревожитъ праха предковъ…

    Не воскреситъ ихъ

    Въ потомкахъ? —

    *  *  *

    Водушевляются и — мирный поселянинъ

    Сталъ грозный воинъ,

    Онъ соху превратилъ

    Въ булатно копіе.

    *  *  *

    Осенніе туманы,

    Унылая природа

    И горестныя мысли

    Стѣсняютъ его сердце.

    *  *  *

    Но огненна любовь къ странъ родной

    Въ него вдыхаетъ пламень свой.

    Его и грѣетъ и питаетъ

    И — въ бурну ночь — въ пустынѣ дикой

    Или въ глуши лѣсовъ,

    Иль на брегу рѣки,

    Иль на вершинѣ холма

    Зря вкругъ себя ночной туманъ,

    Внимая реву вѣтра

    И ощущая хладъ

    Еще дышитъ онъ ею

    И издали завидя

    Грозящаго врага,

    Летитъ къ нему на встрѣчу.

    Разитъ его. —

    *  *  *

    Сомкнулись тверды стѣны

    И крѣпость Руской груди

    Остановила быстрый бѣгъ

    Рушителя покоя.

    Онъ сталъ — недоумѣетъ,

    Не знаетъ, что начать

    И быстрый взоръ его тупѣетъ….

    *  *  *

    « — Еще сомнѣнья сердце полно

    Не смѣешь радостію биться,

    Не смѣетъ льститься

    Спасенія надеждой …

    Нерѣшимость! --»

    *  *  *

    Сзови изъ глубины пещеръ

    И изъ разселинъ горъ,

    Природа! ужасы зимы, —

    Свирѣпостію Норда

    Дохни на нихъ —

    *  *  *

    Гдѣ грозна мощь твоя? И гдѣ ты самъ? —

    Неистовый! лишь по твоимъ слѣдамъ

    Багряны зарева пожаровъ

    Намъ кажутъ пепелъ городовъ

    И запустѣнье селъ,

    Тьмы жертвъ нещастныхъ мщенья,

    Позорища кровавы!…

    Объятый ужасомъ бѣжитъ

    Скрывается въ лѣсахъ *

    Разсѣянье!…

    *  *  *

    Ты смѣлъ коснуться нашихъ градовъ,

    Прервать безмолвіе дубравъ,

    Топтать родимыя поля

    Тревожить прахъ отцевъ

    Ты смѣлъ, — но пепелъ зданій

    Скрываетъ — въ искрахъ —

    Пожары для тебя.

    *  *  *

    Уже и древнія дубравы

    Лишь вторятъ врановъ крикъ

    Носящихся вкругъ жертвъ твоихъ; —

    Умолкнутъ скоро и онѣ,

    Но отголосокъ ихъ

    Услышишь ты въ лѣсахъ своихъ.

    *  *  *

    Потоптанны поля тобою

    Позеленѣютъ вновь весною

    И земледѣльца оживятъ!

    Но прахъ отцевъ взываетъ къ намъ

    И требуетъ — отмщенья!! —

    Раз…ъ Гонорскій.

    Ноября 28 дня,

    1812 года