В кривом зеркале (Воровский)/Версия 3

В кривом зеркале
автор Вацлав Вацлавович Воровский
Опубл.: 1908. Источник: az.lib.ru • О синей птице казенного образца

    В. В. Воровский
    В кривом зеркале

    В. В. Воровский. Фельетоны

    Издательство Академии наук СССР, Москва, 1960

    О СИНЕЙ ПТИЦЕ КАЗЕННОГО ОБРАЗЦА
    ""Россия" сулит русскому обществу синюю птицу с условием объединения всех русских политических и общественных кругов" и т. д.
    См. вчерашнее "Одесское обозрение",

    В некотором царстве, в некотором государстве пролетела однажды неведомая птица, синяя птица.

    Но в силу какого-то странного оптического обмана люди разных состояний разно оценили окраску этой птицы.

    Одним она показалась просто черным вороном, столь обычным в этой стране.

    Другим она показалась жирным перепелом, тем перепелом, которого сам Иегова посылал в дни смут своим благонадежным сынам.

    Третьим она показалась зеленым попугаем, много и хорошо говорящим, но совсем без отношения к действительности.

    Четвертым она показалась красной жар-птицей, желанной вестницей чего-то яркого и светлого.

    Так каждый заблуждался на свой лад и никто не знал, какого же цвета на самом деле эта таинственная птица.

    Истину знали — как всегда — только те, что стояли на башне, ибо они были самыми истинными людьми.

    Они сразу сказали, что это — синяя птица неисполняемых обещаний. И они были правы, ибо всегда держались правой стороны.

    Но смута умов, вызванная полетом неведомой птицы, огорчила их сердце и положила печаль на их чело.

    И, подумав, они решили открыть правду народу, внушить ему истинное и правое понимание полета синей птицы.

    И они послали к волнующемуся народу старого, испытанного дипломата — Менения Агрипповича Гурлянда1.

    Менений Агриппович собрал старейшин тех толков, которые называли птицу неправильными именами, и обратился к ним с речью:

    — Благородные и неблагородные, почетные и цеховые, податные и беспошлинные!!! Выслушайте того, кто всегда прав, кто знает, где зимует синяя птица неисполняемых обещаний!

    Разъединение, разруха, свара затуманили ваши умы и замутили взоры. Из-за классовой корысти и партийной ненависти вы не различили цвета вещей птицы и не поняли смысла ее полета.

    Каждому из вас показалось, что это для вас и только для вас слетела птица. Вы забыли, что, кроме вас, есть еще десятки направлений, чающих, как и вы, прилета своей птицы.

    Но разве не понимаете вы, что птица может прилететь только для всех, что ей прямой расчет прилететь только к ним, представляющим всех и вся? Какой глупой птицей нужно быть, чтобы лететь только к той или другой части целого, когда можешь прилететь прямо к этому целому?

    Слушатели стояли смущенные, Менений Агриппович продолжал, торжествуя:

    — Вот вы, например, усмотрели в ней черного ворона. Но зачем лететь неведомо откуда черному ворону, когда у нас города и села кишат этими зловещими птицами?

    — Это правда, — забормотали все, кроме тех, что стояли за черного ворона.

    — Или вы, — продолжал дипломат, — вы думали, что это жареный перепел! Но ведь жареные перепела вы найдете в любом ресторане, да еще под соусом, да с водочкой, да с закусочкой.

    — Это верно, — забормотали все, кроме тех, что ждали перепела.

    — Вам она показалась зеленым попугаем, — но, боже мой, ведь в рядах зеленых у нас такие имеются идеальные попугаи, что и в райских садах лучше не найдется.

    — Это так, — раздался ропот всех, кроме тех, что мечтали о зеленом попугае. Они же надулись.

    — Или вы тоже: вам захотелось красной жар-птицы!? Знаем мы вас! О красном петухе мечтаете! А? Санклюлоты! Ну-ка их!

    И поклонники жар-птицы вдруг провалились, к общему восторгу, в преисподнюю.

    — Так их, так их, — зашумели оставшиеся.

    — Внемлите же моему голосу, — продолжал Менений Агриппович Гурлянд, — нет птицы, кроме синей птицы, и нет вожделений, кроме неисполняемых обещаний.

    Но мудрый знает, что если смотреть на синюю птицу под известным разумным углом благонамеренности, она принимает цвет жареного перепела, и даже гуся, и даже — индюка. Все зависит от точки зрения. Сплотитесь же все вокруг меня, встаньте с моей стороны, и вы увидите тогда, что такое синяя птица. Вы увидите, что для всех прочих она останется синей птицей неисполняемых обещаний, а для нас с вами — курицей, несущей золотые яйца!..

    Едва умолк Менений Агриппович, как раздались вопли и неистовые крики восторга.

    — Возьми нас! — кричали все, — объедини, сплоти, укажи место, откуда курица несет золотые яйца, а на предварительные расходы мы вотируем тебе иностранный заем! Ура, Менений Гурлянд, ура, синяя птица!

    «Одесское обозрение»,

    3 декабря 1908 г.

    Перепечатывается впервые. Опубликован без подписи. Псевдоним Воровского «Фавн», которым он подписывал фельетоны из цикла «В кривом зеркале», видимо, был опущен по вине типографии.

    1 Менений Агриппа — римский патриций (конец VI — начало V в. до н. э.), который, согласно преданию, убеждал возмутившихся плебеев, не желавших более терпеть гнета, что человеческое общество подобно человеческому телу; патриции выполняют функции желудка, а плебеи — функции рук.

    Гурлянд, Илья Яковлевич — реакционный журналист, профессор права, редактор правительственного органа — газеты «Россия».

    На страницах «России» Гурлянд утверждал, что синяя птица лишь тогда дастся в руки русскому обществу, когда «общественная мысль вольет свои групповые и классовые особенности в одно русское государственное течение».