Гимн огню (Бальмонт)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Гимнъ Огню
авторъ Константинъ Дмитріевичъ Бальмонтъ (1867—1942)
См. Оглавленіе. Изъ цикла «Четверогласіе стихій», сб. «Будемъ какъ Солнце». Опубл.: 1903. Источникъ: Commons-logo.svg К. Д. Бальмонтъ. Будемъ какъ Солнце. — М.: Изд. Скорпіонъ, 1903 Гимн огню (Бальмонт)/ДО въ новой орѳографіи


[8]
ГИМНЪ ОГНЮ.


1.


Огонь очистительный,
Огонь роковой,
Красивый, властительный,
Блестящій, живой!



2.

Безшумный въ мерцаньи церковной свѣчи,
Многошумный въ пожарѣ,
Глухой для мольбы, многоликій,
Многоцвѣтный при гибели зданій,
Проворный, веселый, и страстный,
10 Такъ побѣдно-прекрасный,
Что когда онъ сжигаетъ мое,
Не могу я не видѣть его красоты,—
О, красивый Огонь, я тебѣ посвятилъ всѣ мечты!

3.

Ты мѣняешься вѣчно,
15 Ты повсюду—другой.
Ты красный и дымный
Въ клокотаньи костра.
Ты какъ страшный цвѣтокъ съ лепестками изъ пламени,
Ты какъ вставшіе дыбомъ блестящіе волосы.


[9]

20 Ты трепещешь, какъ желтое пламя свѣчи
Съ его голубымъ основаньемъ.
Ты являешься въ быстромъ сіяньи зарницъ.
Ты, застывши, горишь въ грозовыхъ облакахъ,
Фіолетовыхъ, аспидно-синихъ.[1]
25 Ты средь шума громовъ и напѣва дождей
Возникаешь невѣрностью молній,
То изломомъ сверкнешь,
То сплошной полосой,
То какъ шаръ, окруженный сіяющимъ воздухомъ,
30 Золотой, огневой,
Съ перемѣнными красными пятнами.
Ты въ хрустальности звѣздъ, и въ порывѣ кометъ.
Ты отъ Солнца идешь и, какъ солнечный свѣтъ,
Согрѣвательно входишь въ растенья,
35 И будя, и мѣняя въ нихъ тайную влагу,
То засвѣтишься алой гвоздикой,
То зашепчешь какъ колосъ пушистый,
То протянешься пьяной лозой.
Ты какъ искра встаешь
40 Изъ глухой темноты,
Долго ждешь, стережешь.
Кто пришелъ? Это ты!
Черезъ мигъ ты умрешь,
Но пока ты живешь,
45 Нѣтъ сильнѣй, нѣтъ страннѣй, нѣтъ свѣтлѣй красоты!

4.

Не устану тебя восхвалять,
О, внезапный, о, страшный, о, вкрадчивый!
На тебѣ расплавляютъ металлы.
Близь тебя создаютъ и куютъ


[10]

50 Много тяжкихъ подковъ,
Много косъ легкозвонныхъ,
Чтобъ косить, чтобъ косить,
Много колецъ для пальцевъ лилейныхъ,
Много колецъ, чтобъ жизни сковать,
55 Чтобы въ нихъ, какъ въ цѣпяхъ, годы долгіе быть,
И устами остывшими слово «любить»
Повторять.
Много можешь ты странныхъ вещей создавать,
Полносложность орудій, чтобъ горы дробить,
60 Чтобы цѣнное золото въ безднахъ добыть,
И отточенный ножъ, чтобъ убить.

5.

Вездѣсущій Огонь, я тебѣ посвятилъ всѣ мечты,
Я такой же, какъ ты.
О, ты свѣтишь, ты грѣешь, ты жжешь,
65 Ты живешь, ты живешь!
Въ старину ты, какъ Змѣй, прилеталъ безъ конца
И невѣстъ похищалъ отъ вѣнца.
И какъ огненный гость много разъ, въ старину,
Ты утѣшилъ чужую жену.
70 О, блестящій, о, жгучій, о, яростный!
Въ яркомъ пламени нѣсколько разныхъ слоевъ.
Ты горишь какъ багряный, какъ темный, какъ желтый,
Весь согрѣтый измѣнчивымъ золотомъ, праздникъ осеннихъ листовъ.
Ты блестишь какъ двѣнадцатицвѣтный алмазъ,
75 Какъ кошачья ласкательность женскихъ влюбляющихъ глазъ,—
Какъ восторгъ изумрудный волны океана,


[11]

Въ тотъ мигъ какъ она преломляется,
Какъ весенній листокъ, на которомъ росинка дрожитъ и качается,
Какъ дрожанье зеленой мечты свѣтляковъ,
80 Какъ мерцанье бродячихъ огней,
Какъ зажженные свѣтомъ вечернимъ края облаковъ,
Распростершихъ свой трауръ надъ ликомъ сожженныхъ и гаснущихъ дней.

6.

Я помню, Огонь,
Какъ сжигалъ ты меня.
85 Межь колдуній и вѣдьмъ, трепетавшихъ отъ ласки огня.
Насъ терзали за то, что мы видѣли тайное,
Сожигали за радость полночнаго шабаша,[2]
Но увидѣвшимъ то, что мы видѣли,
Былъ нестрашенъ Огонь.
90 Я помню еще,
О, я помню другое, горящія зданія,
Гдѣ сжигали себя добровольно, средь тьмы,
Межь невѣрныхъ, невидящихъ, вѣрные, мы.
И при звукахъ молитвъ, съ изступленными воплями,
95 Мы слагали хваленья Даятелю силъ.
Я помню, Огонь, я тебя полюбилъ.

7.

Я знаю, Огонь,
И еще есть иное сіянье для насъ,
Что горитъ передъ взоромъ навѣки потухнувшихъ глазъ.
100 Въ немъ внезапное знанье, въ немъ ужасъ, восторгъ


[12]

Предъ безмѣрностью новыхъ глубокихъ пространствъ.
Для чего, изъ чего, кто ихъ взялъ, кто исторгъ,
Кто облекъ ихъ въ лучи многозвѣздныхъ убранствъ?
Я уйду за отвѣтомъ!
105 О, душа восходящей стихіи, стремящейся въ твердь,
Я хочу, чтобы бѣлымъ немеркнущимъ свѣтомъ
Засвѣтилась мнѣ—Смерть!


ПримечанияПравить

  1. Аспидно-синий — серо-синий цвет. (прим. к изданию 1980 года)
  2. Ша́баш — ночное сборище ведьм, сопровождающееся диким разгулом. См. Шабаш в Википедии, Шабаш в Викисловаре, Шабаш в ЭСБЕ (прим. редактора Викитеки)